• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Алексей Егармин: Магазин должен быть фильтром соответствия товаров, а не просто продавать места на полках производителю

Алексей Егармин: Магазин должен быть фильтром соответствия товаров, а не просто продавать места на полках производителю

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. Россияне стали внимательнее читать этикетки на товарах, но относятся к прочитанной информации с недоверием. Это выяснил Всероссийский центр изучения общественного мнения.

Петр Кузнецов: 83% опрошенных обращают внимание на срок годности товаров, что логично. Составом продуктов интересуются 51% участников этого опроса. 37% изучают информацию о производителе, еще меньше, 12%, обращают внимание на содержание белков, жиров и углеводов, 9% на калорийность. Не читают информацию на этикетках 7% опрошенных.

Ольга Арсланова: Более того, большинство россиян скептически относится к информации о составе продуктов, которую производитель указывает на упаковке. 76% опрошенных разделяют мнение, что указанная информация скорее неточная или неполная. Доверяют данным на этикетках только 16% россиян. Таковы данные опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения.

Мы приглашаем вас, высказывайте вашу точку зрения, ваше мнение. И сейчас мы запускаем опрос для наших зрителей: читаете ли этикетки вы? Посмотрим, какие данные получатся у нас.

Петр Кузнецов: В общем, перефразируя классика, «читаем, но осуждаем», как-то так получается по этикеткам.

У нас в студии Алексей Егармин, сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей. Здравствуйте, Алексей.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Егармин: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Скажите, с чем вы связываете вот этот растущий интерес к этикеткам?

Ольга Арсланова: К написанному там.

Алексей Егармин: Во-первых, это очень положительная тенденция, потому что потребители интересуются, за что они платят деньги и как это, то, что они купили, может влиять на их здоровье (с точки зрения отрицательного влияния, конечно). Поэтому это нормальный процесс, это говорит о том, что потребители как общество потребителей более зрелым становится, они уже не хотят верить всему тому, что написано, хотят в этом удостовериться. Подчеркиваю, что в принципе это правильно, потому что этикетки – это самый простой путь, короткий путь общения производителя товара и потребителя напрямую.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, зависит ли благосостояние потребителя, связано ли благосостояние с его внимательностью к тому, что он покупает? Потому что есть такая точка зрения, что чем меньше денег, тем меньше интересует состав, больше интересует цена. И если все больше россиян начинают интересоваться белками, жирами, углеводами, значит, они становятся богаче, могут себе уже позволить выбрать более качественный продукт?

Алексей Егармин: Ну напрямую такой связи все-таки нет. Подчеркиваю, что интерес, даже если этот продукт какой-то дешевый, он тоже проявляется к этикетке, потому что это не значит, что… К сожалению, благосостояние падает, да, но это не значит, что люди готовы платить деньги и потреблять продукты, которые, мягко скажем, нанесут ущерб их здоровью, и это очень хорошо, что они так делают. Потому что, в общем-то, действительно поход в магазин представляет из себя какой-то квест, не так просто разобраться во всем многообразии написанного мелкими буквами на нечитаемом фоне и замаскированного подчас и между строк, и вообще замаскированного наклейками в буквальном смысле. Вот берете какой-то товар, а там какая-то наклейка, магнитная, еще что-то такое, защитная – зачем она? Там стоит она, где именно написан состав товара. Очень просто: потому что составом гордиться не стоит, поэтому ее заклеивают.

Петр Кузнецов: И тем не менее как бы легально все равно обходят.

Алексей Егармин: Существует масса легальных способов, когда замаскировывают продукцию, ценность этой продукции пониженная, а потребители говорят, что она очень хорошая. Этот процесс…

Петр Кузнецов: По факту информация есть, она просто скрыта от покупателя.

Алексей Егармин: Не всегда. Есть примеры такого неприкрытого обмана, есть замаскировывание, по-разному бывает. Приведу пример. Знаете, не буду торговые марки говорить, потому что там это могут как-то расценить, но вот берем, я исследовал, часто бываю в магазинах с проверками общественными, что предлагают, как предлагают, соответствует ли это защите прав потребителей с точки зрения закона. Вот берем информацию о чае, есть такая известная торговая марка чая, он наш, русский, но вы там не найдете информацию, что он сделан в России, он весь замаскирован под то, как будто бы он из Англии, там даже сайт сделан английский. Мы проверяли, зашли на этот английский сайт, а он не работает. То есть зачем? Попытались сделать товар лучше, то есть якобы он из Англии, поэтому он стоит чуть дороже, такой немножко повыше, high-класса, типа того, покупатель должен это все съесть.

