Константин Бобков: Социальное оружие нашего музея - это театр

Ангелина Грохольская: Здравствуйте! Сегодня мы говорим о людях Большой страны. И у нас в студии Константин Бобков – генеральный директор Государственного литературно-мемориального музея-заповедника Антона Павловича Чехова "Мелихово". Константин Васильевич, здравствуйте.

Константин Бобков: Здравствуйте.

Константин Бобков родился в Баку. По первой специальности инженер-механик, второе образование – гуманитарное. До того как возглавил "Мелихово", работал генеральным директором Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника, заместителем министра культуры Московской области. Константин Васильевич – кандидат философских наук, заслуженный работник культуры России.

Ангелина Грохольская: Константин Васильевич, скажите, пожалуйста, а сколько всего экспонатов в музее?

Константин Бобков: 22 тысячи с лишним.

Ангелина Грохольская: С лишним?

Константин Бобков: Это очень маленькая…

Ангелина Грохольская: Да?

Константин Бобков: Потому что, допустим, Музей Московской области, крупнейший музей, имеет под 200 тысяч экспонатов, 300 тысяч экспонатов. Ну, мемориальные музеи, конечно, имеют более маленькое количество.

Ангелина Грохольская: А что вы считаете гордостью вот из экспонатов? Вот чем вы гордитесь лично?

Константин Бобков: Конечно, мемориальные вещи, которые носил, которые имел, которыми писал Антон Павлович Чехов. Понимаете, в основном хорошие, очень ценные экспонаты мы показываем в экспозиции. Правда, в последние несколько лет нам удалось с помощью Министерства культуры Московской области закупить у частных коллекционеров тоже очень интересные вещи, которые еще не входят в постоянную экспозицию, а они находятся у нас в фондах. В частности, это подарок Левитана сестре Чехова, золотой кулон с надписью "31". Это подарки Чехова Станиславскому и его жене, тоже такие золотые броши. Наверное, вот эти экспонаты являются гордостью наших последних приобретений.

Ангелина Грохольская: К вам коллекционеры сами приходят, вот у кого что-то есть, или это приходится, не знаю, каким-то образом искать, изучать?

Константин Бобков: Вы знаете, конечно, с одной стороны, требуется искать. Но с другой стороны, если коллекционер хочет продать, он обращается к нам в музей.

Ангелина Грохольская: Продают?

Константин Бобков: Да, продают, конечно.

Ангелина Грохольская: Не отдают в дар музею?

Константин Бобков: Ну, есть люди, которые дарят музею. Но вот такие экспонаты, о которых я сказал, конечно, они продают. Есть вещи, которые продаются на аукционах. К нам специально поступает по почте предложение участвовать. Нам описывают, какие эти вещи. И, естественно, мы принимаем меры для того, чтобы постараться заполучить их в коллекцию. Естественно, это тоже стоит денег.

Ангелина Грохольская: А сколько? Вот мне интересно. Если это не секрет, конечно, не коммерческая тайна.

Константин Бобков: Да нет. Вот то, о чем я говорил, те подарки, которые, кстати, нам подарил губернатор Московской области, стоили 500 тысяч рублей. Это немного.

Ангелина Грохольская: Недавно генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, он же президент Союза музеев России, сказал, что посещаемость у музеев в России сейчас выше, чем у кинотеатров. Так ли это? Потому что в кинотеатры, мне кажется, тоже сейчас ходят достаточно охотно.

Константин Бобков: Понимаете, сказать, что у нас, допустим… Мы все-таки небольшой музей и находимся не в центре Санкт-Петербурга или Москвы, и поэтому я не могу сравнить нашу посещаемость с кинотеатром. Но во всяком случае, я пришел директором где-то в 2003 году, у нас посещаемость в музее была 47 тысяч.

Ангелина Грохольская: В год?

Константин Бобков: В год. Сейчас у нас посещаемость 167 тысяч. Есть рост. И, естественно, это сказывается на наших заработках и даже на самом виде музея, потому что мы деньги вкладываем, естественно, в развитие музея, в его экспозиции, территории.

