Пекин против Ханоя

Леонид Млечин: Когда четыре десятилетия назад, 30 апреля 1975 года, завершилась война во Вьетнаме, решительно никто не мог предположить, что очень скоро на Дальнем Востоке заполыхает новая война, и не между Советским Союзом и Соединенными Штатами, а между недавними союзниками, братскими социалистическими государствами – между Вьетнамом и Китаем.

Моя трудовая деятельность как раз начиналась в те дни. 15 февраля 1979 года я приступил к работе в существовавшем тогда внешнеполитическом еженедельнике "Новое время". И к национальному празднику Вьетнама у нас в редакции приготовили цветную обложку (редкость по тем временам), воспевавшую мирные будни вьетнамского братского народа. Из-за войны эту обложку, которую по тем типографским возможностям можно было напечатать только заранее, пустили под нож. Никто не мог предположить, что такое станет возможным.

Свой первый трудовой день я начал, как и все старшие товарищи, спустившись на первый этаж, где у нас в большой комнате хранились тассовские сводки, ежедневно присылаемые в редакцию. Для служебного пользования, то есть недоступные остальным советским гражданам. Это были переводы статей из иностранной прессы и выступлений иностранных политических руководителей без купюр, по которым можно было понять, что происходит. Там собирался почти весь редакционный коллектив.

И в тот момент, когда я вошел в эту комнату, один из ветеранов в редакции мечтательно произносил: "Эх, врезать бы сейчас по китайцам, сбросить бы ядерную бомбу на Синьцзян". Отношения между Вьетнамом и Китаем никогда не отличались большой дружбой, но они окончательно испортились после того, как Вьетнам ввел свои войска в соседнюю Камбоджу, где у власти находились красные кхмеры во главе с Пол Потом.

Вот уж было чудовище на Земле! В принципе, он был человеком неординарным, и в юности получил стипендию для учебы в Париже. Во Франции должен был стать инженером. Вместо этого увлекся марксистскими идеями, вернулся к себе на родину, присоединился к подпольному движению, а в 1975 году красные кхмеры взяли власть в стране.

И сразу же приступили к поиску врагов. А врагов в стране оказалось множество: врачи, учителя, инженеры, буддистские монахи. Окружение Пол Пота состояло из людей, с которыми он учился во Франции. Все как на подбор люди, начисто лишенные человеческих добродетелей.

Его идеи – это было странное смешение националистических и коммунистических лозунгов. Он взялся строить экономику без денег, страна осталась без продовольствия, стала голодать. Сам он больше напоминал привидение: его мало кто видел, но все и всегда боялись. Впрочем, те немногие, кто с ним беседовал, говорили, что он был крайне приятен в общении, вежлив и улыбчив. Он находился у власти три года и восемь месяцев и превратил страну в кладбище. В стране было 7 миллионов населения, красные кхмеры убили примерно 2 миллиона.

Соседний Вьетнам красные кхмеры ненавидели и презирали, устраивали вьетнамские погромы у себя дома - там было вьетнамское население. Говорили, что ни один вьетнамец вообще не имеет права жить в Камбодже. Закончилось это тем, что Вьетнам не выдержал, и в декабре 1978 года ввел войска. Вьетнамцы выбили красных кхмеров, посадили там провьетнамское правительство.

С одной стороны, это было нападение на соседнюю страну. А с другой – они просто спасли Камбоджу и камбоджийцев. А вот Китай, который поддерживал красных кхмеров, был возмущен: тогдашний лидер Китая Дэн Сяопин заявил, что вьетнамцам надо преподать урок, и отправил туда войска. Я хорошо помню, как в те дни у нас здесь в Москве мои коллеги журналисты писали в ЦК, ездили в ЦК, просили отправить их немедленно во Вьетнам, чтобы они писали оттуда прямо с линии фронта. Они видели себя Хемингуэями, которые обличают нового врага.

Тогдашнее советское руководство действовало очень спокойно и осторожно. Советские части на Дальнем Востоке были приведены в состояние боевой готовности, но с места не сдвинулись - ограничились только тем, что организовали воздушный мост, по которому в Ханой направлялось вооружение. И правильно сделали. Эта военная кампания для Китая была крайне неудачной. Сказались все годы коммунистического правления, культурная революция, хаос – вообще все то, что дал стране Мао Цзэдун. Китайские войска оказались слабыми, плохо обученными, техника - устаревшей. А вьетнамцы, имевшие хороший боевой опыт, легко им противостояли. И вот неожиданный результат.

Советские генералы увидели слабость китайской армии и немного успокоились. А ведь в ту пору война с Китаем казалась вполне возможной. Но ученые из Академии наук подсчитали, что по своему военному, стратегическому и экономическому потенциалу в ближайшее десятилетие Китай не представит для нас опасности. И хорошо, потому что истратили бы лишние деньги на противостояние с Китаем, чего бояться не надо было.

А что касается Китая и Вьетнама, то прошло много лет, прежде чем они помирились. В конце концов, президент Вьетнама приехал в Китай, они подвели черту под прошлым. Потому что обе страны, хотя и называют себя коммунистическими, на самом деле давно строят капитализм. Вьетнамцы, выбирая между Марксом и Мальборо, давно выбрали Мальборо, и успехи Вьетнама потрясают. А Соединенные Штаты, между прочим, тоже извлекли уроки из Вьетнамской войны. Об этом - в следующий раз.  

 

Список серий