Когда нет денег: у благотворительных фондов проблемы

Фото со страницы благотворительного фонда "Антон тут рядом" во "ВКонтакте"

Несколько дней назад журналист Дмитрий Алешковский опубликовал на своей странице в Facebook пост питерского Центра помощи «Антон тут рядом», помогающего взрослым и детям с расстройствами аутистического спектра (РАС), в котором говорилось о их финансовых проблемах, из-за которых организация готова была отказаться от реализации значительной части своих программ.

В беседе с сайтом ОТР Дмитрий, сотрудничающий с фондом «Нужна помощь» и руководящий проектами на информационном портале «Такие дела», подчеркнул, что складывается «страшная тенденция» и с подобными проблемами сталкиваются многие фонды.

Что происходит с финансированием благотворительности

Алешковский, ссылаясь на ту информацию, которую фонд «Нужна помощь» аккумулирует, общаясь со своими коллегами из благотворительного движения, подтвердил, что «денег в стране все меньше. У людей денег все меньше. Люди жертвуют все меньше. Крупные финансовые доноры уходят. Фонды находятся в состоянии жесткой экономии и кризиса. Им все сложнее и сложнее реализовывать свои задачи и свои программы. И это системная проблема и тенденция».

Подобное утверждение заставило интернет-редакцию ОТР обратиться за комментариями к представителям нескольких благотворительных фондов. И вот что получается. Большая часть наших собеседников, представляющих столичные благотворительные фонды, не согласилась с утверждением о существовании какой-то катастрофической ситуации с финансированием деятельности НКО в стране. Но все подчеркивали, что сбор пожертвований никогда не был простым делом.

Представитель фонда помощи хосписам «Вера» Елена Мартьянова считает, что какого-то резкого сокращения пожертвований в этом году не произошло. Но поиск крупных жертвователей среди компаний и бизнес-структур последнее время идет очень непросто.

Генеральный директор фонда «Синдром любви», работающего с людьми с синдромом Дауна Ирина Меньшенина считает, что проблемы могут возникнуть у тех организаций, которые в своей работе ориентировались на одного или нескольких крупных жертвователей. А учредитель и директор фонда «Доктор Клоун» Юлия Райская отметила, что «несмотря на то, что деньги сейчас даются и жертвуются с большим трудом, потому что кризис в принципе в стране… Но я бы не сказала, что какая-то сейчас катастрофическая ситуация. Абсолютно себе нормальная. Деньги достаются очень непросто, но, тем не менее, отклик вообще-то есть». В целом директор фонда «Доктор Клоун» отмечает положительную динамику сбора пожертвований в последние два года на примере своей организации.

Анна Сысоева, директор по развитию благотворительного фонда Константина Хабенского, подчеркивает двойственность ситуации с финансированием деятельности благотворителей. Отвечая на наши вопросы, она рассказала о том, что в этом году средняя сумма пожертвований, поступающих в их фонд с банковских карт, снизилась на 16% по сравнению с 2017 годом. Но, с другой стороны, количество жертвователей растет, и это позволяет реализовывать все запланированные проекты.

В регионах ситуация не такая радужная. Генеральный директор «Фонда Ройзмана» из Екатеринбурга Степан Чиганцев не скрывает, что НКО на местах гораздо труднее справляться с финансовыми проблемами. По его словам, отказываться от части своих проектов им еще не приходилось, но каких-то резервов для развития у фонда сейчас нет.

Как правильно собирать пожертвования

Тема сбора пожертвований для деятельности благотворительных организаций – одна из самых острых. Все наши собеседники сходятся во мнении, что сегодня назрела необходимость переместить приоритет с практики работы с крупными жертвователями к организации сети доноров, делающих небольшие по размеру взносы, но на постоянной основе.

Елена Мартьянова описывает эту практику в таких терминах, как рекуррентные (т.е. регулярные) платежи и волонтерский фандрайзинг. Представитель фонда «Вера» подчеркивает, что получение постоянных, пусть и небольших пожертвований, особенно важно для тех фондов, которые осуществляют регулярную, системную работу, обеспечивающую функционирование, например, таких лечебных учреждений, как хосписы. А в качестве примера яркого волонтерского фандрайзинга Мартьянова указывает на акцию «Дети вместо цветов», в ходе которой учащиеся школ 1 сентября вместо традиционных букетов собирают деньги для помощи больным детям.

Ирина Меньшенина соглашается с тем, что развитие сети частных жертвователей – это очень перспективное направление деятельности благотворительных фондов. По ее оценке, «Синдрому любви» удается таким образом собирать в год до 25 млн рублей.

Почти все наши собеседники соглашались с тем, что для многих небольших региональных благотворительных организаций существует проблема освоения самых необходимых навыков работы с жертвователями: как крупными бизнес-структурами, так и частными лицами. Об этом говорила и Юлия Райская и Степан Чиганцев. Руководитель «Фонда Ройзмана» в этой связи отметил программу, которую сейчас реализует московский фонд «Нужна помощь», и которая носит название «Благотворительные гастроли». В ее рамках региональным НКО помогают выстраивать связи с коллегами, бизнесом, представителями местных СМИ и органов власти, в том числе, учат и современным методам сбора пожертвований.

Благотворительная культура

А теперь о том, с чего мы начали этот разговор. 19 августа центр помощи «Антон тут рядом» на своей странице во «ВКонтакте» опубликовал сообщение о том, как обстоят дела на данный момент

 

Мы связались с исполнительным директором фонда Зоей Поповой. Она подтвердила, что на сегодня дефицит средств составляет порядка 10 млн рублей. И вызван он оттоком крупных жертвователей и тем, что «Антон тут рядом» в этом году не получил субсидий от городских властей. Конечно, выручают простые жертвователи, которых становится все больше, особенно после призыва о помощи. Но в целом ситуация пока не простая.

И вот тут нужно вернуться к вопросу о том, что изменить к лучшему ситуацию в деле финансирования благотворительности в России можно лишь создав в обществе культуру благотворительности.

Юлия Райская, рассказывая о деятельности «Доктора Клоуна», вспоминает, как в свое время познакомилась с голландскими коллегами. В их рассказе о своей работе ее тогда поразило упоминание, что 25 лет назад положение дел с благотворительностью в стране тюльпанов мало чем отличалось от нынешней России. Но сейчас каждый третий житель Голландии регулярно жертвует на различные цели от 3 до 10 евро в месяц.  Юлия считает, что голландцам удалось сформировать культуру благотворительности, когда необходимость регулярно помогать нуждающимся в поддержке прочно входит в сознание граждан. По ее убеждению, подобная культура существовала когда-то и в России. А сейчас нам необходимо ее восстановить. И движение в этом направлении в российском обществе уже существует.

Сергей Анисимов

Материал опубликовал: Сергей Анисимов
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Алексей
Все равно эти фонды являются конторами по распишу.