Анна Белецкая: Мой помощник – это пневмомолот и, конечно же, мой супруг. Нас с ним металл связал воедино

Павел Давыдов: Молот и наковальня… Казалось бы, это сугубо мужские рабочие инструменты. Однако этот факт опровергла Анна Белецкая из Алтайского края. Удивительную историю о том, как очаровательная блондинка стала кузнецом, мы рассказывали в одном из сюжетов, после чего получили от телезрителей письма с просьбой пригласить его героиню в студию – что мы с удовольствием и сделали. Рад представить вам Анну Белецкую. Анна, здравствуйте.

Анна Белецкая: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Спасибо, что нашли время и приехали в нашу студию. Но вот хочу у вас спросить: как же так случилось, что вы окончили юридический факультет, имели престижную работу и в одночасье все перевернули в своей жизни, в первую очередь с профессиональной точки зрения? Как вы стали единственной в Сибири женщиной-кузнецом?

Анна Белецкая: Да, действительно. То есть я послушала сердце и окунулась в такое непростое и сложное ремесло. На тот момент я пела в ансамбле "Здравица". И почему-то именно меня судьба, коллектив мой отправил за ухватом. Пришла в кузницу, увидела наковальню и с первого взгляда влюбилась в это дело. Начала вечерами приходить, пробовать свои силы. Начинала со скоб, потом подсвечник. То есть начались поиски себя в металле.

Павел Давыдов: Анна, но у вас, наверное, был какой-то учитель? Или вы постигали азы кузнечного мастерства самостоятельно, по книгам? Как это происходило?

Анна Белецкая: Получилось так, что был кузнец один, то есть он мне показал азы, основы кузнечного ремесла. А потом началась работа над собой, видение металла. Потихоньку-понемножку – с помощью книг, с помощью проб и ошибок, с помощью каких-то видеоматериалов.

Павел Давыдов: Вообще молот и наковальня, открытый огонь и другая атрибутика мужской работы действительно не для женщины. Но тем не менее вы, как мы уже сказали, опровергаете подобные факты. Но для того, чтобы упростить процесс работы в кузнице, вам пришлось заниматься физической подготовкой или находить помощников, которые вам упростят, частично хотя бы упростят эту работу?

Анна Белецкая: Мой помощник – это пневмомолот и, конечно же, мой супруг, то есть мы вдвоем. Нас металл связан воедино, так сказать.

Павел Давыдов: Как красиво звучит – "связал металл".

Анна Белецкая: Ну, наверное. А так– пневмомолот. Он как раз на видеообзоре присутствует. То есть на нем делаешь оттяжку, фактуру и пробиваешь металл.

Павел Давыдов: Анна, а что оказалось самым сложным в этом непростом ремесле?

Анна Белецкая: Самое сложное – наверное, доказать мужчинам в первую очередь, что кузнечное дело, кузнечное ремесло тоже поддается женщине, женским рукам.

Павел Давыдов: Скажите, а как к вашему решению отнеслись знакомые и друзья, когда узнали о том, что вы хотите так кардинально изменить свою жизнь?

Анна Белецкая: Когда я начала заниматься кузнечным искусством, родители… то есть никто из родных моих не знал. Я это сделала, так сказать, втихую.

Павел Давыдов: Но когда-то же они узнали.

Анна Белецкая: Да. Когда узнали, у меня бабушка плакала, мама плакала, то есть все сопереживали. И до сих пор порой говорят: "Зачем тебе это надо?" Но я знаю, что это мне надо. Это мое дело, это мое любимое дело.

Павел Давыдов: Зато благодаря именно этому делу сегодня о вас знают как о единственной женщине в Сибири, которая занимается кузнечным делом.

Анна Белецкая: Я рада. Спасибо.

Павел Давыдов: По-моему, это очень такой ценный статус.

Анна Белецкая: Конечно. Спасибо.

Павел Давыдов: Анна, скажите, пожалуйста, а что именно вы создаете в своей кузнице? Ведь в глазах обывателя, как правило, это оградки, памятники, холодное оружие…

Анна Белецкая: Начинала я не с памятников, а с оградок, с козырьков, а сейчас перешла на изготовление таких кованых изделий, то есть, например, розы, подсвечники, ключницы различные, на организацию кузнечных фестивалей, на мастер-классы, на экскурсии. Построили вот музей – Музей истории и быта кузнечного ремесла. Эту идею я вынашивала два года, и вот она сейчас только реализовалась.

Павел Давыдов: Да, действительно я знаю, что вы хотите возродить русские традиции. О чем именно идет речь? Давайте подробнее об этом поговорим.

Анна Белецкая: Ну, получается как? Хочется прожить жизнь, чтобы что-то после себя оставить такое значимое и хорошее. Потому что у меня бывают ребятишки очень часто, у меня было общество слепых со всей России. То есть каждый ребенок или каждый желающий гость, житель Алтайского края приезжает и забирает с собой частичку, так сказать, мой души, наверное, металла.

Павел Давыдов: Мы говорили о том, что у вас есть даже музей, создали вы его с единомышленниками, а точнее сказать – с единомышленницами. А какой путь вам пришлось пройти, чтобы этот музей заработал?

