Солонешное. Село алтайских каменщиков

В нашей рубрике "Малые города России" отправимся в Солонешное – это в Алтайском крае. В селе живут потомки старообрядцев. Традиции они помнят, но жить по законам двухвековой давности готовы только "для туристов". Хотя один обряд соблюдают. Это так называемое "окручивание невесты". Что это такое, узнала корреспондент ОТР Анна Тарубарова.

Главный архитектор на Алтае – природа. Улицы Солонешного как по лекалу повторяют изгиб горной реки Ануй. Обманчиво изящной. Там, где сейчас живность щиплет траву и рассекают велосипедисты, ещё пару месяцев назад лежали глыбы льда. Из-за бесснежной холодной осени земля промёрзла, выпавшему зимой снегу таять было некуда – зажатое между невысоких гор Солонешное превратилось в чашу, полную воды.

А весной было много дождей. Уровень воды в реке Ануй поднялся больше, чем на два метра. Пришлось вводить режим чрезвычайной ситуации. С её последствиями не справились до сих пор.

Последний раз природа испытывала местных и их жилища на прочность 4 года назад. Никто родные края не покинул – опасная красота притягивает. 200 лет назад эти места своим домом выбрали бежавшие из европейской части России от церковных гонений старообрядцы – здесь себя они прозвали алтайскими каменщиками (камнем на Руси называли горы).

Это единственный дом, где сегодня можно встретить старообрядцев. При этом, никто из этих людей таковыми не является. Хранители традиций. Бывшая лавка купца, затем сельсовет, теперь этнокультурный центр. Выпускница барнаульского вуза, хормейстер Любовь Болтенко в обычной жизни девушка с модной стрижкой, под крышей этого дома всегда в платке и шамшуре – летнем головном уборе. Если замужем, надо прикрыть голову, а пока желательно косу заплести.

На обряде окручивания невесты участники ансамблей "Полянка" и "Тополёк" демонстрируют потенциальному жениху косы ниже пояса. 15 лет – у старообрядцев свадебный возраст. Возрождать традиции современные школьники готовы понарошку, для зрителей.

Антон Серединин, участник молодежного ансамбля «Тополек»: «Я во втором классе уже начал ходить в музыкалку, потом забросил. Сейчас опять проснулась жажда познать вот это всё старое...»

Обряд окручивания – аналог венчания. То, что для одних экзотика забытых традиций, для других – важный ритуал.

Любовь Болтенко, хормейстер: «Ну вот, например, пара жила лет 10-15 – не было детей, а вот приехали к нам, провели обряд и она забеременела. И они потом нам звонят: "А мы вот уже родили ребеночка". У нас уже три таких пары было».

Те, кто не верят в обряды, а верят в целительные силы Алтая едут туда, где зарядиться энергией природы можно по науке от маралов.

Анна Черкасова мараловод в третьем поколении. Хозяйка маральника и туристической базы. Программу оздоровления ей помогли разработать учёные из института пантового оленеводства. Июнь период срезки пантов, если не успеть, то они затвердеют и станут обычными рогами. Сейчас налиты кровью – она полна незаменимых аминокислот. Хотите – принимайте ванны, хотите – ешьте.

Анна Черкасова, директор маральника: «Мы берём литр мёда и сто грамм панта. Очищаем его от шкурки, "накрашиваем" и настаиваем в течение месяца. Мы всей семьёй его просто пьём с чаем, как, допустим, кто с печеньем, кто с конфетами, а мы достаём пантомёд».

На базу к Ане приезжают со всей России, есть туристы из Европы. А вот панты почти в полном объёме отправляются в Азию – там культура их потребления гораздо древнее нашей. Алтайские панты хоть и на вес золота – сто граммов не одну тысячу рублей стоят, но на азиатском столе не в диковинку – из них делают чипсы или порошок, который добавляют в еду. Покупатели приедут из Южной Кореи в сентябре, когда будет закончена обработка пантов. Аня закроет сезон и уедет домой в Барнаул – заниматься дальнейшими исследованиями, как наладить спрос у отечественных предпринимателей.

Анна Черкасова, директор маральника: «Это уже жизнь. Именно Алтай, маралы. С самого детства их люблю и живу с ними. Людям непривычно, что я мараловод. Но есть девушки космонавты, поэтому хорошо со временем!»

Краевед Татьяна Беликова время на Алтае измеряет сотнями тысяч лет.

Мы идём в Денисову пещеру. Когда Татьяна была школьницей, это место служило ночлегом перед походом к водопадам. Тогда забраться сюда можно было только на четвереньках. Свободное пространство ниже балки – результат 30-летней работы археологов со всего мира. Оказалось, что тысячелетиями пещера была домом неандертальцев, скифов, тюрков, и ранее неизвестного подвида древнего человека, еще одного нашего предка – денисовца. Именно здесь нашли его останки.

Татьяна Беликова, заведующая солонешинским районным краеведческим музеем: «Если представить коренных жителей Австралии, островитян Папуа Гвинеи, да-да-да, именно они унаследовали больше всех ДНК нашего денисовского человека».

Посмотреть пещеру, понаблюдать за раскопками археологов каждый год приезжают сотни туристов. Учёные выяснили, что денисовский человек жил одновременно с неандертальцем – у них было потомство. Но почему сами денисовцы исчезли с лица Земли – это одна из загадок Алтая. Разгадка которой сможет пролить свет на всю историю человечества.

Туристы приезжают в Солонешное и чтобы посмотреть на лошадей. Здесь разводят тяжеловозов "Русской" породы и редкой - "Новоалтайской". Но главная гордость – местные племенные орловские рысаки. Они не раз были призёрами скачек в других регионах. А в самом Солонешном бега проходят ежегодно летом.

Список серий