Культурная революция в Китае. Наследство и наследники

Леонид Млечин: Когда 1 октября 1949 года Мао Цзэдун появился на вратах небесного спокойствия на площади Тяньаньмэнь в Пекине и высоким голосом провозгласил создание Китайской народной республики, он был одет в китель-френч с отложным воротником, застегнутым на все пуговицы. С тех пор он всегда представал перед миром в этом облике.

Голос за кадром: Этот китель называется чжуншань чжуан. Первым его надел вождь китайской революции Сунь Ятсен. Он выбрал его сознательно: и не западный деловой костюм, и не пышное царское одеяние. Костюм вождя олицетворял особый китайский путь.

Так и в революционной России в 1917 году глава Временного правительства Александр Федорович Керенский ввел новую моду – военный френч и фуражка, но без погон, кокарды и знаков различия. Вслед за ним также оделись все комиссары Временного правительства. А после октября сходную форму носил Сталин и, подражая ему, целая армия советских аппаратчиков.

Культурная революция в Китае, которая началась полвека назад, рождала ужас. Это была трагедия огромного народа. Культурная революция смела все, чего за тысячи лет добилась огромная страна с великой культурой. Китайская толпа – самая большая в мире. Но еще и все китайцы стали одинаковыми. Казалось, стерлись даже различия между мужчинами и женщинами. Девушкам запрещали носить длинные волосы, и их насильно стригли. Туфли на высоком каблуке заставляли снимать прямо на улице. Украшения и косметику запретили. Все должны были ходить в пиджаках и брюках военного образца. Но о подлинном равенстве, разумеется, говорить не приходилось. Деньги потеряли ценность, потому что ничего нельзя было купить. Торговлю заменило распределение в соответствии с занимаемой должностью: чем выше кресло, тем больше благ.

Рядовые чиновники носили костюмы из дешевой колючей ткани. Аппаратчикам рангом повыше полагались костюмы из полиэстера. Главным начальникам костюмы шили из тонкой и мягкой шерсти. Место на служебной лестнице определялось количеством карманов на френче: больше карманов – выше ранг. После смерти Мао Цзэдуна и начала реформ новые руководители Китая перешли на обычные костюмы с галстуком. Но нынешний глава партии и государства Си Цзиньпин вернулся к кителю Сунь Ятсена (или Мао Цзэдуна?).

Леонид Млечин: Си Цзиньпин родился в 1953 году. Его отец, Си Чжунсюнь, старый член партии, был одним из соратников Мао Цзэдуна, заместителем главы правительства. Мальчик рос в Пекине в привилегированной семье. Таких, как он, называли красными принцами. Но отец впал в немилость, как это часто случалось при Мао. Его обвинили в участии во внутрипартийном заговоре, лишили всех постов, сослали в провинцию. А в годы Культурной революции его избивали, обвинив в том, что у него дома секретный передатчик для связи с иностранными разведками, и арестовали. Будущему председателю Си было тогда 15 лет. Его вырвали из семьи, из привычной жизни, из Пекина, отправили на трудовое перевоспитание в одну из беднейших провинций – Шэсинь, в уезд Яньчуань, где он 7 лет в прямом смысле жил в пещере. Спал на земле. Вместо теплого туалета – ведро. Надо отдать ему должное: он не сломался, все преодолел. После смерти Мао при Дэн Сяопине отца вернули на руководящую работу, а сына – в Пекин. Когда они встретились, отец не узнал сына.

Голос за кадром: Си Цзиньпин неустанно поднимался по карьерной лестнице. Он стал помощником заместителя председателя Центральной военной комиссии, но захотел попробовать себя на самостоятельной работе. Карьеры делаются не в Пекине. В 2007 году возглавил партийный комитет Шанхая, после того как его предшественника с треском сняли и отдали под суд за коррупцию.

Ему же поручили контролировать подготовку к Олимпиаде 2008 года. Считается, что он чудесно справился и заслужил право руководить страной. Он вторым браком женат на певице Пэн Лиюань, которая в генеральском звании руководила ансамблем песни и пляски народно-освободительной армии Китая. Его дочь учится в Гарварде.

Леонид Млечин: Си Цзиньпин на наших глазах превращается в самого могущественного китайского лидера после Мао Цзэдуна. Из всех империй, некогда владычествовавших над миром, один только Китай словно помолодел и обрел новую имперскую жизнь. Пекин ныне контролирует большую территорию, чем когда-то завоевали маньчжуры из династии Цин. Власть Китая в мире растет. Но и наследство Культурной революции еще живо.