Анна Белецкая: Очень тяжелый. Это что касаемо и в духовном, и в материальном плане. Ну, он находится на моей территории, то есть это частный музей. Ну, все это денежный эквивалент больше, конечно, никто не помогает.

Павел Давыдов: То есть все на свои средства?

Анна Белецкая: Все на свои средства, да.

Павел Давыдов: Но музеи ведь не окупаются. Это даже не форма социального предпринимательства, наверное, в вашем случае.

Анна Белецкая: Тут как бы идея больше не об окупаемости, а именно создать такой объект интересный, универсальный. То есть, может быть, он в дальнейшем и будет окупаться. Но задача была – создать именно что-то такое интересное.

Павел Давыдов: Анна, но ведь существуют всевозможные правительственные гранты или гранты общественных организаций, с помощью которых можно реализовывать в том числе и такие идеи, как музеи. Вы не думали прибегнуть к этой форме?

Анна Белецкая: Прибегала.

Павел Давыдов: Получалось?

Анна Белецкая: Получалось. В 2013 году я получила грант губернатора. Но говорю честно – бесплатно ничего не бывает.

Павел Давыдов: Тяжелая отчетность?

Анна Белецкая: Да, тяжелая отчетность. И ты отдаешь в два раза дороже, больше. Я планировала эти 300 тысяч на развитие кузницы, а получилось – на проведение кузнечного фестиваля.

Павел Давыдов: Анна, вы сегодня, спустя годы после того как примерили на себе кожаный фартук, рукавицы, освоили работу с молотом и наковальней, можете четко ответить на вопрос, что кузница и для женщин тоже?

Анна Белецкая: Конечно. Главное – любимое. Главное – найти себя в этой жизни.

Павел Давыдов: А если ваша девятилетняя дочь скажет: "Знаешь, мама, я тоже хочу продолжить твое кузнечное дело", – вы будете против?

Анна Белецкая: Нет, я только рада. Наоборот, я сейчас активно занимаюсь с ней. Она у меня впервые выступала в Томске в том году, тоже наравне с мужчинами. Мы заняли первое место с ней. А дальше посмотрим, как судьба тоже сложится.

Павел Давыдов: Как там пелось в известной песне? "Куем мы счастья ключи". Насколько я знаю, подкова от Белецкой приносит удачу. Так говорят ваши друзья, я так понимаю, в том числе в социальных сетях. Скажите, пожалуйста, были ли примеры, когда подкова, которую вы создали, она приносила человеку не то что удачу, а вела по жизни?

Анна Белецкая: Ой, не знаю… Столько подков ушло в хорошие руки. Если честно, когда или приежают, или отписываются…

Павел Давыдов: Наверняка кто-то рассказывал: "Анна, благодаря вашей подкове у меня случилось то-то, то-то, то-то"?

Анна Белецкая: Такого не было.

Павел Давыдов: Ну, наверняка было, просто вы об этом не знаете.

Анна Белецкая: Может быть, не помню. Но все говорят: "Висит, мы радуемся, довольны, счастливы".

Павел Давыдов: А на примере этой подковы могли бы вы рассказать, сколько сил нужно потратить, чтобы вот такое произведение искусства (по-другому я сказать не могу) создать?

Анна Белецкая: Ну, мне – 15 минут.

Павел Давыдов: Всего лишь?

Анна Белецкая: Да.

Павел Давыдов: А если этим займусь я, наверное, и часа два не хватит, да?

Анна Белецкая: Ну, обычно час. При моей помощи, поддержке – час где-то.

Павел Давыдов: Но у вас же есть подобная школа, да?

Анна Белецкая: Школой я бы не назвала. То есть – кто желающий.

Павел Давыдов: А желающих, кстати, много сегодня попробовать себя в этом необычном, как казалось бы, ремесле?

Анна Белецкая: Много, много.

Павел Давыдов: Анна, вы художник, который рисует образы, в том числе с помощью металла. Скажите, пожалуйста, а что бы вам еще хотелось выковать, что вы еще не делали?

Анна Белецкая: Вот придумала эскиз – "Вселенская матерь" называется, или "Божественная матерь", то есть многоликая такая. До сих пор хочу, не проковала. Это как дерево: корни идут вниз – это связь с предками; а ветки – это связь с космосом, откуда мы приходим. И в середине – животворящий камень, то есть откуда мы все рождаемся, из живота. То есть вот этот символизм. Посвящено будет матерям, конечно. То есть, мужчины, не обижайтесь, но все мы выходим…

Павел Давыдов: Ну да. Как есть, так и есть. Что тут говорить?

Анна Белецкая: Да. То есть вот такая задумка. Двухметровую хочу скульптуру сотворить.

Павел Давыдов: А что для этого нужно?

Анна Белецкая: Время. Самое главное – время.

Павел Давыдов: Анна, мне очень хочется пожелать вам не только времени, но и больших возможностей для реализации себя. И речь идет не только о кузнечном мастерстве, но и о вашей общественной деятельности. Большое вам спасибо, что приехали сегодня в нашу студию и рассказали историю женщины, которая кует. Спасибо.

Анна Белецкая: Благодарю вас тоже.

Павел Давыдов: У нас в гостях была Анна Белецкая, кузнец из Белокурихи Алтайского края.

 

Женский взгляд на мужскую работу
Список серий