Голое искусство: акционизм или хулиганство

Фото из Инстаграма Максима Терехова

26 марта в 11:30 мск на своем Ютуб-канале творческого объединения «Фабрика хайпа» подробно покажет, как была реализована акция «Вброс» с полуобнаженным мужчиной в стрингах в Третьяковской галерее. Об этом корреспонденту ОТР рассказал один из участников группы Максим Терехов. Чтобы в следующий раз, встретив в музее полуголого человека, вы не спутали его с хулиганом, мы объясним, в каких случаях акционизм называется искусством, а в каких за такие выходки дают 15 суток.

Александр Евангели — теоретик современного искусства

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Чем акционизм отличается от хулиганства?

Хулиганство представляет собой опасность или угрозу для общества.

Цель акционизма — определенное художественное высказывание.

Иногда акционистам приходится прибегать к формам, которые могут выглядеть для зрителей вызывающими.

Кого это раздражает?

Публика, которая хочет пребывать в комфорте своих убеждений, склонна видеть в любом современном искусстве хулиганство и нарушение социальных конвенций. Эти зрители оставляют для искусства только место в музеях, они готовы принимать только мертвое искусство.

Кому это может понравиться?

Публика, ориентированная на более проблемную рецензию, разделяет политическую или социальную озабоченность художника, которую он понимает в своем произведение. У такого зрителя будет адекватная реакция.

Почему голый мужчина в Третьяковке — это акционизм?

Потому что эта акция не представляет социальной опасности для публики. Члены этого объединения действовали согласно своей идеи. Другое дело, что сама идея довольно консервативна и слишком эстетская.

Михаил Миндлин - искусствовед, генеральный директор «Государственного центра современного искусства», специалист в области современного искусства и архитектуры

Фото: Александра Мудрац/ ИТАР-ТАСС

За акционизм нужно платить

Сегодня объявить искусством можно что угодно. Определение его качества — компетенция профессионального сообщества.

Случай в Третьяковке можно оценивать, как весьма неинтересный и неудачный, с профессиональной точки зрения, акционизм. Это попытка обратить на себя внимание за счет площадки. Если бы они устроили это в неизвестном музее, резонанса бы не было.

Любой акционист действует в обществе. Поэтому, совершая свои действия, художник должен быть готов понести ответственность за содеянное в соответствии с действующим законодательством. За любое нанесение материального, физического, морального ущерба нужно отвечать по всей строгости закона.


Максим Терехов — участник творческого объединения «Фабрика хайпа», устроившего акцию «Вброс»

Мы были готовы к тому, что нас или посадят на 15 суток, или оштрафуют на 1 тыс. руб. каждого. Это не так дорого в сравнении с тем, во сколько обошлась нам акция «Вброс». Только за билеты в Третьяковскую галерею для всех участников мы отдали 5 тыс. руб. А еще и на золотую краску, которой профессиональные гримеры раскрасили Tom Va (псевдоним Артема Гаврилюка-Божко - того самого полуголого мужчины в стрингах — прим. ОТР) пришлось потратиться.

Все это мы сделали ради идеи. Tom Va хотел вдохновить людей на творчество. А Мараангам (художник, чьи картины участники акции приклеивали на скотч в галерее — прим. ОТР), хотел показать совместимость несовместимого. То есть, как могут существовать в одном пространстве шедевры русского и современного искусства.

Материал опубликовали: Оксана Полякова, Иван Барило
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)