• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Александр Михайлов: В «деле Скрипалей» русского следа не может быть по определению. Это глупая мистификация, навеянная романами Яна Флеминга

Александр Михайлов: В «деле Скрипалей» русского следа не может быть по определению. Это глупая мистификация, навеянная романами Яна Флеминга

Рубрика «Личное мнение» с генерал-майором ФСБ в отставке Александром Михайловым.

Константин Чуриков: А сейчас рубрика «Личное мнение». Не можем не поговорить о российских бизнесменах, о российских туристах Петрове и Боширове, которых Лондон подозревает в отравлении Скрипалей. Обсудим то самое интервью, о котором сейчас говорит весь мир, вся страна. У нас в студии генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов. Александр Георгиевич, здравствуйте.

Александр Михайлов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Сначала, если позволите, короткая справка для зрителей.

Оксана Галькевич: О том, как это было, о ком идет речь. А то, знаете, может быть, некоторые не в курсе.

Александр Михайлов: Да что вы! Такое может быть?

Оксана Галькевич: Мы уже пару таких человек в танке, что называется, встретили сегодня. В минувшую пятницу, уважаемые друзья, двое по делу Скрипалей бизнесмен Александр Петров и Руслан Боширов дали интервью российскому телеканалу «RT». В нем они рассказали, что посетили британский Солсбери по совету друзей и как туристы, не имея никакого отношения к спецслужбам.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот эти двое согласились выступать с заявлением в прессе после личного обращения Владимира Путина во время Восточного экономического форума. Тогда президент сказал, что личности Петрова и Боширова известны, это гражданские лица. «Ничего особенного и криминального нет». И после этого им президент предложил выступить с интервью, рассказать о себе.

Оксана Галькевич: Что они, собственно говоря, и сделали. Как потом объяснила Маргарита Симоньян, нашли ее телефон и просто позвонили ей в какой-то момент.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, подключайтесь к нашей беседе. 5445 – СМС-портал. 8-800-222-00-14 – телефон в студии. Александр Георгиевич, как вы думаете, вот эти туристы, бизнесмены говорили правду?

Александр Михайлов: Да они в шоке. Понимаете, есть такое выражение – их поднять подняли, а разбудить забыли. Мужики как вошли в ступор после того, как показали фотографии, так они из этого ступора и выйти не могли. Представляете, нормальный мужик поехал оттянуться, условно говоря. Хотя я предполагаю, чем они занимались, почему они поехали, почему такая краткосрочная поездка была. Кстати говоря, в Фейсбуке уже очень точная и верная версия. Эти люди просто везли какие-то документы бизнесмену на подпись, отвезли, на следующий день…

Оксана Галькевич: И отрывались по полной.

Александр Михайлов: А что делать? Поэтому, конечно, мы сегодня очень ценим британский юмор. И, по-моему, мы уже перещеголяли британцев с точки зрения юмора. Потому что когда смотришь на эту всю ситуацию, то, кроме каких-то иронических замечаний, в голову ничего не приходит. Мы изначально втянулись в эту свару, потому что по большому счету нам не дано до сих пор три ответа, которые мы должны получить. Первое. Мы должны в конце концов понять – а где Скрипали? Скрипалей все забыли. У нас героями дня становятся два вот этих неудачливых парня, которые попали…

Оксана Галькевич: Мы знаем, что Скрипали живы.

Александр Михайлов: Это мы знаем. Но что такое знаем? Мы тоже знали, что они существуют физически, до тех пор пока их не вытащили.

Оксана Галькевич: Александр Георгиевич, здесь важный вопрос, который мы все-таки хотим вам задать и получить ответ. Вот вы как считаете, Петров и Боширов, которых, как вы говорите, разбудили, но ничего не объяснили, они имеют отношение к российским спецслужбам? Они действительно в этой истории как-то были задействованы?