Голос за кадром: 25 мая 1966 года в Пекинском университете появилось дацзыбао (плакат), подписанное несколькими студентами и аспирантами с критиками парткома университета, горкома партии и столичного правительства.

Лексика дацзыбао носила весьма угрожающий характер: "Разобьем господство ревизионизма и все коварные интриги и темные планы, полностью уничтожим всю нечисть, всех контрреволюционных ревизионистов".

Леонид Млечин: Это не была инициатива масс. Дацзыбао писалось по поручению созданной ЦК группы по делам Культурной революции, которую возглавляли Кан Шэн, мрачная фигура, руководитель госбезопасности, Чэнь Бода, бывший личный секретарь Мао, и Цзян Цин, четвертая и последняя жена Мао. Она стала главным организатором Культурной революции в Китае, погубившей судьбы целого поколения.

Голос за кадром: "Я простой солдат из патруля председателя Мао на идеологическом фронте, - повторяла она. – Я стою на страже и сообщу председателю все, что обнаружу". В этом и состояла ее сила. Никто не знал, говорит Цзян Цин от своего имени, или исполняет поручение председателя Мао.

Леонид Млечин: Партия к ней плохо относилась. Но Мао сделал жену членом политбюро. Цзян Цин рассчитывала на большее. В истории Китая были и императрицы.

Голос за кадром: Летом 1968 года Мао обратился к молодежи: "Осудите своих учителей за то, что они отравляют вас буржуазными идеями". Он распорядился прекратить занятия по всей стране. Через несколько дней студенты вытащили на площадь преподавателей Пекинского университета. Их ставили на колени, мазали грязью, надевали им на голову шутовские колпаки.

Группа школьников в Пекине вывесила дацзыбао и подписалась так: "Красные охранники" (хунвэйбины). Они поклялись охранять Мао Цзэдуна. Главный лозунгов хунвэйбинов: "Мы втопчем врагов Мао в землю и раздавим их". Появились значки с изображением Мао. Их выпустили почти 5 млрд штук. Всем вручали маленькую красную книгу – сборник цитат из произведений Мао.

Харбинские хунвэйбины телеграфировали вождю: "Если председатель Мао прикажет, мы сумеем достать черепаху со дна океана, подняться в небо и поймать дракона. Мы готовы сразиться с прогнившим Парижем, сравнять с землей Нью-Йорк, освободить Лондон, доставить в Пекин кремлевскую звезду, захватить и привезти в Пекин Мавзолей с Лениным, окрасить новый мир в багряный цвет своей крови".

Леонид Млечин: Культурная революция – феномен, полного объяснения которому не найдено и по сей день. Зачем все это понадобилось самому вождю? Наиболее распространенная версия – все началось с провала идеи Мао о Большом скачке.

Голос за кадром: Мао распорядился в короткое время обогнать все капиталистические страны и стать самой передовой и мощной державой в мире. Точно так же большевики, взяв власть в России, сразу стали строить коммунизм, и экономика рухнула. То же самое произошло и в Китае. За 4 года Большого скачка умерли 38 млн человек от голода и истощения. Другой такой трагедии история человечества не знает.

Вождя это не беспокоило. Он говорил своим помощникам: "Умершие приносят нам выгоду: они могут удобрять почву".

Леонид Млечин: Он приказал ударить по бюрократии. Молодежь охотно подхватила этот лозунг. Студенты врывались в учреждения и заявляли, что "ваши начальники - враги". В современном Китае полагают, что Культурная революция – это стихийное возмущение низов против всемогущего аппарата, бюрократизации, закостенения. Но если бы не борьба за власть, что было главным для Мао, этого бы не случилось.

Голос за кадром: Мао устроил многочасовой заплыв в реке Янцзы, показывал стране, что в свои 72 года здоров и полон сил для новой борьбы. 5 августа в пекинской школе для девочек убили первую жертву Культурной революции. Женщину, директора школы, которой было 50 лет, избивали и обливали кипятком. Она умерла.

Мао никого не приказывал убивать и мучить. Это была инициатива масс. Желающих нашлось превеликое множество. Мао с площади Тяньаньмэнь обратился к отрядам хунвэйбинов со словами: "Я решительно поддерживаю вас". Больше он ничего не сказал, но этого было достаточно.

