Хляби небесные

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного Телевидения России – «Большая страна», программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте! Я – Ангелина Грохольская. С 1 января будущего года в нескольких регионах России вырастет плата за капитальный ремонт многоквартирных домов. В том числе, в Свердловской, Волгоградской, Ростовской и Кировской областях. Но, повышение тарифов вовсе не означает, что чинить крыши и фасады будут быстрее. То делать, если ждать ремонта уже нет сил, да и для жизни это становится опасно? Обсудим сегодня с нашими экспертами. В студии «Большой страны» Павел Качкаев, депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству. Андрей Костянов, заместитель исполнительного директора некоммерческого партнерства «ЖКХ Контроль». Ирина Генцлер, директор направления «Городское хозяйство» Института экономики города и Нина Гузеева, председатель ЖСК «Эмблема». Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, вот у меня первый вопрос. Если мы будем говорить сегодня о сроках выполнения капитального ремонта, есть какой-то алгоритм, согласно которому эти сроки определяются? Вот каким образом? Кто назначает, что именно в этом году дом будет отремонтирован?

Павел Качкаев: Ну, вот эти сроки определяет региональная комиссия, которая существует в каждом муниципалитете. Но, для разных видов конструкций есть разные сроки капитального ремонта. Например, крыша, там раз, там, в 15 лет. Там лифт, раз в 30 лет замена, там, или капитальный ремонт. Несущие конструкции тоже имеют, зависит от того, какие они, железобетонные, кирпич. Сегодня, в принципе, у нас вот этот капитальный ремонт по видам работ даже определен. То есть, у нас есть 6 основных видов работ в жилищном кодексе. По каждому виду есть свои сроки. И каждый год эта программа капитального ремонта регионом должна актуализироваться.

Ангелина Грохольская: Что это значит, поясните? То есть, перенос срока?

Павел Качкаев: Ну, это значит, что, вот допустим, резко потекла крыша. Нам нужно ее делать там в каком-то доме. Жители обращаются, региональный оператор рассматривает этот вопрос, там, или, передвигает этот дом вперед.

Ангелина Грохольская: Так, я вас поняла. Это в теории. А вот что на практике происходит, что происходит в реальности, мы сейчас с вами увидим. Липецкая область, город Елец. Наши коллеги сняли сюжет по конкретной ситуации. Там, кстати. Крыша течет. Давайте посмотрим.

«СЮЖЕТ»

Ирина Генцлер: Я бы вот отела, кстати говоря…

Ангелина Грохольская: Да, пожалуйста.

Ирина Генцлер: Сказать, в теории действительно, все выглядит, может быть достаточно неплохо, как Павел Рюрикович сказал. Но тот же региональный оператор они имеет дело с ограниченным, путь даже большим, на наш, так сказать непросвещенный взгляд, объемом денег.

Ангелина Грохольская: Региональный оператор – это фонд капитального ремонта.

Ирина Генцлер: Это фонд капитального ремонта, да. Но, тем не менее, этих денег вполне какое-то ограниченное количество. Их хватает только на определенные объемы ремонта. И если мы хотим кого-то передвинуть на более ранний срок, значит, кого-то нужно оттуда сдвинуть на более поздний.

Ангелина Грохольская: А вот кстати.

Ирина Генцлер: Это очень большая проблема.

Ангелина Грохольская: А много таких обращений вот по стране бывает?

Павел Качкаев: Ну, достаточно много. Вот, в продолжение разговора. У нас в региональных программах 700, там, 40 тысяч домов стоит. За 5 лет, начиная с 14-го года, мы отремонтировали по всей стране, насколько мне память не изменяет, 124 тысячи многоквартирных домов. То есть, ну, 1/5 часть фактически мы сделали. И то, это по 1-му или 2-м там, 3-м видам.

Ирина Генцлер: Вот именно.

Павел Качкаев: То есть, не комплексно, я понимаю прекрасно.

Ирина Генцлер: Конечно, эта цифра, это – лукавство.

Павел Качкаев: Ну, не только лукавство, ну тут же надо…

Ирина Генцлер: Ну, потому, что на комплексный ремонт недостаточно.

Ангелина Грохольская: Это статистика, которая не совсем показывает? Прокомментируйте, пожалуйста, Андрей Викторович.

Андрей Костянов: Наоборот. На самом деле, если мы будем сравнивать с теми периодами, когда мы не платили взносы на капитальный ремонт, и вот эти 4 года, да? вот тогда, наверное, статистики покажет действительно полезность.

Ирина Генцлер: Улучшение ситуации, да.

