• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Алексей Ковальков: Ожирение – это не косметологический признак, а болезнь. И лечить ее должны врачи, а не психологи или фитнес-тренеры

Алексей Ковальков: Ожирение – это не косметологический признак, а болезнь. И лечить ее должны врачи, а не психологи или фитнес-тренеры

Рубрика «Телемедицина». Борьба с ожирением. Каждая четвертая женщина и каждый шестой мужчина в России страдает этой болезнью. Чем это грозит организму, как избежать проблем с лишним весом, а если уже набрали, то как сбросить килограммы? Рассказывает врач-диетолог, доктор медицинских наук, профессор Алексей Ковальков.

Александр Денисов: Сейчас наша постоянная рубрика «Телемедицина». Сегодня речь пойдет о похудении…

Марина Калинина: …о здоровом питании, о правильном питании и так далее, потому что в 2013 году, например, Росстат выполнил эпидемиологическое исследование россиян. И вот результат – оказалось, что на тот момент (это 8 лет назад) 27–28% женщин и 16–17% мужчин страдали от ожирения. В этом году проводит повторное исследование Росстат, но его результаты мы сможем узнать только в начале следующего года. Тем не менее, ожирение – это проблема.

И сейчас будем на эту тему говорить с нашим сегодняшним гостем – это Алексей Владимирович Ковальков, врач-диетолог, доктор медицинских наук, профессор. Здравствуйте.

Алексей Ковальков: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну, давайте начнем с того, что вы не только диетолог, профессор и медик…

Александр Денисов: Начнем с вас.

Марина Калинина: …а с того, что вы сами прошли через все это. На сколько вы похудели?

Алексей Ковальков: Ну, я похудел примерно на 70 килограмм.

Марина Калинина: Вот так вот.

Алексей Ковальков: Потом жена говорит: «Ты совсем стал…»

Марина Калинина: Исчез.

Алексей Ковальков: В общем, кожа да кости, да. И я пошел в спортзал. И когда я пришел в спортзал, я вот этот гриф железный, пустой, не мог один раз поднять, то есть настолько я был весь истощен. А потом я набрал килограмм десять уже мышечной массы. Но, в принципе, не важно, как я похудел, а важно то, что благодаря тем основам, которые я заложил… А можно сказать, что я и еще несколько человек стояли в основе диетологии избыточного веса в России. До этого не было диетологии избыточного веса, существовала просто диетология. Каждый открыл свое направление, и благодаря этому миллионы людей избавились от веса и скидывали по 60, по 70 килограмм.

Марина Калинина: Вот в последнем своем интервью вы назвали ожирение пандемией. Почему эта проблема растет такими глобальными темпами, в геометрической прогрессии и затрагивает уже не только нашу страну, а вообще весь мир? Наверное, нашу страну, может быть, и в меньшей степени даже.

Алексей Ковальков: Все страны. А причина в следующем. Первое, главная причина, которая признается абсолютно всеми странами, кстати, – это низкие доходы населения. То есть ожирение – это болезнь бедных людей. В свое время, где-то в 30–40-х годах, в Сенат США пришли афроамериканцы с просьбой дать им субсидии на питание, они говорят: «Мы голодаем». И когда в Сенат вошли представители вот этих афроамериканцев голодающих, весь Сенат просто встал, потому что это были очень полные люди.

Почему это происходит? Потому что бедные люди недоедают белка, белок очень дорогой, и вынуждены питаться углеводами и продуктами, содержащими казеин (это молочный продукт).

Марина Калинина: Бедные американцы и бедные африканцы, например, – их сравнить никак нельзя. Но африканцы больше страдают…

Алексей Ковальков: То же самое происходит и у африканцев.

Марина Калинина: Да?

Алексей Ковальков: И в Африке тоже страдают. Более того, когда в Китай стали завозить мясо, в Китае спала волна ожирения, которая началась после того, как туда пришел фастфуд. То есть это говорит о том, что именно белок… Ведь когда все диетологи говорят «белки, жиры и углеводы», то на первом месте стоит белок. А белок – самый дорогой продукт.

Александр Денисов: А вы еще упомянули казеин или что?

Алексей Ковальков: Казеин.

Александр Денисов: А это что такое?

Алексей Ковальков: Казеин – это тоже белок, но белок, который достаточно вреден для организма человека, так как он медленно усваивается.

Александр Денисов: А где он содержится?