Александр Михайлов: Мое частное мнение как рядового гражданина: у нас вообще в этой ситуации специальных служб нет. Вообще специальных служб по определению нет. Есть британские специальные службы, которые придумывают различного рода легенды и развлекают нас каждый день. А российских специальных служб там вообще по определению нет. Потому что когда мы с вами говорим о подобного рода ликвидациях, которых в России не проводилось с 1959 года (последний, кого устранили, был Шушкевич, после этого ликвидаций не проводилось)… Соответственно, если бы это (допускаем недопустимое) готовилось бы, то, во-первых, никто не прилетел рейсом «Аэрофлота», прилетели бы другой компанией. Во-вторых, прилетели бы с зарубежным паспортом. В-третьих, наверняка могли бы найти местных исполнителей, которых вот так вот сейчас. Если учесть большое количество мигрантов, которые там есть, там любому беженцу из Сомали за 100 долларов и стеклянные бусы можно поставить любую задачу. Он ее выполнит. То есть там вообще русского следа по определению быть не может. Потому что все, с чем мы имеем дело – это достаточно глупая мистификация, навеянная романами Яна Флеминга. О российских специальных службах судят по приключениям Джеймса Бонда.

Константин Чуриков: Или я вспоминаю «Высокого блондина» в этом ботинке. Выберите любого. Пусть это будет ловушка для дурака.

Александр Михайлов: Классический вариант – вот этот «Высокий блондин в черном ботинке». Правда, появилось два, и не очень блондина. Но, тем не менее, пацаны попали.

Причем, я должен заметить, что самое главное заключается в том, что мы сегодня втянулись в объяснения с британцами. Они на диалог не идут.

Оксана Галькевич: Александр Георгиевич, вы нас успокоили на самом деле, потому что в тех шутках, в которых мы уже соревнуемся и перещеголяли британцев, очень много какого-то недоверия к профессиональному уровню наших спецслужб. А все-таки хотелось бы, чтоб было иначе, понимаете? Потому что картина бардака, нарисованная в нашем воображении, она чудовищна.

Александр Михайлов: Тем не менее, когда речь идет о специальных службах, то как раз они должны быть настолько незаметны, что что-то происходит, и никто не понимает, почему. Таких примеров огромное количество. А здесь мы впрямую видим достаточно серьезную мистификацию, причем, с использованием каких-то экзотических веществ.

На секундочку давайте вернемся к самой ситуации. Районная больница, куда доставляют два бездыханных тела, которая вдруг в результате сложного химического анализа определяет, что это сложное химическое вещество боевого типа. Они тут же связываются с закрытой лабораторией (подчеркиваю – закрытой лабораторией), зная, что там разрабатывают эту штуку, у них есть антидот. И тут же они договариваются через забор с этой лабораторией, им предоставляют антидот, они благополучно спасают Скрипалей.

На самом деле мое глубокое убеждение, что никакого вообще ни «Новичка», ни каких-то боевых отравляющих веществ по определению не было до момента, когда они оказались на больничной койке. Вот когда британские специальные службы обратили внимание на то, что на койке лежит бывший изменник Родины Скрипаль и его дочь, вот тут с ними можно сделать все, что угодно. Можно метить их чем угодно и можно обнаружить даже у них сифилис в последней стадии.

В этой ситуации где Скрипаль? Если б было все так, как представляют себе британские службы, они бы нам, конечно, дали хотя бы расшифровку допроса Скрипаля или его дочери, потому что наверняка, если бы там были какие-то основания, они бы рассказали, на чем эти основания есть.

Константин Чуриков: Предмет нашей беседы настолько интересен, что к нам хочет присоединиться Дмитрий из Петербурга, который дозвонился. Дмитрий, добрый вечер.

Зритель: Алло, здравствуйте, добрый вечер. Я считаю, что Петров и Боширов – это обычные туристы. Англия специально пытается выдать ложный след, как будто они сотрудники спецслужб. Но я считаю, что это абсолютная неправда.

Константин Чуриков: С другой стороны, давайте все вместе подумаем. Представьте, что вы куда-то съездили. Ну, недавно вернулись, полгода назад. Вам задают вопрос: «А что вы там видели?». Наверное, всплывают в памяти, наверное, какие-то менее азбучные истины, какие-то впечатления, какие-то определения. Вы поверили тому, что увидели?

Зритель: Я считаю, все-таки они непричастны к отравлению. Это обычные туристы.

Константин Чуриков: Русо туристо. Облико морале. Спасибо.

Оксана Галькевич: Александр Георгиевич, а почему тогда не рассказать… действительно, версия этих молодых людей в их изложении звучит нескладно.

Александр Михайлов: Нескладно, потому что она такая.

Оксана Галькевич: Почему не рассказать, как было на самом деле?

