Смертельное отрицание

Фото: Фотобанк Лори

В начале апреля прессе стало известно о случае смерти в одной из детских больниц Иркутска новорожденной девочки, родители которой активно сопротивлялись лечению своего ребенка от СПИД, при том, что мать имела статус ВИЧ-положительной. Российское общество в очередной раз столкнулось с проявлением так называемого ВИЧ-диссидентства.

Что случилось в Иркутске

По информации фонда "СПИД. Центр" осенью прошлого года в родильном отделении ОГАУЗ "Медсанчасть Иркутского авиационного производственного объединения" 28-летняя гражданка Виктория Ж. родила девочку. Матери ребенка несколько лет назад был поставлен диагноз ВИЧ-положительная. Женщина от терапии отказывалась. А когда медики стали настаивать на лечении в виду возникшей беременности, она просто открепилась от поликлиники и появилась там только накануне родов.

После родов администрация ОГАУЗ "Медсанчасть ИПАО" подало исковое заявление в Ленинский районный суд г. Иркутска о защите интересов несовершеннолетнего или недееспособного лица, в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства. Но суд тогда в удовлетворении иска отказал. Спустя месяц поликлиника, где наблюдалась новорожденная, снова обратилась в суд, пытаясь заставить родителей начать лечение. И снова последовал отказ, т.к. мать ребенка опять открепилась от поликлиники и суд признал медиков "лицом, не имеющим полномочий".

Трагическая развязка наступила в феврале этого года, когда малышку доставили в реанимацию Ивано-Матренинской детской больницы города. У ребенка диагностировали пневмоцистную пневмонию, часто встречающуюся у больных СПИДом. Через две недели она умерла. Как утверждают медики, если бы мать принимала антиретровирусную терапию еще на стадии беременности, то шанс на рождение здорового ребенка превышал бы 90 процентов. Но здесь врачи столкнулись с вопиющим проявлением ВИЧ-диссидентства.

Решение родителей, жизнь - ребенка

ВИЧ –диссиденты отрицают связь заболевания, поражающего иммунную систему человека с вирусом ВИЧ (вирусом иммунодефицита человека), открытым в 1983 году. Не признавая вирусную природу болезни, последователи этого течения отказываются от всех существующих современных методов лечения, основанных на подавления вируса ВИЧ. Случай в Иркутске – не единственный зафиксированный в России.

Накануне по факту смерти ребенка в семье ВИЧ-инфицированных в Красноярске Следственный комитет возбудил уголовное дело. Мальчик родился в 2011 году, но родители не стали проводить обследование. Спустя два года умерла его мать, законным представителем остался его отец, но воспитанием ребенка занималась его бабушка.

Лишь после того, как в прошлом году мальчик заболел пневмонией и попал в красноярскую больницу, выяснилось, что он инфицирован ВИЧ. Но даже после этого родственники не озаботились его лечением. В марте этого года семилетний ребенок умер.

Еще одна дикая история из Иркутска - под угрозой жизнь сразу троих детей. Их мать состояла на учете как ВИЧ-инфицированная семь лет. При этом лечиться отказывалась – говорила, что не сомневается в силе Творца.

Когда она попала в реанимацию, ее муж, тоже инфицированный, запрещал давать ей препараты антивирусной терапии. Женщины уже нет. Но есть трое ее детей. Неизвестно, поражены они вирусом или нет: супруги просто не показывали их врачам.

В конце августа 2017 года в Санкт-Петербурге умерла 10-летняя девочка, родители которой по религиозным мотивам отказывались лечить ребенка. В итоге, они поддались уговорам врачей только когда дочери стало совсем плохо. Но помочь девочки медики уже не смогли.

СМИ Челябинской области в 2014 году сообщали о смерти ребенка, которому за год до этого был поставлен диагноз "ВИЧ-инфекция в стадии СПИДа". Родители отказывались лечить его и применять назначенные препараты.

В Тюмени зараженная ВИЧ жительница в июне 2014 года родила дочь, однако не лечилась сама и отказывалась от лечения ребенка, полагая, что ВИЧ не существует. В апреле 2017 года девочка умерла от ВИЧ стадии 4В.

В социальной сети "ВКонтакте" существует сообщество "ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети", собирающее в интернете и соцсетях данные о таких "отрицателях". В их списке информация о более 80 погибших последователях движения и их детях.


Активисты

Количество регистрируемых каждый год в стране ВИЧ-положительных людей говорит о том, что ситуация развивается по типу эпидемии. Но, несмотря на такую высокую актуальность и все усилия органов здравоохранения по информированию населения, число ВИЧ-диссидентов остается очень высоким. Наиболее яркими представителями движения можно назвать Ирину Сазонову, выпустившую совместно с Андреем Дмитриевским книгу "СПИД: Приговор отменяется" и самостоятельно "ВИЧ-СПИД: виртуальный вирус или провокация века", Германа Авдюшина, лидера общественного движения "Всероссийское родительское собрание" из Екатеринбурга, врача-патологоанатома из Иркутска Владимира Агеева.

К активистам необходимо прибавить и участников всевозможных сообществ ВИЧ-диссидентов, существующих в российских социальных сетях. Достаточно, допустим, зайти в "ВКонтакте" - тут же натыкаешься на две группы: "ВИЧ СПИД – величайшая мистификация XX века" с более чем 17 тысячами подписчиков, или "Движение против аферы ВИЧ/СПИД" - 8 тысяч участников. Примером обсуждаемых тем может служить такая ветка:


Сообщество ВИЧ-диссидентов, как и любая секта, строится на упорном следовании нескольким ложным утверждениям и "подгонке" под собственные установки имеющихся фактов. Свою роль несомненно играет до сих пор существующий негативный фон по отношению к ВИЧ-положительным, а также тяжелое состояние, часто вызываемое приемом антиретровирусных препаратов.

Как с этим бороться

Специалисты утверждают, что существующее законодательство не позволяет бороться с ВИЧ-диссидентами, ставящими под угрозу здоровье и жизни собственных детей. Статья 122 УК РФ, предусматривающая уголовное наказание за заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни или заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей в данном случае трудно применима.

Мать умершей в Иркутске девочки дважды пытались заставить по решению суда начать терапию. Теперь ей грозит уголовное наказание по части 1 статьи 109 УК РФ "Причинение смерти по неосторожности". Но ребенку это уже не поможет.

Медики и активисты обращают внимание на то, что судебная система часто пасует в таких ситуациях, т.к. ВИЧ-диссиденты мешают делать новорожденным и детям анализ на наличие вируса. А без официального подтверждения ребенка нельзя считать инфицированным и требовать его лечения.

В 2016 году в российских СМИ появилась информация о предложении внести в законодательство изменения, предусматривающие ответственность за пропаганду отказа от лечения ВИЧ-инфекции и разрешающие принудительное лечение инфицированных детей без согласия родителей. В прошлом году журналисты также сообщали о том, что в Думе идет разработка документа. Но дело с места пока так и не сдвинулось. Похоже, что без подобных мер справиться с диссидентами и защитить их детей ни у государства, ни у медиков не получится.

Степан Черепенников

Сергей Анисимов

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)