Леонид Млечин: По всей стране была объявлена война старому миру и началась атака на старую культуру. В этих акциях охотно участвовали не только профессионалы (хунвэйбинов), но и обычные прохожие, охваченные безумием разрушения.

Голос за кадром: Хунвэйбины жгли книги, врывались в дома, разрезали картины, ломали музыкальные инструменты, разбивали грампластинки. Летом того года только в Пекине незваные гости побывали в 30 с лишним тысячах домов. Они забили до смерти 1700 человек.

Министр общественной безопасности, председатель пекинского ревкома Се Фучжи освободил убийц от ответственности. Следует ли наказывать хунвэйбина, который убил человека? Если ненависть масс к вредным элементам не знает предела, зачем же пытаться ей мешать?

После первого акта начался второй. Министр обороны маршал Линь Бяо на площади Тяньаньмэнь сообщил хунвэйбинам, что настало время разоблачить тех, кто обличен властью, но идет по капиталистическому пути. Для этого сформировали новые группы – цзаофани, в переводе с китайского - "бунтари", еще одна категория гвардейцев Культурной революции. Они атаковали руководителей страны. Это уже было уничтожение тех, кто проявил непослушание, кто пытался развивать экономику наперекор Мао.

Посмевших сомневаться в его правоте назвали "врагами народа". Первой жертвой 21 января 1967 года стал министр угольной промышленности, противник придуманной Мао программы Большого скачка. Министру разбили голову пряжками ремней.

Из столицы изгнали 100 000 человек в деревню. Вот этого китайцы боялись больше всего. Ссылка в деревню означало не только полуголодное существование и тяжелый труд. Это и детей обрекало на такую же жизнь. Ведь крестьянам запрещалось покидать деревню, перебираться в город и менять профессию.

Леонид Млечин: Поколение, отправленное в годы Культурной революции в деревню, не получило образования. И впоследствии с трудом приспосабливалось к экономическим переменам. Культурная революция разрушила китайскую систему высшего образования. После Мао молодежь пришлось отправлять на учебу за границу.

Голос за кадром: Культурная революция была куда увлекательнее скучной работы. Китайцы перестали работать. Экономика несла большие потери. Даже военная промышленность остановилась. Система управления была парализована. Транспорт не работал. Начался хаос.

Только армия оставалась относительно свободной от культурной революции. Некоторые воинские части пытались подавить выходки обезумевших хунвэйбинов. На большом совещании маршал Е Цзянь-ин обрушился на Чэнь Бода, одного из вождей культурной революции: "Вы внесли смуту в партию, внесли хаос в правительство, в работу заводов и фабрик. Этого вам недостаточно. Вы непременно хотите внести сумятицу в жизнь армии. Что же вы замыслили?".

Леонид Млечин: В годы Культурной революции убили больше миллиона человек. В конце концов, Мао испугался полного развала государства. Он распорядился ввести армию в города и разогнать хунвэйбинов. Потом вернул из ссылки старых руководителей, способных восстановить экономику.

При Мао страна находилась в постоянно кризисе. Над всеми, даже над самыми преданными вождю людьми, всегда висела опасность оказаться в опале. Мало кто этого избежал. Все соратники Мао в конце концов стали жертвой чисток и подверглись репрессиям. Если бы Мао мог жить вечно, Китай, вероятно, и по сей день сотрясали бы все новые большие скачки. Но даже великие вожди не властны над природой.

Голос за кадром: В 1970-е годы Мао Цзэдун стал серьезно болеть. В 1974-ом Мао перестал бывать на заседаниях политбюро. Он практически ослеп, не мог читать даже с лупой из-за катаракты на обоих глазах. У него развилась редкая болезнь Лу Герига. Отмирание нервных клеток спинного мозга ведет к параличу рук и ног. Человек лишается возможности глотать, говорить и дышать.

Леонид Млечин: А в его окружении шла закулисная борьба за власть между двумя . Идеологи, которые возвысились в годы Культурной революции, противостояли технократам, озабоченным бедственным состоянием экономики. Идеологов возглавляла жена председателя Цзян Цин. Самым опасным технократом она считала Дэн Сяопина.