Александр Михайлов: Давайте с вами предположим, что это действительно ребята, члены какой-нибудь организации системы безопасности крупного бизнеса, которые систематически, как вы обратили внимание, ездят в Женеву, где наши бизнесмены живут. Значит, они поехали вдвоем, для того чтобы подписать какие-то документы, я беру версию из Фейсбука (кстати говоря, очень точную). Почему они вдвоем? Потому что, естественно, с оружием не поедешь. И, в общем-то, какое-то обеспечение безопасности должно быть. Почему они живут в одном номере? Потому что, когда они живут в одном номере, естественно, степень безопасности бумаг, которые у них, значительно выше.

Оксана Галькевич: Спать поочередно можно?

Александр Михайлов: Там все, что угодно. И при этом надо сказать, что они болтаются без дела. Они даже не могут вспомнить, где они были. Обратили внимание?

Оксана Галькевич: Хорошо. А почему тогда…

Константин Чуриков: Потому что оттянулись.

Александр Михайлов: Не потому что оттянулись. У них цель другая. Они на другое были заточены. И когда их начинают расспрашивать «а что вы видели?», они вспомнят, что они там видели. Ну, видели «Макдональдс», видели собор какой-нибудь.

Оксана Галькевич: Хорошо, Александр Георгиевич, понимаете после этого разговора с Маргаритой Симоньян в ее кабинете все равно осталось очень много каких-то неясных моментов. Именно потому, что недоговаривают. А почему было не сказать: «Мы такие-то, такие-то. Работаем в службе безопасности такой-то компании. Занимаемся периодически такой-то, такой-то работой по доставке важных документов».

Александр Михайлов: И где их потом искать в этой компании? Какой бизнесмен будет держать таких курьеров…

Оксана Галькевич: Простите, мы же говорим о бизнесе, а не о криминале.

Александр Михайлов: Совершенно верно. В бизнесе огромное количество закрытых зон, которые никто никогда озвучивать не будет.

Константин Чуриков: Мы здесь забыли одну важную вещь. Речь идет не просто о каком-то бизнесе, не просто о дальнейшей карьере этих двух людей. Речь идет о том, что называется репутацией нашей страны. Наверное, как-то можно было потщательнее.

Александр Михайлов: Вы знаете, если б было тщательнее, тогда бы у меня возникло недоверие. Когда бы прорепетировали бы, их заставили до седьмого пота выучить всю свою легенду, для того чтобы они пришли… Они рассказывали, как что есть. Они такие стукнутые мешком пришли, потому что они действительно обалдели. Им теперь что? На них выписан ордер. Больше они никуда не поедут. Если они связаны с бизнесом, то, соответственно, они уже будут не нужны, так как, куда бы они ни выехали, их арестуют в любой стране НАТО.

А если говорить серьезно о причастности к разведке, вы знаете…

Константин Чуриков: Это совсем другой портрет?

Александр Михайлов: Во-первых, другой портрет. Во-вторых, когда мы говорим с вами о каких-то легендированных операциях, проводимых разведкой, то все необходимые следы должны найтись. При тщательной перепроверке все можно будет найти: документально, билеты, какие-то фантики – все можно будет найти. Здесь по сути мы ни с чем не имеем дело. Кроме загадочной анкеты из миграционной службы со штампом «Сведения не давать». Заметьте. Они в каком году получали?

Константин Чуриков: В 2009.

Александр Михайлов: В 2009. А вы обратили внимание, что на этом штампе нет префикса? Там 7-значный номер телефона. Поэтому мне думается, что те, кто клепал такой вывод, они должны знать, что у нас уже далеко не 7-значные номера.

Оксана Галькевич: Если все так, как вы говорите, я подумала, что, наверное, вообще незавидное положение у этих парней. Наверное, они не только ударенные по голове неожиданностью. Там, наверное, может, еще и жены тоже поддали. Понимаете, обеспечили и другие какие-то подробности, что они между заходом с документами успевали…

Александр Михайлов: Они же сказали: «Наша жизнь перевернулась». Она действительно перевернулась. Потому что они никогда не попадали. Если бы человек попадал в такую ситуацию, ну что бывает? Все бывает. Его успокоят.

Константин Чуриков: Президент страны публично на форуме говорит о том, что «мы знаем этих людей, ничего криминального нет». Эти люди просто попадают в кабинет Маргариты Симоньян, или все-таки кто-то проводит с ними беседу?

