Больничная клоунада: как это работает

Нимроду Айзенбергу лет 40 с небольшим. Он стоит перед десятком молодых парней и девушек и подробно, через переводчика объясняет им следующее упражнение. Каждый должен будет показать самопрезинтацию, пластически обыграть свой образ, костюм, грим. Даже если бы на всех сидящих на полу и подоконнике не было этих поролоновых красных носов, одного взгляда на то, как они одеты и загримированы, было бы достаточно, чтобы точно сказать – это клоуны. Но не просто клоуны. Нимрод ведет занятия школы больничной клоунады.

Все началось с ночного звонка

Нимрод Айзенберг. Художественный руководитель Школы "Доктор Клоун-2018". 

Нимрод с 2003 года участвует в проекте “The Dream Doctors Project” в больнице Тель-Авива Ихилов (Ichilov Tel Aviv Hospital) и в полевом госпитале Армии обороны Израиля. Он классный профессионал и было большой удачей заполучить его в школу благотворительного фонда "Доктор Клоун". Пока Нимрод работает со слушателями, актриса Яна Сексте в соседнем зальчике рассказывает нам с чего все начиналось 10 лет назад:

- У меня был прекрасный первый муж Максим Матвеев. Мы работали волонтерами в фонде "Подари жизнь". И в какой-то, не скажу день - это было почти в 12 часов ночи - координатор фонда Ольга Храмова позвонила и сказала: "Ребята, Янка, Макс, в НИИ Бурденко лежит девочка, -  как сейчас помню, 8 лет, Инна, - Ей поставили трахеостому. Она не может говорить. Это временно, но она не понимает, что это временно. У нее диагностирована тяжелейшая депрессия. Она не идет ни на какой контакт, ни с кем. Мы решили, что ей нужен клоун". На что мы ей сказали: "Хорошо, пусть к ней придет клоун". Она ответила: "Завтра в час, в НИИ Бурденко", - и повесила трубку. Мы с Максимом пришли. Я, честно сказать, не очень помню, что мы делали. Мы, видимо, утром купили эти клоунские носы и посвящали всех детей в клоуны. И эта Инна прекрасная, именно она бегала за нами. И в тот момент мы поняли, что это каким-то мистическим образом работает.

Яна Сексте. Актриса. Координатор специальных проектов Фонда "Доктор Клоун"

Почему это работает

Больничная клоунада развивается в мире уже более 30 лет. И сейчас во многих странах воспринимается как неотъемлемая часть детской больницы. Когда ребенок оказывается в больничных стенах, усилия окружающих его взрослых: врачей, мед. персонала, родителей, направлены на то, чтобы сохранить ему жизнь. Ради этого ему проводят часто очень болезненные медицинские манипуляции. И сам ребенок: его желания, эмоции как-то отходят на второй план. И вот тут и появляется больничный клоун.

Максим Матвеев. Актер. Художественный руководитель Фонда "Доктор Клоун"

За годы существования движения проводились серьезные исследования, которые подтвердили высокую эффективность работы больничных клоунов. Яна убеждена, что это доказано абсолютно:

- В разы понижается уровень стрессов. У них медицински подтверждается улучшение показателей крови. А когда мы говорим, скажем, об онкогематологии, вы понимаете, что это переоценить невозможно.

Десять лет назад все это стало развиваться  и у нас усилиями таких волонтеров как Яна Сексте и Максим Матвеев. Учились на собственных ошибках. Но главным побудительным мотивом, который не дал бросить начатое дело, стало твердое убеждение, что это работает. Так возник благотворительный фонд "Доктор Клоун".

Кого принимают в клоуны

Сейчас в фонде работают уже 15 докторов-клоунов. За десять лет стало ясно, что нужно отказываться от волонтерства. Как говорит Сексте: "Мы пришли к пониманию, что это – неправильное расходование наших ресурсов". В подготовку одного доктора-клоуна необходимо вложить большое количество усилий и средств. А волонтер может и отказаться от выхода в больницу. Удерживать его у фонда нет права. Поэтому последние полтора года все, кто сотрудничает с "Доктором Клоуном" делают это на профессиональной основе и получают за каждый выход хоть и небольшие, но деньги. Яна подчеркивает, что такую практику используют практически все организации больничной клоунады в мире.