Голос за кадром: Мао в письме предупреждал честолюбивую жену: "Не позволяй победе отравить тебя. Думай чаще о своих слабостях, недостатках и ошибках. Я говорил это тебе десятки раз".

Через месяц после смерти вождя вдова Мао была арестована вместе со своими соратниками по Культурной революции. Они не имели поддержки среди ветеранов партии и военной верхушки.

Цзян Цин говорила себе: "Я была псом председателя Мао. Кого председатель велел мне кусать, того я кусала".

Оправдания не помогли. Она здорово насолила многим людям. В январе 1981 года Цзян Цин приговорили к смертной казни с отсрочкой привидения приговора в исполнение на год. Потом смертную казнь заменили пожизненным заключением.

Леонид Млечин: На свободу Цзян Цин так и не вышла. В июле 1991-го последняя жена Мао Цзэдуна покончила с собой. Ей было 77 лет.

Голос за кадром: Культурная революция привела страну к хаосу. И партийно-государственный аппарат пострадал так сильно, что не мог и не хотел сопротивляться реформам, которые в 1978 году начал Дэн Сяопин и которые превратили Китай в современное государство.

Посмертная судьба Мао тоже зависела от Дэн Сяопина, который возглавил страну. Некоторые решения Мао назвали ошибочными.

Началась критика Мао Цзэдуна. Режим Культурной революции был назван феодально-фашистской диктатурой. Всю ответственность возложили на Мао и систему единоличного правления.

"Нет зла большего, чем культ личности", - заметил Дэн Сяопин. И в уставе компартии записали: "Партия запрещает культ личности в любой форме". Но Дэн сказал: "Товарищ Мао Цзэдун – не изолированная личность. Он был вождем нашей партии вплоть до самой смерти. Нельзя преувеличивать его ошибки. Преувеличивать его ошибки значит чернить его, чернить нашу партию и наше государство".

Леонид Млечин: Почему Дэн Сяопин вступился за Мао. Назвать Мао преступником означало взять часть вины на себя. Китайские лидеры соучаствовали во многом, что тогда творилось. А что же чиновники молодого поколения, начавшие карьеру после Мао и Культурной революции? Они не несли никакой ответственности за прошлое, но тоже защищали вождя по принципиальным соображениям.

Если согласиться с тем, что прежняя власть совершала тяжкие преступления, значит придется признать, что и нынешняя может, как минимум, ошибаться. А вот этого никак нельзя допустить. Народ должен пребывать в уверенности, что власть всегда права.

Голос за кадром: ЦК Компартии Китая принял специальное постановление, в котором говорилось, что в деятельности Мао 70% - заслуги, и 30% - ошибки. Это соотношение 70:30 отражает идеологическую платформу руководства в отношении печального прошлого.

Очень похоже на подход нашего общества: "При Сталине хорошего было больше, чем плохого, и говорить следует о хорошем в истории страны – о победах и достижениях".

Леонид Млечин: Половинчатая позиция в отношении Культурной революции не помогла обществу избавиться от трагического прошлого. Как и у нас, антисталинские решения XX съезда партии. Абсурдные идеи Мао забыты. Но сам он сохранен как символ национального возрождения, как политик, который заставил мир разговаривать с Китаем на равных.

Голос за кадром: И председатель Си Цзиньпин не критикует Мао за трагедии Культурной революции, когда пострадал и его отец, и он сам. Напротив, вспоминая места, где проходило трудовое воспитание, повторяет: "Я оставил там свое сердце. Там я стал человеком".

Леонид Млечин: Культурная революция стала своего рода гражданской войной. Мао Цзэдун разрушал даже семьи, настраивал детей против родителей. В этой атаке на поколение отцов было и нечто личное. Мао обожал свою мать и ненавидел отца. Во время Культурной революции говорил: "Мой отец был плохим человеком. Если бы он был сейчас жив, ему следовало бы сделать самолет". Так Хунвэйбины поступали со своими жертвами. Выкручивали им руки за спиной, а голову опускали вниз.

Культурная революция была попыткой Мао воспитать идеологически чистое молодое поколение, свободное от всего, что было в прошлом – от любви к родителям, от моральных норм и принципов, от культуры и от истории.

Мао хотел создать нового человека, беспощадного к внутренним и внешним врагам. И его усилия не пропали…

Голос за кадром: Политбюро ЦК КПК по-прежнему заседает в Запретном городе. В бывшем императорском дворце, где когда-то плели интриги наложницы и евнухи. И сегодня заседания проводятся в секрете. Членам политбюро не нужно выходить на публику, давать интервью и рассказывать о принятых решениях.

