Горящий сезон

Павел Давыдов: Лес – наше богатство. Так учили нас в школе, об этом нам говорили родители. Однако каждый год мы с вами в огромных количествах теряем эту природную роскошь. При этом специалисты уже сообщили о неготовности большинства российских регионов противостоять лесным пожарам и в этом году. Сейчас в зоне риска возникновения лесных пожаров, помимо Приморского края, находятся юг Бурятии, Забайкальский край, Амурская область, Хабаровский край, юг Республики Тыва и большая часть регионов Центрального федерального округа. Эксперты независимых экологических организаций считают, что реальные цифры лесных пожаров могут серьезно отличаться от того, что нам говорят в профильных ведомствах, а замалчивание объективной информации о масштабах трагедии и есть главная причина неконтролируемых стихийных бедствий.

О том, как противостоять угрозе, эффективно бороться с лесными пожарами и получать объективные данные, мы поговорим в сегодняшней дискуссионной студии "Большой страны". Я представляю наших гостей. Григорий Куксин – руководитель противопожарной программы Гринпис России. Григорий, здравствуйте.

Григорий Куксин: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Дарья Калинина – координатор группы добровольных лесных пожарных по Центральному региону. Дарья, приветствую вас.

Дарья Калинина: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Виталий Акбердин – начальник федерального бюджетного учреждения " Авиалесоохрана". Виталий, здравствуйте.

Виталий Акбердин: Здравствуйте.

Павел Давыдов: И Максим Максименко – временно исполняющий обязанности директора Департамента готовности сил и специальной пожарной охраны МЧС России. Максим, приветствую вас.

Максим Максименко: Здравствуйте.

Павел Давыдов: "Горящий сезон" – так мы определили тему этой студии. И в ряде регионов он уже начался. Виталий, первый вопрос к вам: в каких регионах России с начала 2018 года произошли лесные пожары?

Виталий Акбердин: В основном Амурская область, самое большое количество пожаров. Приморский край. Есть некоторые возгорания в Хабаровском крае, в Еврейской автономной области, в Забайкальском крае. И потихоньку, по несколько пожаров у нас уже есть и в Бурятии, и в Красноярске, а также в центральной части и в южной части Российской Федерации. Всего 25 субъектов уже открыли пожароопасный сезон в этом году.

Павел Давыдов: Давайте коротко расскажем нашим зрителям, что говорит статистика по 2017 году.

Виталий Акбердин: Весна этого года, к сожалению, дала практически на 60% больше площади сгоревшей от пожаров, чем в 2017 году. Да, понятно, это погодные условия, это быстрый сход снежного покрова, это потепление. Ну, кроме того, основной причиной этих пожаров является все-таки местное население и неконтролируемые палы сухой растительности. К сожалению, есть такие случаи. Особенно Амурская область в этом у нас "передовик" сегодня. Есть запрет Правительства Российской Федерации на палы. К сожалению, он не выполняется, не везде выполняется. Поэтому мне здесь и хотелось бы, чтобы это понимание было. Главное – не потушить пожар, а его предупредить.

Павел Давыдов: Ну, о мерах профилактики и уж тем более о том, как бороться с лесными пожарами сегодня, о новых технологиях мы поговорим чуть позже.

Григорий, вопрос к вам. Я знаю, что Гринпис России каждый год говорит о том, что статистика официальная по лесным пожарам в России занижена. Вот цифры, которые мы видим сейчас здесь на экране, общественники разделяют?

Григорий Куксин: Сразу отмечу, что по итогам прошлого года это был первый сезон за много лет, может быть, за всю постсоветскую историю, когда данные Гринпис совпали с данными Авиалесоохраны. То есть мы смогли добиться от субъектов наконец-то правдивой информации.

К сожалению, на уровне оперативных данных вот прямо сейчас регионы по-прежнему бояться говорить правду. А для принятия верного решения, для того чтобы попросить помощь федерального резерва Авиалесоохраны, для того чтобы ввести режим ЧС и задействовать силы, которые предусмотрены планами, необходимо признать, что пожары есть. Вот пока они не признаются или признаются, но с задержкой в неделю, регион сам себе создает опасные условия и не может получить достаточной помощи.