Алексей Ковальков: Он содержится в основном в молочнокислых продуктах – в твороге, в кефире.

Александр Денисов: То есть творог и кефир?

Алексей Ковальков: А у нас бабушки все едят творог в надежде получить из него калий и кальций. Так вот, на самом деле они его оттуда не получают, потому что для того, чтобы они его оттуда получали, нужны какие-то эстрогены, нужны гормоны.

Александр Денисов: А в сыре он тоже есть, этот казеин, да?

Алексей Ковальков: И в сыре он есть, казеин. И так как они находятся постоянно на питании «хлеб и молоко», то два этих компонента разрушают их организм и приводят к ожирению, к развитию сахарного диабета. Это абсолютно доказанный факт, не только у нас, в России, а во всем мире.

Александр Денисов: Вот мы начали, Марина у вас спросила про личный опыт. 70 килограммов – это же, ну, на мой взгляд, страшно и опасно для здоровья, ведь риск высокий, сердце…

Алексей Ковальков: Понимаете, как я худел? Это было 20 лет тому назад почти. И я так говорил: «Вот мы, молодые диетологи…» Сейчас по привычке тоже хочется сказать, а понимаешь, что ты уже не молодой. То есть время пролетает очень быстро. И когда я худел, я худел совершенно неправильно, не так, как надо. У меня нефроптоз, опущена одна почка. И я с вами абсолютно соглашусь. Но вспомните, как вы ходили к зубному, если вы ходили к зубному в те времена. Это бурмашина с веревками натянутыми. И как сейчас продвинулась медицина в стоматологии?

Александр Денисов: А как неправильно вы худели?

Алексей Ковальков: Ну, я не контролировал объем мышечной массы. Тогда у меня не было, естественно, приборов, которые сейчас есть у нас. Я не знал, как удержать эту мышечную массу. То есть я худел не только за счет жира, но и за счет мышц. А мышцы удерживают позвоночный столб – отсюда у меня четыре грыжи в области позвоночника.

Марина Калинина: В общем, похудели, но себе навредили, получается?

Алексей Ковальков: Да, это абсолютно так.

Александр Денисов: Вы просто перестали есть?

Алексей Ковальков: Нет, ну упаси Бог!

Марина Калинина: Перестать есть-то невозможно.

Александр Денисов: Ну, чтобы так похудеть, чтобы сбросить 70 килограмм…

Алексей Ковальков: На самом деле это очень легко в современных условиях. Я вам больше скажу: вы удивитесь, но мы тут посчитали, сколько народу сбросило вес в нашей клинике. Оказалось, что в нашей клинике за год сбросили примерно два вагона жира.

Марина Калинина: Ничего себе!

Алексей Ковальков: Есть люди, которые худеют на 60, на 70 килограмм.

Александр Денисов: А вы-то лично? Вот вы говорите, что вы неправильно худели. Вот вы лично как?

Алексей Ковальков: Я – не пример. Я вот об этом говорю.

Александр Денисов: Ну, я понимаю, да.

Марина Калинина: Давайте будем говорить о том, как худеть правильно. Давайте…

Александр Денисов: Нет, тут нужно понять, как неправильно. Вот что делать?

Марина Калинина: Нет, давай как правильно.

Алексей Ковальков: Неправильно худеть самостоятельно, потому что каждый человек, к сожалению (и я тогда), рассматривали лишний вес как признак косметологический, то есть внешний дефект. И мало кто задумывается о том, что это болезнь. Это болезнь, признанная во всем мире, входящая в классификацию заболеваний.

Александр Денисов: То есть нарушение обмена веществ?

Алексей Ковальков: Нет, оно так и называется – «ожирение». Это не нарушение обмена веществ, это заболевание, которое называется «ожирение». И в связи с этим лечить его должны только врачи. То есть никакие психологи, инструкторы… А у нас их полно сейчас развелось, которые вам предлагают похудеть очень быстро и очень качественно. Рассказывают вам тренеры, фитнес-тренеры. Они не имеют права даже близко подходить к этим людям.

Александр Денисов: Ну, все-таки коротко. Вот неправильно что вы делали? Вот резко перестали есть мясо, мучное, питались только кефиром?

Алексей Ковальков: Не занимались спортом вообще.

Александр Денисов: Не занимались спортом?

Алексей Ковальков: Нет.

Александр Денисов: Мало ели?