Ангелина Грохольская: А за счет чего такой рост?

Константин Бобков: Наверное, за счет возрастания интереса. Особенно этому помог юбилей Антона Павловича Чехова, 150 лет со дня рождения.

Ангелина Грохольская: в 2010 году, да?

Константин Бобков: Да. Вышел указ президента, нам были выделены средства на приведение музея в порядок. Мы восстановили порядка 20 объектов. Естественно, музей стал краше, будем говорить, появились новые формы работы и возможности. У нас был организован театр. Мы практически, я так понимаю, единственный музей в России, если не в мире, который имеет в составе музея профессиональный театр. Это огромную помощь нам дает в нашей работе с посетителями. Наверное, поэтому.

Ангелина Грохольская: А кто ваш посетитель? Вот есть какой-то среднестатистический портрет?

Константин Бобков: Да, мы проводим регулярно анализ. Где-то 70% у нас посетителей – это Москва, естественно, Московская область и ближайшие области, Тульская, Калининская… то есть Калужская область. Вот, наверное, эти области.

Ангелина Грохольская: Это по географическому признаку.

Константин Бобков: Да

Ангелина Грохольская: А возраст?

Константин Бобков: Возраст? Раньше было более организованное посещение школьниками. Мы помним до сих пор вот эти желтые автобусы, которые называются "школьные автобусы", которые бесплатно московским школам выделяло Правительство Москвы, которые прямо колоннами выстраивались у входа в музей. Но сейчас такой практики нет. Сейчас очень трудно вывозить детей. Сейчас это перекладывается на плечи родителей, поэтому в основном сейчас у нас больше всего посетителей – это семейное посещение: папа, мама, два или один ребенок.

Ангелина Грохольская: И частное, соответственно, не организованное, да?

Константин Бобков: Да, в основном частное.

Ангелина Грохольская: То есть вот приехала семья…

Константин Бобков: Нет, у нас сохранилось, конечно. У нас много договоров с турфирмами, которые привозят централизованно. Но сейчас резко изменился контингент посещения на семейную аудиторию.

Ангелина Грохольская: Слушайте, мне кажется, это сложнее. Вот вам привезли школьников, и вы понимаете, что есть целевая аудитория и как с ней работать. Приехала семья: папа со своими какими-то интересами, мама, тут еще дети. Как их так организовать, чтобы они не только остались на целый день, но еще и приехали на следующие выходные?

Константин Бобков: Ну, единственная возможность – заинтересовать. И заинтересовать, наверное, такими формами, которые годятся и для взрослого, и для детишек.

Ангелина Грохольская: Ну, расскажите.

Константин Бобков: Ну, допустим… Правда, мы не совсем, как говорится, обычные.

Ангелина Грохольская: Вы не обычный музей, конечно.

Константин Бобков: Как я уже сказал, у нас такое сильное орудие наше – это театр. У нас очень популярный музейно-театральный дивертисмент, как мы называем, "Дачная лихорадка, или 22 невинных удовольствия". Он начинается в 17:00 и заканчивается в 22:00. И, естественно, он рассчитан на семейную аудиторию. Ну, ничего, что в 10 часов, все-таки с родителями дети уезжают спокойно. И мы встречаем группу до 100 человек, мы разбиваем их на 5 групп. Их встречает как бы хозяин усадьбы. В основном эту роль исполняет наш заслуженный артист республики Юрий Иванович Голышев, который рассказывает об усадьбе, рассказывает о помещичьей жизни.

Затем они идут по усадьбе. Там много юмористических даже таких предложений. Допустим, артист театра работает как бы… ну, не экскурсоводом, а как бы менеджером – он предлагает купить дачу и водит по нашим помещениям, по экспозициям. Ну, Чехов купил же это поместье. Они устраивают соревнования, они катаются на тачках. Это была любая привычка Гиляровского. Когда он посещал усадьбу, он сажал Чехова и катал его на тачке. Мы учим в рамках этого дивертисмента, как мы называем, играть в крокет. Чехов любил крокет. У нас вообще все основные мероприятия наши связаны с интересами Чехова и с жизнью в его усадьбе.

