Алексей Зубец, Артем Кирьянов. Об обязательном страховании жилья

Оксана Галькевич: Итак, совсем недавнее событие, наводнение на Кубани, снова вернуло в информационное поле мнения, рассуждения о страховании жилья. Говорить действительно есть о чем, уважаемые друзья, сегодня это «Тема дня» в программе «Отражение». Оценочная комиссия, кстати, подвела итоги разрушений от наводнения в Краснодарском крае, там, я напомню, 5 тысяч человек пострадали, больше 2 тысяч домовладений получили ущерб разной степени тяжести.

Константин Чуриков: Как раз-таки напомним, что произошло на Кубани. 24 октября из-за мощных ливней горные реки вышли из берегов, пострадали Большое Сочи, Адлерский, Дагомысский и Лазаревский районы, также Туапсинский и Апшеронский. По последним данным, травмы получили 60 человек, 6 погибли, двое пропали без вести. Уже известно, что 180 жителей Апшеронского района получили первые выплаты, но не страховые, а из краевого бюджета. Регион на это суммарно выделил больше 4 миллионов рублей. Застрахованными в зоне бедствия оказались только единицы домов.

Оксана Галькевич: Притом что на самом деле по словам кубанского губернатора, их регион точно входит в число тех, кто достаточно высок риск чрезвычайных происшествий, там все из года в год повторяется.

Обсуждать эту тему в прямом эфире «Отражения» мы начали еще сегодня днем, в студии был представитель сообщества страховщиков. Он сказал о том, что Россия в свое время выбрала путь добровольного страхования, и в этом есть определенные плюсы, но и минусы тоже.

Андрей Знаменский: Страны в мире разделены на две категории: в одних есть обязательное страхование жилья, в основном это Восток и там, где есть риски землетрясений и сели такие крупные, и там, где это является чисто добровольным (Соединенные Штаты, Европа и так далее). Каким путем пойдет Россия в данной ситуации? Сейчас мы выбрали путь добровольного страхования, но, правда, за счет софинансирования государственными средствами, то, что должно помочь людям чисто экономически их стимулировать, не вводить для них обязательность страхования, то есть человек должен каждый раз заплатить за свое жилье, а именно все-таки самим оценить, насколько им это нужно, насколько им это выгодно. Подсоединив к этому проекту, скажем, регион, который тоже заинтересован в том, чтобы своим жителям дать нормальную программу страхования, дать им возможность страховаться, мы надеемся, государство надеется на то, что это значительно увеличит охват населения, и надежность, с одной стороны, доверие к этому институту, и условия будут более понятные. Основной плюс – именно то, что с участием региона человек получает возможность не просто получить деньги, если он утратил владения, а сказать: «Хочу новое жилье с таким же размером».

Константин Чуриков: Я хочу напомнить, что ранее губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев заявил, что в крае необходимо разработать закон об обязательном страховании жилья в тех районах, где высокий риск затопления. До этого страховщики, Всероссийский союз страховщиков заявил, что в 2019 году надо уже начинать программу по как раз-таки этому страхованию.

Давайте сейчас вас спросим, уважаемые зрители, как вы считаете, надо ли нас, россиян, обязать страховать свое жилье? «Да» или «нет», пожалуйста, отвечайте, присылайте эти ответы на SMS-портал 5445.

Оксана Галькевич: Я представлю гостей в нашей студии. Сегодня к нам пришли Алексей Зубец, проректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, – Алексей Николаевич, добрый вечер.

Алексей Зубец: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: И Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации, – Артем Юрьевич, приветствуем вас.

Артем Кирьянов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, уважаемые гости.

Каждый год у нас в стране происходят те или иные чрезвычайные ситуации: то лесные, природные пожары, кто-то сгорает, то у нас наводнения, паводки и прочее. Люди терпят серьезные убытки, государство выделяет какие-то деньги, чаще всего смешные…

Артем Кирьянов: Нет, даже не смешные, а непонятно откуда.

Константин Чуриков: Непонятно откуда, непонятно, каким образом, и тем не менее…

Алексей Зубец: Понятно откуда – из бюджета.

Константин Чуриков: Нет, из бюджета, да, но все равно тем не менее эти расходы, вот сейчас, смотрите, наводнение в Большом Сочи: первоочередные нужды – 10 тысяч рублей, дальше в зависимости от степени ущерба от 50 до 100 тысяч. Ну ни о чем, мы понимаем.

Оксана Галькевич: Если 4 миллиона на 5 тысяч населения, то понятно, что это…

Алексей Зубец: Как правило, в таких случаях правительство выплачивает до 1 миллиона рублей в связи с гибелью человека, чаще всего пострадавшим предоставляется жилье.

Константин Чуриков: Давайте говорить не о гибели людей, а именно об имуществе.

Алексей Зубец: Ну да, о гибели имущества. Собственно, те расходы, которые сейчас выплачиваются, – это некая начальная стадия возмещения. Просто потому, что у людей там погибло все, включая белье, продукты питания и так далее, людям как-то надо выживать, поэтому им выделяются какие-то деньги на то, чтобы они смогли поддержать свое существование. Дальше начнутся выплаты из бюджета на восстановление жилья и выплаты за погибших…

Артем Кирьянов: Это уже совсем другие деньги.