Есть вообще печальные истории. Берете продукт, который называется «Котлеты из говядины». Котлеты из говядины подразумевают то, что они сделаны…

Петр Кузнецов: Замороженные?

Алексей Егармин: Да, это замороженные полуфабрикаты. Подразумевается, что это из говядины в буквальном смысле, не из чего-то другого. Смотришь состав, а там написано мелкими такими буквами, что котлеты состоят из говядины, мяса курицы и прочих подобных вещей.

Ольга Арсланова: Но говядины немного побольше, и на этом хотя бы «спасибо».

Алексей Егармин: Но «из говядины» значит «из говядины».

Ольга Арсланова: «С говядиной» в том числе.

Алексей Егармин: Тогда должно быть написано «с говядиной», понимаете? Наш русский язык позволяет достаточно точно идентифицировать. «Из говядины» – это значит, из говядины и все тут, а «с говядиной» – это с говядиной и с грецкими орехами, например, или с мясом, с коровьими хвостами, бывает такое.

Петр Кузнецов: Почему так получается? То есть все-таки есть упаковка, где, например, просто наименование и цена, есть где-то, что отсутствуют условия хранения. У нас нет, что ли, нормы для информации, которая должна находиться на этикетках? И неважно, какой это товар.

Ольга Арсланова: Какие правила существуют для маркировки?

Петр Кузнецов: Первая строчка какая, какая вторая, третья, четвертая, пятая. Вопрос о правилах.

Алексей Егармин: Во-первых, нормы есть, они у нас очень хорошие, понятные. Они написаны и в правилах о торговли, в законе о защите прав потребителей. Другой вопрос, что эти нормы не всегда соблюдаются, а те наказания, в том числе административные, которые существуют (и они прописаны в законе), не всегда применяются. Поэтому некоторым производителям и их подельникам, сбывающим продукцию в магазинах, то есть продавцам, кажется достаточно просто и заманчиво немножко обмануть покупателя или немножко нарушить нормы законодательства, которые требуют от них всей этой информации, которую вы спросили: и из чего сделано, и срок годности, и чтобы это читалось реально нормально, то есть не надо здесь микроскоп иметь, какие-то там специальные оптические приспособления, это должно быть доступно. Это все написано, другой вопрос, что не всегда это соблюдается. Кто-то рискует, нарываясь и ожидая штрафы, не получая их или получая, но небольшие…

Петр Кузнецов: А вообще существенны ли эти штрафы, вот еще в чем проблема, в чем вопрос.

Алексей Егармин: Здесь, к сожалению, правоприменительная практика немножко недостаточно жесткая, скажем так, поэтому… Они существенные, скажу честно, то есть более того, там же есть ситуация персональной ответственности руководителя предприятия, который выпустил товар, на котором написано, мягко скажем, не то, что там содержится, но их не применяют пока. Надеюсь, если читатели вот этих вот этикеток, наши потребители было внимательно рассматривать и ответная реакция от них будет большой, то, наверное, будут применять.

Петр Кузнецов: Сейчас как раз мы их и послушаем.

Ольга Арсланова: У нас на связи Владимир из Иркутской области. Здравствуйте, Владимир. Читаете ли вы этикетки на товарах, расскажите нам, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я этикетки на товарах читаю, но если там пошли какие-то добавки, я это не покупаю. И импортные товары, продукты я тоже не покупаю, только свое, отечественное.

Ольга Арсланова: Почему? Это из патриотических чувств каких-то?

Зритель: Я патриот своей страны, мне 60 лет, я не хочу кому-то помогать за границей, я помогаю только своим.

Ольга Арсланова: Понятна ваша позиция.

Петр Кузнецов: Да. Скажите, пожалуйста, Владимир, чтобы мы понимали. Вот вы сказали, что когда видите какие-то добавки, – можете конкретно, что вы видите и сразу же оставляете на полке и идете дальше?

Ольга Арсланова: Обратно на полку кладете.

Зритель: Я за свои 60 лет знаю составляющие, которые были при Союзе.

Петр Кузнецов: Что вас особенно пугает сейчас, когда вы видите на этикетке?

Зритель: Продукты мясные и…

Ольга Арсланова: Ладно, Владимир, понятно, спасибо вам.

