Роман Романов: У каждого из нас есть какая-то часть пазла, часть этой истории, и мы вместе ее собираем

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного Телевидения России – «Большая страна», программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте. Я – Ангелина Грохольская. В конце октября в нашей стране отмечается скорбная дата. День памяти жертв политических репрессий. Более 3-х с половиной человек были признаны виновными по политическим статьями в годы черного террора. Страшное прошлое нашей страны, но забыть его, мы не имеем права. Сегодня в нашей студии директор государственного музея истории ГУЛАГа Роман Романов.

Роман Романов: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Роман, здравствуйте.

Роман Романов: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Роман, скажите, пожалуйста, а сегодня уже можно назвать точно число репрессированных и расстрелянных в годы террора?

Роман Романов: Вы знаете, есть общие цифры. Мы понимаем общий порядок, что это больше 20 миллионов человек прошли через лагеря ГУЛАГА.

Ангелина Грохольская: Уже больше 20-ти.

Роман Романов: Это по разным статьям абсолютно. И, собственно, есть база данных, которая подготовлена обществом «Мемориал» и она доступна с сети Интернет. И в этой базе данных как раз 3 с половиной миллиона человек, которые реабилитированы. И надо сказать, что эта база данных она основывается на Книгах памяти, которые выпускают в регионах. Выпускают как какие-то государственные учреждения, общественные организации, какие-то частные инициативы. И вот эти все Книги памяти со всей страны объединяются и создана такая база данных. И сейчас мы можем еще сказать, что свыше 700 тысяч человек расстреляно в годы большого террора и, эти годы это 37-й, 38-й год. И собственно по цифрам можно сказать, в общем, вот так округляя, но огромное количество еще данных, которые нужно установить.

Ангелина Грохольская: Я правильно понимаю, что не все архивы еще доступны и не все данные еще открыты?

Роман Романов: Так скажем, они не все описаны и не все представлены в общий доступ. Действительно, в архиве ФСБ или МВД, мы обращаемся, получаем информацию. Но для того, чтобы это не было таким каким-то разовым поиском, необходимо все эти архивы оцифровать и создать из них базу данных. Понятно, что здесь должна быть государственная программа и усилия как общественных организаций, которые создают базы данных и пишут Книги памяти, так и ведомственных архивов. Она должна быть просто совмещена и это должно быть реализовано в рамках большой государственной программы.

Ангелина Грохольская: Несколько лет назад была создана Ассоциация музеев памяти, которую вы также возглавляете. Вот что это за музеи? Это исключительно государственные музеи или есть разные? Кто их создает, как они появляются?

Роман Романов: Абсолютно разные. Понимаете, абсолютно разные музеи. Это и государственные, и краеведческие, и музеи при школе, при церкви. А также есть музеи, которые люди делают из своих квартир или каких-то других помещений.

Ангелина Грохольская: Расскажите об этом подробнее. Почему это люди создают? Как они это создают?

Роман Романов: Вот вы знаете, это как раз ну какой-то такой момент, ну, для меня оптимистичный, потому, что, ну, такие инициативы, когда человек делает из своей квартиры музей, или в церкви появляется какая-то инициативная группа, при школе. И это у людей возникает внутренняя необходимость. Это люди разного возраста, Ну, в основном, это конечно уже такие взрослые люди.

Ангелина Грохольская: Состоявшиеся.

Роман Романов: Да. И один из примеров, это поселок Ягодное, это Магаданская область и там Иван Паникаров, такой активный член нашей ассоциации, он, собственно, из своей квартиры сделал музей. И вот помимо Ивана Паникарова есть еще и краеведческий музей в самом Магадане, куда приходят собственно граждане и музей живет общественной жизнью и привлекает граждан, граждане приносят туда предметы. Ну, и сам Иван Паникаров и другие люди на всей территории нашей страны, которые имеют вот такую инициативу и желание, они становятся таким центром притяжения. И люди приходят и приносят свои предметы, рассказывают свои истории, эти истории записываются. И из этого создаются музеи. И наша задача, вот это вот объединение в ассоциацию, чтобы опыт там столичных, крупных музеев, которые имеют какие-то технологии и современные практики, чтобы то, что мы имеем, чтобы мы могли поделиться этим с коллегами в регионах. И в то же время, чтоб коллеги в регионах, они имеют свою, знаете, я это сравниваю с таким пазлом, что у каждого из нас есть какая-то часть пазла, часть этой истории, и мы вместе ее собираем. И уникальные материалы есть и в Томске, и в, собственно, и в Кеми, и в Магадане, и все мы вот объединяемся. Каждый год у нас проходит семинар и коллеги со всех регионов, сейчас это 32 музея, и география прям от Соловков до Колымы. То есть, это абсолютно вся страна. И сейчас к нам присоединяются еще другие музеи.

Ангелина Грохольская: У нас есть сюжет о музее в поселке Тугач, Красноярский край, он тоже входит в вашу Ассоциацию. Давайте мы сейчас посмотрим, покажем нашим зрителям, потом продолжим говорить.