Алексей Зубец: Ну смотрите…

Артем Кирьянов: Я слышал, что 1 миллиард забронировали в бюджете Краснодарского края. Вот хотелось бы узнать, что значит «забронировали». Надо быть откровенными…

Алексей Зубец: У любого региона есть фонды…

Артем Кирьянов: Это значит, что что-то недополучит.

Алексей Зубец: Нет, у любого региона есть запасы, то есть какие-то резервы на случай непредвиденных расходов, из них, собственно, и будут производиться выплаты, тем более что Краснодарский край у нас богатый, один из самых богатых регион России.

Артем Кирьянов: Профицитный, да, но тем не менее.

Алексей Зубец: Поэтому я думаю, что там как раз пострадавшие, особенно те, кто потерял жилье, получат достаточное возмещение.

Константин Чуриков: Хорошо, тем не менее мы следим за новостями, тем не менее люди страхуются очень неохотно.

Алексей Зубец: Да.

Константин Чуриков: Вот статистика как раз-таки НАФИ, что у нас только 16% застрахованы, не хотят, не соберутся 67%. Почему это так?

Артем Кирьянов: Вы знаете, я бы сказал, что… А кто предоставлял 16%? Мне кажется, цифра завышенная. На мой взгляд, на сегодняшний день страхование у нас находится в какой-то глубокой яме, из которой извлечь вот эту отрасль не позволяет сложившийся такой имидж, что страхуешь не страхуешь, все равно все будет непросто, а чего тратить деньги, если никогда ничего не случается.

Вот обратите внимание, вот эта вот система добровольного страхования от чрезвычайных ситуаций работает в Москве уже несколько лет. Но как работает? Вот люди получают платежку и видят там что-то, вроде говорят, что давайте мы будем платить, они даже не знают, за что они платят, просто сумма незначительная, несколько десятков рублей, и получается, что вроде как в общей массе и это тоже заплатим, поставим галочку. Но вот когда спрашиваешь, просто несколько лет назад мы уже в связи с, извините, очередной трагедией уже обращались к этому сюжету, как страховать от чрезвычайных ситуаций. Москвичи, например, не знают, что это страховка на случай схождения лавины, селевого потока, землетрясения…

Оксана Галькевич: В Москве это очень актуально.

Артем Кирьянов: …и наводнения. То есть они думают, по-честному думают, что если вас залил сосед, то…

Оксана Галькевич: …страховка возместит.

Константин Чуриков: Это наводнение.

Артем Кирьянов: Да. Потом они удивляются, что страховка не покрывает, потому что это совсем другая история.

Алексей Зубец: Нет, покрывает-покрывает.

Артем Кирьянов: Нет, только в том случае, если он залил по техногенной причине, если подтверждено, что там у всего дома все разорвало…

Алексей Зубец: Если произошел прорыв трубы, это страхование, которое в рамках муниципальной программы…

Артем Кирьянов: Нет, не прорыв трубы, залил сосед, кран забыл выключить.

Алексей Зубец: Оно покрывает эти истории. Другое дело, что потом возникает право регресса по отношению к тому человеку, который вас залил.

Артем Кирьянов: Естественно. Но главное, что даже в Москве, которая по этой программе работает достаточно давно, там действительно результаты приличные, много людей страхуется, люди не знают, от чего они страхуются. Возникает вопрос: а почему люди не знают, что надо страховаться в тех регионах, где все случается регулярно? Вот люди живут на берегу реки, которая разливается где-то раз в 2-3 года, причем не делают попыток, например, перенести свои дома, хотя вроде как надо было бы.

Оксана Галькевич: Артем Юрьевич, перенести свой дом – это что такое? Это значит бросить вот этот дом, перейти на новое место…

Артем Кирьянов: Перенести свой дом – это значит, что местное самоуправление… Нет-нет, смотрите, все гораздо проще.

Оксана Галькевич: …купить землю, построить дом с нуля?

Артем Кирьянов: Не надо так думать, что все сложно. Органы местного самоуправления, которые отвечают за участок реки, подверженный наводнениям, я вот не конкретно имею в виду, а схему. Вот они говорят: слушайте, мы уже вот вам в позапрошлом году заплатили, еще раньше заплатили и в этом будем платить, и слава богу, что никто не умер, потому что вы же уже подготовились, то есть вы в принципе телевизоры уже вынесли, машины немножко… Вот дом у вас заливает по второй этаж, и так каждый год. Мы вам даем землю, мы вот этот вот ваш дом техническими средствами переносим, ставим его на другую землю, и на этом все заканчивается. То есть эти варианты есть. Но кто бы мне рассказал историю, когда так происходило. Так не происходит.

Алексей Зубец: Нет, правительство неоднократно занималось переносом городов, на Дальнем Востоке (Амурская область, Якутия, по-моему) такие случаи были, потому что если каждый год городок, поселок заливает, то понятно, что каждый год выплачивать возмещение довольно глупо. Поэтому это только не на местном уровне, то, что я помню, это была программа на федеральном уровне, когда просто правительство оплатило вот этот перенос поселка.