Александр Михайлов: Нет. Вы знаете, я так полагаю, что когда появилась первичная информация, безусловно, их сразу пробили, ничего там сложного нет найти. Фамилии есть. Паспорт они где-то получали. Естественно, никаких сложностей нет. И, естественно, наверняка на них вышли. Дали телефон Симоньян и говорят: «Идите объясняйте, ребят, что вы там делали. Как попали под камеры-то?». Представьте себе человека, который мотается по городу и попадает под все камеры, которые можно. Причем, обратите внимание, британцы искали исключительно русских. 11 000 часов, немереное количество, 2000 протоколов допросов. И они искали только русских. Более того, я так полагаю, что они искали еще с определенной внешностью. Вот им так кажется…

Оксана Галькевич: По стереотипам, да?

Александр Михайлов: Я так считаю.

Оксана Галькевич: У нас очень много на самом деле комментариев на нашем портале. А вот эта нестройная история про нетрадиционные отношения?

Александр Михайлов: Я же вам сказал. Если мы допускаем, что они действительно возили какие-то серьезные документы… там финансовые документы… для того чтобы была реальная подпись, так они и жили в одном номере. Кстати, сначала говорили про одну кровать, потом показали две.

Оксана Галькевич: Все-таки две.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем Николая из Московской области. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Какие подробности вас особенно заинтересовали в этой истории?

Зритель: Здравствуйте, господин Михайлов. К сожалению, господин генерал, я с вами полностью не согласен. Вы просто абсолютно примитивно рассуждаете. Вот вам доводы. Первое. Я прослушал очень внимательно беседу Симоньян и этих двух так называемых туристов. Первое. Вы обратили внимание, вы сами работали в спецслужбах, что ни разу в кадрах не показали вместе. И вообще приема не было. Сама Симоньян, как обычно, когда приходит в редакцию «ОТР», и встречают все: «Здравствуйте, здравствуйте, сидите вместе».

Дальше. Камера работала: «Либо Симоньян задает вопрос, либо два вот этих хлопчика отвечают».

Константин Чуриков: Николай, здесь есть одно короткое объяснение. Позвольте, сейчас я вас прерву, и вы дальше продолжите. Бывает, что иногда маленькое помещение. Только две камеры могут поместиться физически. Конечно, надо было подснять, как мы говорим, восьмерку, чтобы все головы были видны. Но это иногда бывает. Продолжайте, пожалуйста.

Зритель: Это раз. Второй вопрос. Она даже не задала вопрос (и они не ответили), откуда они. Понимаете? Какая фирма-то? Чем они занимаются-то? Они же практически ничего об этом не сказали. И она тоже вопрос этот не задала про этих людей. То есть они практически ниоткуда.

Константин Чуриков: Поставка каких-то фитнес-продуктов, фитнес-питания, здоровый образ жизни.

Зритель: Это все для дурачка. За дураков нас считать. Обычно сказали: «Я фирма такая-то, я живу там-то». Я уж не говорю о паспортах, выданных специальной серией и тому подобное. Я уж об этом помалкиваю. Там это все липа.

Теперь, вы представьте себе, два туриста поехали в Солсбери посмотреть церковь. Они себе позволили в церковь поехать посмотреть…

Оксана Галькевич: Дмитрий, надо сказать, что многие приезжают в Петербург как раз для того, чтобы…

Константин Чуриков: Возможно, мы с вами там не были и недооцениваем Солсбери, хотя, конечно, многим действительно это кажется довольно смешным. Уже объяснил наш гость, почему.

Зритель: Вы поймите. Вы оба, господа ведущие, спать в одном номере…

Оксана Галькевич: Нет, мы с Костей не можем.

Константин Чуриков: Мы в разных номерах.

Зритель: И иметь два на всякий случай билета назад.

Константин Чуриков: Вот, кстати, хорошая деталь. Спасибо, Николай.

Оксана Галькевич: Просто в Петербург многие как раз за соборами ездят.

Александр Михайлов: С чем мы столкнулись? Дело в том, что этот вирус такого недоверия начал распространяться, и люди начинают искать в очевидных вещах какие-то нестыковки. Вы правильно сказали по поводу двух камер. Маленькое помещение. Естественно, снимают так. Во-вторых, когда мы говорим, что имеют билет на обратную дорогу, это как раз подтверждение того, о чем я говорил. Они приехали, решили какой-то вопрос и сразу улетели. Потому что человек сразу прилетел. Что ему там делать? В течение двух дней он может обернуться. Это раз.

