• Главная
  • Кино
  • Календарь
  • Александр Носик: В театре я играю как раз не героев, не «ходячие шкафчики», а сопляков и подонков

Александр Носик: В театре я играю как раз не героев, не «ходячие шкафчики», а сопляков и подонков

Мария Карпова: Александр, с днем рождения! Очень рады вас видеть.

Максим Митченков: Поздравляю!

Александр Носик: Спасибо!

Мария Карпова: Вот тут вот представлена лишь небольшая часть ваших ролей, но, как-то вы сказали, что реализоваться, что очень сложно в вашей профессии реализоваться. И вообще не стоит этого даже пытаться сделать, почему?

Александр Носик: Ну, наверное, я, немножко, сам же ошибся, пытаться, наверное, стоит. А реализоваться невозможно.

Мария Карпова: Как это?

Александр Носик: Ну, во-первых, профессия подчинена случаю. Случай - роль. Случай - ты попал на экран. Случай – ты не попал на экран. Случай, ты попал в хороший театр и о тебе знают, другой случай – и ты никуда не попал.

Максим Митченков: Так можно сказать про любую профессию.

Александр Носик: Не совсем. Не совсем. Все-таки, у нас нет никаких ГОСТов и цензов, что такое хороший актер. Можете дать характеристику хорошего актера? Вот вам нравится этот актер, а вам нравится этот актер. Очень сложно чего-то добиться, если вот прямо фарт не пошел с тобой! Вот если ты вот засыпаешь с новой ролью, просыпаешься – уже известен новой ролью. И вот так каждую ночь, тогда лет через 20 ты, наверное, реализовал все. И думаешь, кого бы мне еще сыграть?

Максим Митченков: А что тогда можно сказать, вот, когда человек реализовался в профессии, что это значит?

Александр Носик: Знаете, это как ребенок, который наелся клубники, уже с красными пятнами от аллергии, говорит – «Вот это я не буду доедать»! Это когда актер может сказать, вы знаете, я вот уже сыграл вот уже все. Вот, ну, вот уже…

Максим Митченков: Я все сыграл!

Александр Носик: Я все сыграл. Уже когда он говорит, не, не, я лучше что-нибудь там попишу, пойду учиться на режиссера. Когда реализован внутри. Но на самом деле, пока мозги в порядке, если они работают, пока душа работает, я думаю, что даже самый пожилой актер будет еще мечтать о какой-то роли. Но, в любом случае, у нас проблема с реализацией, наверное, из-за отсутствия объема производства. Да? Если даже советское кино производилось, там, порядка 600-сот, по-моему, кинофильмов в год, то мы производим гораздо меньше. Материала меньше, актеров больше.

Мария Карпова: Но, сериалов-то больше?

Александр Носик: Да нет! Их не больше, а по большому счету не больше. Вот посмотрите, и главное, что они…

Максим Митченков: Честно говоря, мне-то кажется, что их снимают пачками.

Александр Носик: Нет, нет, это такое ощущение. И главное, что все они ложатся, наверное, в определенную, как это, нет, не жанр, а как? В определенную ценовую категорию. То есть, если раньше, мы вспомним, да, телевизионный сериал «Тени исчезают в полдень». Это – шедевр. Каждая серия – это полнометражный фильм. Сейчас мы перешли на производство, у него есть категория. Домохозяйка, которая режет в этот момент салат, не поворачиваясь к телевизору, должна понимать, что там происходит. Это тоже маркетинг.

Мария Карпова: Серьезно?

Александр Носик: Да. Ну, это маркетинг, да, но, ребят, такая задача. И поэтому…

Мария Карпова: А как это отражается на вашей профессии, на существовании на съемочной площадке?

Александр Носик: Вот тут, знаете, большое счастье видеть актера, который говорит, «Ребята, получил новый сценарий, прочитал, потрясающе здорово». Или там, не важно, это будет фильм, сериал. Но таких реакций все меньше. В основном говорят, «Ну, что». Ну, будем заменять одно слово.

Максим Митченков: На цензурное.