Оксана Галькевич: Алексей Николаевич, вы говорите о переносе городов, то есть там не одна семья, не один дом. А вот Артем Юрьевич говорит, что человек может индивидуально обратиться, – перенесут индивидуально дом одного человека в деревне, которую заливает каждый год, или это надо всю деревню переносить…

Алексей Зубец: Зависит от того, сколько денег есть в местном бюджете.

Оксана Галькевич: …и только потом власть поднимет свою пятую точку и перенесет?

Артем Кирьянов: Нет, смотрите…

Алексей Зубец: Нет, смотрите, извините, здесь просто разные истории. Потому что сейчас вот принят закон о страховании от чрезвычайных ситуаций, в рамках которого…

Артем Кирьянов: Добровольный.

Алексей Зубец: …да, собственно, об этом господин Знаменский говорил, которого показывали. Он о том, что будет добровольное страхование на 300 тысяч, с лимитом страхования в 300 тысяч, ценой полиса в 300 рублей, который будет покрывать как раз случаи полной гибели имущества в результате чрезвычайных ситуаций.

Константин Чуриков: 300 тысяч полностью покрывает?

Алексей Зубец: Нет, оно не покрывает, сумма, лимит ответственности страховой компании по этому страхованию будет установлен в размере 300 тысяч рублей при цене полиса в 300 рублей. Соответственно, это 0.1%, насколько я понимаю, стоимость полиса.

Артем Кирьянов: Да.

Алексей Зубец: Это очень низкий тариф по факту.

Артем Кирьянов: Щадящий.

Алексей Зубец: И при этом государство будет доплачивать сумму возмещения и предоставлять жилье тем людям, которые застраховались по этому виду страхования, как раз в этом случае будет действовать то, о чем мы говорим, то, о чем коллега говорит, то есть перенос жилья на какое-то новое место, которое будет оплачиваться в значительной степени государством. Там установлены возможности для формирования региональных страховых программ, но это чуть-чуть другая история., там будет другая цена полиса. Минимальное покрытие цены, собственно имущества в случае полной гибели от чрезвычайных ситуаций установлено в размере 300 тысяч.

Константин Чуриков: Люди рвутся в эфир.

Алексей Зубец: Но при этом государство может предоставить жилье, и в этом случае сумма выплаты идет из страховой компании не владельцу жилья, а местным органам власти, которые предоставили это жилье взамен старого.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Владимира из Краснодарского края, как раз оттуда звонок. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие, гости ваши.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать по этому вопросу: никакие выплаты не покроят то горе, когда были случаи наводнения в станице Голубицкой, Темрюкский район, а также Кубань, хутор…, который смыло во время… Я сам, лично принимал участие в этой чрезвычайной ситуации, когда перекрывали реку Кубань. Так вот те… Надо разобраться с теми людьми, которые дают разрешения строить, застраивать те районы, где именно затапливается, где именно что-то размывается.

Артем Кирьянов: Конечно.

Зритель: Все люди грамотные, у всех есть карты геодезические, все районы знают, где что там…

Оксана Галькевич: Владимир, скажите, пожалуйста, грамотные люди же, наверное… У вас же там частный сектор в основном, они ведь есть и среди тех, кто строит потом свой дом, имея на руках карты…

Зритель: А вот теперь скажите мне, пожалуйста…

Алексей Зубец: Там много самостроя.

Зритель: …где частному сектору построиться? Кто разрешит частному сектору самовольно построить? Никто.

Оксана Галькевич: Но подождите, вам разрешил нехороший чиновник, но вы-то на эту нехорошую сделку пошли.

Зритель: А ведь люди приезжают все в основном… Я коренной житель, я никогда в жизни там не построю, а люди… Я смотрю на них, они строят и строят, а я знаю, что Варваровскую щель затапливало, там машины в море смывало, а там застраивают. Возьмите село Супсех, горы, там поселок затапливало, там совхозы закрыли свои сады, все это убрали оттуда, потому что затапливало, – там сейчас все продали и строят, нарезают улицы, по которым пойдет вода, с моря придет вода просто-напросто и смоет все.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Давайте следом еще Калужскую область просто выслушаем, давно люди ждут. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну вот это страхование жилья, например, у нас в Калужской области никогда нет наводнений и не будет, уже 100 лет его не было. Это мы будем платить за Краснодарский край и за всю Россию, это новый налог.

Артем Кирьянов: Нет, не так.

Зритель: То есть налог со всех.

Алексей Зубец: Там не только наводнения, там взрывы газа, там все что хотите помимо наводнений.

Зритель: Вот смотрим. Есть у меня знакомые из Краснодарского края, их 5 раз затапливало, 5 раз они получали деньги, 5 раз восстанавливались, никуда они переезжать не собираются. Почему бы им не переехать?

Артем Кирьянов: Хороший вопрос, кстати.

Константин Чуриков: Да, хороший вопрос. Пусть люди нам позвонят оттуда и ответят на этот вопрос.