И самое главное заключается в том, что когда начинают мутить голову по поводу специальных серий, я неслучайно сказал: если человек выезжает с каким-то серьезным заданием, у него будет все абсолютно чисто. И все следы будут там, где они должны быть.

Оксана Галькевич: А вот эта история с флаконом духов от «Nina Ricci», где якобы этот «Новичок» и содержался. И я так понимаю, что летели друзья без багажа, багаж не сдавали, просто в ручной клади это боевое отравляющее суперсуровое вещество.

Александр Михайлов: Мы с вами прекрасно понимаем. Я неслучайно начал говорить по поводу того, что сегодня можно за отравляющее вещество выдать все, что угодно. Начиная от наркотиков и кончая какими-то нестыкующимися лекарствами, имеющими определенные противопоказания.

Поэтому мы сегодня втянулись в это дело. Нам вбросили эту кучу. И мы сейчас разгребаем. Завтра нам сбросят еще чего-то.

Оксана Галькевич: А зачем? Вот дошло ведь до реакции президента. Зачем мы втягиваемся в это и продолжаем эти пикировки?

Александр Михайлов: О том и речь. Зачем мы вступаем в пикировки?

Оксана Галькевич: Все равно будут санкции в октябре. Мы уже поняли.

Александр Михайлов: Во-первых, я считаю, что санкции… просто такой как бы повод обозначить санкции на фоне чего-то. Потому что по большому счету, как я уже сказал, Скрипалей никто не видел, боевого отравляющего вещества нам не предъявляли, каких-либо мотивов даже не могут объяснить. С какой целью это было сделано, если президент помиловал человека, отпустил его на все четыре стороны, поменял на наших людей? Какой специальной службе может прийти в голову этих людей устранить?

Константин Чуриков: Александр Георгиевич, вы говорите, что с 1959 года наши спецслужбы, специальные органы, никого не ликвидируют за рубежом. А исходя из чего? Это какой-то свод документов появился внутренний? Это какой-то кодекс чести?

Александр Михайлов: Вообще, когда была последняя ликвидация, была и лаборатория ядов, существовавшая в системе НКВД, которая была закрыта. Кстати говоря, в 1959 году последняя ликвидация. Более того, Судоплатов как руководитель этого управления был осужден, и он сидел достаточно длительное время в местах лишения свободы. По-моему, лет 10 он отсидел от звонка до звонка. То есть вся эта тема была и ушла. Потому что мы должны еще посмотреть с другой стороны. Мы должны посмотреть на то, что сегодня у нас благополучно существует в том же Лондоне Резун-Суворов, который приговорен к высшей мере наказания. Его никто не трогает. Приговоренный Гордиевский. Тоже его никто не трогает. Калугин экскурсии возит по Нью-Йорку. Его тоже никто не трогает. Поэтому британцы не могут ответить на главный вопрос: «Зачем». Вот что главное.

Оксана Галькевич: Мотив.

Александр Михайлов: Да, какой мотив? Преступление существует в двух вещах. Первое – это объективная сторона. То есть человека отравили или не отравили. И мотив, почему это сделали. Поэтому мы сегодня имеем абсолютно наворот каких-то событий, который начинаем комментировать. Люди начинают звонить, смотреть. Они как непрофессионалы просто не понимают, что если бы действительно это готовилось, за 100 долларов и стеклянные бусы мигрант из Сомали выполнит задачу в 1000 раз лучше, чем…

Константин Чуриков: Интересен понятен. Мы дилетанты в этом вопросе. Мы хотим разобраться.

Александр Михайлов: Я не вас имел в виду.

Оксана Галькевич: Александр Георгиевич, здесь вообще в принципе речь не идет о том, что британские спецслужбы в данной ситуации нас переоценили или недооценили. Это просто шитая белыми нитками некая история. Об этом речь. Хорошо. Давайте послушаем нашего телезрителя.

Константин Чуриков: Это Екатерина из Москвы, телезрительница. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Во-первых, большой пример Александру Михайлову. Очень приятно видеть старую гвардию. Просто сердце потеплело. Я надеюсь, что он еще консультирует, что он еще участвует в чем-то, его привлекают. Спасибо большое. А потом у меня личный такой вопрос. Хорошо, белыми нитками – это понятно. Какой-то совершенно бездарный сериал с нашими… Британцы же знают, как мы работаем, у них же… Я не понимаю. Ну, ладно. Сделали это. Почему так бездарно? Они что, преследовали просто единственную цель – шумиху и publicity. Получается так. А что конкретно они нам предложили в этом сериале, это же просто любой здравомыслящий человек не может понять, что происходит. Во-первых, сам товарищ, который совершенно нам не нужен. Его не выпустили, если бы он нам был нужен. Потом, накануне Чемпионата… Путин все-таки, наверное, соображает.

