Ведущая ОТР Ольга Арсланова и корреспонденты канала вспоминают своих ветеранов

Рассказ Ольги Арслановой:

Амир Айниятович Арсланов. Родился в январе 1924 года в одном из сел Ульяновской области. В 42-ом, когда ему было 18 лет, был призван на фронт в пехоту. Воевал на разных фронтах, получил ранение в 44-ом году во время штурма Кенигсберга.

Награжден орденом Великой Отечественной войны и медалью за отвагу. После войны приехал в Москву и работал в советской милиции.

Анна Тихоновна Потапенок. Родилась в Белоруссии, в августе 1926-го в деревне Борисовского района Минской области.

В 41-ом году в неполные 15 лет интернирована в Германию, в город Кассель. Сначала отправлена в трудовой концентрационный лагерь. Позже отобрана для работы в хозяйстве "гроссбауэра". Так называли зажиточных крестьян, немецких "кулаков".

В апреле 45-го в Кассель и окрестности вошли американские войска. Они и освободили мою бабушку. Она получила медаль - узнику нацизма. И пожизненную денежную компенсацию от Германии.

Бабушка вспоминала семьи, в которых работала. И еще сравнивала американских и советских солдат - американцы вошли в город в хорошем обмундировании, снабженные провизией, аккуратно подстриженные. Советские солдаты были в сношенной форме, исхудавшие, многие голодали болели. Но конечно нашим - родным - пленные радовались намного сильнее.

К сожалению, ни бабушки, ни дедушки уже нет в живых.

И вот еще две истории о людях, переживших кошмары войны - это родственники наших корреспондентов из Карелии и Ставрополья.

 Рассказ Сергея Петрова

Среди моих родственников, заставших Великую Отечественную, тоже есть и пережившие оккупацию, и труженики тыла, и фронтовики - пропавшие без вести и выжившие. В этом доме жил мой дедушка - Иван Леонтьевич Петров.

Он родился в 1922 году. В день, когда фашистская Германия напала на Советский Союз, дедушка был в четырех километрах от немецкой границы - служил в Западной Белоруссии. В рядах восьмой стрелковой дивизии десятой армии попал в Белостокский котел.

Владимир Петров, сын Ивана Петрова: "Была полностью уничтожена восьмая стрелковая дивизия, в которой он был. И он там был контужен. И после этого эта дивизия перестала существовать, их расформировали".

После госпиталя дедушка в составе первой гвардейской Краснознаменной танковой армии участвовал в сражениях на Курской дуге, освобождении Украины, Белоруссии, Прибалтики, Польши, а также в штурме Берлина. После войны рассказывать родным о боях - отказывался, зато охотно делился не связанными с ними историями.

Например, как под Берлином их часть остановилась в институте по изучению животных и несколько дней солдаты жили среди обезьян и змей.

Евгения Петрова, дочь Ивана Петрова: "В немецких деревнях, когда они входили туда, их встречали голодные дети, ну, и солдаты, чем могли, их кормили. Взрослые просили снять пилотки и разрешение потрогать голову, потому что немецкая пропаганда говорила, что русские с рогами".

После войны дедушка поступил в институт, женился. И долгие годы вместе с бабушкой работал в этой школе станицы Лысогорская. Он - учителем математики, она - химии. Вместе воспитали двоих детей. Семь лет назад дедушка умер. А вскоре родился мой сын Артем.

О прадеде мы ему уже рассказали многое, а сегодня показали еще и станичный мемориал, где в списке фронтовиков - имя Ивана Петрова.

 Рассказ Марины Бедорфас

Моя бабушка - Виэна Петровна Паландер - войну встретила в небольшой деревушке Углово под Ленинградом, где жила с мамой, братом и двумя сестрами. Папу, как врага народа, расстреляли еще в 37-ом году.

В сентябре 1941-го немцы разбомбили аэродром и железную дорогу рядом с их домом - тогда семья едва не погибла. А к зиме в Углово начали съезжаться беженцы из других городов.

Виэна Паландер, житель блокадного Ленинграда: "Беженцы приехали, люди голодные, кушать нечего было. И всех собак, и кошек съедали".

Бабушка с братом ходила рыть окопы и валить лес, который отправляли в Ленинград, чтобы продолжал работу Кировский машиностроительный завод.

Виэна Паландер, житель блокадного Ленинграда: "Теперь думаю: Господи, в 13 лет я валила лес с братом. Такие елки валили. Потом распиливали их на двухметровки, складывали в штабеля. А вечером приходил мастер и мерил. Если норму сделали, значит давал нам по 400 граммов хлеба - талоны - и на порцию супа. Так мы так были рады, что мы зарабатывали хлеб".

В первую блокадную зиму умерших от голода было так много, что огромный пожарный сарай в деревне был заполнен в несколько рядов.

Потом их хоронили в огромных рвах. Весной 1942-го семью бабушки эвакуировали. После семья оказалась в поселке Писонец.

Там же отпраздновали Победу. В Сибири бабушка встретила моего деда, вместе переехали в Карелию, где воспитали четверых детей. Бабушка часто рассказывала о блокаде - сначала мне, а теперь и моим сыновьям. Она говорит: об ужасах войны должны знать, как можно больше поколений.

Список серий