Артем Кирьянов: Я отвечу на этот вопрос только одним. Вот сегодня мы в некоем порочном круге. Вот 300 тысяч рублей, вы понимаете, что это не цена дома или даже не начальная цена маленькой однокомнатной квартиры, которая вот еще, так сказать, на фундаменте, ну нет таких цен сегодня в стройке. И получается, что по метражу, например, надо человеку дать примерно то же самое. Государство тратит на эти цели, например, еще 90%, 300 тысяч страховая минимальная, государство ищет еще 2 миллиона 700 тысяч и отдает в собственность. Вот это уже сразу неправильный посыл. Если вы не заботитесь о своем жилище, которое в собственности, если вы его не страхуете на адекватную сумму, например, сравнимую с кадастровой стоимостью, я уж не говорю про рыночную, если вам неинтересна ваша дальнейшая судьба, то все, на что вы на самом деле должны рассчитывать от государства, – это жилье в социальный найм после того, как все случилось, после того, как выдали денег, вот эту первую помощь на то, чтобы у вас были какие-то, я не знаю, теплые вещи, чтобы какие-то элементарные предмет утвари появились, потому что у всех разная ситуация, вот после этого никакого разговора о собственности, если вы, извините, профукали свое собственное жилье, не может быть, это первое.

Алексей Зубец: Ну это как раз один из принципов того закона, о котором говорили, который принят не так давно Думой, подписан президентом. Со следующего года, с осени следующего года, если я не ошибаюсь, вступит в силу, вот именно такой порядок…

Артем Кирьянов: По-моему, с 1 января 2019-го уже.

Алексей Зубец: В общем, в следующем году вступит в силу. Те люди, которые не застраховали свой дом, не имеют права на получение жилья, как это было в 2010 году. Если помните, там были массовые пожары, там десятки погибших и так далее.

Артем Кирьянов: Да, абсолютно.

Алексей Зубец: После этого премьер-министр ездил по вот этим местам, где были массовые пожары, и раздавал деньги, а потом там под контролем президента строились новые дома. И получилась смешная ситуация, я бы сказал, даже трагическая ситуация…

Константин Чуриков: Горькая.

Алексей Зубец: Горькая, при которой те люди, которые застраховали свои дома и которые получала свое возмещение за погибшую недвижимость, бежали назад страховой компании отдавать деньги возмещения…

Артем Кирьянов: Давайте сделаем вид, что ничего не было.

Алексей Зубец: …потому что было положение, что тем, кто получил от страховых компаний выплату, государство домов не строит. И получилось так, что те люди, которые позаботились о своей недвижимости, оказались в менее выгодном положении, чем те, которые свои дома не страховали. И чтобы такого не было, вводится этот порядок, при котором действительно государство будет помогать погорельцам, но в нашем климате, у нас тут не Калифорния, выбросить людей на улицу мы не можем и смотреть, как они там на улице живут в коробках. Поэтому так или иначе государство будет предоставлять жилье тем людям, которые его потеряли в результате ЧС. Но при этом оно не перейдет в собственность, как это было в 2010 году.

Артем Кирьянов: И еще один момент, который затронул предыдущий телезритель, на тему того, что они в Калуге будут платить за Краснодар.

Оксана Галькевич: За Краснодар и прочие регионы.

Артем Кирьянов: Да. Во-первых, не так это все надо понимать. Все-таки у нас есть МЧС, в МЧС есть мониторинговый центр, все зоны, которые подвержены каким-либо ЧС, совершенно понятны, они нанесены на карте красным фломастером. Те, кто живет в этих зонах, они, конечно, по идее, с моей точки зрения, должны вообще в обязательном порядке страховаться, а те, кто живет, я не знаю, в сейсмоустойчивых зонах, в той же Калужской области, у них должно быть, может быть, добровольное страхование и совершенно другой тариф, по крайней мере внутренний между государством и страховщиком.

Константин Чуриков: Чтобы как раз Калуга не платила за Краснодарский край.

Оксана Галькевич: Вы предлагаете некие гибкие условия.

Артем Кирьянов: Здесь будет именно ранжирование, здесь будет и должна быть именно привязка к конкретным территориям, конкретным опасностям, которые есть на территории, иначе это все действительно профанация и не имеет смысла.

Оксана Галькевич: Артем Юрьевич, Алексей Николаевич, давайте посмотрим сейчас сюжет из нескольких регионов, у нас Забайкалье, Северная Осетия, Приморский край, в частности, самые разные истории. Где-то люди были научены горьким опытом и застраховали свое жилье, где-то, собственно говоря, они этого не сделали. И вот, собственно, жизненные вот эти истории давайте посмотрим и вернемся к обсуждению в студии.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот мы посмотрели эти сюжеты…

Оксана Галькевич: А я хочу сразу спросить, Костя.

Константин Чуриков: Давай.

Оксана Галькевич: Вот скажите, вы говорили о том, что те, кто находятся в зоне риска, обязательно должны страховаться.

Артем Кирьянов: Да.

Оксана Галькевич: А нам в сюжете вроде рассказывают, что в черный список их заносят страховые компании, никто с ними связываться просто не хочет.

Артем Кирьянов: Именно об этом и речь, что обязательное страхование покрывает 100% территории с повышенным риском, и тогда страховой компании как коммерческой структуре это хоть как-то выгодно. А если к тебе приходит один человек, которого не первый раз заливает, и говорят, что вот тебе 20 рублей, в конце года выдашь 2 миллиона, кто с ним будет работать? То есть получается, что опять мы все риски отправляем государству, у которого, в общем, бюджет не резиновый…

Оксана Галькевич: Подождите, бюджет – это наши налоги.