Давайте Юрия из Воронежа еще тоже послушаем, на что обращает внимание он.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Юрий.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Читаю с детства этикетки вы знаете почему, потому что в советское время читать практически нечего было, книги были дефицитные. Но вы знаете, этикетки были, может быть, и не такие красивые, как сейчас, но все было по существу, состав четко и ясно, вы понимаете, самое главное ГОСТ был и вера была. Сегодня, вы знаете, увлеклись, покупаешь какую-то упаковку сока, допустим, на трех-четырех языках написано, я вот пытаюсь научиться казахскому, белорусскому…

Петр Кузнецов: Видите, как полезно.

Ольга Арсланова: Так и полиглотом станешь.

Зритель: Да, полезно, но результата нет. Вы знаете, настолько это как-то обманывает, не вызывает доверия. А почему? Потому что нет краткого, хорошего слова «советский ГОСТ». Жулики вам напишут все что угодно, что они и делают. Государство из экономики ушло, предоставило ворам право воровать у народа, травить. Пока государство не займется как нефтью занялась, которую подняла Германию не недосягаемую высоту, как хотя бы Обама…

Петр Кузнецов: Спасибо большое, Юрий.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Мы вам посоветуем еще освежитель воздуха читать, там еще больше языков.

Ольга Арсланова: Да?

Петр Кузнецов: Мне друг рассказывал.

Ольга Арсланова: Самое вот это популярное сейчас слово из четырех букв, которое нам пишут на SMS-портале, требуют возвращения наши зрители, – ГОСТ.

Петр Кузнецов: А, я просто думал, Обаму назвали, там тоже 4 буквы.

Ольга Арсланова: Для борьбы с легальным фальсификатом Минпромторг и Роскачество уже подготовили поправки в закон о стандартизации: по ним, если товар носит классическое название, например, его характеристики должны быть не ниже гостовских. Вообще многие эксперты говорят о том, что вот эти поправки – это очередной шаг к возвращению ГОСТов. Вы какие-то надежды питаете по поводу этого закона? Станет это полезным?

Алексей Егармин: Это узкий сегмент обсуждения. Понимаете, у нас есть по сути дела две параллельных проблемы: это качество товара и ГОСТы и так называемые таможенные регламенты стран Таможенного союза. Если упростить, то это по сути те же ГОСТы, только для нашей вот этой вот большой тусовки под названием «страны Таможенного союза». Чтобы было понятно, все товары должны быть одинаковые, безопасные в любой стране, для этого они приняты. К сожалению, так как гармонизация вот этого законодательства идет достаточно медленными темпами, то у нас сложилось так, что ГОСТы являются отдельным направлением деятельности, а вот таможенный регламент стран Таможенного союза – это отдельно. На самом деле они иногда пересекаются, но совершенно верно, что ГОСТы в целом являют собой более жесткие требования к качеству товара, составу, регламенту его производства, технологиям и так далее.

Но заставить никого нельзя, потому что и ГОСТы имеют право на жизнь, и ТУ имеют право на жизнь, и таможенные регламенты стран Таможенного союза. Для этого существуют этикетки, выбирайте. Наши респонденты звонили, они все приверженцы здорового образа жизни, это хорошо. Поэтому для них важно почитать, почитали и приняли решение.

Ольга Арсланова: Но всегда ли товар, на котором написано «ГОСТ», будет лучше, качественнее, чем товар, на котором написано «ТУ»?

Петр Кузнецов: Да, и ГОСТ – это гарантия чего?

Ольга Арсланова: Какой ГОСТ опять же.

Алексей Егармин: ГОСТ – это гарантия того, что…

Петр Кузнецов: То есть человек купит и по крайней мере не умрет от того, что употребит.

Ольга Арсланова: Не отравится.

Алексей Егармин: Это не это. ГОСТ – это гарантия того, что этот товар сделан традиционно по таким-то регламентам, оговоренным в этом документе…

Ольга Арсланова: Довольно старым причем.

Алексей Егармин: Довольно старым, бывают ГОСТы и новые, они довольно свежие бывают. Но главное то, что там ничего не придумано, его можно почитать. А вот ТУ всегда содержит какие-то допуски. Поэтому ответ на ваш вопрос, всегда ли хуже товар по ТУ, – да, почти всегда. Почти всегда – это очень компромиссное решение, направленное на удешевление товара, это надо четко понимать. Поэтому ТУ и требований меньше предъявляется: они заявили вроде как технические условия, что если человек съест колбаску, он от нее не умрет, но будет ли польза от колбаски ТУ по сравнению с гостовской – это вряд ли, гостовская лучше.

Петр Кузнецов: Александр, у нас есть небольшой материал, потому что иногда информация на этикетках бывает вовсе абсурдной, я думаю, что вы встречали такие.

