• Главная
  • Кино
  • Большая страна
  • Сергей Гаврилов: в нашей стране существует немало бюрократов, которые любой закон могут подстроить под свои интересы

Сергей Гаврилов: в нашей стране существует немало бюрократов, которые любой закон могут подстроить под свои интересы

Павел Давыдов: О силе гражданского объединения как элемента развития общества говорят уже очень давно. А что мы знаем об этой силе сегодня? В России зарегистрированы сотни тысяч организаций такой направленности. Согласно экспертным оценкам, 70 тысяч из них активно работают, а остальные существуют только на бумаге.

О развитии гражданского общества мы сегодня поговорим с Сергеем Гавриловым – председателем Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. Сергей Анатольевич, здравствуйте.

Сергей Гаврилов: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Тему этой студии мы определили просто – "Сила общества". И с вашей помощью хотим разобраться, что же это такое – сила общества, в чем она заключается и, главное, как помогает решать локальные проблемы жителей Большой страны. И давайте сразу начнем с конкретных примеров.

Сергей Гаврилов: Так сложилось, что, в отличие от других стран, у нас общественные объединения, особенно в эти крайние 15–20 лет, росли самостоятельно, без правового и законодательного регулирования. И должен сказать, что на примере реальных фактов – например, детских хосписов, приютов, социальных служб, молодежных центров, волонтерских центров, пожарных дружин… И я считаю, что эти элементы самоорганизации общества очень важны. Они показывают, что люди могут сами брать на себя ответственность для решения вопросов не только для себя лично и членов своих семей или своих друзей, а в целом – своего города, своего микрорайона, всей России в целом.

И поэтому наша позиция, что законодатель не опередил, а может, и немножко опоздал с принятием необходимых решений, оказывается правильной. То есть мы не навязывали нашему народу, нашему обществу те формы, в которых можно себя самореализовать, а мы уже шли вслед за движением жизни.

Павел Давыдов: А можно я сразу конкретизирую? Человек, который является главным в подъезде многоэтажного жилого дома, его можно назвать элементом гражданского общества?

Сергей Гаврилов: Я думаю, что это, знаете, не низовой элемент, как у нас любят говорить, внизу. Это, может, наиболее яркий и близкий людям элемент гражданского общества. И мы видим, что часто это проходит в школах. И мы хотели бы, чтобы эти добровольческие центры органичным образом появлялись в школах, чтобы у нас в вузах, особенно в медицинских, например, появлялись такие добровольческие центры. Потому что мы видим, что, к сожалению, огромное количество выпускников наших вузов меняются свою специальность, разочаровываются в ней.

И поэтому если человек прошел от самых тяжелых работ санитаром, в самых сложных условиях и остался верен своей профессии, начиная просто волонтером и добровольцем, то, скорее всего, нам нужно помогать именно таким людям. И государство должно не мешать, но помогать активно. Что я имею в виду? Прежде всего – признание. То есть мы говорим: "Павел, вы делаете доброе дело".

Павел Давыдов: И вы мне грант на развитие, да?

Сергей Гаврилов: Говорят: "Мы вас признаем. Мы считаем, что вы не непонятный элемент, который мешает чиновнику спокойно существует".

Павел Давыдов: А "непонятный элемент" – это иностранного агента вы имеете в виду, да?

Сергей Гаврилов: Да. У нас почти из 300 тысяч общественных организаций менее 90 – это те, кто… Их, к счастью (или к сожалению – для кого-то), все меньше. Но должен сказать, что в ответ на вопросы многих наших иностранных коллег мы говорим: "Мы не запрещаем". Более того – многие наши даже агенты, НКО, которые являются иностранными агентами, получают даже государственные гранты. Просто есть особенность, связанная с политической работой.

Так вот, не только признавать. Мы говорим, что от федерального уровня до регионального мы должны помогать: помогать обучать, помогать создавать информационную рекламу, создавать ресурсные центры, мы должны помогать льготами. И с этого года, с 1 января, возможны просто прямые договорные отношения. То есть государство финансирует не муниципальные государственные конторы, а добровольческие движения.

Павел Давыдов: А в бюджете заложена соответствующая статья?

Сергей Гаврилов: Да, до 10% социальных программ региональных бюджетов. И это очень важно, потому что это позволяет добиться такой реальной конкуренции. У нас не так давно была встреча с президентом, и он подтвердил, что мы сознательно идем на поддержку, на финансовую поддержку таких организаций, с тем чтобы появилась конкуренция, появилась борьба за качество, новые технологии. Но при этом очень важно, чтобы это не служило ширмой для теневой приватизации социальной сферы.