Андрей Костянов: Улучшение. Потому, что сколько делалось до, и сколько делается сейчас. И мне кажется, эти цифры, они несравнимы. Понимаете?

Павел Качкаев: Но, с другой стороны, вот мы говорили, да, о том, что по 1-му или 2-м видам. Ну, понятно, что сегодня у нас стоимость, вернее, минимальный взнос на капитальный ремонт определяется в зависимости, ну, регионом, в зависимости от доходов граждан там, всего остального. С тем, чтобы это был посильный взнос. Вот в среднем по стране у нас на сегодня взнос 7 рублей 38 копеек, в среднем по стране. Но, допустим, у нас в том же самом Хабаровске минимальный взнос - рубль 56, Мурманская область, насколько я помню, где-то 2-10. А Москва – 17 рублей. Так вот, чтобы сделать комплексно капитальный ремонт, у нас, в принципе. только Москва 17 рублей собирает с квадратного метра, и может делать комплексный. Остальные регионы не имеют граждане такого дохода, чтоб без ущерба для собственного бюджета, большого.

Ангелина Грохольская: Подождите. Я поняла. Что получается, что деньги мы зря собираем? То есть вот собираем, собираем.

Павел Качкаев: Нет, почему это зря?

Ангелина Грохольская: А дак их не хватает все равно.

Павел Качкаев: Нет, ну понятно, что если в этом доме 5 лет течет крыша, давно можно было муниципальным властям вместе с гражданами решить этот вопрос по крышам.

Ангелина Грохольская: А каким образом? Давайте, вот у нас есть конкретная ситуация.

Павел Качкаев: Ну, я могу вам вот привести пример из личного опыта.

Ангелина Грохольская: Да, хорошо.

Павел Качкаев: Ну, вот в Уфе капитальный ремонт, взнос, платится с 96-го года. Когда еще фондов не было, ничего не было, с 96-го года. Вот с 96-го года мы взяли два направления взяли. Первое направление – это ремонтировать все крыши, все крыши отремонтировать. Второе направление, это мы пытались решить, но до конца не решили, это лифты. Но, тем не менее, крыш сегодня, вот таки «диких», когда по 5 лет, ну нет. То есть, это в городе муниципалитет должен решить, что является основным вот вопросом у жителей.

Андрей Костянов: Смотрите, на самом деле, тут инструментов то очень много. Начиная с того, чтобы собственникам, подчеркиваю, принять решение о внесении какого-то единоличного взноса, то есть, тем самым увеличивая эту денежную массу и провести капитальный ремонт. Да? Соответственно, это 427-й приказ об актуализации программ по капитальному ремонту. Это уход на специальный счет. Я ведь посмотрел, дом небольшой. Это не 600-700 квартир, где собрание собрать, ну, тяжело, скажем так.

Павел Качкаев: Да, стандартная пятиэтажка.

Андрей Костянов: Стандартная пятиэтажка, там 80 квартир. В принципе, собраться вполне реально.

Нина Гузеева: А вообще этот дом, он какого подчинения? Он ЖСК, ТСЖ? Что он?

Ирина Генцлер: Нет, там просто управляющая компания.

Ангелина Грохольская: Нет, управляющая компания. Да.

Нина Бузеева: Ну, тогда, если спецсчет. Для них же все возможности самим это сделать.

Ангелина Грохольская: Вот расскажите. Вот вы руководите ЖСК.

Нина Бузеева: Я руковожу ЖСК.

Ангелина Грохольская: Есть еще форма товарищество собственников жилья. Может быть…

Нина Гузеева: Я в Москве. У нас спецсчет.

Ангелина Грохольская: Это выход?

Нина Гузеева: Это выход. Это выход, это вариант. Во-первых, люди реально видят, куда эти деньги идут. У меня всего 2-3% кто не платит, ну, у кого задолженность есть. Но люди видят, куда эти деньги идут и очень легко на собрании решать те работы, которые нужно.

Ангелина Грохольская: Что вы уже сделали?

Нина Гузеева: В 15-м году мы ничего не сделали. В 16-м году мы сделали отмостки все. В 17-м году у нас плохие стены, пустотелые панели, есть обследование. Мы сделали торцевые стенки. А в этом году мы сделали, полностью утеплили с пожарной стороны стену дома. Дом у меня 10-ти подъездный, 9-ти этажный.

Павел Качкаев: Да, прилично.

Ангелина Грохольская: Приличный дом, гораздо больше.

