Нападение на политехнический колледж в Керчи

В среду в Керчи - тихом, спокойном городе - произошло нападение на колледж. Один студент убил других студентов и преподавателей. 20 погибших, 73 раненых. Такого ужаса там не было со времен Великой Отечественной. Хроника событий - в репортаже Олега Зайковского.

Выстрелы прозвучали в керченском политехническом колледже в среду около полудня. В учебном заведении только-только началась большая перемена. Первые наряды полиции и машины «скорой помощи» прибыли на место через пять минут. Раненых было так много, что носилок сначала не хватало. Первую помощь оказывали учащиеся медицинского колледжа - он находится рядом. Раненых забирали проходящие мимо грузовики и маршрутные автобусы.

Следственный комитет сначала завел уголовное дело по статье «теракт», но уже через несколько часов переквалифицировал его на статью «убийство двух и более лиц общеопасным способом».

Светлана Петренко, официальный представитель Следственного комитета РФ: «Оперативно была установлена личность молодого человека, пришедшего в колледж непосредственно перед происшествием, который держал в руках ружье. Им оказался студент 4 курса 18-летний Владислав Росляков. Этот молодой человек расстрелял находившихся в колледже людей».

По неофициальной информации, сначала он стал стрелять из помпового ружья и бросать взрывпакеты на втором этаже, а затем спустился на первый и взорвал самодельную бомбу в столовой.

Очевидец: «Только вошел и был хлопок большой. Полетели стекла. Я соответственно вместе с девочкой вылетел в окно. Когда встал, то вся толпа бежала со второго этажа. Потому что стреляли не с одного окна».

Анна Лоханская, студент Керченского политехнического колледжа: «Взрывы. Мы не верили что так происходит, просто взрывы. Мы стояли возле кабинета, услышали, вышли на улицу думали учения, потом увидели мальчика несут, потом увидели мальчика в крови и потом начали все бежать. Во двор наш. И вот с этого двора мы пытались как-то убежать через заборы».

Услышав полицейские сирены, Росляков вернулся на второй этаж и застрелился в библиотеке. Саперы обнаружили в его личных вещах и обезвредили еще одно взрывное устройство.

Сергей Аксенов, глава Крыма: «Такого вообще не было никогда. Подумать, керчанин, проживающий здесь, на месте. Ну, вообще, просто. Мы вот здесь в шоке находимся».

Власти ввели в городе режим ЧС. Медики доставили в больницы более 50 пострадавших. Их родственники провели возле больницы №1 более 8 часов, пытаясь узнать о судьбе своих близких.

Предварительные списки погибших и пострадавших появились только поздно вечером в среду. Врачи боролись за жизнь тяжелораненых.

Алла Пашкунова, заместитель председателя совета министров Крыма: «У тех, которые тяжелые, в основном поражены внутренние органы и разрублены кости. Потому что было нашпиговано очень много гаек, болтов, шайб. Такими вот поражающими вещами. К сожалению, много детей, несовершеннолетних. Девочки, 16-18 лет».

Почти сразу началась транспортировка раненых из Керчи в лучшие больницы России.

За несколько дней санитарная авиация МЧС и реанимобили перевезли десятки пострадавших в Москву, Краснодар и Симферополь.

Ольга Брагина, жительница Керчи, мать пострадавшей: «Отвезли в Москву ребенка. Сегодня вот утром бортом. Четыре человека. Мы были в первых рядах. Нас отвезли. Говорят, делают все возможное. Мы надеемся и верим. (Состояние тяжелое. Ожоги».

В четверг в Крыму начался трехдневный траур по погибшим в Керчи. Сотни букетов цветов, множество детских игрушек и лампадок принесли жители города к мемориалу погибшим возле политехнического колледжа.

Валерий Вакуленко, житель Керчи: «Это ж дети наши. Понимаю, когда родителей хоронят. А когда детей…»

Елена Чумак, жительница Керчи: «Никто не гарантирует жизнь наших детей, никто не может обеспечить безопасность».