Павел Давыдов: Сергей Анатольевич, позвольте вас перебью. Когда и при каких условиях в нашей стране возникает это самое гражданское общество? Получается, только тогда, когда человек сам проявляет неравнодушие к другому, да?

Сергей Гаврилов: Да. И когда человек на самом деле не просто чувствует себя гражданином, патриотом страны, видит проблемы, которые надо решать, но когда чувствует себя свободным. Вот когда человек чувствует себя свободным, он может для себя решить, что… Например, в рамках корпоративного добровольчества наши многие корпорации, госбанки оказывают помощь в поставке продовольствия, выезжают в больницы и помогают детям. Это на самом деле показатель степени свободы. Это очень важно, потому что это, знаете, не казенная рука бюрократии, тяжелая длань, а это форма появления свободы. И я считаю, что государство должно максимально уважительно относиться к этим инициативам и, по возможности, помогать. Я хочу сказать, что мы в своем законе прописали, он будет действовать с мая…

Павел Давыдов: Закон о добровольчестве и волонтерстве?

Сергей Гаврилов: Как раз в связи с тем, что наш этот год, 2018 год – Год добровольца и волонтера. И наши традиционные конфессии, наши религиозные организации на самом деле активно помогают, ведь у нас при каждом приходе есть социальные службы. Это помощь по многодетным, сиротам, помощь больным людям. И чтобы они тоже могли рассчитывать на поддержку государства.

Я напомню, что в Европе это массовое явление. Например, такие крупные клиники, как Charité, созданы религиозными организациями. Потому что человек, который с верой и любовью относится к тяжелобольному, ясно, что он должен более поддерживаться, чем человек, который работает только за деньги.

Павел Давыдов: Сергей Анатольевич, это все прекрасно – поддержка государства, помощь. Но в этой студии много раз мы обсуждали тему развития гражданского общества, в том числе с представителями НКО, представителями различных фондов. И они говорили: "Павел, для нас самое главное – чтобы государство нам не мешало. Нам даже не нужна грантовая поддержка – по той простой причине, что нас постоянно проверяют. Жуткая отчетность ежегодная!"

Как же повысить эффективность взаимодействия власти и общества? Ответ на этот сложный вопрос мы ищем в этой студии уже не один год. И ответа нет. Может быть, он есть у вас.

Сергей Гаврилов: Вы знаете, если есть волонтеры и добровольцы, есть люди, которые видят проблему и сами берутся ее решать, без существенных угроз для своего здоровья, например, или для здоровья тех, кому они помогают, – слава Богу, зеленый свет. Но в нашей стране существует немалое количество бюрократов, которые любой закон, как известно, могут под свои интересы… Мэр Иванов скажет своему товарищу близкому Петрову: "Брат, зачем тебе работать бюрократом? Создавай НКО. И все деньги мы пустим через тебя, через аффилированную структуру, которая отчитывается на самом деле гораздо меньше, чем бюджетное учреждение".

Так вот, чтобы не допустить этого (а в этом, я считаю, огромные риски), нам нужен, конечно, контроль самого общества. Бюрократ за бюрократом, как известно, поневоле друг. Поэтому, кроме контроля самих людей, их оценки деятельности, никто нам не поможет.

Павел Давыдов: Хорошо. А наша законодательная база готова сегодня для процветания этого гражданского общества?

Сергей Гаврилов: Я считаю, что нарекания наших общественников во многом относятся, конечно, к прошлому и позапрошлому годам. У нас не существовало такого. Я считаю (вот я говорю ответственно), что после принятия закона о добровольцах и волонтерах как части закона о благотворительности, после принятия закона о социально ориентированных НКО в части исполнителя общественных полезных услуг оно является наиболее передовым в мире, в том числе потому, что мы учитывали опыт, в том числе негативный опыт, других стран. Оно учитывает при этом сплав задач, наши традиционные ценности, наши интересы, нашу солидарность, коллективизм, присущую нашему народу готовность помочь ближнему. И при этом – современные правые технологии, регулирование управления.

Наши предложения понятны как людям с Ближнего Востока, из Азии, которые живут в традиционных обществах, в том числе в обществах, где присутствует серьезный элемент законодательства шариата, и представителям Запада, которые существуют в вполне понятных либеральных моделях, в том числе взаимодействия государства и общества. Потому что мы попытались учесть все достижения и при этом не делать наше законодательство оскорбительным для какой-либо части гражданского общества.

Павел Давыдов: И подводя итог: гражданское общество в нашей стране, безусловно, есть, а сила этого общества скрыта в каждом из нас.

Сергей Гаврилов: Совершенно справедливо.

Павел Давыдов: Спасибо вам большое за участие в нашей программе.

Сергей Гаврилов: И вам спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях был Сергей Гаврилов – председатель Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений.

Список серий