Артем Кирьянов: Нет, подождите секундочку, наши налоги есть куда потратить, а не на то, чтобы раз за разом наступать на одни и те же грабли и отвечать за на самом деле отношения хозяйствующего субъекта со страховой компанией.

Алексей Зубец: Нет, но надо понимать, что есть многие люди, которые просто не имеют ресурсов, для того чтобы выбраться из этой зоны подтопления. Есть люди, которым надо помочь, сами они просто не способны, таких мы видели.

Артем Кирьянов: Помочь выбраться – это одна история.

Алексей Зубец: Без этого тоже…

Артем Кирьянов: Это тоже программа, пусть она будет региональной.

Алексей Зубец: Что касается обязательного страхования, то в нашей стране обязательное страхование существовало с 60-х гг. XIX века, когда в рамках Земства было введено обязательное страхование недвижимости в деревнях. И потом при советской власти декретом Ленина это страхование было восстановлено и успешно просуществовало до 1998 года, аккурат под самый кризис Кириенко, по-моему, своим указом его отменил. То есть история российского обязательного страхования насчитывает больше 150 лет, то есть в принципе его возобновить можно.

Другое дело, что если бы оно действовало как бы неразрывно, наверное, оно бы не встречало общественного сопротивления. Сейчас восстановить обязательное страхование с учетом того, что это будет воспринято как негатив, скорее всего, невозможно, и об этом говорит судьба вот этого закона о страховании от чрезвычайных ситуаций, который должен был быть обязательным, но стал добровольным.

Артем Кирьянов: Но не получилось.

Оксана Галькевич: Об этом говорит еще то, что о чем сказал Артем Юрьевич: когда вы приводили пример Москвы, вы сказали, что люди там платят, ставят галочку и платят за сход селей, снежных лавин…

Константин Чуриков: …нашествие инопланетян…

Оксана Галькевич: Это о чем говорит? Это говорит о том, что вот в рамках большого города серьезные суммы с людей собираются, но условия-то прописаны, простите, не совсем порядочно? Как это сказать, придумывайте сами.

Алексей Зубец: Нет, все там нормально, не надо преувеличивать, все более-менее нормально.

Артем Кирьянов: Да вы знаете, условия-то прописаны, еще бы кто их читал.

Оксана Галькевич: Вы прочитали, вы нам рассказываете.

Алексей Зубец: То есть там чрезвычайные ситуации – это взрывы газа, это заливы. И собственно, главная чрезвычайная ситуация в нашей стране – это вовсе не наводнение, в нашей стране главный причинитель ущерба – это прорыв либо отопления, либо водопровода.

Константин Чуриков: Либо крыша течет.

Артем Кирьянов: Магистральные трубы.

Алексей Зубец: Ну да. Вот водопровод и отопление, канализация – это главные причинители ущерба в нашей стране, потому что из тех 16% недвижимости, которая застрахована, большая часть приходится на страхование квартир, а не частных домов. И собственно, на покрытие этих рисков рассчитано муниципальное страхование. В Москве покрыто порядка 50% квартир, там приличные выплаты, и это страхование осуществляется с поддержкой московского бюджета. Насколько я помню, Москва доплачивает 15% к сумме возмещения, которую оплачивают страховые компании.

Константин Чуриков: Ну Москва – это вообще особая история. Давайте сейчас регионы послушаем. Сергей из Саратова у нас в эфире. Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Слушаем вас.

Зритель: Вы меня слышите?

Оксана Галькевич: Слышим, говорите, пожалуйста.

Зритель: Да я хочу сказать за это страхование. Я понимаю, конечно, нужно страховать жилье в любом регионе, где, конечно, регионы касаются оползней, всего прочего, там страховка, наверное, должна быть подороже немножко. А что касается других регионов, допустим, я в Саратове живу, у нас практически ничего не происходит, но тем не менее страховать нужно жилье, допустим, квартиру.

Константин Чуриков: Да, понятна ваша позиция.

Давайте еще Александра из Нижегородской области послушаем. Вам слово, Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я, конечно, за то, чтобы все было застраховано, только почему-то про Россию ходит такая поговорка: «Суровость законов компенсируется необязательностью исполнения». Очень интересно, как все это будет контролироваться, кем исполняться. Я по своему роду деятельности работал руководителем и сталкивался с промышленной безопасностью. И вот, к сожалению, третий год существует 170-й федеральный закон, который приравнял все газопотребляющие приборы, которые записаны с давлением более чем 500 миллиметров ртутного столба (это то, что у нас в домах), являются опасным производственным объектом 3-го класса опасности, они подлежат обязательному страхованию, но это никто не делает, Ростехнадзор на это глубоко наплевал.

Константин Чуриков: Вы сами застраховали свое жилье, Александр?

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Расскажите, сколько это денег у вас отняло.

Зритель: Ну это отняло порядка 6 с чем-то тысяч в год.

Константин Чуриков: Нам тут эксперты говорили о 300 рублей.

Артем Кирьянов: Нет, 300 рублей – это очень ограниченная сумма…

Алексей Зубец: Нет, по тому закону, который принят…

Артем Кирьянов: По специальному договору…

Алексей Зубец: По муниципальному государственному страхованию будет 300 рублей, но это минимум, который покрывает возмещение в 300 тысяч и который будет действовать с учетом государственных субсидий. То есть реально страхование стоит, может стоить 1-3% в год в зависимости от риска, соответственно, совершенно другие стоимости полиса, как раз те, которые назвал наш слушатель, зритель, это 5-6 тысяч рублей стоимость полиса на дом, а может быть, сильно дороже.

