Амет Володарский: Как только мы поймем, зачем нам нужны студенты, деньги найдутся

Студенты за чертой бедности Студенты МГУ им. М. В. Ломоносова, МФТИ, РГГУ, НИИ «Высшая школа экономики» и РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева запустили петицию с требованием повысить стипендии до уровня минимального размера оплаты труда. Студенты отмечают, что размер стипендий не покрывает даже расходы на еду. Чрезвычайно низкие стипендии создают ситуацию, при которой высшее образование доступно далеко не всем. Многие вынуждены подрабатывать и, в результате, не могут сосредоточиться на учебе. Ситуацию комментирует руководитель проекта Росвуз.РФ, вице-президент Ассоциации некоммерческих образовательных организаций РФ Амет Володарский.

Константин Чуриков: Ну, а ближайшие полчаса поговорим о бедных студентах. Конечно, студент в нашей стране всегда был бедным. Но чтобы настолько! Вот на прошлой неделе петицию за повышение стипендий подписали уже на данный момент больше 5 000 человек. Просто пришла новость на той неделе, что такая петиция есть. По мнению ее авторов, студентов МГУ, Высшей школы экономики МФТИ нынешние выплаты настолько низкие, что многим приходится подрабатывать, чаще всего конечно не по специальности.

Оксана Галькевич: Не по специальности и в ущерб учебе, на самом деле. Так, студенты не могут даже сосредоточиться, сосредоточиться, простите, на процессе обучения. Ухудшаются оценки, качество образования. Государственную стипендию получают те студенты, которые закрывают сессии на «хорошо» и «отлично». В Физтехе, например, выплаты чуть выше, надо сказать, чем в остальных вузах, 4400, но и этого жизнь, естественно, не хватает.

«СЮЖЕТ»

Константин Чуриков: Давайте сейчас посмотрим, сколько, собственно, студентам нашим, какую стипендию платят. Вот в техникумах и колледжах выплаты составляют 809 рублей в месяц.

Оксана Галькевич: Вообще ни о чем.

Константин Чуриков: В ВУЗах чуть больше 1500, ну, в Московском государственном университете, видимо, как локомотивном, денег там побольше для студентов, 2400 в месяц.

Оксана Галькевич: А теперь давай просто напомним, какой у нас сейчас минимальный размер оплаты труда в Российской федерации. В этом году он еще 11 163, в следующем году, на 100 с небольшим он будет побольше, 11 280. Но, это, в общем, тоже, на самом деле, очень далеко от тех сумм, которые на руки получают студенты. В общем, о бедном студенте замолвите слово.

Константин Чуриков: За бедного студента, да. Уважаемые учащиеся ВУЗов, если вы сейчас нас смотрите, позвоните, расскажите, как вы живете, выживаете. 8-800-222-00-14. Ну а в студии у нас Амет Володарский, руководитель проекта «Росвуз.рф», вице-президент ассоциации некоммерческих образовательных организаций России, и омбудсмен в области образования, Амет, здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Амет Володарский: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Как так получилось, что за этими разговорами о борьбе с бедностью забыли про бедного студента?

Амет Володарский: Да, это, в общем-то, такой правильный вопрос. Мне кажется, что изначально надо было бы нам выбрать правильную политику. Зачем нужно нам образование? Мы всегда об этом говорим, да? Я имею в виду, в государственных масштабах. Вот когда мы перед собой поставим этот вопрос и получим на него ответ, тогда мы четко поймем, что понятие студент и черта бедности это должны быть 2 совершенно разных понятия. Потому, что студент не должен заниматься подработкой. Студент не должен искать себе, не должен себе искать возможность и где-то подрабатывать, потому, что его основная задача, это получение знания и концентрация своего внимания на будущем своем развитии.

Оксана Галькевич: Здесь же вот, Кость прости, очень важный момент, что бедные студенты, это, соответственно, нагрузка на родительский бюджет очень часто. Он не только идет работать. Там еще родители вкладываются.

Амет Володарский: Это и нагрузка на родительский бюджет. Здесь.