Власти Крыма уже к концу недели перечислили материальную помощь: по 1 миллиону рублей семьям погибших и по 500 тысяч рублей каждому пострадавшему. Выплаты готовит и федеральный бюджет.

В пятницу на центральной площади Керчи прошла церемония прощания с погибшими. Пришли более 30 тысяч человек.

Сергей Аксенов, глава Крыма: «Если честно, не хочется выступать. Хочется рыдать. Надо крепиться. Надо нам всем объединиться - поддержать родственников, родных, близких, потерявших сегодня самое дорогое, что есть в жизни. Царствие им небесное. Вечная им память».

Татьяна Заскальная, жительница Керчи: «Город-герой. У нас очень много памятных знаков военных. И вот вспоминаем, когда вот такая беда была - это вот военное время. Такой беды давно не было. Какое-то больное общество вырастили, знаете. Нельзя оценить эту ситуацию».

Екатерина Полякова, жительница Керчи: «Боль. Больше ничего не могу сказать».

Погибших похоронили на центральной аллее Керченского кладбища, а также в Ленинском районе Крыма, в Краснодарском крае и Челябинске.

По всей России на этой неделе служили панихиды по убитым в Керчи.

Люди несли цветы и свечи к стихийным мемориалам. Во Владивостоке, Владимире, Ижевске, Кирове, Москве, Оренбурге, Саратове, Севастополе и многих других городах - официальные мероприятия в четверг начались с минуты молчания. Театры отменили комедийные постановки. В Хабаровске, Казани и Нижнем Новгороде прошли траурные акции.

Сразу после ЧП в колледже Владимир Путин выразил соболезнования родным и близким погибших. А на следующий день, в четверг, президент прокомментировал причины трагедии.

Владимир Путин, президент России: «Это в том числе, судя по всему, результат глобализации, как ни странно. В соцсетях, в интернете, мы видим это: целое сообщество создано. Все началось с известных трагических событий в Соединенных Штатах, в школах. Молодые люди с неустойчивой психикой каких-то лжегероев для себя создают. Это значит, что все мы, вместе взятые, не только в России, в мире в целом плохо реагируем на изменяющиеся условия в мире. Это значит, что мы не создаем нужного, интересного и полезного контента для молодых людей. И они хватают вот этот суррогат героизма. Это приводит к трагедиям подобного рода».

Президент имел в виду бойню в американской школе «Колумбайн» , которую в 1999 году устроили два подростка, и с тех пор у них находится много последователей. Одним из них, вероятно, был Владислав Росляков. Во всяком случае он скопировал действия одного из тех преступников - Эрика Харриса. Керченский «стрелок» был так же одет, использовал помповое ружье схожей модели, так же заложил бомбу в столовой и даже застрелился, как Харрис - тоже в школьной библиотеке. На футболке Рослякова было одно слово: «ненависть».

«Великая русская культура и мировая прошла от него стороной. Она его не затронула. Его затронула массовая коммуникация. То, что в системе массовой коммуникации транслируется. Вот эти образцы мужественности, силы, самостоятельности. Значит, мы не сделали, как воспитатели, как взрослые, в широком плане - не только учителя - мы не сделали основного. Мы не развили его человеческие качества. Мы не развили в нем доброты, отзывчивости, нравственности. А вот кто эти «мы», если в стране нет ни одной организации, которая бы централизовано занималась досугом детей. Если родителям до ребёнка нет дела, то школе тем более. И вот он остаётся сам по себе - в своих мыслях и замыслах».

Дело о массовом убийстве в Керчи поручено Центральному аппарату Следственного комитета. Глава ведомства Александр Бастрыкин в четверг провел в здании колледжа оперативное совещание со следственной группой.