Алексей Ковальков: Мало ел. В основном ел овощи, питался – овощи, отруби. Недостаточное количество белка в организм поступало. И главное – я не контролировал этот процесс. Тогда не было приборов, которые позволяют сейчас нам контролировать. То есть человек худеет, и мы видим, как на экране телевизора, за счет чего он худеет, что у него уходит – вода, это у него уходит мышечная масса или уходит жир. И мы в связи с этим перенаправляем программу.

Вообще баланс жиров в организме зависит от гормонального статуса. Все дети, в общем-то, рождаются нормальными. И если вы возьмете ребенка, то вы увидите, что он постоянно носится, бегает, орет, потому что у него вся энергия должна выходить.

Александр Денисов: То есть вы тогда не продумывали свою диету?

Алексей Ковальков: Я тогда многого не знал.

Александр Денисов: Многого не знали.

Марина Калинина: Давайте послушаем Тамару из Удмуртии. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что я где-то в 60 лет пыталась, как говорится, по раздельному питанию кушать – ну, как сказать? – питаться. Но я в это время не работала, уже на пенсии была. И на продукты, допустим, на фрукты, на овощи… Ну, овощи я сама выращивала, а на фрукты тратила в магазине. Ну, это очень дорогое удовольствие в нашем городе, у нас фрукты очень дорогие. Не меньше 60 рублей килограмм яблок сейчас даже. Дальше. Что, допустим, рыбы касается – рыба очень дорогая, не хватает на это. И похудела, я похудела. Но теперь я не работаю, и чтобы перейти на это раздельное питание, мне уже невозможно, мне не хватит денег на прожитие. Пенсия у меня небольшая.

Алексей Ковальков: А можно вопрос задать?

Марина Калинина: Да, конечно.

Алексей Ковальков: Тамара, да?

Марина Калинина: Да, Тамара.

Алексей Ковальков: А скажите, пожалуйста, вот какие продукты в вашем районе, в вашем городе стоят дешево? Вы сказали, что вот это стоит дорого, вот это стоит непомерно дорого. А что стоит дешево? Какие продукты? Вот назовите мне два продукта, которые реально стоят дешево, которые вы постоянно покупаете и которые постоянно есть у вас на столе.

Зритель: Ну, по необходимости мы всегда, как говорится, на курицу переходим. Но у нас даже курица стоит 180 рублей.

Алексей Ковальков: То есть куриное мясо?

Зритель: Да.

Алексей Ковальков: А молоко покупаете? Хлеб покупаете?

Зритель: А свинина, допустим, ребрышки…

Алексей Ковальков: Ну, ребрышки! Ребрышки даже я не всегда ем.

Марина Калинина: Тамара, а молоко вы покупаете?

Зритель: Молоко покупаем. У нас 43 рубля/литр.

Алексей Ковальков: Отлично! А хлеба много едите?

Зритель: Хлеб я вообще почти не употребляю, кусочек-два от силы в день.

Алексей Ковальков: понятно. А семья?

Зритель: Семья? Нас двое, муж и жена.

Алексей Ковальков: Понятно. Хорошо, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Давайте еще один звонок сразу возьмем – Любовь из Курска. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Алексей Ковальков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Очень поддерживаю этого диетолога, врача. На самом деле у нас не хватает денег на правильное питание. Раньше все-таки, в советское время, рыба не выходила. Помимо рыбного дня, четверга, мы несколько раз в неделю ели рыбу, делали рыбные котлеты паровые, ели мясо, молочку. Хотя я и не согласна. Почему вы говорите, что творог, мол, вреден? Я думаю, творог не вреден. Если ты чувствуешь, что тебе хочется, на зубах чувствуется, что творога хочется… А творог, 200 грамм, пачка у нас – 57 рублей. Это нормально?

Марина Калинина: Понятен ваш вопрос.

Алексей Ковальков: Творог не вреден. Он вреден при постоянном употреблении, ежедневном. Так-то его, конечно, можно есть. Вообще нет вредных продуктов, потому что любые продукты, которые вы видите на прилавках, прежде чем они попали на прилавок, они были одобрены диетологами и Институтом питания РАН. Поэтому, естественно, вредных продуктов как бы и не бывает. Вопрос в количестве этих продуктов и в качестве, которое есть. А хорошего творога вы сейчас не найдете. Вы можете провести такой эксперимент – зайти в любую лабораторию… или даже не в лабораторию, а просто взять любой творог и капнуть на него йод. И вы посмотрите, как этот творог посинеет. А синеет он за счет крахмала, который туда добавляют. То же самое касается многих йогуртов и так далее.