Нина Гузеева: И мне, чем повезло, вот мы уже разговаривали, с коллегами об этом, я нашла подрядчика, который мне, мне не пришлось брать кредит. Потому, что, допустим, на пожарную, для того, чтобы утеплять со стороны «пожарки», нужно было 11 миллионов, у нас таки денег еще не собрано. Мы заключили договор с рассрочкой беспроцентной, на 2 года. Это очень удобная система, и такие подрядчики есть и они работают.

Павел Качкаев: Ну, вообще вот спецсчет. Ведь понимаете, когда мы начинали в 14-м году работать, на спецсчете у нас было меньше 5% домов.

Ирина Генцлер: В среднем, да.

Павел Качкаев: В среднем. Сегодня уже больше, чем 11%. Спецсчет – это выход. Вот почему мы, как сказать, перешли на общий котел? Нужно было просто очень быстро запускать капитальный ремонт в стране.

Ангелина Грохольская: А вот сейчас, допустим, опять же возвращаясь к нашей Липецкой ситуации, люди уже несколько лет собирали деньги на капитальный ремонт, в фонд капитального ремонта. Вдруг сейчас они, посмотрев нашу программу, решают, что они готовы создать ТСЖ и спецсчет. Могут они…

Ирина Генцлер: Создавать товарищество им не нужно.

Павел Качкаев: ТСЖ не нужно.

Ангелина Грохольская: Что им нужно?

Павел Качкаев: Собрание провести.

Ирина Генцлер: Просто принять решение о том, что мы хотим специальный счет. И мы хотим забрать все деньги.

Ангелина Грохольская: То есть, им даже не надо менять форму управления домом?

Ирина Генцлер: Им ничего не нужно менять.

Павел Качкаев: Мы упростили до предела. Вот вместе, кстати, с Институтом города. То есть раньше эта процедура занимала два года. По-моему, минимум, вот в первоначальном варианте. То сейчас не более года и 50% от общего количества голосов.

Ирина Генцлер: Мне кажется, в той ситуации, когда вот люди уже намучились в течение нескольких лет, и они не видят перспективы, что к ним в ближайшее время кто-то придет и сделает. И более или менее внятная управляющая организация. Плохо только, что она похожа не очень информированная. Потому, что она могла бы предложить людям этот вариант.

Павел Качкаев: И обследование они должны делать.

Ирина Генцлер: Обследование управляющая организация должна сделать. И как только люди открывают свой специальный счет, получают все деньги, которые они раньше в котел уплатили.

Ангелина Грохольская: Вот это вот очень важный вопрос, да.

Ирина Генцлер: Вот. То тогда они уже будут видеть, а сколько у ни денег. А сколько им нужно? А сколько не хватает? Может быть действительно, вариант - договориться с каким-то подрядчиком, который примерно, там, на полгода рассрочку даст. А может быть, ради того, чтобы кардинально сразу хорошо сделать, ну, как минимум, крышу, разовый взнос. На протяжении там 6 месяцев там повышенный размер взноса. Просто надо решить конкретную проблему. Крышу. А потом дальше уже двигаться вот пошагово.

Ангелина Грохольская: Вот вы сказали, что они могут забрать те деньги, которые уже сдавали. А как они их могут забрать? Ведь я так понимаю, что деньги аккумулируются на счету регионального оператора, и они сразу же идут на ремонт какого-то дома, который стоит в очереди.

Павел Качкаев: Вот, к сожалению, к сожалению не сразу. Если посмотреть остатки, которые находятся на счетах в целом по стране, эта цифра очень значительна, 133 миллиарда.

Ангелина Грохольская: Тогда другой вопрос, почему эти деньги, почему эти деньги не идут на ремонты домов? Почему они лежат на счетах? Или что? Или они не лежат на счетах? Что с ними происходит?

Ирина Генцлер: Нет, они лежат. Они лежат.

Павел Качкаев: Они лежат. Эти деньги «окрашены», эти деньги через казначейство. То, что они лежат, ни у кого сомнений нет. Другое дело, что во многих регионах программа регионального капитального ремонта годовые из года в год не выполняются. Вот, например, мы очень много говорили о Тыве, о Кавказских республиках, там собираемость плохая. Мы говорили о Красноярском крае, где практически…

Ирина Генцлер: Пермь, по-моему…

Павел Качкаев: Пермь, где больше годового объема лежит на счете. Понимаете, то есть, из денег 133 миллиарда лежит.

Ангелина Грохольская: Но, как выясняется, ремонт это тоже не всегда спасение. У нас есть еще один небольшой сюжет. Там ремонт сделали. Но вот что получилось, давайте посмотрим. Этот сюжет сняли мои коллеги из Службы информации.