Ангелина Грохольская: То есть в традиции того времени, да?

Константин Бобков: Да. Затем они встречаются. Затем один из хороших актеров нашего театра (они все у нас хорошие, но который может работать с детьми и взрослыми) проводит с ними так называемый дивертисмент. То есть их учат играть какую-то пьесу Чехова… ну, не пьесу, а какой-то рассказ. Это бывает очень смешно. Они надевают костюмы, с ними проигрывают смешные сценки.

Ангелина Грохольская: То есть люди, которые приехали, да?

Константин Бобков: Да, да, да. Их пристраивают в театр, и они учатся. И в конце мы показываем спектакль, всем детям и родителям показываем спектакль нашего театра. Вот, наверное, так.

Ангелина Грохольская: А кто придумал такую историю замечательную? Если честно, я даже не слышала, чтобы в каком-то музее вот так все в комплексе.

Константин Бобков: У нас очень сильная научная часть, у нас очень сильный театр, очень креативные артисты, художественная часть, поэтому это как бы продукт совместной деятельности. Идея этого праздника принадлежала моему заместителю по научной работе. Затем театр изукрасил это различными театральными приемами. И вот так родилось. И она уже где-то года три у нас идет, причем практически всегда при стопроцентной заполненности группы.

Ангелина Грохольская: Константин Васильевич, а вы свой театр любите?

Константин Бобков: Очень люблю, конечно.

Ангелина Грохольская: А вам никогда не хотелось тоже выйти на сцену?

Константин Бобков: Нет.

Ангелина Грохольская: Может быть, опыт такой был?

Константин Бобков: Нет, опыт был.

Ангелина Грохольская: Да?

Константин Бобков: Мы все в школе… Нет, я думаю, что каждый должен заниматься своим делом.

Ангелина Грохольская: Каждому свое.

Константин Бобков: Естественно. Потому что моя задача – обеспечить театр, самое главное, деньгами, материалами и кадрами, конечно.

Ангелина Грохольская: Вот про кадры. Был связан скандал всем известный с театром, когда ушел режиссер. Вы знаете, когда мы общались с вашими коллегами (честно скажу, перед беседой мы обязательно общаемся с коллегами наших героев), и они сказали: "Да, режиссер ушел, да, была не самая приятная история, но никто из актеров не покинул труппу". Это действительно так?

Константин Бобков: Конечно. Я считаю, никакого скандала не было. Это нормальное, как говорится, развитие событий, потому что любой режиссер стремится к самостоятельности, а театр – все-таки это отдел музея. И Владимир Георгиевич Байчер – он отличный режиссер, хороший воспитатель, педагог. Ну, естественно, пожелал сделать самостоятельный театр.

Ангелина Грохольская: Ну, это его право.

Константин Бобков: Это его право. Но не за счет отделения театра от музея и лишения музея вот такого…

Ангелина Грохольская: Просто мне кажется, что вот та история, что остались актеры – это очень показательно.

Константин Бобков: Да.

Ангелина Грохольская: Потому что обычно актеры уходят за режиссером, по крайней мере большинство.

Константин Бобков: Нет, я очень доволен. У нас очень сознательная труппа, они очень любят "Мелихово". И практически никто не ушел. У нас сейчас хорошие молодые режиссеры, причем которые работали с театром уже долгое время, которых сам рекомендовал театр. Допустим, директор театра – это артист нашего театра. То есть тоже все руководство родилось в коллективе.

Ангелина Грохольская: Вы своих воспитываете, да?

Константин Бобков: Ну да. Наверное, это все-таки лучше.

Ангелина Грохольская: У менеджеров, у руководителей неважно какого коллектива всегда есть некие принципы, на чем он строит свою работу. Работать с людьми творческими, мне кажется, в какой-то степени легче, а в какой-то степени сложнее. Это все-таки не производство, каждый со своим характером. Вот у вас есть какие-то свои принципы, столпы, на которых держится ваша работа, благодаря чему складывается такой коллектив и музей становится лучше?