Павел Давыдов: Но это же абсурд, тем более при современных средствах коммуникации и связи, когда со спутника видно все…

Григорий Куксин: Совершенно точно.

Павел Давыдов: …скрывать масштаб трагедии.

Григорий Куксин: Глупо. Но тем не менее на это идут. И мы видим на данных Авиалесоохраны, в системе ИСДМ мы видим одни цифры, что у нас та же Амурская область уже больше 700 тысяч гектаров лесных пожаров дала. Субъект признает доли процента от всего этого. К счастью, в этом году очень быстро и очень оперативно резерв федеральный смогли перебросить, но тем не менее ситуация продолжает достаточно тяжелой оставаться.

Поэтому оперативное признание, а не только статистика, от которой будет зависеть финансирование, например, следующего года, но и оперативное признание проблемных ситуаций и площадей пожаров вовремя позволяет собственно объединить усилия и вовремя задействовать те силы, которые на это можно привлечь.

Павел Давыдов: Да, в том числе МЧС. Но мы поясним нашим телезрителям, что МЧС включается в работу только тогда, когда происходит угроза непосредственно населенным пунктам. Максим, я прав?

Максим Максименко: Вы правы абсолютно. Но в то же время, если возникает уже угрожающая ситуация и вводиться режим чрезвычайной ситуации федерального уровня, вступает в силу Общероссийская единая система реагирования в чрезвычайных ситуациях. И здесь одну из решающих и ведущих ролей играет МЧС России непосредственно. Также в дополнение хотел сказать, что все объективные снимки – космомониторинг – они оперативно выкладываются на сайте МЧС России в общий доступ. Тут нет никакого секрета, поэтому занижать или скрывать данные не имеет смысла никому.

Павел Давыдов: Но тем не менее местные власти это делают. И в 2017 году делали, и в 2016-м, а в 2015-м это достигло своего апогея.

Максим Максименко: Федеральные органы исполнительной власти, мы совместно, у нас никакого сокрытия нет, все мы во взаимодействии и делимся. Также это выкладывается на всевозможных интернет-ресурсах, официальных сайтах. Поэтому если где-то это делается, мы потихоньку эту ситуацию переламываем вместе – как общественные организации, так и система государственной власти. Мы приходим к тому, что смысл скрывать и что-то делать – это уходит в прошлое. Надеюсь, тенденция прошлого года уже будет стабилизироваться и будет так всегда.

Павел Давыдов: Виталий, хотелось бы еще у вас уточнить. Авиалесоохрана буквально недавно представила предварительный прогноз пожарной опасности в лесах России на период с апреля по октябрь, если я не ошибаюсь. Давайте назовем эти регионы, чтобы нам тему со статистикой закрыть и перейти к более серьезному обсуждению.

Виталий Акбердин: Май – мы считаем, один из самых опаснейших месяцев в году, потому что, во-первых, это майские праздники. Большинство людей хотят съездить в лес, на речку отдохнуть, шашлыки пожарить. Кроме того, убираются на своих дачных и приусадебных участках, и при этом начинают делать костры, сжигать травы, естественно, шашлыки жарить. И, к сожалению, это приводит к массовым возгораниям не только леса, опять же повторюсь, а любых категорий, даже населенных пунктов. То есть это, мы считаем, самая такая важная причина.

Павел Давыдов: Простите, сразу уточню. То есть человеческий фактор выходит на первый план? Сегодня люди поджигают Большую Россию, по-другому не скажешь. Мы приходим в лес, делаем шашлыки, и из-за нашей халатности сгорает лес?

Виталий Акбердин: Совершенно правильно.

Павел Давыдов: Вот сейчас мы как раз видим карту: апрель, май, июнь. Ну, достаточно много зон, где, по прогнозам Авиалесоохраны, в этом году будет очень жарко.