Марина Калинина: Какие вы секреты рассказываете! Интересно!

Александр Денисов: Но то же самое зрители могут сказать, что и мяса у нас сейчас хорошего нет, и вообще ничего хорошего нет.

Алексей Ковальков: Ну, мясо – оно и есть мясо. Понимаете? А вот колбаса – это то, что вы едите, не зная что. То есть как бы темный мешок, непонятно что туда положили изначально, из чего ее сделали. А вот мясо – это идеальный продукт питания.

Марина Калинина: Давайте, Алексей Владимирович, расскажем о том, когда должен человек понять, что у него уже начинается проблема.

Алексей Ковальков: Это очень просто. Объем талии должен быть у женщин 84 сантиметра, не более, у мужчин – 96–98 (в разных странах по-разному). В Америке считается так: если ты можешь спокойно положить ногу на ноги, и она у тебя не соскальзывает, тебе не приходится ее удерживать, то тебе худеть не надо. Вот если она у тебя все время соскальзывает, то тебе необходимо уже обращаться к специалистам.

Марина Калинина: Ну, в Америке это очень популярно, так же как и в Европе. Ну, только ленивый не похвастается: «У меня есть свой личный диетолог». В нашей стране как-то с этим большие проблемы. Люди не знают, куда идти и считают, что если они будут меньше есть и как-то больше двигаться, то, в общем, больше ничего и не надо. А вы говорите, что это заболевание. А есть ли вообще в нашей стране специалисты? И как людям понять, что пора лечиться?

Алексей Ковальков: Это заболевание, и специалисты есть. У нас в Москве только 6 клиник, которые занимаются…

Марина Калинина: Сейчас нас опять будут упрекать в том, что мы в Москве зажрались, а все остальные страдают.

Алексей Ковальков: Ну, я хочу сказать, что есть книги, которые написаны, мною в том числе, которые продаются по всей России и которые очень популярные. Ну, кто хочет – ищет способ; кто не хочет – ищет причину. Я бы так сказал. Многие приходят и говорят: «Если бы мы раньше знали, что есть такие клиники, если бы мы раньше…»

А что происходит в государственном здравоохранении? Почему оно, собственно говоря, дистанцировалось? Если это заболевание, оно входит в перечень заболеваний, то по Конституции мы должны получать эту помощь бесплатно. Но, извините меня, лечение ожирения не входит в страховку, ни в одно обязательное медицинское страхование ни в одной стране мира, не только у нас. Почему это происходит – для меня загадка до сих пор.

Марина Калинина: А это должно, по вашему мнению, входить?

Алексей Ковальков: Конечно. Вообще этим занимаются сейчас в поликлиниках врачи-эндокринологи. Они мало в этом разбираются, хотя, конечно, это эндокринологическое заболевание. Но тут масса аспектов – тут надо знать нутрициологию, тут надо знать эндокринологию, психологию обязательно надо знать. То есть это комплексный подход.

Поэтому сейчас наплаву, поднимаются буквально именно комплексные центры, где работают специалисты разных уровней – это и гинеколог, и андролог, потому что это может быть недостаток тестостерона, например, у мужчин или у женщин, или, наоборот, какие-то другие половые гормоны, которые толкают… Вот была худенькая, климакс начался – начала полнеть, да?

Александр Денисов: Ну, скажите, как правильно худеть. Понятно, что нужно под контролем врачей, ходить в центры. Но тем не менее, чтобы не совершать ваших ошибок, вот чтобы не было грыж позвоночных, не опускались почки и так далее.

Алексей Ковальков: Я понимаю, что в каждом городе нет не то что диетолога, а даже терапевта нет. Много провинциальных городов, где живут люди. Выхода два. Например, у вас сломалась стиральная машина – что вы делаете? Вы или вызываете мастера. Но если у вас нет денег на мастера и государство вам не оплачивает этого мастера, мало того, вы даже не знаете, где живет этот мастер, то у вас есть второй выход – это такая книжка, называется «для чайников», когда вы открываете эту книжку, и там подробно написано, пошагово, что надо делать.

