• Главная
  • Кино
  • Большая страна
  • Алексей Шадрин: Наш мощнейший проект в Год экологии – это восстановление байкальских лесов. Мы восстановим более 1 млн деревьев до 2020 года

Алексей Шадрин: Наш мощнейший проект в Год экологии – это восстановление байкальских лесов. Мы восстановим более 1 млн деревьев до 2020 года

Павел Давыдов: О работе экологического фонда "Русский углерод" мы поговорим с его руководителем Алексеем Шадриным. Алексей, здравствуйте.

Алексей Шадрин: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Несмотря на вроде бы экологические проекты и программы фонда цель у вас одна, как я понял из информации на вашем сайте – это создание в России низкоуглеродной экономики. Вообще в России такой сценарий возможен?

Алексей Шадрин: Конечно, возможен. По такому сценарию сейчас движутся самые прогрессивные и успешные страны мира.

Павел Давыдов: Но мы пока, мне кажется, далеки от этого идеала, от идеала успешности.

Алексей Шадрин: Тем не менее, мы к этому стремимся, и с этой целью мы объединяем общество, бизнес, ведущих экспертов, научные центры, и, конечно, гражданское общество для выработки совместных решений и реализации совместных программ. Мы стараемся поддерживать все инициативы, решения и технологии, которые способствуют повышению эффективности, и в то же время снижают нагрузку на климат и окружающую среду.

Павел Давыдов: Давайте конкретизируем. Какие это проекты?

Алексей Шадрин: Нашей первой программой стала программа по возрождению лесов России, пострадавших от пожаров и стихийных бедствий. Благодаря научному расчету и привлечению социально ответственного бизнеса нам удалось посадить более 105 тыс. деревьев в различных регионах России. Вы, может быть, спросите: а как деревья связаны с климатом и экологией планеты? На самом деле, по исследованию ученых сама стоимость древесины в тех полезных качествах, которые приносят деревья – это всего лишь менее 15%. Огромную роль играет климатическая составляющая, это функция регулирования климата. Дело в том, что деревья во время роста поглощают парниковые газы из атмосферы, и, по сути, являются биотехнологией, которая решает многие проблемы. Не только парниковые газы поглощаются, но фильтруются воды, также пыль оседает на деревьях, и тоже извлекается из атмосферы, деревья дают тень горожанам, поэтому такое большое внимание уделяется озеленению городов. По сути, деревья являются природной биотехнологией, которая уже была дана нам, и которую можно использовать для решения экологических проблем городов и мира в целом. Но в то же время мы сотрудничаем с ведущими научными центрами, которые развивают технологии в области энергоэффективности и чистой энергетики. Это та энергетика, которая не потребляет углеводороды, она позволяет извлекать энергию из солнца, ветра, биомассы, отходов, воды, и других источников, которые можно найти в различных регионах России.

Павел Давыдов: Вы как-то заметили, что инвестиции в природу вырастут в виде прибыли. Такие примеры уже есть?

Алексей Шадрин: Конечно, такие примеры есть, и очень показателен мировой прирост инвестиций в чистую энергетику и соответствующие технологии. Дело в том, что в 2015 году, когда цены на нефть начали небольшой рост, все равно показатель инвестиций в чистые технологии достиг рекорда в 320 млрд долларов. И в России тоже есть такая тенденция. Увеличивается объем генерации возобновляемой энергии. Только в прошлом году было введено почти 100 МВт солнечной возобновляемой мощности. В таких удаленных регионах, как, например, Алтай, Башкирия, Хакасия. И здесь очень важно понимать, что возобновляемая энергетика не является панацеей, которую нужно внедрять везде, в каждом регионе России. Она выгодна в тех регионах, где затруднен доступ к энергосистеме, где сложно завозить ископаемые ресурсы – уголь, мазут и газ, – а также в тех регионах, где экологическая обстановка наиболее напряженная.

Павел Давыдов: Вы также заметили, что впереди непростая работа по формированию в нашей стране национального углеродного рынка. Разве у нас его еще нет?

Регулирование парникового газа в виде рынка или налога является прогрессивным экономическим инструментом. И он, на самом деле, не является нагрузкой на бизнес

Алексей Шадрин: Дело в том, что регулирование парникового газа в виде рынка или налога является прогрессивным экономическим инструментом, который активно внедряется в развитых и наиболее мощных развивающихся странах, например, в Китае. Но в целом как фонд мы поддерживаем этот вид регулирования, потому что он, на самом деле, не является нагрузкой на бизнес. На самом деле, он является стимулом для бизнеса к внедрению инноваций. И самые развитые, самые успешные компании, лидеры мирового устойчивого развития – я говорю сейчас о бизнесе, – они регулируют собственные выбросы добровольной.

