• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Александр Кузнецов: Инвесторов на самом деле много. И общаться с ними лучше и понятнее, чем с государством. Просто сделайте так, чтобы они в вас поверили

Александр Кузнецов: Инвесторов на самом деле много. И общаться с ними лучше и понятнее, чем с государством. Просто сделайте так, чтобы они в вас поверили

Анна Тарубарова: В России почти 3 миллиона малых предприятий, но только 4% из них, по статистике, живут дольше 3 лет. В программе «Отражение» новая рубрика – «Дело на миллион». Я – Анна Тарубарова. И в этой студии мы будем говорить с теми, кто перешагнул барьер в 3 года.

Сегодня мы узнаем, как, живя в Твери, открыть детский сад во Владивостоке – и не только. Для начала предлагаю познакомиться с нашими героями и отправиться в Тверь.

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова: Татьяна и Александр у нас в студии. Спасибо, что нашли время приехать к нам.

Приглашаю к беседе зрителей. В прямом эфире у вас есть возможность проконсультироваться с нашими гостями. Звоните, пишите – это абсолютно бесплатно. Ну и параллельно давайте запустим голосование, чтобы понять, насколько востребована услуга частных детских садов. Вопрос родителям: вы бы отдали своего ребенка в детский сад? Отмечу, что вопрос не о финансовой возможности, а о желании и доверии к таким организациям. Свои ответы – «да» или «нет» – присылайте на короткий номер 5445. В конце беседы подведем итоги.

Татьяна и Александр, приветствую вас!

Александр Кузнецов: Добрый день.

Татьяна Кузнецова: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Скажите, пожалуйста, кто в вашей семье отвечает за финансы?

Александр Кузнецов: За финансы отвечаю я.

Анна Тарубарова: Ну, тогда хочется понять, как все это было. Обычно за подобными бизнесами стоят какие-то вполне банальные житейские истории, ну, например, как история семьи Бенеттон, когда нечего было носить, и они стали вязать свитеры, ярко-желтый свитер положил всему началу. Вот как было у вас?

Александр Кузнецов: Дело в том, что Татьяна педагог. И где-то 4,5–5 лет назад появилась идея об открытии садика. Точнее, поначалу это была идея об открытии маленького центра, потому что Татьяна с большими чемоданами ездила… По-моему, четыре центра, где ты работала, да? И каждый день она вот так курсировала. Хотелось просто помочь.

Анна Тарубарова: Вам стало ее жалко?

Александр Кузнецов: Ну, хотелось, чтобы она дома почаще бывала.

Татьяна Кузнецова: Наивный.

Александр Кузнецов: Да-да-да, наивный был. И вот решили идти в этом направлении. Сначала детский центр хотели, начали искать помещение – поняли, что хотим чуть побольше, детский сад. И вот так идея пришла.

Анна Тарубарова: Но вы ведь себя довольно неплохо чувствовали? А тут надо продавать квартиру, искать инвестора, искать застройщика. Вот куда бежать в первую очередь надо было?

Александр Кузнецов: Ну, мы тогда об этом на самом деле не думали, мы немножко по-другому шли – мы запустили продажи мест. Уже параллельно у нас…

Анна Тарубарова: А садик-то был? Куда вы стали продавать?

Александр Кузнецов: У нас было место, где мы хотели открывать садик, договоренность. Но так как мы на тот момент были немножко наивные…

Татьяна Кузнецова: Зеленые.

Александр Кузнецов: Зеленые, да. У нас намеренность была открыть, но договора не было еще. Мы уже продали четыре места и параллельно искали деньги. На тот момент с тем помещением нам, скажем так, не повезло – пришлось очень быстро искать новое помещение.

Анна Тарубарова: Форс-мажор. И помещение надо было искать рядышком?

Александр Кузнецов: Да, да, да.

Татьяна Кузнецова: Да. И по всем тем нормам, которые нужны для открытия детского сада. Нам повезло, нам верили. Люди рассказывают, что в тот момент… те люди, которые еще с нами, те самые «первенцы». Я говорю: «Как вы нам поверили в тот момент? Ничего нет, бетонные стены, куча строительного мусора, висят провода. И только мы машем руками и вам говорим, что здесь будет вот это, а здесь будет вот это». Они говорят: «Мы смотрели в ваши глаза и доверяли вам». Я говорю: «Ну, вам поклон до земли». Потому что благодаря им, в общем-то, все это и живет.

Анна Тарубарова: И началось.

Татьяна Кузнецова: Да, и началось.