Алексей Егармин: Да, часто бывает.

Ольга Арсланова: Какая-нибудь вода без генномодифицированных организмов.

Петр Кузнецов: Соль без ГМО, вода без глютена.

Алексей Егармин: Все бывает.

Петр Кузнецов: Но, к сожалению, такие маркировки – это маркетинговый ход, который только добавляет товару стоимости. Вот как с чаем, например, с ссылкой, которой не существует.

Алексей Егармин: Там много есть еще.

Петр Кузнецов: Давайте посмотрим несколько подобных примеров. Например, производителей обязали писать, что продукт без сои, но как в свиной ноге или в беконе может быть соя. Еще одна страшилка для покупателей – ГМО, поэтому теперь даже на питьевую воду ставят знак «без ГМО». Иногда и на туалетную бумагу, и на соль, хотя соль является природным минералом, его, к счастью, пока не научились производить или менять искусственно.

Ольга Арсланова: Еще одна популярная строчка: «Не содержит холестерин», – это пишут даже на растительном масле. Это действительно так, но не потому, что производитель очистил масло каким-то особым способом, а потому, что в растительном масле холестерина по определению не бывает. Ну еще бывает, что чипсы хранятся больше 80 лет: например, вот эти вот, сейчас они на вашем экране появятся, срок годности до 2099 года. Это вот чай, правда, у нас.

Петр Кузнецов: Еще один распространенный знак на товаре – «отборный», – но это не значит «самый лучший», просто нормы отбора не существует, это очередная рекламная уловка.

Ольга Арсланова: Отборный… Может быть, самые крупные, красивые листья на него пошли.

Петр Кузнецов: Алексей, вы все-таки на что рекомендуете прежде всего обращать внимание? Вот мы зашли, берем в руки товар, выяснили, что ГТО особо ничего не гарантирует, то есть ГОСТ я имею в виду, ГТО, может быть, что-то и гарантирует.

Алексей Егармин: Нашу силу.

Ольга Арсланова: Все-таки сразу же в состав уходить, обращать внимание на наличие или отсутствие?

Алексей Егармин: ГОСТ все-таки говорит вам о том, что этот товар уже изначально понятен. Мы же привыкли, что колбаса «Докторская» по ГОСТу сделана, мы понимаем, что это такое, примерно ожидаем от нее какие-то такие ощущения. Если она не по ГОСТу, это уже, соответственно, не то. Поэтому ГОСТ все-таки желателен к вниманию.

Дальше это состав. Здесь поле такое, знаете, непаханое, оно продолжает модифицироваться. То, что вы перечислили, к сожалению, такие маркетинговые уловки, рассчитанные на людей, которые не очень сильно разбираются, а просто читают красивые слова и думают, что там действительно все красиво. Это не так. Конечно, надо обращать внимание на состав, потому что бывают вообще продукты, которые я бы, наверное, сам есть не стал. Например, мороженное мясо, которое содержит какие-то рассолы, какие-то кислоты, какие-то еще всякие прибамбасы, которых в мясе быть не должно. Купили мясо, пожарили его, его точно так же можно заморозить, зачем там вот эти все вещи нужны? По одной простой причине: во-первых, это добавляет вес, и во-вторых, пытаются скрыть недостаточно хорошие качество и свежесть продукта, вот и все. Поэтому прочитали, отложили в сторону и идем дальше.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей.

Петр Кузнецов: Идем дальше, Петербург у нас на связи, да? Дмитрий.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Дмитрий.

Зритель: Здравствуйте. Дмитрий Кузьмич, Санкт-Петербург.

Петр Кузнецов: Очень приятно.

Зритель: Я уже не первый раз слышу по телевидению, в том числе в вашей передаче, где обсуждаются те проблемы, что вы обсуждаете. Уже много лет надо навести порядок и просто эти продукты – сомнительные, плохие – не должны на прилавках появляться, людям не нужно ориентироваться и быть специалистами, пригодны или непригодны, просто их не должно быть в продаже. Извините за резкость суждения, но мне кажется, что это…

Ольга Арсланова: Но по закону такие продукты не запрещены.

Алексей Егармин: Они запрещены, но вопрос-то правильно понят.

Зритель: Значит, надо в законах это регулировать.

Алексей Егармин: Да, действительно вопрос правильный. И мы, Национальный союз защиты прав потребителей, неоднократно выступали, давайте отфильтруем: вот есть традиционные продукты, которые мы для еды используем, а если кому-то хочется какие-то кормовые продукты производить и продавать, для них надо отдельную полку выделить или отдельный закуток в магазине, тогда будет все понятно.