Виталий Акбердин: Это риски возникновения лесных пожаров. За 30 лет мы брали статистику, пожарную статистику. Кроме того, данные Росгидромета. И составили вот такой вероятностный прогноз. Это Южный федеральный округ, понятно – сход снежного покрова произойдет, он уже в риске. И также у нас загораются последовательно (мы уже привыкли практически к этому), сперва Дальний Восток, а потом Сибирский федеральный округ, начиная с Забайкальского края, Бурятия и Иркутская область.

Максим Максименко: Давайте я поддержу Виталия. Я профессиональный кадровый пожарный. Нас еще на первом курсе учили: для того чтобы возник пожар, нужны три составляющие – это окислитель, горючее и источник зажигания. Больше ничего не надо. Окислитель – это кислород, который у нас в воздухе, мы его исключить не можем. Лес – это горючее, это тоже богатство, которое мы хотим сберечь. И в данном случае вся проблематика в том, чтобы лес не горел. Соответственно, у нас остается источник зажигания. Из всех анализов и статистики, которая показывает это, у нас 90% – это человеческий фактор.

Павел Давыдов: Даша, пожалуйста, подключайтесь к беседе. По вашей информации, по информации добровольцев, как много возникает пожаров как раз из-за человеческого фактора, о котором мы говорим?

Дарья Калинина: Ну, по нашим данным, это действительно более 90%, как уже коллеги справедливо сказали. Это тоже хорошо видно по данным дистанционного мониторинга, по космоснимкам. Почти все пожары возникают или рядом с населенными пунктами, или рядом с дорогами, или на берегах рек, где тоже любят шашлыки жарить.

Павел Давыдов: На мой взгляд, у добровольцев больше возможностей бороться с этим явлением, чем у государственных служб.

Дарья Калинина: В какой-то степени, возможно, да, потому что мы довольно активно работаем с детьми. И мы сами население, мы общаемся со своими друзьями, знакомыми, рассказываем им об этой проблеме. А поскольку проблема в основном в головах, то, да, так ее можно решать.

Виталий Акбердин: Пример хотел бы рассказать. У нас Якутия постоянно горела, последние несколько лет. В прошлом году принято было на уровне субъекта распоряжение – прекратить все отжиги. В прошлом году у нас статистика была по Якутии самая малая за последние десять лет.

Павел Давыдов: Казалось бы, от действий местных властей зависит много, особенно когда принимаются важные законодательные акты. Обратите внимание, что на меры профилактики во многих регионах тратятся колоссальные бюджетные деньги (как местные, так и федеральные), но при этом регионы, в которых эти деньги затрачиваются, все равно находятся в числе лидеров по пожарной опасности. И примеров тому очень много. И карту мы видели, и об этом уже говорили. Получается, что это халатность чиновников? Кто может ответить на этот вопрос?

Григорий Куксин: Честно говоря, наверное, редкий случай, когда сотрудник общественной организации будет не то чтобы защищать чиновников, но, с моей точки зрения, просто нельзя эту черту четко провести: вот чиновники, которые виноваты, а вот люди, которые ни в чем не виноваты, их надо спасать. Пожары всегда были общей бедой, с которой можно справиться только вместе. Если мы понимаем, что от действия конкретных людей, которые поджигают траву, которые чистят пространство вокруг кладбищ на Пасху, выжигая все вокруг, которые поджигают мусор, – от них зависит не меньше, чем от чиновников, которые принимают решения о том, как тушить.

Поэтому меры профилактики – это не только минерализованные полосы или готовность сил, а это в первую очередь объяснение людям, как себя нормально вести, формирование новой модели поведения, безопасного поведения. И здесь совершенно коллективная ответственность, она поровну делится между всеми. Чиновники – это такие же наши соседи, наши друзья и родственники. Ну да, это просто люди на этой работе. Чтобы справиться с этой бедой, надо объединяться.

