От винта

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное Телевидение России. В эфире «Большая страна», программа о людях, обществе и власти. Я Павел Давыдов, здравствуйте! По вторникам, в нашей дискуссионной студии мы обсуждаем актуальные региональные проблемы. Собираем разные мнения. А главное – ищем пути выхода из конкретной ситуации. К деятельности гражданской авиации России в последние годы приковано пристальное внимание чиновников, общественности и средств массовой информации. Это связано, в основном, со сбоями пассажирских перевозок и банкротством ряда авиакомпаний. Между тем серьезные проблемы накопились и в так называемой авиации общего назначения, важность которой также трудно переоценить. Чтобы понять, какую роль она играет в жизни страны достаточно посмотреть на карту России, в некоторые места которой можно долететь, разве, что только самолетом. Многочисленные аэроклубы, зарегистрированные, как некоммерческие организации, за последние годы подверглись атаке со стороны надзорных органов всех уровней. А ведь эти объединения обеспечивали подготовку летного и технического персонала для отрасли. Что же сегодня происходит вокруг авиации общего назначения? Попробуем ответить на этот вопрос с нашими гостями. В студии «Большой страны» Владимир Тюрин, Президент правления межрегиональной общественной организации пилотов и граждан-владельцев воздушных судов. Владимир, здравствуйте!

Владимир Тюрин: Добрый вечер!

Павел Давыдов: Дмитрий Куликов, пилот, руководитель Московского авиаузла профсоюза авиации общего назначения. Дмитрий, приветствую Вас!

Дмитрий Куликов: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Владимир Лесняк, руководитель частного аэродрома «Орешково», Калужской области, Владимир, приветствую!

Владимир Лесняк: Здравствуйте!

Павел Давыдов: И Дмитрий Тимошенко, вице-президент Федерации планерного спорта, Дмитрий, приветствую Вас!

Дмитрий Тимошенко: Добрый вечер!

Павел Давыдов: Итак, говорить мы сегодня будем о проблемах авиации общего назначения. Но в первую очередь, хочу попросить Вас объяснить, что же это такое, ведь в терминологии путаются даже эксперты. Владимир, Вам слово!

Владимир Тюрин: Верно! Эксперты путаются, и мы сейчас толком юридического определения не дадим. Но во всем мире под авиацией общего назначения понимаются в общем, более-менее понятные явления. Это маленькие самолетики, которые занимаются либо частными полетами, либо полетами для развлечения, либо спортивными полетами. А также перевозкой почты, поиском пожаров в селах и тому подобное. У нас, в нашем законодательстве есть чуть более узкое определение, оно говорит о том, что авиация общего назначения – это то, что не коммерческие воздушные перевозки, и не авиаработы. Но при этом есть масса видов деятельности, допустим обучение, и авиация общего назначения, как Вы, верно, сказали, может выполнять какие-то платные, в том числе услуги.

Павел Давыдов: Может быть, путаница у нас возникла как раз на фоне того, что много проблем? Не может никто разобраться, что это такое и не знают, как регулировать эту отрасль?

Владимир Тюрин: Путаница, она юридическая, да? То есть, некоторые страны используют это определение в законодательстве. Допустим, в США не этого определения. Понятие там два английских слова, General Aviation, используются просто как бы в общем, языковом смысле. А у нас авиация общего назначения, это переведено на русский язык, это определение в наш воздушный кодекс введено. В Китае есть определение, в Европе, в большинстве стран в воздушном законодательстве Вы не найдете определения, поэтому небольшая путаница. Но она не такая большая.

Павел Давыдов: Хорошо. Малая авиация и авиация общего назначения, это одно и тоже?

Владимир Тюрин: Ну, малая авиация, такого термина, его юридически нет, поэтому, мы его можем употреблять, ну так, в жаргонном смысле.

Павел Давыдов: В любом контексте.

Владимир Тюрин: Но оно очень хорошо отражает, собственно, о чем вы говорим.

Павел Давыдов: Сейчас переместимся в Новосибирскую область. Именно оттуда мы получили сюжет, который побудил поднять нас эту тему. Назвали мы его просто, вспомнив цитату героини из известной пьесы Островского «Гроза», « Отчего люди не летают»? Внимание на экран!

«СЮЖЕТ»

Павел Давыдов: Вот такой вот сюжет, «Отчего люди не летают»? Вроде вопрос поставлен, ответов нет. Дмитрий, получается и Вы вне закона?