Оксана Галькевич: И беднеют.

Амет Володарский: Да, здесь целый спектр проблем. Это фактически все те же самые проблемы, которые есть в обществе. Но у студентов они имеют еще и повышенную степень, потому, что эти ребята они еще и должны учиться, и получать знания, о чем, мы говорили. Проблема заключается в том, что это – замкнутый круг. Смотрите, у студентов нет сегодня гарантированной стипендии основной. То есть, ребенок получает гарантированные, так называемые, 1633 рубля, только первый семестр, когда поступает на очное отделение, бюджетное. По бюджетному направлению, бюджетный ВУЗ.

Константин Чуриков: То есть, за счет государства.

Амет Володарский: За счет государства. И не дай бог ему, после первой же сессии получить тройку и вот эта стипендия у него забирается. Таким образом, мы подталкиваем студента выходить работать. И получается замкнутый круг.

Константин Чуриков: Значит, еще хуже успевать.

Амет Володарский: Значит, еще хуже успевать, значит, у него уже будет не одна тройка, а там их 5, 10,15 и так далее. И, в конце концов, мы получаем следующее, что, возможно талантливый человек, а ведь он поступил в ВУЗ, остается за пределами знаний. Потому, что он вынужден зарабатывать себе на жизнь. То есть, мы отталкиваем сегодня студентов от учебы. В то время, когда нам бы наоборот сейчас, концентрировать внимание на том, чтобы привлечь студента в аудитории. Почему я это говорю? Потому, что мы, наконец, сейчас, вот последние полгода, говорим о понятиях таких, как цифровая экономика, и экономика образования. Так вот, господа, если мы говорим об экономике образования, так вот студент – это непосредственная, непосредственная часть того двигателя, который называется цифровая экономика.

Константин Чуриков: Амет, вы начали свою речь с того, что власти нужно разобраться, для чего нужно высшее образование. Но, кажется, мы с вами знаем ответ, для чего в среднем, сегодня оно нужно. Для того, чтобы его получив, получать очень невысокую зарплату, работать непонятно где. Вот если мы ответим правильно на этот вопрос, что изменится?

Амет Володарский: Если мы на это ответим правильно, то изменится следующее. Смотрите, у нас нет все-таки четкого понимания, какое общество мы строим, и в какой экономике, и к какой экономике мы идем. Если мы говорим о том, что да, действительно, все, назад пути нет, мы все-таки строим цифровую экономику, весь мир строит цифровую экономику, то понятно, что эта экономика напрямую связана с экономикой знаний. Сегодня мы знаем, что это уже подтвержденные результаты, были такие исследования, что 1 цент, 1 рубль, вложенный в дошкольное образование, дает нам, обществу, 40 рублей уже в будущем, через 15-20 лет. Это неплохой, очень даже неплохой результат. Смотрите какая, смотрите какая у нас ситуация. На частном уровне каждый из нас, в семье, знает, что чем больше я дам образования своему ребенку, чем оно будет эффективнее, тем успешнее будет мой ребенок, а значит, семья, род, этнос, нация, государство. Но как только эти разговоры переходят на уровень государственного регулирования, почему-то мы про это забываем. Мы забываем про образование и экономику. Я бы сказал почему-то, но я имею в виду, понятно, почему. У нас не так много средств. Я считаю, что просто нужно поставить приоритеты. Вот как только мы выставим, мы скажем, что у нас экономика образования, поверьте, мы сразу поймем, как вернуть студента в аудиторию.