И сейчас происходит очень любопытный процесс. В этом году впервые общественные организации вместе с госструктурами запустили совместную информационную кампанию, в которой и МЧС, и Рослесхоз, и Авиалесоохрана, и Гринпис, и добровольные лесные пожарные договорились не спорить, не делить, а в единой стилистике выйти с объяснением, по какой причине все горит и какие простые шаги на уровне… Позвонить пожарным. В первую очередь не стать причиной пожара. Вызвать помощь квалифицированную по телефону 112 – на любой пожар, по телефону 8-800-100-94–00 – если это пожар именно в лесу. Поставить приложение "Берегите лес", по которому прямо эсэмэской можно с координатами отправить. Если мы все вместе попробуем это сдвинуть, мы надеемся эти изменения увидеть.

Только что мы получили результаты всероссийского опроса (ромировское исследование) как раз по отношению людей к пожарам. Удивительные данные! Выяснилось, что у нас половина россиян считает, что лес загорается сам по себе, по естественным причинам – самовозгорание, солнце, ветер. Невозможно поменять свое поведение, невозможно заставить себя изменить что-то в своей жизни, если ты веришь, что все равно все загорится.

Павел Давыдов: Ну да, кажется, что не мы виноваты, а кто-то другой.

Григорий Куксин: Да, как будто виноваты не мы. Вот это надо менять. Выяснилось, что у нас только треть населения знает, по какому телефону звонить. Все заявляли, что надо звонить, увидев пожар, но только 30% знают, по какому телефону звонить. И это то, что надо менять, это то, что надо доносить. И вот здесь задача и общественных, и государственных организаций – объединиться для того, чтобы это сдвинуть.

Виталий Акбердин: Начинать надо с детского возраста. У Григория есть свои задумки к этому. У нас есть тоже, мы специально сделали раскраску для детей, то есть она к противопожарным мероприятиям относятся. Но самое главное, чтобы курс какой-то был в школе, вот как ОБЖ идет, и там бы рассказывали: "Вот это не надо делать, это не надо". Написано: "Не надо посещать леса, потому что пожарная опасность очень высокая".

Григорий Куксин: Я дополню. К сожалению, так получилось, что в курсе ОБЖ накопились ошибки. И есть материалы, которые даже в учебниках содержат фактические ошибки по поведению на лесных пожарах.

Павел Давыдов: Что можно делать, а что – нельзя.

Григорий Куксин: Например, вот этот постоянный совет – всегда беги против ветра – он ошибочной. Далеко не во всех случаях это будет безопасно. Поэтому это надо корректировать. И при этом, конечно, надо добавлять классными, яркими и необычными материалами, которые будут запоминаться.

Вот книжка, которую Виталий Викторович показал. Я знаю, что художник, который иллюстрировал эту чудесную раскраску, – это пожарный-доброволец, девушка, которая в 2010 году как доброволец тушила пожары, поэтому картинки точные, эмоциональные, яркие, но при этом основанные на реальном опыте.

Вот эта игра. И на самом деле целый набор игр выпущен, разработан совместно группой экспертов, общественных организаций, добровольцев, Авиалесоохраны, МЧС. То есть профессионалы обеспечивали качество тех советов, которые мы даем, а добровольцы помогли и с разработкой макетов, и с играми. Вот это настольная игра, которая учит собственно профилактике пожаров, учит принятию решений. И такие игры сейчас стали доступны. Целый хакатон прошел в соавторстве государственных и общественных организаций. Они доступны и на сайте Гринпис, и всем желающим их рассылают, том числе наши партнеры.

Павел Давыдов: Это все замечательно. Это возможность рассказать детям. Но мы-то с вами понимаем, что пожар в лесах устраивают взрослые, которые отправляются на шашлыки. Как работать с этой пожароопасной группой? Наверное, так я назову.

Виталий Акбердин: У нас много всевозможных инструкций, памяток. "Сельхозпалы – под контроль!". Вот хотел бы показать. "Пожары в лесу, в поле, торфяные: что делать?". Памятка "Куда звонить?". Вот этот номер: 8-800-100-94-00. Кроме того, Григорий уже говорил, совместно разработан был даже такой Справочник добровольного лесного пожарного. Григорий сам может рассказать. Кроме этого, книга уже совсем новая. То есть все показано.