Дмитрий Тимошенко: Ну, постольку поскольку не решены основные проблемы, то и мелкие вопросы, вот, я представляю же здесь спорт, вот, ярко акцентированный. Планерный спорт на данный момент не имеет ничего. Нет даже авиационного учебного центра, где мы могли бы получить свидетельство пилота-планериста.

Павел Давыдов: То есть, если к Вам придет прокуратура, у нее будут полномочия завести административное, или, не дай, бог, уголовные дело?

Дмитрий Тимошенко: А так и происходит. Тот же аэродром «Решеты», вот, недалеко от мест, где этот сюжет снят. Проводились даже чемпионаты России на этом аэродроме, арендованное инициативной группой поле превратилось в полноценный аэродром, с проведением всероссийских соревнований, о чем, естественно, знает Минспорт, поддерживает все это. Но пришла прокуратура, и сказала – а у вас ребята тут огурцы выращивать, должны иметь место быть. Несмотря на то, что поле не представляет из себя никакой сельскохозяйственной экстра-ценности, так сказать. Вот, нецелевое использование.

Павел Давыдов: Владимир, хочу предоставить слово Вам. Ваше впечатление от увиденного?

Владимир Лесняк: Ну, аэродромов становится все меньше, которые находятся в непосредственной близости от Москвы. Так как земля дорогая, аэродромы потихонечку закрываются и мы вынуждены, для того, чтобы дальше продолжать развиваться как-то, мы вынуждены отдаляться даль и дальше от Москвы. И те же проблемы, что вот Дмитрий сказал по поводу земель. Хотя было бы правильно, наверное, предоставить возможность организации, которая желает что-то развивать, эту землю на льготных условиях. Потому, что у нас любое развитие, оно все-таки требует помощи государства, даже не то, что вливанием денег. А хотя бы тем, что создание каких-то удобных льготных условий для тех, кто желает это делать.

Павел Давыдов: Дмитрий, хочу предоставить слово Вам. Во-первых, каковы Ваши впечатления от увиденного? А во-вторых, насколько я знаю, эта тема Вам очень близка. Ведь Вы пилот без лицензии.

Дмитрий Куликов: К моменту, когда я прошел обучение в учебном центре уже отозвали сертификат. Соответственно, обладая какими-то знаниями и навыками, мне просто не с чем идти в Росавиацию на экзамен. Если можно, я пару слов по поводу видео ролика.

Павел Давыдов: Конечно!

Дмитрий Куликов: Именно с ситуации с Анатолием Яшаниным полтора года назад именно из этого авиационная общественность начала свои движение. Чуть позже появилось письмо, открытое письмо Президенту, где поставили подпись порядка 1300 руководителей аэродромов, общественных организаций, федераций, клубов, разные. И вот по маленькому моменту, у нас известный путешественник, Конюхов, из-за невозможности получить пилотское свидетельство на планер выехал в Белоруссию. И я очень надеюсь, что он не захочет поменять гражданство после этого. Такого отношения, да? Дальше у Вас здесь показан был господин Орлов, один из лучших парапланеристов. Дело в том, что все эти люди, так или иначе, они привели нас к очень хорошим результатам с точки зрения наград. В этом году у нас очень много золотых медалей федерации FAI. В разных видах, типах и так далее. Это чемпионы Мира и чемпионы Европы.

Павел Давыдов: При условии, что у нас заниматься этой деятельностью фактически невозможно, эти люди особо ценны.

Дмитрий Куликов: Все за свой счет, все за свой счет и постоянно под давлением. Для простоты примера, за несколько лет закрыто более 200 авиационных учебных центров. Это делала Росавиация. Дальше у Росавиации в подчинении находится два Высших учебных заведения гражданской авиации. И у них тоже большие проблемы. Сейчас все не расскажу, конечно. Еще проще. Иногда приходится оформлять воздушное судно, как единичный экземпляр, как экспериментальную авиацию. И запрещено какие-либо работы, услуги осуществлять, потому, что это не типовое воздушное судно. Ну, по ходу нашего диалога я еще смогу добавить.

Павел Давыдов: Владимир, да, теперь Вы, пожалуйста, поделитесь своими впечатлениями от того, что мы рассказали про Новосибирскую область.