Павел Давыдов: Сейчас хотелось бы поговорить о вашей команде – команде фонда, который помогает вам приблизиться к главной экологической цели. Кто входит в эту команду?

Алексей Шадрин: Сотрудники фонда, и в то же время это приглашенные эксперты. Мы не являемся экспертами во всем, но наше преимущество заключается в том, что благодаря тесному сотрудничеству с российской наукой, с научными центрами, и также с экспертами зарубежными, мы можем сформировать проектную команду, которая будет максимально отвечать поставленным целям и задачам.

Павел Давыдов: Алексей, когда я готовился к интервью, я прочитал о вашем фонде "Русский углерод", о нем известно достаточно мало. То есть вы не раскрученный фонд. Вам не мешает это в вашей деятельности?

Алексей Шадрин: Дело в том, что изначально наша модель была ориентирована на бизнес. Мы реализуем наши программы, и в то же время знаем, как сделать их интересными для компаний, стремящихся реализовать свою экологическую и социальную ответственность. Именно поэтому бренд фонда гораздо более известен среди бизнес-среды, среди профессионалов. Но мы планируем также и активно вовлекать население в наши проекты. Для нас программа "Экологическое образование" является ключевой программой, потому что нельзя решить экологические проблемы, не изменив сознание. И лучше всего начинать менять сознание наших граждан, начиная со школьной скамьи. Специально для того, чтобы говорить на одном языке с подрастающим поколением, мы разработали инновационный образовательный формат, который включает учебно-игровые элементы, и, самое главное, включает технологию дополненной реальности. Мы разработали пособие, посвященное устойчивому развитию городов России, где школьники могут ознакомиться с главными элементами развития современного города – это и экономика, и социальная сфера, это и экология, но в широком смысле: это и проблема отходов, это и проблема энергии, и проблема транспорта, и все другие проблемы, которые, на самом деле, очень хорошо видны и решаются в контексте устойчивого развития.

Павел Давыдов: Алексей, как ваш фонд подготовился к Году экологии?

Колоссальный и мощнейший проект, который мы планируем начать в Год экологии, – это восстановление байкальских лесов. Мы восстановим более 1 млн деревьев до 2020 года  

Алексей Шадрин: Для Года экологии у нас есть целый ряд прорывных инновационных проектов, которые будут интересны не только в России, но и во всем мире. Начнем с образования. Мы планируем провести уже четвертую студенческую конференцию "Устойчивые университеты за чистое будущее", где мы объединяем все университеты и студентов Евразийского союза, и в этом году на нашей конференции будет объявлено о подписании Ассоциации зеленых вузов Евразийского союза. Тем самым мы стремимся создать единую базу экологических знаний, и наладить обмен опытом по данному направлению.

Другой колоссальный и мощнейший проект, который мы планируем начать в год экологии – это восстановление байкальских лесов. Мы восстановим более 1 млн деревьев до 2020 года, и начнем уже в этом году. И в этом нам поможет еще один уникальный проект фонда, которым не стыдно поделиться даже с международной аудиторией.

Нам удалось создать экологическую платформу на базе современной модной технологии Blockchain. Эта платформа позволит привлечь инвестиции в российские экологические проекты, и даст нам с вами возможность подсчитать свой углеродный след – это воздействие на климат от наших каждодневных действий типа поездок на машине и полетов на самолете, – и нейтрализовать наш с вами углеродный след, перечислив деньги на проект восстановления байкальских лесов, на строительство солнечных электростанций, на решение проблемы отходов. А убедиться в том, что деньги попадут куда необходимо, нам поможет технология Blockchain, которая исключает вероятность любого мошенничества, и позволяет отследить с беспрецедентной прозрачностью, беспрецедентной точностью, куда были направлены средства.

Павел Давыдов: Алексей, вы использовали очень интересную терминологию "нейтрализовать углеродный след". Спасибо вам большое. Я надеюсь, что вашей организации и вашему фонду удастся это сделать, и, главное, о нем узнает как можно большее количество людей.

Алексей Шадрин: Спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях был руководитель экологического фонда "Русский углерод" Алексей Шадрин.

 

О работе фонда "Русский углерод"
Список серий