Как медики живут на свои зарплаты. Репортаж ОТР

Основное пространство в одиннадцатиметровой комнате занимает кровать. Наталья спит на ней вместе с девятилетней дочерью - даже небольшую кушетку для ребенка поставить некуда.

Наталья Ускова, участковый терапевт: "Конечно тяжеловато. Вот, получается все твое пространство. Зашел, закрылся и все твое пространство. Хочешь танцуй, хочешь спи, хочешь белье суши".

Зато у каждой Дашиной куклы - своя отдельная комната в шкафу, который Наталья отдала ей под игрушечный дом. Своего жилья в Чите у семьи нет - Наталья приехала сюда много лет назад из отдаленного поселка. А на то, чтобы снять в Чите хотя бы комнату, зарплаты участкового врача не хватает. В месяц вместе с надбавками у Натальи сейчас набегает тридцать пять тысяч. Четыре из них уходит на оплату жилплощади в общежитии, три - за продленку и питание Даши в гимназии. Остальное расходится на продукты, проезд и прочие мелкие расходы. В отпуск они в последний раз ездили три года назад.

Наталья Ускова, участковый терапевт: "Но для этого нужно было вхять кредит и поработать потом два года, отрабатывая кредит - А куда ездили? - на Кавказ".

Наталья считает, ее ситуация еще не самая плохая. Врачам в стационарах, чтобы получить такую же зарплату, приходится дополнительно дежурить по ночам. Вот когда дочка только пошла в школу, доход в семьи был в разы меньше - Наталье приходилось подрабатывать.

Наталья Ускова: "Мыла полы в цветочном магазине. Первое время мне было стыдно, если кто-то из моих пациентов зайдет и увидит такой вариант".

Наталья ждет, что государство изменит условия программы "Земский доктор", чтобы участвовать в ней смогли врачи старше тридцати пяти лет. Она готова переехать в одно из сел Забайкалья, чтобы получить миллион подъемных и участок земли, на котором можно будет построить свой дом. Он обязательно будет просторным, мечтает Наталья. У Даши там будет своя, отдельная комната. И своя кровать - как сейчас у ее кукол.

Рабочий день фельдшера Надежды Соколовой в график с девяти утра до пяти вечера не вписывается - пациенты звонят даже ночью. Травмы, инфаркты, обострившиеся хронические болезни - Надежда Николаевна лечит жителей четырехтысячной деревни Карлук. Прошлым летом спасла от смерти девушку - ту укусила пчела и развился анафилактический шок.

Александр Белов, житель деревни Карлук: "Она абсолютно грамотно все это сделала. Так что врачи в Иркутске сказали, что буквально еще несколько секунд отделяло мою сестру от жизни и смерти".

За ответственную круглосуточную работу без выходных и праздников Надежда Николаевна получает восемнадцать тысяч рублей в месяц. Из них пятьсот уходит на налоги, около тысячи на лекарства, еще семьсот на регулярные поездки в ЦРБ Иркутского района, к которому прикреплен Карлукский фельдшерско-акушерский пункт. Самая большая статья расхода - почти десять тысяч - это оплата коммунальных услуг и телефонных разговоров с родными и врачами из области, с которыми регулярно приходится консультироваться. На еду тоже уходит около десяти тысяч рублей.

У нас только овощи свои. Мясное все это мы покупаем в магазинах, хлеб, сладости.

Итого: ежемесячные траты - около двадцати двух тысяч рублей. Если бы не пенсия, прожить на зарплату не смогла бы, признается Надежда Николаевна. Обновками, походами в кино или театр балует себя крайне редко.

Надежда Соколова, фельдшер: "Это хорошо, что получается зарплата плюс пенсия. Совмещаешь, и нет иждивенцев. Дети выросли, отдельно живут. А если детей учить, платное обучение, то это, конечно, мало".

Надежда Николаевна уже двадцать лет, как на пенсии по выслуге лет. Говорит, давно бы оставила работу, но смены нет. В деревню на зарплату в восемнадцать тысяч рублей медики не едут.  

Список серий