«СЮЖЕТ»

Ангелина Грохольская: Я знаю, что ваши музеи тоже, и вы сами ездите в экспедиции и очень много экспонатов, которые находите. И вы нам принесли что-то.

Роман Романов: Да, вы знаете, это как раз экспонаты, которые и показывали с одной стороны здесь, сейчас на экране, и мы подобные экспонаты находим в экспедициях. И по просьбе главного хранителя и вообще, я понимаю, что это экспонаты, которые мы должны хранить вечно. И для того, чтобы они сохранялись, мы должны их, собственно, очень бережно к ним относиться. И вот эта, собственно, кастрюля, которую нашли на территории уранового лагеря, на Чукотке. Город Певек, самый северный город России. Здесь, этот лагерь уже после войны существовал. Там шла добыча урана просто в нечеловеческих условиях. Здесь нарисован самолет, это, собственно, рукой заключенного и есть инициалы. И, к сожалению, вот на данный момент, мы не можем установить, кому это принадлежало. Есть и другие экспонаты, где есть фамилия, имя, или просто имя необыкновенное, например, Тажибек. И если б у нас были оцифрованы архивы, если бы у нас были полноценные базы данных, то даже по аббревиатуре или инициалам мы могли бы установить, этого человека.

Ангелина Грохольская: Сопоставить факты. Да.

Роман Романов: И вот такие экспонаты, они у нас уже будут представлены в нашем музее. Открытие постоянной экспозиции состоится уже в декабре этого года. И все, собственно, могут придти и посмотреть нашу постоянную экспозицию и наш обновленный музей.

Ангелина Грохольская: Что там еще будет? Раз уж мы заговорили об обновлении, о реэкспозиции, на которую сейчас закрыт музей, что будет?

Роман Романов: Вы знаете, там есть такое принципиально новое, наверное, пространство, или даже какое-то направление, которое мы для себя поняли предельно важным. Это рассказ про конкретных людей. То есть, есть история, большая история нашей страны. Есть документы, фотографии, хроника. Но вот фокус на конкретных людей, как отражалось в судьбе конкретного человека, его семьи, его детей, как отражались вот эти документы, постановления, нормативы, и планы на аресты. Вот эту историю мы рассказываем.

Ангелина Грохольская: А что вас поразило, или, что вам запало в душу?

Роман Романов: Ну, например история, это первая история, которая вот открывает вот это направление личных историй, это история дочери Льва Николаевича Толстого Александры Толстой, которая находилась некоторое время в заключении и содержалась в Новоспасском монастыре. И она пишет, собственно, письма и Ленину и эти письма будут представлены. И там две истории довольно таки известных всем людей. Это Александр Исаевич Солженицын и Варлам Тихонович Шаламов. Остальные – это простые люди, которые попали в лагеря. И те предметы, письма, документы, фотографии, которые нам удалось собрать, или которые нам передавали в коллекцию. А дальше мы вели свои поиски, исследования в архивах, вот эти предметы они собраны в такие комплексы, которые рассказывают о судьбе этого человека. И надо сказать, что там еще появляется отдельное такое звучание. Эти истории, они рассказаны от первого лица ведущими актерами театра Наций. Вот, например, Александр Исаевич Солженицын, будет говорить голосом Евгения Витальевича Миронова.

Ангелина Грохольская: Ну, я не сомневаюсь, что они сразу откликнулись на эту просьбу участия.

Роман Романов: Да, это абсолютно, и откликнулись и насколько они включились в эту работу. И сопереживание. И насколько мы обсуждали, ну как это должно звучать, и это, вы знаете, это даже какой-то такой момент акции или сопричастности к этому созданию. То есть, это абсолютно некоммерческий проект, это не, это вот личное участие и соучастие в создании нашей экспозиции, нашего музея.

Ангелина Грохольская: Роман, я знаю, что вы мечтаете, ну, у вас есть такое желание, по крайней мере, сделать ваш музей в Москве, музей истории ГУЛАГА бесплатным.

Роман Романов: Ну, я ориентируюсь на опыт музеев памяти в других странах. И музей Холокоста в Вашингтоне, бесплатный вход. Яд Вашем в Израиле и «Топография террора» в Берлине. Все эти музеи бесплатные. Мне кажется, это правильно, что мы становимся более открытыми, доступными и вот этот барьер финансовый, он собственно отходит на второй план. И здесь уже посетитель сам принимает решение, что да, я поддерживаю этот музей и то ,что они делают, и могу внести как пожертвование и стать соучастником, там, проектов музейных.

Ангелина Грохольская: Роман, спасибо вам огромное за беседу и спасибо огромное за то, что вы делаете. За то, что появляются музеи, за то, что есть Ассоциация и за то, что память, она сохраняется. Спасибо вам большое.

Роман Романов: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Сегодня в студии «Большой страны» мы говорили с инициатором создания Ассоциации музеев памяти и директором государственного музея истории ГУЛАГа Романом Романовым.

На сегодня все. Удачи и до встречи. Адрес нашей электронной почты bs@ptvr.ru Мы доступны и в социальных сетях. И помните, несмотря на расстояния, мы рядом!

Директор музея Гулага - о создании Ассоциации музеев памяти
Список серий