«СЮЖЕТ»

Ирина Генцлер: Вот, на мой взгляд, это как раз иллюстрация абсолютно непрофессионального подхода. Потому, что, понятно, что дом старый, это было видно, прямо, наверное, уже из бумаг, то первым делом, это должно было быть правильное обследование.

Павел Качкаев: Конечно.

Ирина Генцлер: Правильный проект. Ни в коем случае подрядчик не мог складировать материалы в чердачном перекрытии, которое…

Павел Качкаев: В чердачном перекрытии.

Ангелина Грохольская: Которое он ремонтирует, да.

Ирина Генцлер: И вот это, тут не причина в том, что жители были уведомлены или не уведомлены. Это неправильная организация производства работ вообще, да? В чем тогда причина? Вот у меня мнение, что региональный оператор, фонд капитального ремонта, он просто не может обеспечить индивидуальный подход к каждому дому. И в результате, вот такие ляпы, они очень часто случаются. Опять-таки, был бы это специальный счет!

Ангелина Грохольская: Вот я хочу, Нина Дмитриевна, у вас мола такая ситуация хотя бы в теории произойти?

Нина Гузеева: Нет, нет. Когда мы начинали делать первый капитальный ремонт, то мы договорились с Управой. Мы поставили специально, ну, как бы гараж такой, мини гараж, куда все складировали. Потому, что жилищная инспекция, у нас тогда опрессовка шла, все прочее, в подвалы мы ничего не могли заносить. Других помещений у нас никаких нет. И подрядчик просто-напросто оплачивал этот гараж, аренду.

Павел Качкаев: Это все зависит от руководства.

Нина Гузеева: Нет, человеческий фактор, человеческий фактор никто не отменял.

Ангелина Грохольская: Кто руководит, не важно, да.

Ирина Генцлер: В этом никто не заинтересован. Когда все эти дома идут скопом, то там уже не до того, чтобы индивидуально…

Павел Качкаев: Ну да, здесь, здесь вариант повторения, конечно, меньше. Возможность вот повторения.

Ангелина Грохольская: «ЖК» Контроль», вот у вас в самом названии вашей организации уже есть то самое волшебное слово – «контроль», который, собственно, должен происходить вот в сфере жилищного…

Андрей Костянов: Ну, мы не обладаем контрольно-надзорными функциями, да. Ну, смотрите, на самом деле, обращения по вопросам капитального ремонта, они действительно есть. И их стало меньше, это правда. Вопрос о том, что платить мы не будем, зачем нам это надо, таких вообще уже нет. Ну, может быть там какие-то сотые доли процента. Что касается качества работ. Да, они попадаются, причем, бывает это не только от тех собственников, которые живут в домах, где заказчиком выступал фонд капитального ремонта. Но и там, от жителей тех домов, где форма управления там ЖСК, ТСЖ, ТСН.

Ангелина Грохольская: Ну, и на старуху бывает проруха.

Андрей Костянов: Да, да, да, да. Но, со своей стороны разъясняем, что вы действительно, особенно, если это случай ТСЖ, ЖСК, если это спецсчет, то управляющая организации, просто обращайте внимание на договор. Прописывайте гарантийные условия, хотя они должны быть, безусловно. Но в арбитражном суде проще, когда все-таки этот пункт в договоре присутствует. Вот таким образом.

Ирина Генцлер: Это вот нас подводит к вопросу о том, что в более-менее нормальной ситуации находятся дома, ЖСК, ТСЖ, у которых уже есть многолетний опыт управления своими домами. Организация текущих ремонтов, где-то каких-то выборочных капитальных. То есть там руководство организацией вот собственников, оно уже как бы научилось все это делать. Но у нас достаточно много домов, молодых или вот домов, которые выбрали специальный счет, а у них управляющая организация, а не ТСЖ. И здесь очень важно чтобы собственники могли где-то получить консультацию, информацию. Методическую поддержку, чтобы они не просто сами изучали договор и думали, а что бы туда им вписать такое правильное, да? А чтобы были какие-то хорошие уже образцы. И может быть, уже были бы какие-то реестры подрядчиков, которые себя уже проявили. У них есть хорошие рекомендации тех же домов, где они уже работали и делали капремонт. Вот этого сейчас очень-очень не хватает.

Павел Качкаев: Кстати, во многих регионах такие реестры созданы, кстати. Во многих регионах.

Ирина Генцлер: Появились, да.

Павел Качкаев: И «ЖКХ Контроль», кстати, основная. Ведь не только контроль, вот сейчас, насколько я знаю, постольку поскольку тоже имею тоже какое-то там отношение к «ЖКХ Контролю», у них основная функция – это еще и просветительская функция.