Из официальных сообщений мы знаем только об обысках в квартирах родственников Рослякова, о различных экспертизах и допросах свидетелей. Вся информация о подозреваемом и его биографии - только неофициальная. Известно, что Росляков жил на съёмной квартире с матерью - санитаркой онкодиспансера. Говорят, что в первые минуты после нападения на колледж она тоже принимала раненых и ещё не знала, что это дело рук её сына. Мать и отец Рослякова были в разводе. Знакомые и соседи характеризуют этого юношу как нелюдимого человека. Он учился на электромонтера, увлекался химией - поэтому с помощью инструкций в интернете мог изготовить бомбы. Сообщается, что к преступлению Росляков якобы готовился более полутора лет - тренировался на пустыре у заброшенного здания.

В это охотно можно поверить, ведь преступник действовал со знанием дела. При нападении он сначала бросал взрыв-пакет в класс, оттуда выбегали студенты, и он начинал в них стрелять. Можно только догадываться, это он сам до всего этого додумался, или кто-то ему подсказал?

«Даже если это исполнитель-одиночка. С точки зрения спецслужб всегда остается открытым вопрос: кто этого одиночку готовил, кто вел, кто подсказывал, кто технологически обеспечивал. Кто рассказывал, как готовить СВУ. Кто помогал в подготовке по тактике или по стрельбе. Кто настраивал. Кто психологически подводил к этому решению. Кто курировал. Пока еще нет и вряд ли будет доказано обратное, даже если будет признано, что это действия исполнителя-одиночки в состоянии психологического аффекта или психиатрического заболевания, что у этого человека не было кукловода. Эта тема всегда остается за кадром».

Теперь непосредственно о материально-технической стороне дела. В сентябре - сразу после своего 18-летия - Росляков купил помповое ружье, а 12 октября - 150 патронов, причём с крупной дробью. Дело в том, что замкнутых помещениях она имеет эффект картечи - вот поэтому за короткое время ему удалось убить и покалечить так много людей. Ещё известно, что он специально выбрал ружье с короткой «пистолетной» рукояткой и небольшим стволом, чтобы было проще пронести его в здание.

А лицензию на своё оружие он как совершеннолетний гражданин России оформил легально.

Это означает, что Влад Росляков прошел платный курс обучения в стрелковом клубе, сдал анализы на наркотики, получил справку в психоневрологическом диспансере, заплатил пошлину за лицензию и приобрел сейф. Давайте посчитаем все расходы. У нас получается 39 тысяч рублей. Где он взял такие деньги? Нам известно только о его стипендии в 500 рублей. У матери вряд ли были свободные средства. В общем, следствию предстоит во всём разобраться.

Расходы:

- Обучение в стрелковом клубе - 6500 руб.

- Наркологический осмотр - 1200 руб.

- Анализ на психотропные вещества - 900 руб.

- Пошлина за оформление лицензии - 2000 руб.

- Покупка сейфа - 3000 руб.

- Покупка ружья - 20000 руб.

- Покупка 150 патронов - 5500 руб.

Всего: 39100 руб.

По нашим законам, владеть помповым оружием, в отличие от травматического, сейчас можно с 18 лет. На этой неделе думский комитет по безопасности - уже после случившегося -предложил внести поправки в федеральный закон об оружии. К депутатам пришло осознание, что в 18 лет личность человека ещё не до конца сформирована.

Анатолий Выборный, запредседателя Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции: «Обоснование такому предложению главным образом заключается в том, что сегодня мы что видим: ребенок вырос. И знания есть, казалось бы, взрослый человек 18 лет. Мы общаемся как со взрослым человеком, а на самом деле нервная система, она еще не стрессоустойчивая. И психика, она не справляется с той нагрузкой, которая сегодня есть у современного человека».

Так с какого же возраста в России надо продавать охотничьи ружья? Небольшой соц.опрос, который устроили наши корреспонденты.

«Ну, хотя бы лет с 30, чтобы голова работала».

«Это должно быть после армии. 21 год - это тот возраст, когда человек начинает реально соображать, что делает».

«Ну, на человека надо конкретно смотреть, больничку пусть проходит, всех врачей, психологов».

«Вообще не нужно выдавать, оружие когда-нибудь имеет свое предназначение стрелять. Для 18 летнего юноши у него еще молоко на губах не обсохло, можно сказать, а ему уже оружие дали».