Оксана Галькевич: Нам пишет Иркутская область, – «Какие 4400? У нас и в помине таких нет. В Иркутске стипендия 1600, в железнодорожном институте учится внучка». Очень много сообщений. Давайте выслушаем нашу телезрительницу из Хабаровского края. Татьяна на связи с нами, Татьяна, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зрительница: Вот у меня сын как раз в этом году закончил 9 классов и ему 16 лет. И он, поначалу нас взяли в Хабаровск, да. В техникум мы поступили. Но стипендия 800 рублей, а оплата в общежитии, допустим, больше 1000 стоит в месяц. То есть, без нашей, и он несовершеннолетний, то есть однозначно подрабатывать он не может. И мы посчитали, что если вдруг мы останемся без работы и не сможем выслать деньги, ну, помочь ребенку, просто напросто в другом городе умрет голодной смертью. Потому, что на 3 то тысячи не проживешь, вот у нас депутат пытался из Самарской области жить, а на 700 рублей, растущий организм и подавно. И у нас сын остался в нашем городе, это хорошо, у нас есть выбор учебных заведений в городе. А в тех отдаленных поселках, где нет учебных заведений, как должны получать дальнейшее образование дети?

Константин Чуриков: Татьяна, вы только что сказали, что стипендия составляет 800 рублей, за общежитие он платит 1000. Я совершенно не понимаю вообще такого подхода.

Зрительница: Должен заплатить был тысячу. Он остался с нами в городе, с нами в квартире живет, да. Мы просто его не отпустили в другой город.

Оксана Галькевич: Мы поняли.

Константин Чуриков: Правильно сделали, да, спасибо, Татьяна.

Оксана Галькевич: Челябинская область, нам действительно пишут – «Колледж. Стипендия 809, общежитие 1300. Где логика?». То есть, получается, даже для тех, кто поступил на бюджетные места, бесплатно, родители выдохнули, молодец, ребенок! Да? Для них все равно образование платное.

Амет Володарский: Для них все равно образование платное, в части, в части вот общежития. В части покупки учебных материалов, да, это, это сегодня очень дорого.

Константин Чуриков: Вы знаете, зрители вспоминают советское время. Я вот ждал этого сообщения, вот Рязанская область вспомнила о том, что на самом, деле, студенты традиционно подрабатывали, да? Почему в то время это не было такой вот, наверное, большой, массовой проблемой, а сегодня таковой является?

Амет Володарский: Послушайте, когда вспоминают советское время и говорят про то, что студенты подрабатывали, там вот, ребята с Политеха, с МАИ, значит еще, для них это было больше, знаете, да, пускай они расскажут, как они потом их тратили. Просто они их тратили не на повседневную жизнь, а они их просто, они просто кутили. Большинство, ну там, в 9 случаях из 10 они заработают, и вот Бауманцы. Я хочу, чтобы кто-нибудь из Бауманцев подтвердил, позвонил.

Оксана Галькевич: Что-то папа у меня такого не рассказывал.

Амет Володарский: Они кутили, ну, может быть, во всяком случае, вот те истории, про которые я знаю. Смотрите, в студенческие годы, в советские годы студент мог прожить на стипендию. И в большинстве случаев общежитие было бесплатным. То есть, оно предоставлялось и финансировалось государством. То есть, сегодня студент, опять-таки идет не потому, что ему нужны дополнительные деньги. А ему нужны просто деньги для существования. Для жизни. А вы меня извините, это не только образование, но это и вопрос здоровья нации.

Оксана Галькевич: Нашлись просто люди с хорошей памятью, Костя. Они помнят, что учились в 80-е, стипендия тогда была 46 рублей при средней зарплате в 100 рублей. Ну, честно говоря, мне кажется, кутить все равно на это не получится, но, по крайней мере, бесплатное было общежитие.

Константин Чуриков: Оксана, при желании можно и на 46 и на 100 покутить.

Амет Володарский: Нет, кутить, кутить я имею в виду, что они скидывались целой группой и шли в ресторан.

Оксана Галькевич: А!

Амет Володарский: Ну, слушайте, или уезжали куда-нибудь в другую республику, на, такой туризм был студенческий. После сессии.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем Сергея из Краснодара. Какие у него воспоминания или отзывы о сегодняшней жизни. Сергей, здравствуйте!

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие, уважаемые гость и Оксаночка,

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Зритель: С прошедшим вас днем рождения! Добрый вечер, Костя!

Константин Чуриков: Спасибо!

Оксана Галькевич: Ой, спасибо!

