Жительница Дагестана пожаловалась ОТР на высокие налоги для малого бизнеса

На этой неделе в нашу программу «ОТРажение» поступило около 40 тысяч смс-сообщений и около ста тысяч звонков.

Все чаще нам пишут о том, что малым бизнесом у нас заниматься все тяжелее. Вот письмо предпринимательницы из Дагестана.

Она написала, что из девяти тысяч рублей, который зарабатывал ее магазинчик, 6 500 уходило на различные налоги, пошлины отчисления и прочее. Тут она даже обозначила свою долю в этом «пироге». «Эта долька для меня и моих детей. Нам остается кукиш с маком».

Смысл работать ради 2500 тысяч рублей в месяц.

Корреспондент ОТР Севрина Шамхалова разобралась в истории о деле, которое и бизнесом-то не назовешь...

Заниматься малым бизнесом в Дагестане - дело убыточное, считает пенсионерка Анна Абдулганиева. На днях ей пришлось закрыть свое ИП. Хотела заработать, но в результате оказалась в долговой яме.

Анна Абдулганиева, предприниматель: «Мы в дураках остались. Я зачем конкурсную комиссию прошла, для чего я этого добилась. И 160 тысяч, чтобы этот павильон заказать. Сварщик - до сих я ему 130 тысяч должна».

Анна Разаковна сейчас на пенсии. Живет с дочерью - инвалидом второй группы и ее двумя несовершеннолетними детьми. Двух пенсий - а это 34 тысячи рублей на содержание семьи не хватало. Поэтому Анна решила открыть небольшое дело - продуктовый ларек. Участок под павильон восемь квадратных метров она получила от администрации. 160 тысяч заняла у знакомых. Но за год раскрутиться так и не смогла. Налоги «задушили» ее малый бизнес.

Анна Абдулганиева, пенсионерка, предприниматель: «Ежемесячно 2213 рублей налог пенсионный фонд берет. По 800 рублей при открытии и закрытии магазина госпошлина, по 300 рублей через каждые три месяца декларация. Потом ОМС 480 рублей ежемесячно, энергосбытовая тоже ежемесячно 450, 500, 600 рублей, когда как».

Ларек приносил не больше девяти тысяч рублей в месяц. Из них шесть с половиной тут же уходило на налоги. Чтобы экономить на зарплате, торговать Анне Разаковне приходилось самой вместе с дочерью. По десять часов, без перерывов на обед и выходных. В итоге чистой прибыли - не больше трех тысяч рублей в месяц. Этих денег было недостаточно, чтобы даже закупить новый товар. Но налоговикам все равно - раз есть ИП - плати. Денег нет - закрывай.

Нурислан Хавчаев, заместитель директора центра поддержки предпринимательства Дагестана: «Это вмещается в рамки российских федеральных законов. Никто налог не отменял, есть вненалоговые, внебюджетные, социальные отчисления. Пенсионные, страховые, медицинские. Это независимо есть у тебя доход или нет дохода. С момента открытия ИП или ООО он обязан платить отчисления».

Сейчас Анна Абдулганиева почти все время проводит дома - занимается с внуками. И понемногу откладывает деньги с пенсии, чтобы как можно скорее вернуть свой долг. Срок аренды земли под ларек заканчивается в конце декабря. Продлевать его Анна Разаковна не планирует. Говорит, заниматься торговлей она больше не будет.

После этой истории мы открыли официальную статистику и обнаружили что-то странное. Всего за несколько дней этого лета - если сравнивать данные разных ведомств - количество занятых в малом и среднем бизнесе уменьшилось... вдруг ... на 3,3 миллиона человек. Первая мысль: такого не бывает, это статистическая ошибка. И скорее всего так и есть. Но: не пора ли этот бизнес начать считать правильно? Не пора ли ему не мешать.

Тем более, что поставлена вполне конкретная задача: 25 миллионов человек в малом и среднем предпринимательстве к 2024 году. Это поручил Президент.

Список серий