Но главное, чтобы эта книжка была написана врачом, который несет ответственность за то, что он пишет. Потому что если эта книжка написана какой-то девочкой из «Дома-2», которая сама похудела, а потом с глазами недоенной коровы хочет всему миру поведать о том, как она это сделала… Ведь понимаете, все, кто добился цели, считают, что это идеально. Поэтому у каждой диеты у нас сейчас в интернете есть свои «апостолы», которые продвигают ее бесплатно, потому что это помогает ему удерживать вес. И они говорят, что именно вот эта диета самая лучшая, именно вот эта диета. А мы говорим о том, что любая диета не несет самого главного – она не устраняет причину, из-за которой начал повышаться вес.

Я вам сейчас скажу очень интересную вещь, о которой вы даже не задумывались. У нас 40% населения в стране вообще не страдают избыточным весом и даже на весы не встают, при этом едят все подряд в огромных количествах. И из этих 40%…

Александр Денисов: «Хорошая генетика», – говорят в таких случаях.

Алексей Ковальков: Это не генетика.

Александр Денисов: Не генетика?

Алексей Ковальков: Они просто не больны.

Александр Денисов: Не больны?

Алексей Ковальков: Есть люди больные, а есть люди не больные. Вот эти люди не болеют. И даже некоторые из них просто не могут набрать вес, они приходят и обращаются.

Марина Калинина: Кстати, у нас спрашивает телезрительница: «Хотим поправиться, но не можем. Что делать?»

Алексей Ковальков: Об этом и речь. То есть если у нас есть два таких класса людей, то это само по себе говорит, что это не просто общая тенденция какая-то – много едят и поправляются, много едят и поправляются. Нет. Есть люди, которые много едят и не поправляются! Просто они здоровы. Это здоровый нормальный организм. А есть люди, которые просто посмотрят на шоколадку – и у них набирается вес. Они вообще ничего не едят. Приходят пациенты и говорят: «Мы вообще ничего не едим». И я им верю.

Александр Денисов: А вот все-таки причины этого заболевания? Почему человек становится больным? Глядя на шоколадку…

Александр Денисов: Может, он в спортзал просто не ходит?

Алексей Ковальков: Это не поможет.

Александр Денисов: Не поможет?

Алексей Ковальков: Вы можете в спортзал ходить, что угодно вы можете… Вот человека помещают в тюрьму, он там худеет. Потом он выходит оттуда, как бразильская манекенщица – худенькая, стройненькая, красивая, все. Добегает до ближайшего фастфуда или приходит домой и начинает наедаться. Не в этом дело. Не устранена причина – всегда будет ремиссия. Причем ремиссия составляет… примерно только 5% похудевших могут удержать этот вес в течение года. Для сравнения скажу: у героиновых наркоманов такая ремиссия составляет 10%. Но нельзя путать тяжелейшую аддикцию с обычным заболеванием. Просто эти люди не лечат его. Они молотком и зубилом ремонтируют вот этот телевизор. Они пытаются на диетах, на жутких ограничениях, на измывании себя в спортзалах, вот каким-то образом избавиться от этого.

Марина Калинина: Ну, это все равно что, насколько я понимаю, усилием воли лечить аппендицит?

Алексей Ковальков: Ну, примерно так. Или сахарный диабет – вы можете его лечить, но толку-то никакого не будет.

Марина Калинина: Так от чего все-таки это заболевание появляется?

Алексей Ковальков: Дисбаланс гормонов.

Марина Калинина: Оно приобретенное? Оно гормональное?

Алексей Ковальков: Ну, это то, с чего я начал. Вот есть ребенок, у него вся энергия выходит внешне. И вы видите, как он носится по поликлинике, он в кинотеатре не может сидеть, он долбит ногами вам сзади в сиденье, в самолете он орет, бегает…

Марина Калинина: Хочется его убить сразу.

Алексей Ковальков: Хочется убить, да. У него бурное выделение энергии – гиперреактивность. От чего? От того, что он много есть, и он должен эту энергию сжигать. Но потом происходит поломка в организме определенная, и он становится вялым, неактивным – и он начинает полнеть. Ему мама говорит: «Слушай, ты же стал полнеть. Давай сходи-ка ты в спортзал». Он: «Мама, да я из школы еле дотаскиваю этот портфель». У него не хватает энергии, потому что вся энергия переходит в жиры.