Отбор претендентов на работу в фонд начинается на стадии заполнения анкет. И здесь огромную помощь фонду оказывает психолог Виктория Шнеер. К отбору не допускаются желающие моложе 24 лет. Это принципиальная позиция, хотя таких заявок достаточно много. Но в фонде уверены, что совсем молодые люди просто не готовы к тому, чтобы взять на себя такую ответственность. Потом кандидаты проходят этап творческого отбора:

- Мы смотрим какие-то свои вещи, как то энергоемкость, заразительность, органичность,  … смешнючесть. У нас сейчас там за стеной занимается актриса Константина Райкина Варя Маценова. Она, когда вошла, стало понятно, что это просто готовый клоун. Ну она просто очень смешная!

Отбор кандидатов завершает самая сложная часть – индивидуальное собеседование с психологом. И здесь на решение может повлиять даже такое обстоятельство, как отношение к будущей работе в семье претендента.

- Много лет назад, когда мы только начинали, когда начались первые школы, мы наших докторов-клоунов нагружали огромным количеством, как это сказать, умений: мы их учили и делать твистинг, чтобы фигурка из шариков – не банальная собачка, а от лошади до мотоцикла. И фокусами. Постепенно мы пришли к тому, что это не нужно. Это здорово, если доктор-клоун все это умеет и, конечно, в плане саморазвития доктора-клоуны учатся и все равно это делать могут. Но это не обязательно. Потому что ребенку нужен просто кто-то, кто придет с ним поиграть.

Пятая школа

Школой Яна Сексте называет курс обучения, который проходят отобранные кандидаты. В истории фонда их было уже четыре. Сейчас завершается пятая. Одно из занятий которой, проводимое Нимродом Айзенбергом, мы видели. Яна рассказывает, что очень давно им хотелось поработать с ребятами из израильской “The Dream Doctors Project”.

- Это какие-то потрясающие ребята. Которые еще умудрились открыть в Хайфском университете факультет. Они дают высшее образование по этой профессии. Мы все время мечтали о них.

Сексте рассказывает, что ее поразила философия израильских докторов – клоунов. Они считают, что больной ребенок попадает в ситуацию, когда окружающим оказывается не важно его самочувствие, желание, воля. В иерархии мира, куда он попал, ребенок стоит ниже всех. Превращается в объект лечения. И вот есть доктор-клоун, который по своему внутреннему содержанию оказывается идентичным больному ребенку и, поэтому, незаменимым  для выстраивания контактов с ним.

За помощью в организации сотрудничества с израильтянами фонд стучался во многие двери. В итоге помогла Женская Лига Российского еврейского конгресса и руководитель Лиги Алина Гоникман. Три месяца назад в Москву первый раз прилетел Нимрод Айзенберг. Затем с ребятами занимался Ярон Гошен. И сейчас заключительные занятия снова проводит Нимрод.

Красный нос как диплом

Из 12 отобранных кандидатов сейчас в школе осталось 9 человек. В мае обучение будет завершено. Пока ребята выходили в больницу в паре с уже опытным доктором-клоуном. Принцип работы парами жестко соблюдается в больничной клоунаде. В июне они будут готовы к самостоятельной работе. Им уже предстоит сотрудничать с НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонида Рошаля. А пока фонд "Доктор Клоун" работает только с Российской детской клинической больницей в Москве. Сексте вспоминает, что в начале фонд пытался охватить и другие города:

- Когда мы только начинали, мы были такие наглые, такие смелые. У нас было десять, по-моему, клоунов в Петербурге. У нас были клоуны в Екатеринбурге. Четверка великолепная была. И два клоуна в Челябинске.

Но постепенно стало понятно, что фонд не может поддерживать их на таком расстоянии. В результате ребята в этих городах стали работать самостоятельно.

Айзенберг в зале за стеной продолжает занятия. Несколько будущих докторов-клоунов внимательно слушают его, стараясь понять, что станут ждать от них маленькие пациенты в больничных отделениях, в которые они отправятся уже через пару месяцев.

- Секрет, - смеется Яна, когда ее спрашивают о "корочках", которые получат выпускники школы, - Как говорится, мы все работаем за еду… У нас у всех, кто работает,  есть красные кожаные носы. Нам их делают во Франции. Присылают… И они, когда приходят, спрашивают, а где взять такой нос. Не поролоновый, который продается в любом киоске. И мы говорим: "Вот!"

Ребята получат свои красные кожаные носы. А еще частичку доброты. Чтобы стать добрым Доктором-Клоуном.

Фотографии предоставлены Фондом "Доктор Клоун"

Сергей Анисимов

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)