Молога: что за мифы окружают затопленный город и кто в ней самый частый гость

В рубрике "Малые города" сегодня мы отправимся в Мологу Ярославской области. Этого города нет на карте России уже более семидесяти лет. Его разрушили и затопили, когда строили Рыбинскую гидроэлектростанцию. Но периодически - из-за понижения уровня воды - на поверхности появляются руины Мологи.

В этом году на Волге - маловодье. Капитан туристического парохода, выходя через шлюзы в Рыбинское водохранилище, одно из крупнейших на реке, первым делом выясняет у диспетчера уровень воды.

"Средний уровень Рыбинского водохранилища на сегодня - девяносто девять тридцать шесть", - сообщает диспетчер.

За последнее десятилетие это рекордно низкая отметка. Что, впрочем, для данного рейса только благо. Опустившаяся на два метра вода приоткрыла то, ради чего сюда и прибыли люди: руины города Мологи, разрушенного и затопленного семьдесят лет назад в ходе строительства Рыбинской ГЭС.

Путь от Рыбинска до того места, где раньше находился город Молога, на пароходе занимает три часа. Сейчас уже трудно поверить, что здесь когда-то был город. Но есть подтверждение: на появившихся посреди Рыбинского водохранилища островках сохранились фундаменты от зданий.

Подойти близко к мелям пароход не может, туристов пересаживают на небольшой катер, который медленно, сориентировавшись по эхолоту, подходит к Мологе.

Остров завален битым кирпичом. Выделяются обломки какого-то здания. Оказывается, это бывший Богоявленский собор. За годы, проведенные под водой, руины Мологи обросли тиной и ракушечником.

Странное чувство возникает, когда ступаешь по этому месту, которое раньше было улицей города Мологи, но оказалось под водой. Эта отмель на водохранилище появилась в июле месяце, а в ноябре, когда уровень воды повысится, опять исчезнет.

Историк из Углича Виктор Кирюхин - пожалуй, самый частый гость в Мологе. Как только видит, что Волга мелеет, сразу покупает билет на туристический пароход и отправляется сюда.

Виктор Кирюхин, историк: "Вот там вот был, вероятно, Воскресенский собор. Но до него сейчас не дойти. А вот там вот было городское Всехсвятское кладбище...".

Город находился на возвышении - при слиянии рек Волги и Мологи. Показавшийся островок - это центральная площадь - Сенная, от которой расходились главные улицы.

Инженер-проектировщик Рыбинского гидроузла Николай Малышев назвал Мологу "захудалым городишкой, ничего из себя не представляющим". Глядя на редкие кадры кинохроники и снимки начала прошлого века, с этим трудно согласиться. Здесь было несколько училищ, школа гимнастики, больница, две богадельни.

По уровню доходов Молога занимала четвертое место в губернии. Большая часть мужского населения ездила на заработки в Петербург, там мологжане работали извозчиками, официантами, строителями. Поэтому неудивительно, что на снимке покоса у Леушинского монастыря одни женщины.

Родственникам Владимира Шаткова уезжать из Мологи не приходилось, у хороших плотников работа здесь была всегда: строили дома и бани. В тридцать шестом году они разобрали свой дом и перебрались в Ярославль.

Шло строительство гидроэлектростанции и город начали сносить. Кинохроника зафиксировала, как красноармейцы закладывают взрывчатку в стену собора, чтобы расчистить так называемое ложе будущего водохранилища.

Владимир Шатков, родственник переселенцев из Мологи: "Причем, когда переселялись, многие семьи, в том числе и их семья, помимо скарба, скотины и прочего, они перевезли останки своих родственников и переселили тоже на новую землю, на высокие берега".

Большинство семей разбирали свои дома и сплавляли их в Рыбинск. Здесь появился целый район из переселенцев - Заволжский. Молва утверждает, что Мологу покинули не все жители.

Владимир Шатков, родственник переселенцев из Мологи: "Больше сотни человек погибли в зоне затопления. Просто люди не верили, что вода может прийти так далеко от тех рек, которые здесь всегда существовали".

Директор каскада верхневолжских ГЭС Андрей Дережков не верит в эту историю.

Андрей Дережков, директор каскада верхневолжских ГЭС: "Это, наверное, один из самых распространенных и многочисленных мифов. Рыбинское водохранилище наполнялось на протяжении четырех лет, поэтому при всем желании утонуть там никто в такой ситуации не мог".

Рыбинскую гидростанцию строили в период так называемого "большого скачка" в индустриальном развитии страны, при этом "своротив народную жизнь с ее исторического русла и вогнав в новые берега". Это слова историка Василия Ключевского, охарактеризовавшего так времена Петра Первого, и справедливые для всех эпох перемен в России. Остается лишь сожалеть, что для Мологи, а также многих других затопленных городов и деревень, места на берегах новой жизни не было.

Виктор Кирюхин, историк: "Наверное, не надо посылать проклятия тем людям, которые построили электростанции, водохранилище. Которые помогли нам обрести новое качество жизни, выстоять в войне. Надо больше не совершать таких ошибок".

По решению Министерства культуры, Рыбинская ГЭС является памятником архитектуры. Впрочем, одновременно это еще и мемориал в честь строивших станцию и бессчетно погибших здесь узниках ГУЛАГа.

У Мологи в этом году тоже появился свой памятный знак, установленный потомками переселенцев. Правда, когда начнутся осенние дожди, уровень воды поднимется, и Рыбинское водохранилище скроет его вместе с мелями. 

 В 1930-е годы, до затопления, в Мологе было почти тысяча домов. При этом на центральной торговой площади и на улицах рядом стояло 200 магазинов и маленьких лавок. То есть по одному магазину на девять домов. Всего в городе тогда проживало около 7 тысяч человек. 

Список серий