Владимир Тюрин: Авиация общего назначения в стране все-таки есть, 4-5 тысяч воздушных судов и там примерно такое же количество пилотов в стране существуют, летают. Может быть с какими-то сложностями и может быть, это дорого по сравнению с другими странами, однако это так. Некоторые вещи, которые делала эта авиация общего назначения, малая авиация, их любыми другими способами сделать на много сложнее. Чтобы найти человека в лесу, это надо пускать там поисковую операцию 200-300 человек. Один полет воздушного судна и вертолета, да, и мы человека находим. То есть, есть, она есть. Преодолевая все эти сложности, но это так.

Павел Давыдов: Когда мы готовили этот эфир, обзвонили несколько пилотов, представителей авиации общего назначения. Все отказались от участия, сказали следующее – «Если мы к Вам придем, нам не дадут возможность летать». Затем мы обратились и в Росавиацию, и в Минтранс и получили следующую отписку, я ее процитирую. «К сожалению, ввиду плотного графика, спикеров не можем принять участие в записи Вашего эфира». А с Вами на контакт представители этих ведомств также неохотно идут? Кто скажет?

Владимир Тюрин: Контакт есть. Результата мало! Тор есть, есть и общественные советы при обоих этих органах, которые Вы упомянули. Представители авиации общего назначения входят в эти общественные советы и при Росавиаци, и при Минтрансе. Есть море, бесчисленное море рабочих групп, которые создавались различными приказами, но, наверное, на выходе так ничего и не сделали. Но в них тоже в принципе, при желании, войти совсем несложно. Этим органам, вот этим, которые Вы два органа упоминали, им никто не поручал улучшать жизнь авиации общего назначения. Если мы возьмем положение о двух этих органах, Минтрансе, Росавиации, там ни слова Вы не найдете ни про безопасность полетов. Как это ни удивительно будет звучать, ни про развитие авиации гражданской, и уж тем более про авиации общего назначения. Росавиация это агентство, у нее функция главная это услуги. Услуги по управлению государственным имуществом. Взлетно-посадочная полоса Шереметьево принадлежит в каком-то смысле Росавиации, они ей управляют. Ну, и масса, вот училищами, они выпускают летчиков, пилотов у нас в стране.

Павел Давыдов: С училищами там отдельная история!

Владимир Тюрин: Да, это отдельная тема.

Павел Давыдов: Столько скандалов!

Владимир Тюрин: Но это подведомственное учреждение. Вот им это поручено делать. Но заботиться о безопасности полетов, чтобы оно меньше падало и меньше случалось катастроф, им никто не поручал. Это нужно сделать. И без этого мы можем здесь жаловаться друг другу сколько угодно. Но пока не будет принята какая-то программа, с какими-то конкретными целевыми показателями, и эти целевые показатели не будут прописаны для Росавиации, ну, я думаю, что мы примерно в таком же состоянии и будем находиться.

Павел Давыдов: Все разделяют точку зрения Владимира?

Дмитрий Куликов: Можно, я немножко дополню тогда?

Павел Давыдов: Пожалуйста!

Дмитрий Куликов: Во-первых, в Министерстве транспорта Российской Федерации есть только один отдел, Департамент гражданской авиации, в котором четыре человека. Назвать их специалистами, командирами воздушных судов и так далее, ну, с очень большой натяжкой. Росавиация действительно орган, который оказывает государственную услугу. Но по какой-то неизвестной мне причине, чтобы зарегистрировать воздушное судно человек из Южно-Сахалинска должен лично явиться в Москву. И то, только подать документы, потом снова повторить. Одним словом, количество услуг несоизмеримо по своему содержанию, не соответствует тому, что представляет из себя Росавиация сегодня. Вот. Очень бы хотелось наладить диалог с Росавиацией, но так получилось, что между Минтрансом и Росавиацией очень нехорошие отношения, в отличие от других ведомств.

Павел Давыдов: Дмитрий, хочу предоставить слово Вам. У Вас какие отношения с этими ведомствами? Потом поясню, почему задаю этот вопрос.

Дмитрий Тимошенко: Сегодня планеристы России вынуждены в массовом порядке, теперь уже в массовом, ехать, как упомянутый Федор Конюхов Павел Давыдов: В Москву и лично получать документы, да?

Дмитрий Тимошенко: Если бы! Ехать, ну ладно бы в Белоруссию, ехать за границу получать там свидетельство пилота.

Павел Давыдов: Как Федор Конюхов поступил.

Дмитрий Тимошенко: И еще дальше. Франция, Германия, приезжать в Россию и обивать пороги ради валидации этих свидетельств уже в нашей Росавиации. Вот только таким образом, они в состоянии на данный момент хоть как то соответствовать требованиям нашего российского законодательства.