Ольга Арсланова: Не смешивая с обычными товарами.

Алексей Егармин: Не смешивая. Мы сэкономим реально нормальное время наших людей, которые заняты созидательным трудом, им некогда вот этот квест проходить каждый раз в магазине. Поэтому респондент говорит правильные вещи, в общем-то, они логичные, так и надо бы поступить.

Петр Кузнецов: Сколько у нас вообще контролирующих органов и какие функции исполняет вот это конечное звено, по сути конечное, то есть магазин? То есть насколько тщательно магазин проверяет, вообще должен ли он это делать?

Алексей Егармин: Магазин является участником товаропроводящей цепи и непосредственным лицом, которое получает деньги с потребителя, а значит, несет ответственность за проданный товар, поэтому в его интересах все контролировать.

Петр Кузнецов: Прежде всего несет ответственность он.

Алексей Егармин: Да, потому что он выпускает товар.

Петр Кузнецов: Потому что он выпускает физически на прилавок.

Алексей Егармин: Конечно. Он разделяет эту ответственность с производителем, безусловно, по каким-то там определенным причинам, но магазин должен представлять естественный фильтр соответствия товара. К сожалению, этого не происходит, магазин у нас есть сейчас некая выставка, которая продает места на полках для производителей, которые пытаются на эти полки пропихнуть какие-то не продукты питания в данном случае, а корм, это разные вещи.

Петр Кузнецов: Хорошо, потребнадзор, эти все органы, еще там проверяющие, контролирующие, сколько их?

Алексей Егармин: Вот если упростить, для потребителя и магазина это Роспотребнадзор, это один орган, и есть еще на уровне всевозможных ветеринарных (Россельхознадзор), они там контролируют то, что растет и то, как растет. Для магазина они иногда делают заявления полезные, но, в общем-то, Роспотребнадзор здесь более доминирующую позицию занимает. Поэтому все достаточно просто. Я же говорю, на самом деле наша законодательная база хорошо и гармонично сделана в области защиты прав потребителей изначально. Она может совершенствоваться, но ею надо пользоваться, пользоваться, выявляя то, что не должно быть, модернизируя, устраняя, как респондент говорит, то, что нам не нужно на полках, и наказывая, вот такое хорошее слово, его надо применять, наказывать тех людей, которые обманывают. Ведь проходят исследования, вы же точно так же видите и я вижу, как проходят эти исследования, они публичные. В молочных продуктах находят крахмал, которого быть не должно, – это как так? Он как туда попал?

Ольга Арсланова: Образовался.

Алексей Егармин: Из коровы не попадет, значит, это какой-то негодяй туда его подсыпал, а этому негодяю кто-то сказал, он сам не додумается.

Ольга Арсланова: С целью дискредитации.

Алексей Егармин: Это же не диверсант.

Ольга Арсланова: Зритель нам пишет: «Мелких не вижу, крупным не верю».

Давайте послушаем Алексея из Барнаула. Здравствуйте, Алексей. Читаете ли вы этикетки товаров?

Петр Кузнецов: Алексей, здравствуйте, говорите, пожалуйста, у нас минута.

Зритель: Здравствуйте. Конечно, читаем этикетки, но вот здесь сейчас заострили внимание, ГОСТ и ГОСТы. ГОСТы от ТУ сегодня ничем не отличаются, потому что они проходят такую же государственную регистрацию, экспертизу. Это заблуждение явное, что по ТУ… По ТУ, наоборот, могут быть продукты выше по качеству, по своим потребительским свойствам, по биологическим и по физиологическим, нежели чем… Вот для чего они разрабатываются, потому что ГОСТы этого не предусматривают. Вот так, друзья мои.

Петр Кузнецов: Спасибо. Алексей из Барнаула.

Ольга Арсланова: Спасибо, но Алексей Гармин с вами не согласен, другая точка зрения.

Алексей Егармин: Не согласен.

Петр Кузнецов: Давайте подведем итоги нашего опроса: читают этикетки 82%, не читают 18%...

Ольга Арсланова: …наших зрителей.

Петр Кузнецов: Это хорошие результаты, потому что главными контролерами все-таки должны быть потребители, как в Америке, на Западе.

Алексей Егармин: Конечно. Результат хороший, потому что возросло количество людей, читающих эту информацию и делающих из нее какие-то выводы. Это очень хорошо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Алексей Егармин, сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей.

Достоверна ли информация на этикетках?
Список серий