«Сегодняшние бедные — это завтрашние бездомные»

Донат Сорокин/ТАСС

Благотворительная организация «Ночлежка» с 1990 года помогает бездомным в Санкт-Петербурге: греет, кормит, помогает восстановить документы, дает временный приют. Задача организации — возвращать людей к обычной жизни. Сайт ОТР поговорил с директором «Ночлежки» Григорием Свердлиным и узнал у него о конфликте вокруг «Культурной прачечной» в Москве, ресоциализации бездомных и о том, как бездомность предупредить.

В октябре «Ночлежка» планирует открыть в Москве первую прачечную для бездомных. Однако жители Савеловского района города выступили резко против. Люди, объясняют, что рядом находится школа и детский сад, подписывают петиции с требованием не допустить открытие «Культурной прачечной». Реализация проекта под угрозой?

Она безусловно находится под некоторой угрозой. Я только бы внес поправку, что вернее говорить не о всех жителях Савеловского района, а о группе активистов.

С одной стороны, я могу людей понять потому, что для них это что-то незнакомое, непонятное. «Вот, к нам придут толпы и будут жить в Савеловском районе», думают они. Но с другой стороны, я прекрасно знаю историю открытия и первого московского хосписа, и детского хосписа, когда реакция местных жителей была примерно такая же.

Понятно, что в нашем обществе истории про то, что есть группы людей, которым тоже необходимо человеческое отношение и человеческая помощь — эти истории у нас пока еще не очень прижились.

При этом в Петербурге уже несколько лет действует прачечная для бездомных, еще больше работают приют, консультационный центр, душ, пункт выдачи вещей. Все это находится посреди жилого квартала, ближайший дом в 30 метрах, а школа в метрах 150-ти. И тут никакого ужаса не происходит, эпидемии не вспыхивают.

«Культурная прачечная» в Петербурге. Фото: homeless.ru

Место под прачечную мы выбирали очень ответственно. Нашли помещение в нежилом доме (хотя обычно прачечные располагаются в жилых домах), за забором, на отдельной территории. Мы хотели, чтобы это была промзона, и в данном случае это территория бывшего маленького завода.

Мы такой реакции не ждали. Нам кажется, что история о людях, которые смогут постирать свои вещи, наоборот, улучшает «ландшафт» вокруг себя. Посмотрим. Мы очень надеемся, что с этой группой активистов удастся договориться, любая конфронтация не входит в наши планы. Тем более, что

уже были угрозы поджога или физической расправы над людьми, которые пойдут в прачечную. Это сильно нас тревожит.

Думаете ли вы о том, чтобы перенести прачечную?

Это вопрос, над которым мы ломаем голову уже две недели. Очень страшно за людей, но с другой стороны, мы понимаем, что подобные активисты могут найтись в любом районе. Где не размести эту прачечную, везде найдутся люди, которые предложат убрать ее за пределы города, за МКАД… Сложный вопрос и я не знаю пока на него ответа. Если будет реальная угроза жизни и здоровью людей, придется что-то менять.

Директор «Ночлежки» Григорий Свердлин. Фото: homeless.ru

Случай в Савеловском районе Москвы обнажил отношение части россиян (рискну сказать, значительной) к проблеме бездомных: «помогать им нужно, но так, чтобы подальше от нас, чтобы мы их не видели». Как изменить отношение российского общества к бездомным?

Мне кажется, отчасти отношение уже изменилось. Я занимаюсь этой историей 15 лет и видел, что

еще в начале 2000-х годов общий дискурс был такой: им вообще не надо помогать, они сами виноваты. Подобного отношения по-прежнему много, однако в наши дни говорить такие вещи становится уже неприличным.

Как менять? Мы этим занимаемся давно. С 2011 года мы проводим три-четыре кампании социальной рекламы, стараясь разными и нетривиальными способами рассказать о причинах бездомности, о том, что это не приговор, а тяжелое временное состояние. К примеру, мы размещали тест в интернете, пройдя который можно узнать насколько ты сам попадаешь в группу риска бездомности. Была история с «проверкой зрения», когда мы размещали наружную рекламу, на которой было написано сверху крупным шрифтом (как в кабинете офтальмолога): «Пьяница. Бродяга». Дальше текст все шел мельче и мельче:

«Татьяна, преподаватель младших классов, продала квартиру, чтобы оплатить лечение матери». Это все реальные истории.

Мы все время занимаемся просвещением. Рассказывать, показывать, объяснять, работать со страхами вокруг бездомных. Другого пути нет.

Фото: homeless.ru

Одна из главных проблем бездомных не только в том, что у них нет денег и крыши над головой, но и в том, что они становятся изгоями, о правах которых забывает и государство, и общество. Как справиться с этой ситуацией?

Да, это большое препятствие на пути выхода из состояния бездомности.

Тебя не только могут избить битой или в подъезде облить бензином и поджечь, как это периодически происходит, но и чиновник тебе может легко сказать: «Получали паспорт во Владивостоке? Туда и езжайте!».

Тут, во-первых, опять же следует заниматься просвещением, а во-вторых, работать с законодательной базой. Например, очевидно, что нынешняя система регистрации в России должна быть усовершенствована. Человек с потерей регистрации не может реализовать многие права: на труд, на получение медицинской помощи. Решение только этой проблемы приведет к тому, что меньшее количество людей будет оказываться на улице.

«Ночлежка» организация, которая не только раздает горячую еду или представляет пункты обогрева, но и оказывает бездомным комплексную помощь. Что в нее входит?