Владимир Тюрин: Кстати, я извиняюсь, я подчеркну специально для наших слушателей, которые пилоты и хотят получить свидетельства, это путь, работающий. Пускай он немножко комичный, да, ну, что приходится ехать за границу.

Павел Давыдов: Это стыдно в России об этом говорить.

Владимир Тюрин: Это стыдно, однако, если Вам нужен результат, то это путь. Есть Прибалтика, есть Белоруссия, которые даже русскоговорящие. И Вы даже не должны знать иностранного языка.

Павел Давыдов: Владимир, Вы руководите частным аэродромом. Какие проблемы у Вас возникают, если говорить о развитии малой авиации, авиации общего назначения? Тем более в контексте того, что два важных ведомства фактически сегодня отвернулись от этой сферы.

Владимир Лесняк: К нам очень часто просятся прилететь наши товарищи на самолетах, на вертолетах. И спрашивают, модем ли мы их принять, но у них нет летной годности, не потому, что они не хотят ее получить, а потому, что не могут. А мы, в сою очередь, вынуждены им отказывать потому, что надзорные органы, которые контролируют деятельность нашей площадки, точно так же с нас спросят, почему мы принимаем такую технику.

Павел Давыдов: Замкнутый круг.

Владимир Лесняк: Да, замкнутый круг, плюс, конечно же, еще хотелось бы отметить, достаточно скудное освещение в средствах массовой информации деятельности авиации общего назначения. И хотелось бы отметить, что если оно и есть, то это освещение, то оно больше в негативном ключе. В случае, если нашу деятельность освещали бы более позитивно, показывали сколько, как Владимир Владимирович сказал, сколько людей было спасено с помощью авиации общего назначения, то я думаю, что и люди, и общество немножко по другому бы реагировало, вообще относилось.

Павел Давыдов: А можно я с вами не соглашусь, объясню почему. Потому, что когда мы готовили этот эфир, столкнулись с серьезной проблемой. Она заключалась в том, что аспектов, которые необходимо осветить, когда мы говорим о проблемах авиации общего назначения столько, что не хватит никакого эфира. И если мы сейчас с Вами в позитивном ключе будем говорить, ах, как здорово, у нас есть авиация общего назначения, пусть она развивается дальше. Мы не поможем. А наша задача – помочь. И разобраться в этой истории на примере Новосибирской области, сюжет из которой мы и смотрели.

Владимир Лесняк: Ну, не требуется нас хвалить каждый день. Не требуется нам говорить, начинать передачу там с утра, что вот, авиация общего назначения такие молодцы. Но в каком-то ключе, то есть, освещать, положительные результаты деятельности авиации все-таки стоит, я считаю. И, конечно же, проблема подготовки пилотов, подготовки кадров, ну ДОСААФ мы не будем сейчас брать, это отдельная организация.

Павел Давыдов: Хотя она вполне могла бы войти в авиацию общего назначения.

Владимир Лесняк: Она да, она да, наверное, как родоначальник можно так сказать в нашей стране авиации общего назначения.

Владимир Тюрин: Дело в том, что она сейчас эксплуатирует воздушные суда гражданской авиации. Многие вот ДОСААФ клубы, ну, те, которые остались, сейчас считанные единицы остались, они на самом деле летают, используют воздушные суда гражданской регистрации. Поэтому, по сути.

Павел Давыдов: Интересно, что же мешает включить ДОСААФ в систему авиации общего назначения?

Владимир Тюрин: Да нет, они уже там. Любой пилот, который использует гражданское воздушное судно, в своих целях это и есть авиация общего назначения. То есть, ДОСААФ это там уже.

Дмитрий Куликов: Если позволите, я дополню. Значит, есть письмо Минюста России на тему конкретно ДОСААФ. И к сожалению Минюст пришел к выводу, что это и не гражданская авиация, и не государственная авиация. И уже это одно не дает им полноценно функционировать, потому, что им от Министерства обороны было передано имущество, некоторое количество. И теперь не совсем понятно, это все-таки государственная структура, или все-таки частная. Вот тут начались проблемы.

Павел Давыдов: Но, тем не менее, как Вы считаете, вопрос к каждому из Вас, что нужно сделать, чтобы малая авиация, авиация общего назначения, не стала для нас историей?