И вот этот процесс «поломки» может быть в любом возрасте. Но если он наступает… Вот мы приходим в школу в первый класс – практически все дети… Ну, один-два толстеньких ребенка в классе. Но когда мы смотрим уже девятый-десятый класс, то там уже 80% имеют степени ожирения разные. Но самое интересное…

Марина Калинина: 80%?!

Алексей Ковальков: 80%. И это поколение… Это же ведь системное заболевание, которое затрагивает все органы и системы и приводит к разрушению сосудов, сердца, мозга, смещается ось сердца, жировой гепатоз печени. То есть уже дети становятся инвалидами. И это никому совершенно не нужно. То есть никто этим конкретно в масштабах страны не занимается.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок, нам дозвонилась Алла из Казани. Алла, здравствуйте.

Алексей Ковальков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы поговорить вот о чем. Сама я давным-давно занимаюсь диетой, поскольку у меня есть проблемы с сердцем, сделала операцию только год назад. И давным-давно уже я на диете. Ну, не то что на диете, а на правильном питании, скажем так. Правильное питание дало мне нормальный вес. Мне уже 67 лет. До 63 я работала фитнес-инструктором в детском саду с детьми. В принципе, с 18 лет я как раз и работала для того, чтобы поправлять свое здоровье. Но, к сожалению, у меня с сердцем были проблемы.

И еще у меня самый главный вопрос. У меня сыну 44 года, живет в Удмуртии. У него есть проблема – ожирение. Никак не хочет бороться с этим. Меня это очень сильно беспокоит, поскольку я так понимаю, что по моей линии, по линии матери есть проблемы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, а по линии отца не было. Вот как быть с ним? И как его направить на путь истинный? Умненький мальчик, а толку никакого нет. Есть, конечно, не то что проблема… Я понимаю, конечно, это все. Есть немножко алкогольная такая… Но алкоголь какой? Редко очень и свое вино.

Марина Калинина: Спасибо.

Алексей Ковальков: Насчет алкоголя хочу сказать, что алкогольные калории никогда не трансформируются в жиры. Вы видели алкоголиков в жизни? Вы хоть одного толстого из них видели?

Марина Калинина: Нет.

Александр Денисов: Говорят, что водка – очень калорийный продукт.

Алексей Ковальков: Вот если бы водка была калорийным продуктом и эти бы калории усваивались у них, то их должно было бы просто разнести от жира.

Александр Денисов: То есть они не усваиваются?

Алексей Ковальков: Они не усваиваются, поэтому этого бояться не стоит. Я не говорю, что водка – это плохо. Это плохо.

Александр Денисов: Мы не говорим, что это хорошо.

Алексей Ковальков: Да, мы не говорим, что это хорошо. Но то, что это не влияет на ожирение – это факт. А теперь…

Марина Калинина: То есть алкоголь…

Алексей Ковальков: Что мне понравилось в том, о чем говорила женщина? Она говорит: «Я ходила в спортзал, я занималась, сама была фитнес-инструктором». И все равно набрала вес. Понимаете, о чем речь? То есть для женщин будет понятно: если у вас выделяется прогестерон, у вас начинается месячный цикл. И вы ни танцами живота, ни походом в спортзал, ни примочками, ни какими-то кремами не можете остановить этот цикл. То же самое будет обратно: если прогестерон не выделится, то вы никогда не запустите у себя месячный цикл. Вот так же действуют все гормоны.

И когда у вас выделяется инсулин, повышен (а он у многих пациентов натощак уже огромный), то инсулин влияет на два фермента, которые способствуют набору веса. И есть другие гормоны, жиросжигающие – адреналин, норадреналин, тестостерон и так далее. И вот от баланса этих гормонов зависит, будет человек худым или толстым.

Марина Калинина: Ну, еще нас спрашивают, какие анализы нужно сдавать. То есть прежде чем… Ну, вот человек, допустим, понял, что ему тяжело, ему нужно худеть. Он не знает – болезнь, не болезнь.

Алексей Ковальков: Я понял.

Марина Калинина: С чего начать?