Вы знаете, у меня такое предложение. Пора эту британскую верхушку… и сделать так, чтобы их дискредитировать на весь Земной шар. Они уже достойны этого. Они нам столько попортили нервов и крови, чтобы уже пора принимать меры.

Константин Чуриков: Да, Екатерина, спасибо.

Оксана Галькевич: Такая медийная история.

Александр Михайлов: Абсолютно медийная. Знаете, я могу сказать из практики. Дело в том, что на сегодняшний день волну гонят британцы. Но отраженная волна всегда бывает значительно тяжелее. Я вспоминаю 1994 год, когда немецкие специальные службы обнаружили на борту самолета Люфтганзы в Дюссельдорфе 6 грамм оружейного плутония. Скандал был колоссальный. Это было перед выборами Коля. Колоссальный скандал. «Россия не контролирует свои расщепляющие материалы», и так далее. Причем, что интересно, изотопный анализ был проведен в течение 3 дней. Тут же объявили, что Россия, соответственно. Хотя, в общем-то, Германия не является ядерной державой. Изотопный анализ требует 6 месяцев. Тем более определить, чей это плутоний. Они тут же сказали «Россия».

И вот эта волна гналась приблизительно месяцев шесть. Я очень часто немецким журналистам говорил: «Ребята, завязывайте с этой байдой. Потому что если вы сейчас доказываете, что кто-то вез на черный рынок в Германию, завтра наш работяга возьмет U-235, засунет его в строительную рукавицу, отвезет, будет искать черный рынок, не найдет, выкинет в Рейн. И будете вы потом иметь макаронную походку. Поэтому, исходя из этого, заканчивайте». Кончилось грандиозным скандалом, потому что после тщательных расследований оказалось, что к этому были причастны немецкие специальные службы. Накануне выборов Коля им нужно было показать Коля как защитника и блюстителя антинуклидных всяких стран. И, естественно, это было запущено. Нас хотели обвинить в том, что мы не контролируем свои ядерные материалы, что у нас свободно по улицам гуляет любое радиоактивное вещество. И когда все это закончилось, все руководство немецких специальных службы было отправлено в отставку, криминальная полиция и даже государственный министр Шмидбауэр тоже ушел туда же. Вот отраженная волна будет очень плохой.

Оксана Галькевич: Но она оказалась локальной.

Александр Михайлов: Она будет для них. Потому что пока сегодня (и журналисты в том числе) они играют пока на их поляне. Но наступает момент, когда кончается интерес к этой теме и нужна другая тема. Соответственно, начинается отраженная волна. И тогда всплывет все: и британские спецслужбы, и ложь британских политиков.

Константин Чуриков: А нашим спецслужбам и политикам важно предвидеть подобного рода инсинуации? И как мы можем на это влиять?

Александр Михайлов: Как мы можем влиять? Мало ли что им там шарахнет в голову. Попалась такая ситуация – они стали раскручивать ее на предмет… Вообще, обратите внимание, экзотическим способом уже в третий раз в Британии уничтожают людей. Полоний – Литвиненко. На странном шарфе повесился Березовский. И, соответственно, оружие массового уничтожения использовалось.

Поэтому это все такие из серии Шекспира, когда «Ромео и Джульетта», когда «Гамлет», все эти яды… Причем, вся эта экзотика только в Британии. У нас нет больше и нигде не встречал ни одного факта, чтобы использовались отравляющие вещества.

Оксана Галькевич: Экзотично и изобретательно, надо сказать, работают их сценаристы.

Константин Чуриков: Будем следить за этим сериалом. Будем надеяться, что что-нибудь более достойное снимут по этому либретто. Спасибо. У нас в студии был Александр Михайлов, генерал-майор ФСБ в отставке.

Оксана Галькевич: Да, уважаемые друзья, мы с вами не прощаемся. У нас впереди большая тема. Будем говорить о пространственном развитии и освоении нашей страны. Есть стратегии интересные. Хотим вместе с вами обсудить.

Список серий