Зритель: Мне что хотелось бы сказать. Мой сын в 2000-м году поступал в МГУ, на химический факультет. Закончил его с отличием, с золотой медалью. Все вот эти 5 лет учебы, потом да, он защитил там же диссертацию, все годы этой учебы он подрабатывал. Но где подрабатывал, на кафедре у себя на химии. Стипендия у него было 450 рублей. У всех было 400, он учился отлично, 50 рублей было тогда вознаграждение. В 2000 по 2005 год. Вот он учился…

Константин Чуриков: Ну, подрабатывал без отрыва от учебы, получается. Там же, в институте.

Зритель: В период учебы, у себя на кафедре подрабатывал.

Константин Чуриков: Идеальный вариант.

Зритель: Общежитие стоило 90 рублей. А стипендия повышенная – 450. Плюс он зарабатывал где-то, какие-то деньги, там тысячу, две на кафедре.

Константин Чуриков: Ну, то есть хватало, вы хотите сказать?

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Ну да. Он учился отлично, он был стипендиатом Лужкова.

Оксана Галькевич: А, ну понятно, это у вас одаренный ребенок.

Константин Чуриков: Спасибо! Спасибо Сергей.

Оксана Галькевич: Кстати, ч просто, прошу прощения, «Живем в деревне, сын окончил МГУ. Получал стипендию 2400», все честно, как мы рассказали, «Конечно, помогали, в среднем, по 15-20 тысяч в месяц, чтобы он мог спокойно учиться». Я просто подумала, люди в деревне живут, они сами там с хлеба на воду перебиваются.

Константин Чуриков: Мне стало интересно, а с какого такого момента, у нас общежитие стало платным? Это когда случилось?

Амет Володарский: Я не могу точно сказать, с какого момента, общежитие стало платным, но я хочу сказать, что все эти годы с того момента, как оно стало платным, ну во всяком случае, это уже лет десять точно обсуждается, что нужно отменить плату за общежитие. Потому, что мы же говорим о том, что человек поступил на бюджетный. На бюджетную форму обучения, соответственно, должен учиться бесплатно.

Константин Чуриков: Мы же говорим о разных, о равных возможностях для детей. Мы говорим, что специально для этого ЕГЭ устроили.

Амет Володарский: Да. Но хочу сказать в защиту того, что все-таки конечно есть индексация, значит. Понятно, что это такие копейки, 63 рубля в год для ВУЗов.

Константин Чуриков: Вот это уже дело!

Амет Володарский: Да. И 34 рубля для колледжей. Это, конечно, копейки, но хочу сказать, что тренд, в общем-то, наметился, но он очень такой знаете, поступательный, как говорят экономисты. И все-таки нужно обращать внимание на преамбулу, то есть, как только мы поймем, для чего нам нужны студенты, я думаю, найдутся деньги.

Оксана Галькевич: Ну, 36 рублей, ну какой это тренд?! Ну, это ж просто издевательство! Понимаете?

Амет Володарский: Я понимаю.

Константин Чуриков: Но, он наметился, Оксана!

Оксана Галькевич: Ну, подождите, ну давайте просто не будем сами перед собой вот лукавить. Или перед большой аудиторией.

Амет Володарский: Я думаю, что первый шаг, который нужно сделать, первый шаг, который нужно сделать, нужно отменить так называемую, нужно отменить эту часть, которая лишает права на стипендию ребят, которые получили после первой сессии одну тройку. Надо все-таки оставить гарантированную часть стипендии. И дальше уже развивать и президентскую стипендию, которая, кстати, доходит до 10 000 рублей. И есть правительственные стипендии, плюс есть академическая стипендия, которая, кстати, плюсуется к основной стипендии. Ну, понятно, все равно это не выход из положения.

Константин Чуриков: Амет, скажите нам, как омбудсмен в области образования, какая вот на эту петицию реакция, там, наверху?

Амет Володарский: Знаете, я хочу сказать, что вообще этот институт омбудсмена в области образования, он существует не больше 1 месяца, и пока мы еще не пустили свои щупальца во все те…

Константин Чуриков: Органы государственной власти.