Анна Тарубарова: Ну, наверное, на абсолютном-то доверии дело не построишь. Вот как это все оформляется? Нужно идти в департамент образования, поскольку это же дошкольное учреждение, или в департамент экономического развития? Ведь можно, по-моему, по-разному зарегистрировать эту организацию.

Татьяна Кузнецова: Здесь я просто могу сказать, что можно не ходить ни туда, ни туда, если ты уверен… И вообще, на самом деле, чтобы начать делать это дело, именно частный детский сад, тебе не нужно идти именно первым делом туда вообще, в целом. То есть от них ничего не зависит. Возможно, в Министерстве экономического развития было бы замечательно изначально узнать, какая есть поддержка в регионе и на какую форму юридического лица она имеется. Потому что если ты зарегистрируешь свое юридическое лицо как ИП, а потом выяснится, что поддержку оказывают, но оказывают, например, только некоммерческим организациям – и вот здесь ты можешь, как говорится, потерять потом время на перерегистрацию, на переделку документов.

А так в целом, ну, я еще не встречала таких больших программ, чтобы давали прямо готовые большие инвестиции. Сначала просят сделать, посмотреть, тебя посмотреть, а потом тебе могут помочь на самом деле.

Анна Тарубарова: Вы зарегистрировались как ИП, да?

Александр Кузнецов: Да.

Татьяна Кузнецова: Да, первое юрлицо у нас было как ИП.

Анна Тарубарова: Почему так?

Александр Кузнецов: Так было дешевле.

Татьяна Кузнецова: Так было проще, да, в тот момент. Оно не влияет. Можно и ООО делать, можно и ИП. Ну, так было проще тогда.

Анна Тарубарова: Тогда у вас работало, я так понимаю, «сарафанное радио», да? А сейчас как вы оповещаете о том, что будет сад? Какая реклама, и на чем строится? На том самом доверии? Ну, когда уже 12 садов, то тут каждого в глаза, наверное, не посмотришь.

Александр Кузнецов: Да. Сейчас у нас есть, скажем так, сайт, социальные сети активно мы используем, и есть своя целевая аудитория, которая оповещается об открытии каждого нового садика. Соответственно, вот так.

Татьяна Кузнецова: Я просто хочу добавить, что Александр – маркетолог. И на момент того, что будет открываться еще первый сад… Вот он открылся 13 октября 2014 года. Уже летом вся Тверь знала, что будет открываться новый детский сад с видеонаблюдением. Поэтому это его заслуга, умение как раз таки вести в интернете, то есть оповещать людей об этом. То есть это все сюда.

Александр Кузнецов: Ну, тогда и я хочу добавить. Заслуга Татьяны в том, что (ну, сами на нее посмотрите) ей как раз таки и доверяли. Хотя я тоже, конечно, и экскурсии проводил, и договоры подписывал на капоте машины, потому что ремонт еще шел, но основная, конечно, ее заслуга в том, что она вот такой человек.

Анна Тарубарова: Так, у нас есть звонок, звонит нам Людмила из Московской области, давайте послушаем. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Хотела бы узнать. Вот я знаю, что в Москве есть такое, что открывают семейные детские сады для своих детей, то есть родственники открывают детский сад. А в Подмосковье, говорят, этого нельзя сделать. Я знаю многодетную семью, в которой 12 детей, вот двенадцатый родится в ноябре. Самому старшему ребенку 14 лет, а остальные – погодки. Так вот до «нулевого», как говорится. Вот можно ли такой семье, где мама, папа, бабушка (72 года, бывший воспитатель), открыть свой детский сад? Или каких-то помощников, или что-то… Ну, невозможно же маме и бабушке 12 детей накормить, как говорится, и позаниматься с ними и уроками, и различными занятиями, и на прогулки, и готовить, и все прочее.

Анна Тарубарова: Спасибо, Людмила. По-моему, официально можно все это сделано?

Татьяна Кузнецова: Официально можно. Нужно только узнавать более подробно, опять же обращаясь в министерство…

Анна Тарубарова: В какое министерство?

Татьяна Кузнецова: Вот не могу здесь сказать, не занималась именно такой формой. Тем не менее, я думаю, что первым делом нужно идти в Министерство экономического развития, потому что здесь же вопрос поддержки: имеется ли какая-то поддержка финансовая для тех людей, которые захотят создать такую организацию? Соответственно, и свои дети будут здесь находиться, и они могут помочь еще и другим семьям.

Конкретно я, мы не сталкивались с конкретно таким вопросом, тем не менее все узнаваемо, все реально, насколько только люди хотят взять ответственность вообще, и не только за своих детей.