Артем Кирьянов: Да. Вот смотрите, когда человек приходит за ипотекой, он, в общем-то, страхует свою недвижимость, и банки очень давят, раньше вообще было совершенно невозможно, сейчас я слышал, что можно теоретически без страховки, но тогда у тебя выше сумма по ипотеке, по ипотечному кредитованию процент. Вот новые собственники к этому относятся нормально, и многие, кстати, что называется, закончив эту ипотечную историю, продолжают страховать свое имущество.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, стонать и платить не значит относиться нормально.

Артем Кирьянов: В смысле «стонать»?

Оксана Галькевич: Вы говорите, что многие ипотечники относятся к этому нормально. Ненормально, конечно, тяжело еще плюс к этому, вынуждены.

Артем Кирьянов: Ну подождите, ну как тяжело, если ты покупаешь и должен хотя бы себя обезопасить…

Оксана Галькевич: Ну ты же должен, ты же не сам пришел.

Артем Кирьянов: …от того, чтобы не остаться на пустом месте и еще с долгом за квартиру, на которую ты должен заработать. Вот здесь логика работает очень четко, что надо страховать. Но вот когда у людей оказывается в собственности что-то такое, либо им осталось в наследство, либо приватизировали, либо что-то еще, либо построили своими руками потихоньку, нет мысли о том, что это твой главный объект, твое главное достояние, что оно стоит несколько миллионов, а то и десятков миллионов, если мы берем квартиры в больших городах.

Оксана Галькевич: Зато у нас…

Артем Кирьянов: И все. И потом случается что-то, даже тот же взрыв газа, действительно коллега прав, это большая проблема, внутридомовое газовое оборудование никто не обслуживает нормально, люди не пускают к себе в квартиру никого посмотреть, и выясняется, что государство должно построить новый дом. А почему?

Константин Чуриков: Мы еще с вами сегодня почему-то мало говорим о доверии, то есть о недоверии к страховым компаниям.

Артем Кирьянов: Оно есть, да.

Константин Чуриков: Не у всех застраховано жилье, но, как говорится, ОСАГО пользуются многие, и здесь мы знаем, что такое страховые компании.

Артем Кирьянов: Обманывают, бывает, а бывает, банкротятся и так далее.

Оксана Галькевич: Да вот нам люди пишут, что с населения собирать предлагают в обязательном порядке, а со страховых компаний чтобы что-то получить, через суд.

Алексей Зубец: Нет, ничего подобного. На самом деле если брать репутацию страховых компаний применительно к страхованию недвижимости, как я уже сказал, этот вид уже существует много десятилетий в нашей стране, там с выплатами все нормально, то есть это… Ну то есть смотрите, история, скажем так, тяжелых отношений со страховыми компаниями объясняется мошенничеством, и там, где этого мошенничества много, соответственно, страховые компании гораздо более настороженны к выплатам.

В части страхования недвижимости мошенничество существует, существует такая история, как продать дом страховой компании, когда его просто страхуют, потом поджигают и получают страховку, и там бывают любопытные случаи, когда покупается справка о причине возгорания, в справке написано, что это короткое замыкание, а потом выясняется, что ближайший столб с электричеством от сгоревшего дома находится на расстоянии 200 метров. Но при этом надо понимать, что количество мошенничеств в области страхования недвижимости не слишком велико, поэтому страховые компании гораздо более охотно идут на выплаты возмещений в связи с гибелью недвижимости, чем по автомобилям, и убыточность по страхованию домов не слишком велика при добровольном страховании 40-50%…

Константин Чуриков: Это пока массово, извините, что вас перебиваю, люди не пошли страховаться. Когда пойдут, когда этот рынок нагреется, там все и начнется.

Алексей Зубец: Совершенно верно. Смотрите, эта история, когда у нас будет введено обязательно страхование за 300 рублей, вот это будет чисто убыточная история, это будет чистый вынос денег у страховых компаний, потому что понятно, что по этому полису будут страховаться те, кто находятся в зоне рисков затопления. И эти риски будут потом перестраховываться в государственной перестраховочной компании, Российская национальная перестраховочная компания, которая за все за это заплатил. И руководство этой компании совершенно не в восторге от тех перспектив, которые перед ними открываются в связи с введением этого вида страхования, убыточность там будет очень высокая.

Артем Кирьянов: Да.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем звонок еще один, у нас на связи какой регион?

Константин Чуриков: У нас Краснодарский край.

Оксана Галькевич: Краснодарский край опять, очень активен сегодня. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я вот сижу, слушаю вас, и меня удивляет. Вы говорите о каких-то страховках, о каких-то выплатах. Мне 50 лет, я помню времена, когда еще был пацаном, жил в Краснодарском крае, ездил по Кубани, по нашим горным рекам. Нас никогда не топило. У нас был один потоп, но это был смерч виноват. Знаете, почему я так думаю? Потому что работали бригады государственные, которые чистили русла, разбирали завалы, работали по реке Кубань драги, до самого Лабинска Кубань была судоходной, сейчас там одни острова, воде не по чему идти, реки не чистятся, русла не чистятся, завалы. Естественно, все будет топить.