Амет Володарский: Органы государственной власти, которые могли бы нам ответить на этот вопрос.

Константин Чуриков: Нет, просто новость действительно была на той неделе довольно громкая. Вот многие СМИ об этом рассказывали, наверняка уже в Кремле в курсе.

Амет Володарский: К сожалению, я думаю 5000 голосов это пока…

Константин Чуриков: Мало.

Амет Володарский: Тот случай, когда в администрации еще не увидят эту петицию.

Оксана Галькевич: Ну, тогда, значит друзья, вот вы теперь узнали об этой петиции. Можете присоединиться, если вы согласны, если вы действительно считаете, что нужно повысить стипендию российским студентам, подписывайте. Не считаете, не подписывайте. Вы знаете, очень много сообщений, надо, наверное, зачитывать. Ну, вот смотрите, кстати, очень много в таком духе – «Студенты и так слишком многого хотят. Я пенсионер, живу на 7500, квартира, еда, телефон, одежда. Почему студентам надо платить?». «А причем здесь МРОТ и стипендия? Зачем вы сравниваете, учеба в трудовой стаж не входит». Значит, Саратовская область пишет, что «Кто беден, тот учится на заочном и платно, так как работает. На дневном учатся теперь только богачи». То есть тот, кто может себе позволить. Вот, дожили. Зинаида из Москвы и Московской области считает, что «Стипендия должна быть не меньше 10000 рублей». А есть люди, которые считают, «Слушайте, какая стипендия? Все равно родители, так или иначе, будут крутиться и помогать. Вот пусть и платят за ребенка».

Амет Володарский: Ну, опять, если студенты, если родители, если мы все-таки говорим о том, что родители должны помогать студентам, то тогда это приведет к тому, что у нас будут только платные, платное образование. А мы говорим о том, что у нас должно быть и частное, платное образование, и государственное. Кстати, многие государственные ВУЗы на 75% платные, как вы знаете.

Константин Чуриков: То есть, они только называются государственными.

Амет Володарский: Да. И бюджетное финансирование. Еще раз, еще раз, вот все-таки, я не согласен с теми людьми, которые говорят, что только родители должны помогать. Все-таки, если мы говорим опять-таки о том, что мы социально ориентированное государство, то давайте начинать со студентов и стариков.

Константин Чуриков: Давайте еще послушаем наших зрителей. Сейчас на связь выходит Евгения из Белгородской области. Евгения, здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте! Вот у меня у сына, у студента стипендия 400 рублей. При том, что общежитие у них стоит полторы тысячи.

Оксана Галькевич: 400 рублей?

Зрительница: Да.

Константин Чуриков: А общежитие полторы тысячи.

Зрительница: Да.

Константин Чуриков: Евгения, сколько вот вам приходится сыну давать, если не секрет, чтоб как-то его поддержать материально?

Зрительница: Ну, благо того, что мы живем недалеко от техникума, поэтому мы обходимся 100 рублями в день.

Оксана Галькевич: Понятно.

Амет Володарский: То есть, экономят на транспорте, да ведь?

Оксана Галькевич: Да. Ну, рядом живет. Ребенок дома живет фактически, да? Вот смотрите, давайте еще сразу Иркутск выслушаем. Екатерина, она студентка, как нам сообщают. Екатерина, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Во-первых, где учитесь, расскажите.

Зрительница: Я проживаю в городе Иркутске, и я учусь в Институте сестринского образования, получаю средне специальное образование. И моя стипендия составляет фиксированную ставку 658 рублей. Вот. Я учусь очно, иногда приходится искать работу, так как, ну, вы понимаете, что на 658 рублей прожить просто нереально.

Константин Чуриков: Так, и как вы подрабатываете, чем занимаетесь в свободное от учебы время? Где работаете?

Зрительница: А нет, я нахожусь сейчас в поиске. То есть, на данный момент я не работаю, но нахожусь в поиске.