Владимир Тюрин: Сохранять инфраструктуру. Она как-то сохраняется. Многие в советское время, в момент распада Советского Союза, в стране было более тысячи аэродромов. Сейчас их, зарегистрированных в Росавиации, менее трехста. Но они же никуда, редко, когда куда то исчезают. Они, как правило, подхватываются вот такими энтузиастами, как Владимир. Это бывший аэродром, который как-то использовался либо госавиацией, либо гражданской авиацией. Теперь это статус посадочной площадки, его используют энтузиасты. Но, энтузиастов не хватает на всю страну.

Павел Давыдов: Это действительно так.

Владимир Тюрин: Нужна программа, и государство должно обратить именно с точки зрения вот этих своих ключевых органов и на развитие вот этой отрасли.

Павел Давыдов: Дмитрий!

Дмитрий Куликов: Ну, во многом я, конечно же, соглашусь. Во-первых, нужно определить все эти показатели. Ну, нету на сегодняшний день хоть где никаких возможностей воздействовать. Даже когда мы общаемся с представителями властей, они так честно и отвечают, кто нас погладит по головке, если мы будем много-много стараться для авиации? Будет такое поручение, будем делать. А на сегодняшний день, вот, кстати, к этому примеру, сейчас, в Госдуме находится проект, об ужесточении административной ответственности. Кодекс, КОАП. На сегодняшний день, если Анатолию Яшанину «светило» две с половиной, ну, может быть, пять тысяч рублей, сегодня он будет платить 50, и 15 суток ареста. И на всю страну. Так, навскидку, где-то до двух тысяч человек. Каждому по 50 тысяч и по 15 суток. Вот такие показатели почему-то имеют место. Мы стараемся как-то остановить рассмотрение законопроекта, скоро будет второе чтение. Но па мы видим только обратную ситуацию. Только закручивание. К сожалению. Наверное, я действительно соглашусь, нужны показатели.

Павел Давыдов: Владимир!

Владимир Лесняк: Да, я согласен абсолютно, что должны быть какие-то понятные для наших управляющих чиновников, должны быть какие-то понятные требования. То есть, условно говоря, они должны там представлять каждый год показатели роста, и должны быть заинтересованы в том, чтобы росло число самолетов и аэродромов и людей летающих, нежели сохранять и увеличивать, так сказать, показатели безопасности тем, что сокращать людей летающих, вот. Поэтому, если такое поручение когда-нибудь, кем-нибудь будет выдано, то я думаю, что это будет большой толчок в развитии авиации общего назначения.

Павел Давыдов: Дмитрий, заключительное слово Вам.

Дмитрий Тимошенко: Все действия, которые предпринимаются по организации и по надзору, так сказать, и так далее, со стороны правоустанавливающих органов, они направлены на закручивание гаек. Эти гайки, в конце концов, приведут к тому, что человек десять раз подумает – «Я буду покупать планер»? Или даже тот, кто уже давно летает – «Я буду дальше соревноваться на нем»? – «Нет. Моей семье это не по карману, я это делать не буду»! Вот до тех пор, пока человек не поставил вопрос именно так, наверное, есть смысл более подробно смотреть на то, как относятся к тому, что написано уже сейчас, те чиновники, от которых зависит принятие решения. Получить СЛГ, сделать техническое обслуживание для воздушного судна законно, сделать законным использование земли. Чтобы это было не обременительно для тех, кто этим занимается. Нас мало, но рас может быть в разы, в десятки раз больше. Пока условий для этого нет.

Павел Давыдов: Что ж, очевидно одно, что для сохранения малой авиации, авиации общего назначения, нужны решительные действия, а не противодействие на разных уровнях власти. Большое Вам спасибо за эту дискуссию, в которую мы обязательно еще в рамках нашей студии вернемся! Спасибо Вам большое!

Недальновидная политика чиновников разных уровней отбросило на несколько десятилетий назад отечественную авиацию общего назначения. Необходимо кардинально менять эту политику или добиваться отставки представителей различных ведомств, которые мешают развитию малой авиации. Так в один голос говорят эксперты, подчеркивая, что любительская авиация должна быть выведена из под ведомственного подчинения. Ее деятельность должна осуществляться на принципах самоуправления и саморегулирования. Вы смотрели «Большую страну». Встретимся завтра! Электронный адрес нашей программы bs@ptvr.ru Мы также доступны и в социальных сетях. Будьте с нами на связи и помните, не смотря на расстояния, мы рядом! До встречи!

О проблемах авиации общего назначения в регионах России на примере Новосибирской области
Список серий