Если государство вместо того чтобы думать, как людям выдавать страховку, подумало о том, чтобы заплатить людям, создать бригады, которые чистят русло, разбирают, это выйдет намного дешевле, чем восстанавливать, перебирать, перебивать, страховки платить. Вы понимаете, вот у меня жена была вчера в зоне подтопления, станица Кабардинская Апшеронского района, там уже предупредили, что людям не будут давать, не будут оплачивать ни за бытовую технику, ничего. А не проще действительно организовать чистки рек, чтобы сход воды был везде, ливневые канализации прочищать, потому что они не топят, все идет по улицам? Это же дешевле, это намного дешевле, чем все остальные затраты.

Константин Чуриков: Ка прокомментируете звонок нашего зрителя?

Артем Кирьянов: Ну а нельзя не согласиться. Конечно, функции местного самоуправления и функции субъекта Российской Федерации очень много где не выполняются, и какие бы предписания ни давал Росприроднадзор, какие бы наши контрольно-надзорные службы ни говорили о том, что так нельзя делать, что у вас тут вот беда скоро будет, это все никого не интересно. Всегда есть такое странное объяснение: «А у нас в бюджете нет денег».

Константин Чуриков: Вот, вы сказали про самоуправление, это первое, что просится здесь.

Артем Кирьянов: Так а вы сформулируйте приоритеты вашего бюджета. Бюджет у нас как-то принимается избранными депутатами того или иного органа власти. В любом случае это публичное обсуждение, в любом случае это голосование либо местного самоуправления, депутатов его, либо Заксобрания. И что происходит? Почему нет приоритетов в бюджетах регионов?

Константин Чуриков: Артем Юрьевич, если мы говорим о муниципальном уровне, то эти люди бедны как церковные мыши, там есть, наверное, выбор…

Артем Кирьянов: Нет-нет, там надо смотреть зоны ответственности.

Константин Чуриков: Есть выбор, копить деньги на случай ЧС или, не знаю, грунтовую дорогу проложить.

Артем Кирьянов: Нет, не надо ничего копить, надо просто нормально работать. То есть глава местного самоуправления должен четко знать, как зайти и доложить о том, что у них риск чрезвычайной ситуации, в региональное Законодательное собрание, как убедить депутатов, как убедить губернатора подключить федеральный центр. Это просто такой технический профессионализм, и если люди на своем месте, то они это делают, если не на своем месте, если они пришли распределить участки, которые обязательно смоет потом, и продать их, это уже вопрос их совести и прокуратуры.

Константин Чуриков: Я просто хочу напомнить, что вот на Кубани топит, затапливает более-менее регулярно, практически каждый год, вспомним даже чудовищную трагедию в Крымске…

Артем Кирьянов: Ну а кто говорил, что на Кубани профессиональные руководители вообще?

Алексей Зубец: Вот, собственно, крымскую трагедию я хотел вспомнить, потому что она произошла ровно относительно по той же причине, о которой говорил слушатель: там было русло реки завалено деревьями, никто это русло не чистил, и когда пошел поток воды, эти деревья забили пролеты моста, образовалась плотина, потом эту плотину прорвало, и собственно, вот эта волна цунами и смыла город. И потом по итогам этой трагедии выяснилось, что в русле реки, где нельзя ничего строить, было много самостроя, ну и плюс нечищеное, заваленное мусором русло, которое привело к этой трагедии. Но это было сколько лет назад, сегодня мы видим ту же самую историю, и ничего не произошло, можно подумать, что Крымск был где-то не у нас и никаких выводов никто из этого не сделал.

Константин Чуриков: Я еще хочу напомнить, что после урагана в Москве несколько лет назад, 1.5 года назад…

Артем Кирьянов: Да-да, прекрасно помним.

Константин Чуриков: Вы помните, МЧС наладило рассылку, все москвичи по поводу и без повода сейчас получают SMS-сообщения.

Артем Кирьянов: По крайней мере мы знаем, какова скорость ветра на сегодняшний день.

Константин Чуриков: Да. Почему в Краснодарском крае этого не было, тоже большой вопрос.

Артем Кирьянов: Вы знаете, большая проблема еще с тем, что нужна пропаганда на местном уровне того, что хотя бы добровольно, но вы застрахуйтесь. Ведь этого же вообще ничего нет. И вот то, что региональная система эта будет работать по новому закону, я очень сомневаюсь. Мы опять же получим несколько регионов, где местные власти как-то заботятся о своих людях более-менее, а все остальные опять будут в провале, и вот это действительно проблема.

Алексей Зубец: Есть вероятность, что страховые компании просто не будут работать по этому закону, просто для них это невыгодно, там условия, которые предусмотрены по оплате…

Артем Кирьянов: Ну у государства есть способ принудить работать.

Алексей Зубец: Смотрите, по оплате возмещения, то есть собственных расходов страховых компаний, там из вот этих 300 рублей предусмотрена, если не ошибаюсь, безумная сумма в 50 рублей, то есть за эти 50 рублей за полис страховая компания должна наладить аквизицию…

Артем Кирьянов: Полис стоит дороже как бумага.