Павел Давыдов: Пожалуйста. Я думаю, что эту информацию очень коротко…

Григорий Куксин: Я бы сказал, что на самом деле присоединиться к этой информационной работе может каждый, потому что действительно донести эту информацию до каждого россиянина, в том числе до каждого взрослого, – ну, общая задача. Поэтому в своих соцсетях можно… Вот сейчас будет кампания "Останови огонь". И здесь мы призываем просто всех присоединяться.

Ну и если всерьез погружался в эту тему, то можно стать добровольным лесным пожарным. Очень легко: словосочетание "добровольные лесные пожарные", находите группу, к которой можно присоединиться. Действительно, вот такое учебное пособие выпущено. Это единый, по единому стандарту сделанный учебник, по которому и профессионалов, и добровольцев можно готовить, с картинками, простой, иллюстрированный, потому что договорились о том, что стандарт подготовки должен быть одинаковый. Если хотите тушить…

Павел Давыдов: Мне так странно, что это не было сделано в 2010 году, когда горела вся почти России, а это сделано только в 2018-м.

Григорий Куксин: Ну, это сделано по итогам.

Павел Давыдов: Так долго ждали!

Григорий Куксин: Это сделано по итогам 2010 год в том числе, то есть вот того добровольческого движения, которое массово возникло.

Павел Давыдов: Вот как тяжело раскачать нашу систему и нашу машину, мне кажется, в этом плане.

Григорий Куксин: Но хорошо, когда она все-таки раскачивается и начинает идти в нужную сторону.

Павел Давыдов: Это правда.

Григорий Куксин: И мы находим вот эти точки для диалога. Да, это справочник, по которому готовят и профессионалов, и добровольцев, потому что пожар одинаково опасен, поэтому уровень подготовки добровольцев должен быть таким же. Вот мы равняемся по Лесоохране.

Павел Давыдов: С другой стороны, человек, который потерял дачу или дом в результате лесного пожара, никогда после этой трагедии в лес жарить шашлыки не пойдет. Но мы говорим почему в таком контексте? Что пока нас не коснулась беда. И каждый телезритель, который она смотрит, должен об этом задуматься.

И сейчас я прошу режиссера запустить на наш экран видеокадры о тушении лесных пожаров, а вас, Виталий, хочу попросить рассказать, на какой подвиг идут ваши сотрудники для того, чтобы ликвидировать это стихийное бедствие.

Виталий Акбердин: Я начну с того, что у нас в регионах полномочия по тушению пожаров – все-таки это региональные полномочия. В регионах существует более 3 тысяч парашютистов и десантников, которые тушат пожары в труднодоступных местах.

Павел Давыдов: И зачастую ценой собственной жизни. Об этом тоже надо говорить.

Виталий Акбердин: Да, у нас были такие трагедии. Кроме того, 700 человек парашютистов и десантников федерального резерва находятся у нас в ФБУ "Лесоохрана", которые у нас расположены по всей территории Российской Федерации, в основном Сибирь и Дальний Восток, где особо горимые участке. И тушат они в особо удаленных местах, в тяжело доступных. Забрасывают на вертолетах, спускаются с пусковых устройств, на самолете, в основном Ан-2, с парашюта на пожары. Кроме того, с прошлого года ФБУ "Лесоохрана" занимается также взрывными работами.

Павел Давыдов: Ну, одним словом – новые технологии приходят и в борьбе с лесными пожарами. Это и беспилотники, и видеофиксация, и так далее.

Виталий Акбердин: Все правильно, да.

Павел Давыдов: Максим, а вам есть что добавить?

Максим Максименко: Надо иметь в виду, что лесной пожар – это тот ужас, который мало кому можно передать словами или даже картинкой. То есть 200–300 метров перепрыгнуть для лесного пожара, даже водную преграду – это не расстояние. Все те, кто принимают участие в тушении лесного пожара – это реальные герои, которые рискуют в каждый момент своей жизнью.

Григорий Куксин: Это действительно опасная и сложная работа, требующая и квалификации, и физической подготовленности, и выносливости, и умения координироваться и собственно встраиваться в работу вот той системы, той вертикали, которая всегда выстраивается на пожаре.