Оксана Галькевич: Ну, какие были варианты? Где работали, чем приходилось заниматься?

Зрительница: Да, того, что уборщицей там и раздача листовок промоутером. То есть, различное. Подработки, все, что можно для студентов, то есть, все, все.

Оксана Галькевич: Екатерина, нагрузка на родителях все равно какая-то есть? Помогают или вот сами выкручиваетесь?

Зрительница: У меня одна мама и она пенсионерка. То есть, она мне не может оказывать полноценную помощь. Мне приходится делать самой все.

Константин Чуриков: Ну да, это еще кто кому помогать должен.

Зрительница: Да.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Амет Володарский: Вот, кстати девушка очень хорошо сейчас сказала. У нее мама пенсионерка. У нас многие студенты не знают, что, какие у них есть права и какие есть дополнительные возможности. Я думаю, что девушке надо обратиться в свой деканат с заявлением. Во-первых, чтобы ее проконсультировали, какие есть еще виды стипендии, она может, кстати, получать еще и социальную стипендию, потому, как, значит, у нее мама пенсионерка. И есть еще социальные стипендии там, для малоимущих, понятно, по всем инвалидным группам. Для детей сирот это отдельно.

Оксана Галькевич: А деканат, вы знаете, у меня вопрос такой. Деканат не может спросить вообще, вот ребенок приходит учиться, ведь они же все, ну совсем цыплята еще после школы. Не может узнать, какая у ребенка семья? Да, надо вот обязательно рассчитывать на то, что вот этот ребенок, вышедший во взрослую жизнь, сам придет и попросит?

Амет Володарский: К сожалению, это так.

Константин Чуриков: Ну, извините меня, закончил школу, все, во взрослую жизнь добро пожаловать.

Амет Володарский: Единицы, единицы в хороших ВУЗах в сентябре приходят, как правило, какая-нибудь специалист из кадрового отдела или может быть из деканата, которая рассказывает о возможностях студентов. Но это единичные случаи.

Константин Чуриков: Мы говорили об общежитиях, так вот еще нам пишут из Екатеринбурга, что «Проездной для студента в этом году в городе 1700 рублей стоит». Здорово! Красноярский край пишет – «Студенты такие нищие, что все кафе, клубы, ночные бары забиты ими. Посмотрите, сколько машин возле ВУЗов, и какие это машины».

Оксана Галькевич: Ну, кстати, часть студентов может быть, как раз подрабатывают в этих барах, кафе, какими-т официантами или прочей работой какой-то занимаются. Может же быть такое.

Амет Володарский: Да конечно может быть такое. Да, но никто не отменял, вы понимаете, даже ребенок, который получает 1000 там 600 рублей в месяц, никто не отменял, вот эту студенческую жизнь. Когда хочется веселья, когда хочется студенческой жизни. Да, но опять-таки, мы не должны подменять понятия. Если вы вдруг увидели студента, не знаю, разъезжающего с кем-то с другом на каком-то стареньком «Мерседесе», совершенно не значит, что ему хватает, хватает стипендии.

Константин Чуриков: Это просто друг хороший попался.

Амет Володарский: Ну, может быть!

Константин Чуриков: С хорошей машиной.

Амет Володарский: Да из какой-то другой семьи. Но, опять-таки, ну идет некая такая подмена понятий. Нам нужно вернуть ребенка студента в аудиторию.

Константин Чуриков: В аудиторию. Будем следить за судьбой этой петиции, за судьбой стипендии.

Оксана Галькевич: Раньше было такое вот, после университета где-нибудь гуляешь, потом вечером в клуб, а потом с утра опять на пары. А сейчас уже не могу, после эфира домой, да. Спасибо! Амет Володарский, руководитель проекта «Росвуз.рф» был у нас в студии. Вице-президент ассоциации некоммерческих образовательных организаций, а также омбудсмен в области образования. Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Мы вернемся к вам через полчаса. Третий большой выпуск новостей на ОТР.

Из-за мизерных стипендий высшее образование доступно не всем
Список серий