Анна Тарубарова: То есть я правильно понимаю, что вы регистрируетесь как индивидуальный предприниматель? Ну, неважно, это салон красоты или такой частный детский центр? И никакой департамент образования и прочие к вам отношения не имеют? Или все-таки туда стоит сходить? Где помощи просить и совета искать? Потому что зрители интересуются.

Александр Кузнецов: Нет, туда можно сходить, познакомиться. А познакомиться обязательно нужно. Но это делается для того, чтобы помещение правильно спланировать и заранее сделать все по нормам. Потому что если они вначале не придут, то они придут все равно через полгода, через год – соответственно, надо, чтобы вас не закрыли. Вот и все, ну, если так говорить прямо.

И вот еще что касается женщины, от которой звонок был. Дело в том, что у нас сады на самом деле другого формата.

Татьяна Кузнецова: Не семейные.

Александр Кузнецов: У нас не семейные, у нас большие сады, ну, с точки зрения… Мы их как бизнес организовываем в первую очередь. У нас есть директора, есть маркетологи, есть эсэмэмщики. Ну, немножко другой формат, более объемный.

Татьяна Кузнецова: Не квартирный такой вариант.

Александр Кузнецов: Не квартирный, да, именно. У нас серьезная инфраструктура, то есть большие помещения, большие детские площадки, все оборудовано. То есть все немножко другого уровня. Такие сады тоже есть и будут, но мы просто немножко в другом формате.

Анна Тарубарова: Еще один вопрос есть, нам звонят из Иркутской области, Олег. Давайте послушаем звоночек. Алло.

Зритель: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Здравствуйте.

Зритель: У меня вопрос по теме. Вот скажите, пожалуйста, при развитии данного бизнеса нужно ли надеяться вообще на помощь какую-то от государства, от администрации города? Может быть, наоборот, препятствует администрация развитию данного бизнеса? Живем в России, страна такая.

Татьяна Кузнецова: Олег, вы верно подметили, что страна у нас огромная, страна многогранная, и в каждом регионе будет своя поддержка или ее не будет вообще. Так как мы за это время уже открыли филиалы в разных городах, мы на самом деле сталкиваемся с тем, что даже одни и те же нормы СанПиНа рассматривают в разных регионах по-разному. Ну, бывает и такое, да. Поэтому здесь поддержка вообще бывает, но нужно идти в Министерство экономического развития и узнавать, что конкретно есть в вашем регионе.

Анна Тарубарова: Такое ощущение, что Министерство экономического развития не очень заинтересовано, и вы сами должны вот эту дорожку протаптывать.

Татьяна Кузнецова: Здесь в первую очередь нужно надеяться только на себя. Не нужно открывать, я так думаю (и мы с тобой общались на эту тему), не нужно надеяться, что вот я получу грант – и вот я открою. Нет, сначала подумай, как ты сможешь это сделать без грантов, без поддержки. Если тебе ее потом дадут… Как у нас это было, наверное, спустя три года или два года?

Александр Кузнецов: Два года.

Татьяна Кузнецова: …то приятно. Не дадут – ну и хорошо. Если ты надеешься только на финансы государства, то ты сразу же в какой-то неуверенной позиции находишься. То есть расти себя сразу же, изначально сам, но узнавай, что есть. Не проворонь, как говорится, те возможности, которые дают.

Александр Кузнецов: Да, я бы рассчитывал на себя в первую очередь и на клиентов. Деньги на самом деле есть у клиентов. Просто постройте такую систему, когда клиенты вам будут эти деньги платить. То есть деньги – это ценность, которую мы даем миру. Ну сделайте ценность – клиенты вам дадут. Либо инвесторы дадут, но они опять же в вас должны поверить в первую очередь. Инвесторов много, очень много на самом деле. И по моему опыту, с ними общаться намного понятнее и лучше, чем с государством.

Анна Тарубарова: А какова гарантия инвестору (вот он вложил 10 миллионов рублей в тот садик, который у вас откроется весной), что рядом не откроется государственный сад или что ваши конкуренты не придут? Вот как гарантировать ему то, что действительно он получит тот самый свой процент? Кстати, каков этот процент?

Татьяна Кузнецова: Это сюда все.

Анна Тарубарова: Да, Александр, ответьте.

Александр Кузнецов: Процент, к сожалению, сказать не могу. А гарантии, что не откроется муниципальный сад, что, как вы еще сказали, конкуренты придут – ну, таких гарантий нет, и мы дать их не можем. Мы только за себя можем отвечать. Есть гарантия, есть финансовая модель, есть бизнес-план, есть другие работающие детские сады, на которые он опирается. И инвестирование денег, инвестирование – это риск, его никто не отменял. Но тем не менее мы вот вместе решили идти: он инвестирует, мы как предприниматели работаем. Вот мы идем вместе, делим риски пополам.