Ирина Генцлер: Да.

Павел Качкаев: Они проводят громадное количество семинаров. Вот среди старших по подъездам, по домам. Сегодня же у нас за качество подписывает, вернее, «процентовки» же подписывает старшая по дому, или председатель домкома. Я понимаю, что можно что угодно, да.

Ирина Генцлер: Здесь все угодно можно подписать, потому, что ты не специалист.

Павел Качкаев: Ну, страна у нас большая.

Ирина Генцлер: Большая.

Павел Качкаев: И очень разная. Но, тем не менее, вот сточки зрения, если ты все делаешь по букве закона, достаточно, можно, как бы сказать, за качеством все-таки уследить.

Ирина Генцлер: Уследить. Следить можно, да.

Ангелина Грохольская: Давайте, уже подводя итог нашей беседы, я для себя пеняла несколько тезисов. Но хотелось бы от вас услышать, вот конкретно по ситуации в Ельце. Люди 5 лет уже каждую весну и осень встречают с зонтиками в своих квартирах. Что им делать? Вот их первые шаги сейчас, какие могут быть?

Павел Качкаев: Ну, уже обсуждали. Вообще есть один тоже из реальных шагов, это признать этот дом как чрезвычайная ситуация. Мы же 2 года назад сделали специальную пометку, если в доме случаются аварии или чрезвычайные ситуации, то этот дом идет вне очереди.

Ирина Генцлер: Очереди, да.

Павел Качкаев: По ремонту, по капитальному ремонту. По данному виду. Это вот первый вариант.

Ирина Генцлер: Это как раз те деньги, которые они сегодня не расходуют, эти фонды. Они могут их потратить на такие чрезвычайные ситуации.

Павел Качкаев: Второе, второе предложение, то, что говорили это перейти на спецсчет. Но это ведь тоже займет год. Но, тем не менее, тогда эти деньги будут управляться самим домом.

Ирина Генцлер: Но за этот год они все решат, подрядчика найдут.

Нина Гузеева: Ну, наверное, в данной ситуации им, наверное, надо выйти на жилищную инспекцию.

Ирина Генцлер: Ну, ее уже показывали даже нам.

Нина Гузеева: Я понимаю. Это в любом случае заключение все равно нужно будет от них.

Ангелина Грохольская: А может быть, «ЖКХ Контроль» как-то туда привлечь?

Андрей Костянов: Смотрите, ну есть у нас, действительно, региональный центр в Липецкой области, довольно таки хорошо работает. Но, прежде всего тут надо начинать с самих собственников. Вот если обратимся опять к сюжету, они пытались собраться, но они не собрались. То есть, вопрос заинтересованности, он оставляет желать лучшего. Поэтому тут для начала…

Ирина Генцлер: Не согласна насчет заинтересованности. Когда у всех все так протекает, это вопрос не заинтересованности. Это вопрос неправильной организации общего собрания.

Павел Качкаев: Это хоть мы и говорим, что управляющая компания грамотная.

Ирина Генцлер: В заочной форме, когда в течение месяца можно дойти да каждой квартиры. И каждая квартира проголосует, что она хочет, чтобы были свои деньги, чтобы был ремонт. Для этого надо заочное голосование, правильно организовать собрание.

Ангелина Грохольская: Это точно, да. Ну что же, спасибо! Мы будем за этой ситуацией следить. Передадим все ваши пожелания и советы жителям этого дома. И, может быть, управляющая компания действительно, пойдет как-то навстречу, и сама инициирует или поможет организовать это собрание. И возможно, там появится спецсчет. Но во всяком случае, хочется пожелать, конечно, нашим зрителям, чтобы крыша у них не текла. Не только в этом доме, но…

Ирина Генцлер: В остальных желательно тоже, чтобы она не текла.

Ангелина Грохольская: В остальных, да, тоже.

Павел Качкаев: Кстати, управляющая компания может быть владельцем спецсчета, если никто не хочет.

Ирина Генцлер: Да, да, да, да. Если никто не заинтересован в управлении своим домом, чтобы люди были довольны, и более-менее так планово его приводить в порядок, конечно, она может стать владельцем специального счета. Потому, что куда людям кидаться?

Ангелина Грохольская: Но только после собрания! Спасибо вам большое. И на сегодня – все. Удачи и до встречи. Адрес нашей программы в интернете www.otr-online.ru Мы доступны и в социальных сетях. Пишите, задавайте вопросы. И помните, несмотря на расстояния, мы рядом!

Список серий