У нас много проектов и построены они по принципу пирамиды. Есть гуманитарные проекты: раздача еды, предоставление мест для ночлега, пункты обогрева, прачечная. В первую очередь мы стараемся удовлетворить витальные потребности людей. В эти проекты в Петербурге ежегодно приходит до 6 тысяч человек. Мы называем их точками входа — моментом, когда мы начинаем общаться с человеком, добиваемся взаимного доверия.

Дальше волонтеры рассказывают, что есть консультационная служба, где работают соцработники и юристы, к ним можно прийти и бесплатно поговорить про восстановление документов, узнать о поиске родственников, об отмене мошеннической сделки с недвижимостью, трудоустройстве. В консультационную службу, то есть в вершину этой пирамиды проектов, к нам приходит около 3,5 тысяч человек в год. И это уже программа, которая не только помогает накормить и обогреть, но и дает возможность выбраться с улицы. В прошлом году чуть больше половины людей, которые жили в приюте, съехав от нас, вернулись к нормальной жизни.

Насколько тяжело вернуть бездомного с улицы в нормальную жизнь?

Когда мы говорим «бездомный», мы представляем себе какую-то однородную массу людей. На самом деле они все разные, со своими историями. Особенно сложно вернуть с улиц тех, кто прожил там уже много лет. И наоборот,

чем меньше человек провел на улице, тем больше у него осталось внутренних ресурсов, веры в улучшение ситуации, сил на борьбу, а значит и шансов, что наша помощь окажется успешной.

Тут еще важно, трудоспособный человек или нет. Если трудоспособный, то какая у него профессия, и сколько он сможет зарабатывать, хватит ли у него денег на съем жилья и жизнь в Москве или Петербурге.

Петр Ковалев/ТАСС

Сложнее, когда человек, в силу возраста или по состоянию здоровья, не трудоспособен, и при этом у него нет оснований на получение 1-й или 2-й группы инвалидности, а значит он не может претендовать на заселение в интернат. В России практически нет института предоставления социального жилья, это долго и мало кто его получает даже с помощью наших юристов. Получается, что, если у человека нет знакомых или родственников, которые готовы поселить его у себя, он не может работать и сам снимать жилье, то у него почти нет других вариантов, как остаться на улице.

Таким образом, перед нами множество самых разных факторов от которых зависит: сможет ли человек вернуться в нормальную жизнь или нет.

Бездомные — это в основном одинокие люди?

Да, одинокие в силу разных причин. Человек переехал в другой город, оказался на улице, и ему, как кормильцу, стыдно возвращаться назад без денег, а здесь он совсем один. Или состарившаяся женщина, у которой все родственники или друзья уже умерли, лишилась квартиры, доверившись мошенникам. Бывают дикие истории, когда молодая невестка выставляет на улицу мать мужа.

Самое страшное, что к одиночеству этих людей добавляется всеобщее безразличие: никому дела нет, проснешься ты завтра утром живым или нет.

Чувства, которые испытывают эти люди, тяжело понять тем, кто окружен родственниками, друзьями, социальными сетями. Мы верим, что не должны люди с такой бедой оставаться один на один.

По статистике, в Петербурге около 60 тысяч бездомных. В «Ночлежке» 52 места. Как вы выбираете кого селить, а кого нет?

Во-первых, есть порядок живой очереди на место. Во-вторых, мы видим, что у человека есть мотивация выбраться с улицы. В-третьих, наличие внятного плана по «выводу» человека с улицы, который родился в результате беседы с соцработником.

Приют. Фото: homeless.ru

Еще один важный критерий — сколько человек прожил на улице: при прочих равных мы будем селить человека, который недавно оказался на улице. К сожалению, мы вынуждены делать этот отвратительный выбор, так как у него больше шансов быстрее и легче вернуться в нормальную жизнь.

Возможно ли не только помогать бездомным, но и предупреждать бездомность?

Конечно, это называется профилактикой бездомности. Выпускники детских домов часто оказываются на улице, или в тюрьме, или кончают с собой. Поэтому,

если бы удалось реформировать систему детских домов — это и было бы профилактикой бездомности.

Сюда же относится соблюдение законодательства при сделках с недвижимостью. Можно ввести систему обязательного страхования при операциях с недвижимостью, ввести дополнительный этап проверок перед заключением договора о купли-продаже. Все это точно привело бы к тому, что меньшее число людей становилось бы жертвами мошенничества и лишалось крыши над головой.

Если смотреть глобальнее, то нужно выравнивать экономический разрыв между регионами. Многие люди переезжают в крупные города, потому что не могут выжить на свою зарплату в своем городе, а в результате их обманывают с работой и они остаются на улице.

Фото: homeless.ru

Наконец, уровень бедности. Если я не ошибаюсь, у нас по статистике 22 миллиона человек живут за чертой бедности. Борьба с бедностью — это профилактика бездомности, потому что многие сегодняшние бедные — это завтрашние бездомные. Каждый экономический кризис мы видим, как к нам идут все больше и больше людей.

Расскажите самую удивившую вас историю бездомного, с которым познакомились в «Ночлежке»?

В нашем приюте жила женщина, которая лишилась жилья из-за семейного конфликта. Сначала мачеха выжила ее из квартиры, затем отец умер, и она осталась без помощи. В приюте она пробыла полгода, устроилась на работу парикмахером, потом сняла свое жилье и съехала от нас. Спустя несколько месяцев она пришла в «Ночлежку» к своему соцработнику с коробочкой конфет. Встретив меня, она предложила бесплатно стричь жильцов приюта раз в неделю. После этого она приходила к нам полтора года, стригла, беседовала с людьми. Для жителей приюта это была больше, чем стрижка, так как пример этой женщины доказывал — выбраться с улицы возможно.

Материал подготовил Алексей Сурин

Материал опубликовали: Алексей Сурин, Анна Романенко
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)