Константин Бобков: Ну как? Вы знаете, за время моей работы директором музея я уволил где-то два-три человека максимум. И практически у нас нет текучести кадров. Ну, если только рабочие профессии – иногда приходят, уходят. Но уволил по критериям одним – это люди, которые были склонны к каким-то склочным разговорам, которые будоражили коллектив и так далее.

Вот единственное, что я не выношу – это вот такое отношение к своим обязанностям, к своей работе. Музейный коллектив – сложный. Смотришь – некоторые коллективы прямо раздираются от противоречий, от каких-то склок и так далее. В принципе, театральные коллективы тоже сложные. Вот у нас, честно говоря, нет, слава богу. Я считаю, что именно вот такое отношение, наверное, жесткое отношение к подобным поступкам, и в то же время очень внимательное отношение к любым сотрудникам музея со стороны руководства музея, со стороны коллектива, наверное, помогает нам все-таки избежать вот этих привычных, где-то нехороших ситуаций.

Ангелина Грохольская: Сегодня у нас в гостях генеральный директор Государственного литературно-мемориального музея-заповедника Чехова "Мелихово" Константин Бобков. Мы продолжим буквально через пару минут.

Государственный литературно-мемориальный музей-заповедник Антона Павловича Чехова "Мелихово" основан в 1940 году на территории усадьбы, где в течение 7 лет жил и работал писатель. В этот период им было написано более 40 произведений. Коллекция "Мелихово" насчитывает более 20 тысяч экспонатов. Это один из самых посещаемых музеев России.

Ангелина Грохольская: Константин Васильевич, в одном интервью я прочитала, вы сказали, что к Чехову относитесь, как к соседу. А вот если представить, что вы и Антон Павлович Чехов действительно соседи, вы жили бы в одно время, как вы думаете, каким бы он был соседом?

Константин Бобков: Я просто знаю, каким он был соседом, когда он жил в Мелихово. Он был очень интересный, очень яркий, очень гостеприимный человек. Хотя порой ему надоедали те бесконечные гости, которые были у него постоянно. Он уходил во флигель, который построил специально для этого.

Ангелина Грохольская: Для уединения.

Константин Бобков: И писал, писал, писал, находил это время. Но с другой стороны, стоило как-то разъехаться гостям, как он уже писал, посылал письма: "Хорошо бы, если бы вы приехали…" И вот это его характеризует, конечно, как очень общественного человека.

С другой стороны, он вел большую общественную работу. Он был доктором. Когда он жил в Мелихово, он работал еще санитарным доктором. Он строил школы, был попечителем народного образования. Три школы построены Чеховым. Понимаете? Это очень интересный человек, очень интересная жизнь.

Ангелина Грохольская: А если бы вы с ним встретились по-соседски, о чем бы вы с ним поговорили?

Константин Бобков: Трудный вопрос, потому что столько интересных задумок в его работах, столько, казалось бы, интересного можно было выяснить дополнительно. Потому что некоторые работы… Допустим, "Черный монах", который мы сейчас готовим в постановке, очень интересная и очень глубокая, где-то философская работа. Мне как философу было бы интересно поговорить об этих проблемах. Очень хотелось бы мне знать не душевное состояние, а душевный настрой Антона Павловича, его отношение к вере, ко многим таким смежным вопросам, которые не раскрыты в литературе. И существует много версий на самом деле о его отношении к этим вопросам. Ну, наверное, хорошо было бы попить чайку. Хотя Чехов любил кофе.

Ангелина Грохольская: Да?

Константин Бобков: Да. У нас даже есть очень умная кофеварка, которую подарили Чехову, но он ее очень не любил и заваривал все традиционным способом.

Ангелина Грохольская: Вы уже упомянули о том, что в Мелихово Чехов не только писал, а он принимал пациентов и оказывал медицинские услуги, потому что он был врачом по профессии.

Константин Бобков: Да.

Ангелина Грохольская: У вас сейчас есть благотворительный марафон. В прошлом году вы помогли даже собрать деньги на лечение мальчика. Это такая дань традиции меценатства, благотворительности, помощи? Или что вот это? Зачем это музею?