Татьяна Кузнецова: И я могу сказать, что буквально 24 сентября в Самаре открылся у нас филиал, где семья вложила свои средства. Что они уже там продавали…

Александр Кузнецов: Продав квартиру, кстати.

Анна Тарубарова: Как вы.

Татьяна Кузнецова: Да. Вложили свои средства. И сегодня что у нас? 15 октября. У них уже все заполнено, и стоит очередь.

Александр Кузнецов: Садик на четыре группы, 60 детей. То есть они большие молодцы.

Татьяна Кузнецова: И они второй сад открывают.

Александр Кузнецов: И более того, сегодня как раз уже, час назад они подписали договор на второй детский садик, на аренду. Там тоже история… точнее, там история с инвестором. И вот меньше чем за месяц они такие молодцы.

Татьяна Кузнецова: То есть они показали своим результатом, что им можно доверять.

Александр Кузнецов: Это наши партнеры. У нас замечательные сады, на самом деле много детей, если каждый город перечислять. Очень классные сады в Самаре, где сильные инфраструктурные проекты.

Анна Тарубарова: Сейчас и в других городах появятся, послушают ваши подсказки и советы и будут открывать новые садики.

Татьяна Кузнецова: Отлично!

Анна Тарубарова: У вас 12 садов по стране, если я не ошибаюсь, да?

Татьяна Кузнецова: Да.

Анна Тарубарова: И один из них во Владивостоке. Вы там были?

Татьяна Кузнецова: Нет, туда мы не доехали. Причем они были одни из «первенцев». Ну, очень долгий и очень дорогой перелет, мы так и не добрались. Мы все делаем дистанционно, благо есть видеокамеры. Конечно, часовые пояса немножечко усложняют…

Анна Тарубарова: Мы надеемся, Владивосток нас смотрит сейчас.

Татьяна Кузнецова: Но тем не менее все возможно сделать дистанционно, потому что ты выбираешь изначально ответственного партнера.

Анна Тарубарова: Кто-то на кого вышел? Владивосток вышел на вас? Или вы сидите и ищете: «Так, во Владивостоке нет ни одного частного детского сада, надо прийти туда»? Как это происходит?

Александр Кузнецов: Владивосток вышел на нас.

Татьяна Кузнецова: И там много частных детских садов, во Владивостоке.

Александр Кузнецов: Да-да-да.

Татьяна Кузнецова: Сам по себе город богат садами, поэтому…

Анна Тарубарова: А что же они не взяли, например, франшизу?

Татьяна Кузнецова: Вот они и взяли нашу франшизу.

Анна Тарубарова: У себя там, у себя. Почему?

Александр Кузнецов: Ну, каждый ищет то, чего нет у себя в городе.

Анна Тарубарова: Что-то оригинальное?

Александр Кузнецов: Конечно.

Татьяна Кузнецова: Да-да-да. Чтобы в этом плане и получить, как говорится, больше.

Анна Тарубарова: Ну, об этом мы продолжим разговор. Давайте примем звонок, пока он у нас есть. Алло.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Здравствуйте. Это Елена нам звонит.

Зритель: Да, это Елена.

Анна Тарубарова: Какой ваш вопрос?

Зритель: У меня вопрос следующий. Очень многие открывают не просто детский сад, а детский центр. Вот в чем разница? Мне кажется, что детский центр – это более объемное какое-то понятие. Вот как различить, что есть детский сад и детский центр? Может быть, это различие в предоставляемых услугах? Может быть, это различие в каких-то проверочных органах, ну, в тех моментах, где они требуют проверки? Может быть, это различие в каких-то еще аспектах и нюансах? У меня маленький сын, я бы хотела узнать именно об этом. Спасибо.

Анна Тарубарова: Спасибо, Елена.

Александр Кузнецов: Да, давайте я отвечу, но отвечу по-своему. Да, различия в бизнес-моделях. Детский центр – это все-таки предоставление услуг, ну, таких коротких, обучающих, да?

Татьяна Кузнецова: Ну да.

Анна Тарубарова: Неполный день?

Татьяна Кузнецова: Неполный день.

Александр Кузнецов: Даже не неполный день, а это курсы различные, музыка и так далее.

Татьяна Кузнецова: Подготовка к школе, хореография и так далее, то есть это комплекс такой.

Александр Кузнецов: Да. Помещение для этого бизнеса нужно намного меньшее. Не нужно детской площадки. То есть открыть детский центр проще. Детский сад – это все-таки такой большой инфраструктурный проект, где должна быть кухня своя, детская площадка, где полный день как раз таки, ребенок находится полный день. Вот это в моем понимании различия.