Павел Давыдов: Давайте Даше дадим возможность высказаться. Вам приходилось на практике применять эти знания, о которых только что Григорий рассказал?

Дарья Калинина: Ну, если честно, для меня на пожаре, может быть, сложнее и страшнее всего (я же там работаю не одна), что будет с людьми, чтобы ни с кем из моих людей ничего не случилось.

Павел Давыдов: Безусловно.

Дарья Калинина: То есть больше я переживаю именно за то, что кто-то споткнется, повредит ногу или надышится дымом и как-то по-другому пострадает. И это, конечно, самый сложный момент.

Павел Давыдов: Тем не менее вы – молодая хрупкая девушка. Почему решили посвятить часть своей жизни именно этому направлению?

Дарья Калинина: Кто, если не мы? Это проблема общая. И решать ее тоже важно вместе.

Павел Давыдов: И подводя итог сегодняшней беседы, я попрошу ответить каждого из вас. Что осложняет в первую очередь и затрудняет работу Гринписа, добровольцев, Авиалесоохраны, МЧС? Григорий, начнем с вас.

Григорий Куксин: В первую очередь мешает отсутствие знаний у людей о причинах пожаров и о правильных алгоритмах действия, телефонах. Вот это основное, наверное, что сейчас мешает нам коллективно эту ситуацию исправить.

Павел Давыдов: Дарья?

Дарья Калинина: Я присоединюсь к Григорию и добавлю, что именно добровольцев, нас, достаточно мало. И чем больше людей будет к этому подключаться, тем быстрее мы сможем проблему решить.

Павел Давыдов: Виталий, вам слово.

Виталий Акбердин: Нужна профилактика – не в том смысле, что не будет у нас пожаров и нас всех разгонят, а в том смысле, что их не надо допускать. Вот это самое главное.

Павел Давыдов: Максим.

Максим Максименко: Если можно, я более развернутый ответ дам.

Павел Давыдов: Пожалуйста. Подведите итог.

Максим Максименко: Да. Здесь, конечно, самое главное – поменять сознание в головах наших сограждан, что лес – это общее богатство, и все мы его должны вместе беречь. Это простые слова, которые нам с детства вложены в голову, но мы по своей безалаберности или невниманию не соблюдаем. Вместе с тем в каждом уголке нашей необъятной Родины мы не поставим по своему инспектору лесоохраны, пожарной охраны, который бы контролировал и показывал, пресекал.

Здесь очень важна именно роль волонтерства, потому что без вашей помощи… Мы тоже не всесильны и не можем охватить. Посмотрите территорию нашей страны и посмотрите территорию Японии – населения у нас меньше, а богатств больше. И охранять мы должны все вместе.

МЧС России 2018 год объявила Годом культуры безопасности жизнедеятельности. И конечно же, да, человек в форме воспринимается лучше, чем волонтер. Но, с другой стороны, волонтер разговаривает на одном языке с этой же бабушкой, которая живет в удаленной деревне, или с тем же одноклассником, с которым они…

Павел Давыдов: И самое главное – волонтеров не боятся.

Максим Максименко: Да, их не боятся, к ним прислушиваются, их слышат.

Павел Давыдов: И сегодня услышало волонтеров государство. И это тоже очень важно. И в рамках сегодняшней дискуссионной студии мы это поняли. И мне кажется, это бесценно, тем более что вы вместе продолжите совместные проекты, главная цель которых – борьба с лесными пожарами. Я хочу каждого из вас поблагодарить за такую важную и бесценную работу, но хочу пожелать вам, чтобы поводов для нее в Большой стране было как можно меньше. Спасибо вам большое!

Россия – великая лесная держава, на долю которой приходится четверть всех лесов планеты и половина мировых запасов хвойных деревьев. Но это богатство требует к себе самого серьезного отношения. Сегодня специалисты разного уровня, общественники и активисты ведут масштабную работу по сохранению лесного фонда России. Но и мы с вами можем помочь в этом вопросе, соблюдая элементарные правила поведения на природе. Нельзя забывать: лес – это наше богатство, наше здоровье и наше будущее.

Список серий