Алексей Зубец: …учет, содержать юристов, урегулирование страховых случаев, ходить по судам и так далее. Понятно, что расходы страховых компаний будут сильно больше, чем выделенная им сумма, и с учетом того, что как правило страховаться будут те люди, которые с гарантией пострадают, там будут гарантированные выплаты, я думаю, что не все страховые компании захотят работать по этому…

Константин Чуриков: Ну они как при ОСАГО нам предложат жизнь застраховать.

Оксана Галькевич: Вы знаете, нам сегодня наш эксперт в дневном эфире говорил о том, что вот эта вот история, когда через некие государственные механизмы, как в Москве, целенаправленно в платежках вводится некая страховая строка, это гораздо удобнее, это удешевляет страхование как инструмент…

Артем Кирьянов: Удобнее, но надо объяснять людям, что происходит.

Оксана Галькевич: Потому что иначе, вы говорите, пропаганда, а пропаганда – это значит, агент ходит ножками своими, один дом обходит, другой дом обходит…

Артем Кирьянов: Нет, государственная пропаганда – это разъяснение на государственном уровне, на муниципальном, на региональном, на региональном телевидении, по радио местному.

Оксана Галькевич: Хорошо, смотрите, о каких суммах нам сообщают телезрители, я просто даже пересчитала уже какие-то там переходя на месяц, совсем не 300 рублей получается и даже не 50. «Страхую частный деревянный дом на несколько лет, площадь 50 квадратных метров, в этом году страховой взнос 11 тысяч рублей, это около 1 тысячи рублей в месяц».

Артем Кирьянов: Это понятно, это обычная страховка.

Оксана Галькевич: «16 тысяч рублей дом, все равно ничего не получишь, ежедневно выкладываю такие огромные деньги». «Деревянные дома не страхуют от схода с фундамента», – Архангельск.

Алексей Зубец: Ну раз получат, зачем платить.

Оксана Галькевич: Видимо, от каких-то других рисков. И вот еще такая интересная история…

Артем Кирьянов: А это очень просто приподнять его и снести с фундамента, видимо, понимают, что это просто.

Оксана Галькевич: «40 лет платила страховку в одной из компаний, в этом году она почему-то испарилась. Что же теперь делать?»

Артем Кирьянов: Выбрать другую компанию, посмотреть и выбрать…

Константин Чуриков: …через сколько она испарится.

Артем Кирьянов: …из топ-10, которые не испаряются.

Алексей Зубец: Смотрите, эта компания не могла испариться, потому что 40 лет у нас работают 2 компании, это «Ингосстрах» и «Росгосстрах».

Оксана Галькевич: Может быть, меньше, преувеличил наш телезритель, допустим.

Алексей Зубец: Собственно, если они закрыли офис в регионе, где, собственно, живет человек, агент был или офис его закрыли, то надо пойти в другой регион и получить возмещение в этой же компании, только в другом месте.

Артем Кирьянов: Да нет, просто вопрос, где страховать. Ну посмотрите на самом деле, Центральный банк регулятор сегодня страхового бизнеса, есть рейтинги, надо просто осознанно сделать выбор. Если сами не очень дружите с Интернетом, есть же какие-то родственники, которые могут помочь. Сегодня страховых компаний много, вопрос в том, что люди должны понимать, что конкретно они страхуют, за какие деньги и что они в итоге получат, чтобы не было разочарования, что мы отдали целых 300 рублей, а нам не хватает даже на покупку бытовой техники.

Константин Чуриков: Вопрос в том, где обманут меньше.

Давайте сейчас все-таки обратимся к небольшому опросу, который устроили наши корреспонденты. Людей в разных городах спрашивали, нужно ли все-таки страховать свое жилье.

Оксана Галькевич: Там у нас Армавир, Омская область и Биробиджан.

ОПРОС

Оксана Галькевич: Вот такой вот выбор.

Константин Чуриков: Вот такие мнения.

Артем Кирьянов: Главным моментом, главным аргументом со стороны государства, если мы говорим об обязательном страховании в местах, подверженных чрезвычайным ситуациям, могла бы быть вот такая социальная градация. Вот у тех, у кого зарплата низкая, доплатить, безработным застраховать за счет государства, это все равно будет дешевле, чем строить дома даже для социального найма.

Константин Чуриков: Ну а сейчас итоги SMS-голосования. Большинство нашей аудитории сказали, что они не хотят, чтобы россиян обязали страховать свое жилье, это не надо по мнению 89% наших зрителей; считают, что да, надо, только 11% проголосовавших.

Оксана Галькевич: Интересно, что утром мы спрашивали, готовы ли люди оплачивать страховку, 12% высказались «за»…

Константин Чуриков: Народ непреклонен.

Артем Кирьянов: Сознательных людей в стране от 11 до 12%, остальные беспечно возлагают свои проблемы на государство.

Оксана Галькевич: Спасибо. Артем Юрьевич Кирьянов был сегодня в студии программы «Отражение», первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты, и Алексей Николаевич Зубец, проректор Финансового университета при Правительстве России. Спасибо.

Артем Кирьянов: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Спасибо гостям и зрителям, но у нас еще пока не все.

в районах с высоким риском возникновения чрезвычайных ситуаций
Список серий