Как советский ученый расшифровал письменность майя

Фото: Валюк Иван/ ТАСС

11 марта в мексиканском городе Мерида состоялось открытие памятника советскому ученому-этнографу Юрию Кнорозову, в середине прошлого века расшифровавшему письменность майя – народа, населявшего в древности полуостров Юкатан в Центральной Америке и создавшего свою уникальную цивилизацию. Скульптор Рейнальдо Болио Суарес изваял выступающую из камня фигуру человека с суровым выражением лица, держащего на руках сиамскую кошку.

Хулиган с суровым лицом

Очень трудно найти фотографии Кнорозова, на которых он бы улыбался. Сам он любил рассказывать, вспоминая свои школьные годы, что его постоянно пытались отчислить за плохое поведение. Может быть. Но в его аттестате о школьном образовании, полученном в 1937 году после окончания семи классов в поселке Южный под Харьковом, всего одна "четверка". А еще Юрий, самый младший ребенок в семье, где кроме него были три брата и сестра, играл на скрипке и прекрасно рисовал.

В 1939 году после рабфака Кнорозов поступает на исторический факультет Харьковского университета. Но до начала войны успевает закончить только два курса. В армию его не берут по состоянию здоровья. До 1943 года он вместе с матерью и сестрой находился на оккупированной фашистами территории, а когда поселок Южный был освобожден Красной Армией, перебирается с ними сначала в Воронежскую область, а потом в Москву. С осени 1943 года Кнорозов продолжил учебу на истфаке уже Московского Университета.

Как это – "неразрешимая проблема"?

До конца войны Юрий Кнорозов все-таки успел послужить в армии: в 1944-м его призвали сначала в авторемонтную часть, затем Кнорозов попал в артиллерийский полк. Но это был лишь небольшой перерыв в учебе и научной деятельности.

В конце 1945 года, демобилизовавшись, он начал заниматься дипломной работой о шаманских практиках Средней Азии. И вот тут ему попалась статья немецкого исследователя культуры майя Пауля Шелльхаса под названием "Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема".

Кнорозов решает доказать, что то, что создано одним человеческим умом, может быть разгадано другим. Только заниматься этим ему пришлось уже в Ленинграде.

В 1948 году Кнорозов закончил Московский Университет, но остаться в аспирантуре Юрию Валентиновичу не разрешили, припомнив, что в годы войны ему пришлось два года провести в оккупации. Его учитель, известный советский этнограф Сергей Александрович Токарев, помог Кнорозову устроиться сотрудником в Музей этнографии народов СССР. В Ленинграде и началась практическая работа по расшифровке языка майя. Параллельно с выполнением рутинных обязанностей обычного музейщика.

Обычный счет и гениальная догадка

По сути, для расшифровки языка древней цивилизации майя у Кнорозова на руках было всего несколько источников: "Сообщение о делах в Юкатане", книга о жизни майя во время испанского завоевания, которую в 1566 году написал францисканский монах Диего де Ланда в публикации Брассёр де Бурбура и "Кодексы майя", три древних текста в гватемальской публикации братьев Вильякорта.

С начала XIX века лингвисты, пытавшиеся расшифровать древний язык, ломали копья, пытаясь определить структуру языка майя. К середине XX столетия среди майянистов господствовала точка зрения американца Эрика Томпсона, считавшего, что иероглифы майя не могут являться обозначением звуков или слогов, и предлагавшего искать толкование смысла каждого отдельного знака.

Юрий Кнорозов, изучая имевшиеся у него "кодексы", пришел к противоположному выводу. Он определил, что в трех рукописях содержится 355 уникальных знаков – маловато для классического идеографического письма, если брать для примера, скажем, китайский, где таких символов не менее 5000. Отсюда ученый сделал вывод, что иероглифы майя обозначают, вероятнее всего, звуки или слоги.

А гениальная догадка заключалась в том, что Кнорозов первым предположил, что знаменитый "алфавит Ланды" - набор иероглифов, имевшийся в "Сообщении о делах в Юкатане" - на самом деле не алфавит майя, а испанский алфавит, записанный секретарем Диего де Ланды, индейцем с европейским образованием Гаспаром Антонио Чи, с использованием иероглифов.

Используя в качестве ключа "алфавит Ланды", Кнорозову удалось прочесть некоторые знаки. А дальше нужно было научиться точно определять знаки, учитывая индивидуальные особенности древних писцов, анализировать тексты, отыскивая служебные слова, главные и второстепенные члены предложения. Начался долгий путь освоения древнего языка.

Долгий путь к признанию

Сообщение о первых результатах расшифровки Кнорозов опубликовал в 1952 году. Через три года его научные руководители Толстов и Токарев организовали 33-летнему ученому защиту кандидатской диссертации. Доклад Кнорозова "Сообщение о делах в Юкатане" Диего де Ланды как этно-исторический источник" длился всего три с половиной минуты. После обсуждения ему единогласно была присвоена степень доктора исторических наук.

Но за рубежом работы Кнорозова к признанию шли не так стремительно. В 1953 году Эрик Томпсон опубликовал статью, в которой яростно критиковал Кнорозова как марксиста. В 1956 году ученого выпустили за границу для участия в Международном конгрессе американистов в Копенгагене. Только после выступления в столице Дании у советского историка-этнографа появились сторонники в научных кругах на Западе.

Но Кнорозова это не очень волновало. Он продолжал работать. Полный перевод иероглифических рукописей майя был опубликован им и его учениками в 1975 году. За эту работу историк в 1977 году удостоился Государственной премии СССР.

В более позднее время ученый занимался проблемой дешифровки протоиндийского письма, изучал особенности развития головного мозга. В 80-х увлекся темой заселения Америки.

Кошка-соавтор

30 марта 1999 года в коридоре одной из санкт-петербургских больниц от инсульта и последовавшего за ним оттека легких скончался Юрий Валентинович Кнорозов – доктор исторических наук, кавалер мексиканского ордена Ацтекского орла и Большой Золотой Медали Президента Гватемалы. В больничном морге, где прощались с ученым, нельзя было протолкнуться.

А кошка, которую Кнорозов держит на руках на своей самой известной фотографии, а теперь и на памятнике в Мериде – это его любимая Ася. Как-то на полном серьезе Кнорозов пытался записать ее в соавторы научной статьи. Теперь они навсегда вместе.

Сергей Анисимов

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)