Константин Бобков: Наша задача… Когда я пришел в музей, мы все-таки решили восстанавливать не только экспозицию, где жил Чехов, мы хотели восстановить и быт, и привычки усадьбы. У Чехова была конюшня – у нас есть конюшня. У Чехова были гуси, утки – значит, у нас есть гуси, утки. Единственное, чего у нас нет – это баранов и коров. Он играл в крокет – мы сделали крокет. Мы старались, чтобы усадьба жила так, как при Чехове.

Чехов бескорыстно помогал окружающему населению. Он, во-первых, лечил бесплатно, он никогда не брал денег за это. Его отношение к школе, к народному просвещению – это вообще… Ну, три школы построить практически на свои деньги, хотя он и собирал эти деньги. Мы считаем, что это надо тоже продолжать. И впервые в прошлом году провели благотворительный марафон, помогли, собрали деньги на тренажер для больного мальчика и торжественно передали ему. И в этом году мы будем делать. То есть это уже вошло в нашу, как говорится, работу.

Ангелина Грохольская: Это уже ваша традиция.

Константин Бобков: Это уже наша традиция.

Ангелина Грохольская: Я знаю, что вы предложили даже коллегам-музейщикам подключиться к таким марафонам, проводить какие-то благотворительные акции у себя.

Константин Бобков: Да. У нас очень тесная связь со всеми музеями. Мы приглашаем друг друга. Кстати, 23 июня у нас будет День гостей так называемый, то есть день рождения музея. Мы приглашаем все музеи приехать к нам со своими программами. Посмотрим. Вот это мы делаем в первый раз.

Ангелина Грохольская: Сегодня мы встречаемся практически в канун… да не практически, а в канун Международного дня музеев. Я поздравляю вас с профессиональным праздником, ваших коллег и вообще всех нас, всех любителей интересных музеев.

Константин Бобков: Спасибо.

Ангелина Грохольская: И наверняка что-то впервые будет происходить. А может быть, какие-то традиции продолжатся и в День музеев, и в Ночь музеев? Расскажите, пригласите нас.

Константин Бобков: Вот эти события совпадают с открытием нашего фестиваля, нашего традиционного фестиваля "Мелиховская весна", который уже 19-й по счету, хотя зарождался он гораздо раньше. В частности, в этом фестивале впервые наш театр выходит с большой и громкой премьерой "Дядя Ваня", мы поставили. И вот сейчас мы заканчиваем подготовку "Дяди Вани". Он будет очень оригинальный – он будет в усадьбе, не в помещении. И вообще мы стараемся ставить наши спектакли в усадьбе. И на фестиваль мы приглашаем в основном… не приглашаем, а предлагаем сыграть на воле, на открытом воздухе, в интерьерах усадьбы. Они сами могут выбрать, где им играть. И это очень нравится посетителям.

У нас в этом фестивале впервые пройдет День Ефремова, организованный совместно… Олега Николаевича Ефремова, который очень любил Мелихово, очень часто бывал. Он пройдет вместе с фондом Олега Николаевича, и возглавляет его Анастасия Ефремова, которая помогает делать нам все это.

У нас впервые пройдет полноценный детский день фестиваля, где мы покажем для разных возрастов детей – от 2–3-летних до старшего возраста – покажем спектакли, там будет и чаепитие, и программы развлекательные. Это тоже новое.

Ангелина Грохольская: Я уже понимаю, что надо в свой календарь, в свой график обязательно поставить посещение и приезд к вам в музей, потому что очень много интересного, правда.

Константин Бобков: Приезжайте, приезжайте

Ангелина Грохольская: Даже послушав вас, уже хочется это сделать.

Константин Бобков: И всех я приглашаю зрителей.

Ангелина Грохольская: Присоединяйтесь! Спасибо вам огромное.

Константин Бобков: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Сегодня у нас в студии был генеральный директор Государственного литературно-мемориального музея-заповедника Чехова "Мелихово" Константин Васильевич Бобков.

Список серий