Алексей Ковальков: Значит, начать надо с того, что если вы обращаетесь в любую клинику, имеющую медицинскую лицензию по диетологии, и вам говорят: «Приходите, никаких анализов не надо, мы вас без всяких анализов вылечим», – то это шарлатаны. То есть анализы сдавать – обязательно. Единственное, конечно, их ограниченное число. Сейчас не будем приводить анализы на инсулин, на гликированный гемоглобин, анализы на соматотропные гормоны, анализы на липидный профиль и так далее и тому подобное. Это все есть обычно на сайтах профессиональных клиник, которые этим занимаются. То есть люди приходят уже заранее с анализами. И мы по этим анализам видим и находим основную причину развития этого заболевания. А дальше дело техники, чтобы ее устранить.

Александр Денисов: По времени? Человек обычно хочет как можно быстрее стать красивым, стройным, элегантным…

Алексей Ковальков: Одна женщина пришла и говорит: «Мне надо к пятнице похудеть на 35 килограмм». Я говорю: «Ничего сложного, проще нет, элементарно!» Она на меня так посмотрела удивленно. Я говорю: «Ноги отрезать – и все».

Александр Денисов: А реальные сроки, без вреда для здоровья?

Алексей Ковальков: Примерно… Ну, какой вес вас интересует?

Александр Денисов: Ну, допустим, человек хочет сбросить 20–30 килограмм. А реальный вес – 70 килограмм.

Алексей Ковальков: 20–30 килограмм? Примерно за 4 месяца.

Александр Денисов: 4 месяца?

Алексей Ковальков: Да. Первые 5 килограмм уходят за 2 недели.

Александр Денисов: Программа какова? Понятно – здоровое питание, ходьба, физкультура…

Алексей Ковальков: Программа включает в себя прежде всего диагностику. Есть люди, у которых травмированы ноги, суставы от лишнего веса, просто они не могут двигаться. Поэтому какая у них может быть физкультура? Никакой. Они вообще ходить не могут, понимаете? Есть парализованные люди. Поэтому прежде всего – диагностика. Мы врачи, мы диагностируем заболевание (насчет анализов), устраняем причину этого заболевания. А уж дальнейшие действия зависят от конкретного пациента и его возможностей.

Марина Калинина: Еще спрашивают наши зрители, как нервные стрессы влияют на вес.

Алексей Ковальков: У всех по-разному. Вот заметьте, происходит какое-то собеседование… Или я к вам пришел на передачу, да? Допустим, не я, а кто-то еще.

Марина Калинина: Вы пришли, поэтому давайте про вас.

Алексей Ковальков: Ну, я – просто отдельная песня, потому что я телеведущий сам, и я не боюсь камер. Но человек пришел первый раз. И кому-то предлагают кофе, какие-нибудь пирожные, что-нибудь еще. А он сидит и вот так трясется, он вообще ничего есть не может, вообще в рот ничего взять не может. Или перед экзаменом, или перед собеседованием. А второй – наоборот, он вот так хомячит одно, второе, третье, еще какой-нибудь бутерброд где-нибудь стырит. Понятно?

То есть это зависит от того, какие гормоны коры надпочечников у него выделяются. И вот это, кстати, предопределено генетически. То есть про него говорят: «Он такой же вспыльчивый, как его отец». Или говорят: «Он такой же слон, как его мать. Ему что ни говори – он абсолютно никак не реагирует». То есть и психика влияет на выработку гормонов, и гормоны одновременно влияют на выработку определенного психологического стереотипа поведения. И вот разобраться в этом пучке может только опытный врач.

Александр Денисов: Вот интересно, как люди сами следят за своим весом. Давайте послушаем. Наши корреспонденты провели такой опрос на улицах наших городов, и вот что говорили люди.

ОПРОС

Александр Денисов: Все люди такие подтянутые, спортивные.

Алексей Ковальков: Вы знаете, все в один голос говорили: «Я правильно питаюсь». Но если вы спросите: «А чем вы собственно питаетесь?»…

Марина Калинина: «Что такое для вас правильное питание»?

Алексей Ковальков: Никто этого не расскажет. А если расскажет, то это будет полный бред. Нельзя найти стандартную формулу, потому что мы все разные. Понимаете? Все разные. Свой метаболизм, своя генетика, своя психологическая реакция. Поэтому прошли те времена, когда мы ходили строем в красных галстуках, отдавали салют и так далее. Сейчас хочется индивидуального подхода. И это правильно, потому что…

Я возвращаюсь к тому, что это то же самое, что спрашивать у больных сахарным диабетом: «А как вы, собственно говоря, боретесь с сахаром?» Они не скажут: «Вот мы правильно питаемся». Они скажут: «Мы ходим к врачу, и нам назначают или инсулин, или таблетки какие-то, препараты. Я слежу за сахаром». Это так же, потому что сахарный диабет стоит прямо бок о бок с ожирением. Еще неясно, что первично – сахарный диабет развивается на фоне ожирения…

Марина Калинина: Или наоборот.

