Как начинался Карибский кризис

4 сентября 1962 года президент США Джон Фицджеральд Кеннеди выступил с заявлением, в котором обозначил обеспокоенность размещением на Кубе советских зенитно-ракетных систем и подчеркнул, что США не допустят «чтобы режим Кастро реализовывал свои агрессивные цели силой или угрозой применения силы. Это будет предотвращено любыми средствами, необходимыми для защиты всех частей Западного полушария». 12 сентября появилось заявление ТАСС, в котором говорилось, что «сейчас нельзя напасть на Кубу и рассчитывать, что это нападение будет безнаказанным для агрессора». Осенью 1962 года мир оказался на пороге ядерной войны.

Горячий «Анадырь»

Весной 1962 года советское руководство приступило к обсуждению идеи размещения на Острове Свободы ракет средней дальности с ядерными боеголовками. Среди историков бытует мнение, что автором идеи можно считать легендарного Эрнесто Че Гевару, в октябре-ноябре 1960 года посетившего СССР и ряд социалистических стран во главе правительственной делегации.

Вполне вероятно, что кубинское руководство, пытавшееся гарантировать свою безопасность от попыток США свергнуть режим Кастро, могли посещать подобные мысли. Но в СССР вопрос о ядерном оружии на Кубе не стоял до начала размещения в 1961 году американских ракет на территории Турции. США, имевшие к этому моменту громадное преимущество в стратегическом ядерном вооружении (достаточно сравнить количество ядерных боеголовок: 6000 у США против 300 советских), получили таким образом возможность наносить ядерный удар с помощью носителей с минимальным подлетным временем (менее 10 минут). Ответить СССР мог единственным способом – разместить свои ядерные ракеты на Кубе.

В конце мая – начале июня вопрос был решен с кубинским руководством. Советские военные начали подготовку к переброске ядерного оружия на Кубу. В этих условиях Генеральный штаб разработал план операции прикрытия, получивший название «Анадырь». Личный состав частей и технический персонал, грузившиеся на борт морских судов в шести портах от Североморска до Севастополя, были уверены, что их перебрасывают на Дальний Восток. Для пущей убедительности туда же были доставлены партии шуб и дубленок. Пакеты с маршрутами командиры транспортов могли распечатать только в море. Военнослужащим было запрещено подниматься на палубы в дневное время. А в трюмах температура воздуха поднималась до плюс 50 градусов.

Конечно же, невозможно было скрыть от американской разведки переброску такого количества оружия и людей. Но до начала октября руководство США было убеждено, что речь идет в основном о средствах ПВО и их прикрытии. Кеннеди лишь угрожал серьезными последствиями в случае доставки на Кубу ядерных боеголовок. ТАСС в заявлении от 12 сентября отвергало такую возможность: «Наши ядерные средства являются настолько мощными по своей взрывной силе, и Советский Союз располагает настолько мощными ракетоносителями для этих зарядов, что нет нужды искать место для их размещения где-то за пределами СССР». Тем временем 9 сентября 1962 года теплоход «Омск» доставил в порт Касильда первые ракеты 51-го ракетного дивизиона.

Две недели, которые могли уничтожить все

14 октября 1962 года американская авиация возобновила полеты самолетов-разведчиков над территорией Кубы, прерванные 5 сентября по приказу Кеннеди, не желавшего обострять обстановку. Первые же фотоснимки показали - русские подготовили на острове несколько стартовых площадок для ядерных ракет средней дальности Р-12 и Р-14, позиции для тактических ракет, нацеленных на Флориду, перебросили на Кубу эскадрилью бомбардировщиков Ил-28.

Созванная президентом США особая группа советников высказалась за объявление морской блокады острова и подготовку военного вторжения на Кубу. 22 октября Кеннеди выступил с телеобращением к американскому народу, в котором заявил о размещении советского ядерного оружия в нескольких десятках километров от американского побережья и начале морской блокады.

23 октября брат президента Роберт Кеннеди посетил советского посла в Вашингтоне Добрынина, чтобы сообщить ему, что с 10 утра 24 октября американские военные суда будут задерживать идущие к Кубе корабли. Добрынин в свою очередь проинформировал американцев, что советское руководство потребовало от своих моряков не подчиняться американским приказам. На следующий день пять кораблей («Александровск» с 24 ядерными боеголовками, «Артемьевск», «Николаев», «Дубна» и «Дивногорск») добрались до Кубы. Остальные суда получили команду повернуть назад.

Заседание ООН 25 октября 1962 года

25 октября американский представитель в ООН обвинил Советский Союз в размещении советских ракет на Кубе. В тоже время советский и американский лидеры обменивались посланиями, в которых требовали друг от друга отказаться от предпринятых ранее шагов: размещения ракет, морской блокады и подготовки вторжения на остров.

Кульминация кризиса наступила 27 октября. Советские зенитчики сбили над островом самолет-разведчик U-2, пилот которого майор Андерсон погиб. Кубинские ПВО обстреляли еще несколько американских самолетов, вторгшихся в воздушное пространство над островом. В этот момент лидеры двух стран начали обсуждать условия возможных уступок.

Причем, и Кеннеди и Хрущев подвергались давлению сторонников решительных действий и в советском, и в американском руководстве. Президент США настаивал на выводе советского ядерного оружия с Кубы, Хрущев – на предоставлении Кастро гарантий отказа от вторжения, снятии морской блокады и выводе американских ракет из Турции.

В ночь с 27 на 28 октября Роберт Кеннеди снова встретился с послом Добрыниным и подтвердил согласие американцев выполнить советские условия. Добрынин связался с Хрущевым, который в этот момент проводил заседание Президиума ЦК. Советская сторона немедленно подтвердила свое согласие на компромисс. Хрущев отправил командующему советской группировкой на Кубе генералу Иссе Плиеву приказ не применять оружия против американских самолетов. Мир вздохнул с облегчением.

Уроки кризиса

Карибский кризис оказался первым после окончания Второй мировой войны прямым столкновением двух супердержав: США и СССР, а также их союзников. Эта ситуация поставила руководство двух стран перед необходимость сделать выбор или в пользу военного столкновения с применением ядерного оружия, или в пользу компромисса. Одновременно события кризиса заставили Кеннеди и Хрущева, а также их окружение задуматься над тем, как в дальнейшем не допустить сползания к ситуации, которая может спровоцировать применения силы в международных отношениях. Многие эксперты считают Карибский кризис толчком к возникновению политики разрядки, утвердившейся на рубеже 60 – 70-х годов XX века.

Встреча президента Кеннеди и министра иностранных дел СССР Андрея Громыко. Вашингтон. 18 октября 1962 г.

Петербургский историк Максим Кузахметов к последствиям кризиса относит также консервацию более чем на полвека режима Фиделя Кастро на Кубе. Оценивая  поступки Кеннеди и Хрущева, он соглашается с тем, что два лидера проявили высокую способность договариваться. Причем, если для Советского Союза катастрофичность последствий применения ядерного оружия была очевидна, то у президента США могли возникнуть мысли о приемлемости для его страны уровня возможных потерь. Превосходство США в стратегических вооружениях на тот момент было подавляющим. Но 35-й президент США посчитал себя не в праве распоряжаться миллионами жизней своих соотечественников.

Вот только отцов великого компромисса ждала незавидная судьба. Президент Кеннеди через год был застрелен в Далласе, Хрущев через два отстранен от власти. Но мир остался цел.

Сергей Анисимов

Материал опубликовал: Сергей Анисимов
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)