Александр Носик: На цензурное, да. И говорит, «Ты», говорит, «как»? Как это? Кто? Рассказывали историю, говорит, раньше, говорит, ну, снимаюсь здесь, снимаюсь в этом кино. Вот этот фильм, вот этого режиссера. А теперь говорят, ну, снимаюсь в одном «Г». Ну и еще два, тут, две дали небольшие рольки в «Г», и в «Г». Так не может быть, нужно получать удовольствие, в любом случае, надо получать удовольствие, от того, что ты делаешь. И, вы знаете, честно, я сталкивался со съемочными группами, там, два раза, так скажем, заграничными, забугористыми. Та преданность и фанатизм процессу, которая там есть, потрясает. Там нету левых, лишних людей. Каждый человек на своем месте, и он делает это с радостью. Он профи.

Максим Митченков: Так, возвращаясь к вашим ролям. Вот каких ролей вам, например, не хватает, для вот той самой самореализации?

Александр Носик: Мне хочется больше поработать в историческом жанре. Причем, период истории нашей страны Великая отечественная война, революция, период репрессий. Я из Советского Союза, я вырос на книжках, на рассказах об этих событиях, об этих периодах. И все равно, ты же оказываешься там, ты проживаешь чью-то жизнь. И, хотя бы чуть-чуть почувствовать, что же, через что же прошли они, я бы очень хотел.

Максим Митченков: А вы себя видите опять же в роли брутального мужчины, как у вас вот много таких ролей.

Александр Носик: Да не обязательно. Вот кстати, в театре все наоборот. Надо понимать, мой отец, который в кино был комедийным актером, да, и все говорили, ну, Валерий Носик это же великий комик. Нет, он был трагическим атером, в театре он играл трагические, драматические роли. И я в театре играю как раз совсем не героев, не бруталов, не «ходячие шкафчики». Неврастеники, сопляки, и, там, всякие подонки, влюбленные юноши. Продюсеры это тоже знают, но почему-то объективная картинка, она другая. Вот они смотрят и принимают вот так. Я очень рад, последняя моя работа киношная, не киношная, телесериал был «Торгсин», и Дмитрий Петрунь, он на пробах разглядел что-то другое, вот он увидел, и он это протащил. Причем, вывел меня совершенно из зоны комфорта актерского, и я получил кайф от того, что я был слабым в кадре, униженным. Я сыграл то, чего я не играл. Тебе открывается что-то еще. Все равно проживая чужую жизнь, открывается вот это ощущение, ты что-то себе присваиваешь и ты можешь понять и поставить себя на место этого человека.

Мария Карпова: Расскажите про вашу роль в фильме Глеба Панфилова «В круге первом». Как вы туда попали?

Александр Носик: Это выбор Глеба Панфилова. Я очень рад, я ему безумно благодарен. Это была, во-первых, очень хорошая школа. Во-вторых, я…

Мария Карпова: Школа в чем заключалась?

Александр Носик: В работе с актером, в работе с материалом.

Максим Митченков: Какой-то свой подход у него?

Александр Носик: Талантливый, правильный, грамотный, профессиональный режиссерский подход. Ну, я был достаточно молод тогда, максималист максимум энергии и желания, я все это двигал в такое агрессивное русло. Глеб Панфилов все это убрал, он нашел, опять-таки, слабину, он нашел гнильцу, он нашел страх. Причем, там сцена минимальная, она короткая, но она выявила все в этом персонаже. И вот это более тонкое существование, когда ты не идешь одним куском, а когда твой герой проходит все ипостаси, это очень интересно.

Мария Карпова: Тут вот в интернете промелькнула информация, не знаю, правда, или утка.

Александр Носик: Там много чего мелькает.

Мария Карпова: Что вы хотите оставить актерскую профессию.

Александр Носик: Ну, не совсем. Значит, смотрите. То есть как, я не хочу! Профессия, говорит, его оставила, говорит. Он ее не оставлял, она его оставила. Если есть материал, который тебя «цепляет», порка есть театр и роли, которые «цепляют», значит, ты будешь работать. Пока что-то, выпадают такие роли, как, там, в «Торгсине», ты будешь работать. Но, если ты понимаешь, что дальше смысла нет, ты можешь позволить себе, наверное, уйти.

Максим Митченков: Александр, естественно мы хотим, чтобы вы остались в профессии.

Александр Носик: Я тоже хочу остаться в профессии!

Максим Митченков: И поэтому желаем вам новых, хороших, больших ролей!

Александр Носик: Спасибо!

Максим Митченков: Еще раз с днем рождения вас!

Мария Карпова: С днем рождения!

Александр Носик: Спасибо большое!

Максим Митченков: Спасибо!

Александр Носик: Спасибо.

Список серий