«Это вопрос психологического статуса человека. Он может быть взрослым и в 14 лет, может быть еще незрелым и в 60».

«Оружие, мне кажется, вообще не надо продавать. В России везде как телевизор посмотришь - такое вооружение, такие сильные танки, такие вот. Ну, может быть, черт его знает, успокоить людей что-ли?»

Успокоить людей уже трудно. Нападение в Керченском колледже стало 14 инцидентом в российских учебных заведениях за последние 5 лет. Вот только самые громкие из них.

В феврале 2014 года в московском районе Отрадное десятиклассник во время уроков застрелил учителя из малокалиберной винтовки. Затем школьник взял детей в заложники. Он убил одного полицейского и ранил другого, а затем сдался. Дети не пострадали.

В сентябре 2017 года в подмосковном поселке Ивантеевка девятиклассник, вооруженный кухонным топориком, петардами и пневматическим ружьем, напал на свой класс. Ранены четыре человека, в том числе трое детей.

В январе 2018 в Перми двое десятиклассников с ножами атаковали четвероклассников. Преступники ранили учительницу и 14 детей.

Через несколько дней в поселке Сосновый Бор под Улан-Удэ девятиклассник во время уроков бросил бутылку с зажигательной смесью в аудиторию, где шли занятия 7 класса. Затем злоумышленник напал на людей с топором. Преподаватель и пять учеников были ранены.

Наконец, 18 апреля в городе Стерлитамак 17-летний ученик класса коррекции во время занятий ударил ножом ученицу 9 класса и учительницу, а затем поджог аудиторию. Были ранены три человека.

Как установили следователи, по меньшей мере, в двух случаях - в Ивантеевке и Перми - нападавшие осознанно следовали примеру американского «Колумбайна».

И ещё один факт: девять из 14 нападений на наши школы произошли в последние два года. То есть таких преступлений становится больше.

«Каждый раз возникала вот такая волна беспокойства, интереса, тревоги, запретов и прочее. Через неделю-две все оставалось на своих местах. Нужно создавать систему доступной помощи. Систему, независимую от администрации образования. Систему, которая так сказать, объединяет различных специалистов - психологов, психотерапевтов, социальных педагогов, психиатров».

После керченской трагедии во многих регионах усилили охрану школ. В четверг Генпрокуратура России объявила о проверке системы безопасности во всех учебных заведениях страны. Наш корреспондент в Самаре - о том, как сейчас школьники приходят на уроки.

В Самаре - почти 200 школ. По данным департамента образования, все они оборудованы тревожными кнопками. Их, как и систему видеонаблюдения, устанавливают за счет бюджета. А вот охрану - которая следит за камерами и в случае опасности нажмет на кнопку - школам приходится нанимать за свой счет.

Металлоискателями по данным на 1 сентября оснащены 80% самарских школ. Педагоги признаются: конечно, так безопаснее, но есть свои минусы: по утрам на входе пробка. И чем больше учеников, тем труднее следить за потоком. Чаще всего школы сами выбирают, какой способ охраны для них удобнее.

Сергей Кузнецов, заместитель директора школы №41 по учебно-воспитательной работе: «Выработали свою модель. У нас небольшая проходка, которую контролирует охранник. В рамках металлоискателя, если сигнал сильный, охранник просит показать сумку, дети с начальной школы приучены выкладывать металлические предметы на столик».

Большинство родителей говорят, что их устраивает школьная охрана. При этом людям они доверяют даже больше, чем технике.

Анастасия Поминова, житель г. Самара: «У нас нету турникетов, но у нас очень замечательных охранник сидит, дай Бог ему здоровья. А в других школах стоят турникеты, но мне кажется, это не более безопасно, потому что дети у нас хитренькие, и могут все это обходить».

Кстати, охрану в школах тоже оплачивают мамы и папы - это так называемые добровольные пожертвования. Около 100 рублей в месяц. Если родители от них откажутся - дежурить у металлодетектора будут только педагоги.

Список серий