Текущую политику определяет постоянный комитет политбюро из 9 человек. Эти 9 человек управляют огромной страной. Они, как когда-то советское политбюро, одеты почти одинаково. На торжественных заседаниях они даже хлопают в унисон.

В отличие от прежней тоталитарной системы, во главе которой стоит вождь, в Китае после смерти Мао сложилось скорее авторитарное управление во главе с коллективным руководством.

Леонид Млечин: Партийно-государственный аппарат скроен по знакомой нам схеме. Но, в отличие от советского, от куда более эффективен. Трудолюбие, прилежание, высокая трудовая мораль – все эти свойственные китайскому обществу качества, воспитанные конфуцианством, распространяются и на чиновничество.

Голос за кадром: Отличительной особенностью Китая была добровольная смена лидеров. После Мао китайские лидеры стремились свести срок пребывания у власти к одной десятилетке. Происходила строгая ротация высших руководителей. Отработав 2 срока, они отказывались от власти, передавая дела преемникам.

На смену харизматических лидерам, будь то Мао Цзэдун или Дэн Сяопин, приходили умелые менеджеры, знающие экономисты, которые соблюдали законы и правила. Это была попытка преодолеть наследство Культурной революции, которая началась полвека назад и которая едва не разрушила Китай. Приверженность к ротации лидеров означала, что страна настроена на политические инновации.

Си Цзиньпин уходить не намерен. Ради него изменили конституцию. Прежде председатель КНР мог занимать эту должность не более двух пятилетних сроков. Теперь он получил возможность руководить страной пожизненно. Он придает большое значение расстановке высших кадров. Как говорит председатель Си, "жизнь похожа на рубашку: неправильно застегнешь верхние пуговицы – и все остальные пойдут наперекосяк".

Леонид Млечин: Си Цзиньпин обещал широкие реформы, чтобы омолодить нацию. Но пока что ограничился обычной авторитарной политикой. Внутри страны это борьба с коррупцией и укрепление традиционных ценностей.

Голос за кадром: Китайские лидеры подогревают национализм дома и готовы пустить в ход вооруженные силы, отстаивая свое право на спорные территории от Южно-Китайского моря до Гималайских гор. Милитаризация идет полным ходом.

Культурная революция не прошла бесследно для народно-освободительной армии Китая. Устаревшее оружие, устаревшая тактика, нехватка опытных бойцов и командиров. После Мао китайские власти вынуждены были сконцентрироваться на гражданских отраслях экономики. Дэн Сяопин, взяв курс на реформы, объяснил своим генералам и адмиралам, что им придется подождать, прежде чем модернизация Китая позволит дать дополнительные деньги армии и флоту. Большие военные проекты были отложены до того времени, когда будут решены основные экономические задачи.

Дэн Сяопин говорил, что большая война в течение ближайших 50 лет едва ли возможна, и Китаю угрожают лишь локальные военные конфликты вблизи китайских границ. Поэтому нет необходимости в большой армии. Дэн заморозил военный бюджет и сократил армию с 4 млн до 3 млн.

Теперь страна разбогатела и не жалеет денег для армии. Один рекордный военный бюджет за другим. Изменилась военная доктрина. Раньше делали ставку на живую силу. Теперь - на современные технологии. Китайская армия, самая большая в мире, поражает своей грандиозностью.

Леонид Млечин: Окружающий мир не понимает китайских политиков. Западные страны удивлены: Китай вооружается без всяких видимых оснований. Но у китайцев иное видение мира. Они исходят из того, что американцы снабжают Индию и Тайвань оружием, держат свои войска на базах в Японии и Южной Корее. Китайцы считают, что находятся во враждебном окружении и постоянно демонстрируют готовность, не колеблясь, применить военную силу.

Пекин угрожает покончить с сепаратистами на острове Тайвань, ведет территориальные споры с соседями в Южно-Китайском море. После десятилетий экономического успеха молодое поколение китайцев уверено: наступило время величайших возможностей для Китая. Пора пересмотреть принципы взаимоотношений с миром. Надо всем наглядно показать, что происходит смена лидера, что центр власти над миром перемещается в Китай.

Список серий