Анна Тарубарова: А что касается проверок?

Александр Кузнецов: Проверки, соответственно, везде. В детском центре намного все проще. Тут стоит отметить, что, в принципе, у нас модель «2 в 1», то есть мы открываем на самом деле и детские сады, и при детских садах мы открываем детские центры. Это нормально. Ну, детские центры дают примерно треть прибыли.

Татьяна Кузнецова: По проверкам детский центр проще.

Александр Кузнецов: Да, да.

Татьяна Кузнецова: Ну, если этот вопрос интересовал телезрителя, то это проще. Там номы СанПиНа другие, так как там нет как раз таки пребывания ребенка 12-часового у тебя. Вот и все. То есть здесь…

Анна Тарубарова: Я бы хотела сейчас обратить внимание на графику, которая была у нас в сюжете, где речь шла о стартовом капитале. Прошу режиссеров сейчас вывести на наши плазмы. Вот 1 миллион 200 тысяч рублей у вас был стартовый капитал. Между тем, в интернете очень много предложений по продаже готового бизнеса. Например, Екатеринбург предлагает за 400 тысяч готовый, Новосибирск – за 500 тысяч, Владивосток – за 430 тысяч. У вас же вложения были 1 миллион 200 тысяч рублей – ну, практически в 3 раза больше.

Александр Кузнецов: Я прокомментирую.

Анна Тарубарова: Давайте прокомментируйте, пожалуйста, да.

Александр Кузнецов: Ну, очень часто продают бизнес, как я это называю, тем более детские сады, условно, по цене мебели. И это очень такие простые, ну, это такие детские сады… Взяли какое-то помещение, кровать купили – вот и детский сад. Гуляют на какой-то общей детской площадке.

Анна Тарубарова: Дворовой.

Татьяна Кузнецова: Ну да.

Александр Кузнецов: И такое очень часто бывает. Мы, соответственно, делали все немножко сразу по-другому. У нас была и отдельная детская площадка, и мы ремонт делали, поэтому инвестиций больше. Но тут еще стоит сказать, что эти инвестиции сейчас как минимум в 3–4 раза больше на данном этапе, чем мы тогда вложили.

Анна Тарубарова: Это было 4 года назад?

Александр Кузнецов: Это было 4 года назад. Просто со временем у нас и мебель другая появилась, и уровень – в общем, все стало немножко дороже. Соответственно, мы немножко научились на этом, и по прибыли тоже стало интереснее.

Анна Тарубарова: А как вы вообще относитесь к такому пути, когда покупается готовый бизнес, ну и остается немножко чего-то своего добавить?

Александр Кузнецов: Хочешь ответить?

Татьяна Кузнецова: Ну, я бы создавала все равно с нуля, потому что переделывать систему, которая уже есть, переделывать коллектив. Ты все равно будешь делать под себя. Или только ты берешь с учетом того, что ты берешь как голое помещение. Возможно, ты заново все будешь переделывать, потому что видение у людей разное. Те люди набирали этот коллектив, и этот коллектив работает таким образом, и он уже привык это делать. И когда ты приходишь и метешь метлой по-новому, то это сложнее, чем заново все делать. Это возможно. Хотя кому-то проще взять что-то…

Александр Кузнецов: Я бы тут тоже на сегодняшний день заново бы делал. Потому что вот те предложения, о которых вы говорите – там, скорее всего не бизнес, а там просто аренду переуступают. Потому что там, скорее всего, нет никакой системы KPI, ни финансового планирования. Ничего там, скорее всего, нет, мне так кажется, ну, судя по этим цифрам. Потому что если условный бизнес вам приносит, ну сами посудите, 300 тысяч рублей в месяц, зачем его за 450 продавать? Ну, как бы…

Татьяна Кузнецова: Нелогично.

Александр Кузнецов: Да, нелогично.

Анна Тарубарова: Так, у нас есть итоги нашего голосования. К сожалению, время подходит к концу. Зрители наши говорят о том, что если бы у них была возможность отдать ребенка в детский сад, в частный детский сад, то 56% сделали бы это, а 44% – нет. В общем, есть повод для размышлений и для открытия новых детских садов.

Я хочу вас поблагодарить за беседу. У нас сегодня в студии были основатели сети частных детских садов Татьяна и Александр Кузнецовы.

Татьяна Кузнецова: Спасибо вам за общение.

Александр Кузнецов: Спасибо.

Анна Тарубарова: Спасибо.

Список серий