Алексей Ковальков: …или ожирение развивается на фоне сахарного диабета.

Александр Денисов: У нас есть звонок, Мария из Якутии дозвонилась, давайте послушаем и спросим, что, по ее мнению, правильное питание. Мария, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я очень рада, что к вам дозвонилась. Вот просто очаровательный мужчина! И я хочу спросить его. Вы понимаете, мы питаемся здесь очень и очень здоровой пищей. У меня муж рыбак, охотник. Я выращиваю все в парнике. Мне 43, и с возрастом я устремленно начала округляться, ничего не меняя в своем рационе, ничего не меняя, вот нормальная здоровая пища. Вот объясните. Все равно нарастает, все равно поправляюсь. Я все равно стремлюсь к своему размеру. Спорт, конечно, никакой. Грядки, огород, грибы, дача – вот просто такой северный образ жизни. Вот что-то, может, сократить, что-то убрать? Никакой колбасы, никакого… ну ничего. И дите так же питается. Закрутки, мы ничего лишнего не покупаем. Вы очаровательны! Расскажите мне, пожалуйста, как мне убрать мой живот.

Алексей Ковальков: Ну, тут все банально просто. Когда человек подходит к периоду климакса или климакс у женщины наступает, у нее перестает вырабатываться эстроген, гормон. У мужчин то же самое – климакс возникает, когда перестает вырабатываться тестостерон. Как только эстроген перестает вырабатываться, то жировая ткань на себя берет функцию выработки эстрогенов, и эти эстрогены начинают вырабатываться в самой жировой ткани. Она начинает активно развиваться. Вот и все. И пока мы не устраним вот эту нехватку эстрогенов… То есть это заместительная гормонотерапия, которой так боятся женщины.

Марина Калинина: Это гормоны, да?

Алексей Ковальков: Да. Мужчины принимают мужские гормоны.

Марина Калинина: Но тоже от гормонов поправляются.

Алексей Ковальков: Нет. От гормонов не поправляются. Поправляются от противозачаточных средств некоторых, такое бывает. А это называется «заместительная гормонотерапия». Ну, представьте себе человека – неважно, мужчина или женщина. Опять же говорю, климакс наступает у всех. У него происходит остановка выработки мужских/женских половых гормонов. И природа считает, что он больше не нужен как производитель в этом свете. И все заболевания – сердечно-сосудистые, инфаркты, инсульты – у женщин возникают, например, только после климакса. Ни одной женщины вы не найдете, практически ни одной, которая заболела бы инфарктом или инсультом до начала климакса.

То же самое происходит у мужчин. Когда мужчины умирают, средний возраст? 55 лет. Почему? Потому что нехватка тестостерона. И говорят: «Если пережил 55 – будешь жить дальше». Почему? Значит, у тебя достаточно еще тестостерона для того, чтобы продолжить свою жизнь. У нас сдают тестостерон, анализ на тестостерон, который стоит, в общем-то, копейки, сдают всего 5% мужчин. Пять! Ну, чтобы вас не пугать, что это только у нас в стране, то в Германии, например, всего 10% – тоже такая же картина.

Поэтому чем быстрее люди осознают, что с этой проблемой надо идти к специалистам, тем лучше, потому что это повлечет не только внешние вот эти дефекты, то есть ожирение, но это вылечит человека изнутри. У него изменится липидный профиль, холестерин вредный уйдет, не придется принимать кучу таблеток и так далее. Потому что у этой женщины посыплются сейчас одно за другим заболевания, которые она просто не может остановить.

Марина Калинина: Надо идти к врачу.

Алексей Ковальков: И столько денег она потратит на других врачей! Так лучше заранее обратиться к одному и лечиться у одного.

Марина Калинина: В общем, лучше принять превентивные меры.

Алексей Ковальков: Профилактика.

Марина Калинина: Профилактика?

Алексей Ковальков: Да.

Марина Калинина: Спасибо большое. Алексей Владимирович Ковальков, врач-диетолог, доктор медицинских наук, профессор. Спасибо.

Алексей Ковальков: Пожалуйста.

Список серий