Допинговая война против России: конец близок

Президент Всемирного антидопингового агентства (WADA) Крейг Риди. Фото: Михаил Джапаридзе/ ТАСС

14 сентября Всемирное антидопинговое агентство (WADA) распространило пресс-релиз, в котором сообщило о том, что 20 сентября на заседании Исполнительного комитета может рассмотреть вопрос о восстановлении в правах своего российского подразделения (RUSADA). Из текста документа вытекало, что руководство агентства считает практически выполненными два основных требования, предъявляемых ранее руководству российского спорта. Разбираемся, что это значит и к чему может привести.

Что хотело WADA

Грандиозный допинговый скандал вокруг российского спорта вспыхнул в конце 2014 года, когда немецкий телеканал ARD выдал в эфир документальный фильм Хайо Зеппельта «Суперсекретный допинг: как Россия создает своих победителей», в котором рассказывалось о случаях использования допинга российскими легкоатлетами. Дальнейшее развитие событий превратилось в лавину, которая накрыла весь отечественный спорт.

После дисквалификации всей российской легкой атлетики последовали побег в США и серия разоблачений бывшего директора московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова. Они легли в основу подготовленного специальной комиссией WADA по руководством канадского юриста Ричарда Макларена доклада о созданной в России системе поддержки допинга на уровне государства. Последовало отстранение части российских спортсменов от участи в Летних Олимпийских Играх 2016 года в Рио-де-Жанейро.

Затем МОК создал две комиссии под руководством Дениса Освальда и Самуэля Шмида, которые должны были выявить случаи употребления допинга спортсменами из России на Зимних Играх в Сочи в 2014 году и причастность к этому государственных структур. В результате Национальный олимпийский комитет России был отстранен от участия в Зимних Олимпийских Играх 2018 года, и в Пхенчхан поехала не российская команда, а только те спортсмены, которые были приглашены туда МОК. В общей сложности было дисквалифицировано 43 российских спортсмена. Но уже 1 февраля 2018 года спортивный арбитражный суд (CAS) отменил дисквалификацию 28 из них и вернул амнистированным отнятые ранее олимпийские медали.

После Игр в Южной Корее вопрос о российском допинге перешел в более спокойное русло. Но на пути его окончательного закрытия стоял отказ WADA восстановить в правах свое российское подразделение. Непременным условием положительного решения боссы организации называли требование признать выводы доклада Макларена и допустить экспертов WADA к изучению проб, хранившихся в московской антидопинговой лаборатории.

По поводу второго требования российская сторона всегда заявляла, что готова выполнить его. Но, так как пробы в свое время были изъяты в рамках уголовного дела, открытого с целью установить факты нарушений антидопингового законодательства, то и организация допуска к ним зарубежных специалистов требовала выполнения некоторых процедур и, самое главное, времени. А вот признать наличие государственной системы допинга в отечественном спорте Россия категорически отказывалась.

Шмид вместо Макларена

Отрицание выводов доклада Макларена делало ситуацию патовой. Без восстановления в правах RUSADA не могла вновь заработать и подтвердить аккредитацию московская антидопинговая лаборатория. А без лаборатории не действовала программа внутреннего антидопингового контроля в стране. Правда, в большинстве видов спорта российские спортсмены допускались к соревнованиям и без нее, с результатами лишь внешнего контроля, который осуществляется во время соревнований и сборов, проходящих за рубежом. Но, например, российскую федерацию легкой атлетики (ВФЛА) без работающего внутреннего контроля отказываются восстанавливать в правах и наши легкоатлеты до сих пор выступают в турнирах под нейтральным флагом и по персональным приглашениям.

22 июня руководство WADA отправило в российское Министерство спорта письмо, в котором обозначило условия смягчения своей позиции. Теперь от России требовалось признать уже не выводы доклада Ричарда Макларена, а позицию комиссии МОК под руководством Шмида. Там речь шла уже не о том, что система допинга в стране создана по указанию государства, а лишь, что в ней участвовали отдельные государственные чиновники. 13 сентября министр спорта Павел Колобков в ответном послании, по сути, принял предложения WADA, обозначив, что Российская Федерация полностью принимает решение Исполкома МОК от 5 декабря 2017 года, основанное на выводах комиссии Шмида, и готова сразу после восстановления в правах RUSADA обеспечить независимым экспертам доступ к пробам московской лаборатории.

Вопросы сняты, вопросы остались

После такого обмена посланиями руководство WADA заявило, что Россия следует дорожной карте по восстановлению прав RUSADA, разработанной в январе 2017 года, и что независимая комиссия WADA по соответствию может рекомендовать Исполнительному комитету антидопинговой организации восстановить в правах российское подразделение. Теперь вполне вероятно, что Исполком на своем заседании 20 сентября утвердит это предложение.

Но возникает вопрос, не будет ли истолкована позиция руководства российского спорта как выражение согласия с дисквалификацией российских атлетов, которая была наложена руководством МОК, а затем отменена CAS? Ни в письме руководства WADA от 22 июня, ни в ответе Колобкова о спортсменах не упоминается. Было бы не справедливо запустить всю эту историю с нашими олимпийцами и медалями по второму кругу.

В целом же ясно, что, как и утверждали многие специалисты, весь этот скандал имел под собой политическую основу. Сейчас фокус внимания переместился на историю российского вмешательства в американские выборы, на нашу политику в Сирии, на Украине, на дело Скрипалей. И, пока Россию будут наказывать за это, спортсмены могут вздохнуть чуточку свободнее. Но чуточку и пока.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Сергей Анисимов

Материал опубликовал: Сергей Анисимов
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)