• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Андрей Гудков: Минфин предложил снять льготы на НДС и повысить его до 20%. Вы представляете, насколько дороже тогда станут лекарства и продукты?!

Андрей Гудков: Минфин предложил снять льготы на НДС и повысить его до 20%. Вы представляете, насколько дороже тогда станут лекарства и продукты?!

Константин Чуриков: Как говорится, и снова о грустном.

Марина Калинина: Ну такая у нас сегодня тема, да, не очень приятная, но тем не менее что есть, то есть. Россияне продолжают экономить, об этом заявили 76% опрошенных, причем больше всего экономят на еде – 17% против 39% в прошлом году. Конечно, цифра сократилась, но тем не менее. Этот показатель также лидировал в 2017-м, однако за год сократился более чем вдвое. Каждый 8-й респондент заявил, что экономит на путешествиях, на других статьях расходов экономят менее чем по 10% опрошенных: на одежду и обувь 9%, на развлечения и деликатесах 6%, на алкоголе и сигаретах 5%. Вот такие вот цифры.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, все-таки еще раз посмотрим правде в глаза: главная статья, на которой экономят, – это еда, судя по этим цифрам холдинга "Ромир". На чем, на каких продуктах конкретно экономите вы? Сколько вы в себе в неделю покупаете продуктов, сколько стали покупать в последнее время?

Марина Калинина: А может быть, не экономите.

Константин Чуриков: Да, или не экономите, тоже расскажите: 8-800-222-00-14.

У нас в студии Андрей Гудков, доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике. Андрей Алексеевич, здравствуйте.

Андрей Гудков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Как вы прокомментируете вот эти результаты? Ведь вроде бы хорошо, что все меньший процент людей экономит на продуктах, но тем не менее это проблема №1. О чем эти недавние цифры говорят?

Андрей Гудков: Понимаете, экономят финансово, продуктов меньше не покупают, просто покупают продукты более дешевые, более калорийные. И это отзывается очень сильно на здоровье населения. За 2016 год у нас подскочил показатель ожирения, причем подскок очень значительный, в Ненецком автономном округе на 92%. С чем это связано? Денег не хватает, там снизили долю отчислений в региональный бюджет от добычи нефти, поэтому не хватает денег на выплату пособий, по всей видимости, произошло некоторое ужесточение, и те, кто, так сказать, находятся в социально уязвимых слоях населения, изменили свое питание.

По стране в целом что произошло? Рост потребления мучных изделий, картофеля, сахара, это все относительно дешевые продукты, но, к сожалению, за это есть цена. Это избыточные калории, которые откладываются не как социальные накопления, а жировые накопления.

Константин Чуриков: Да, потом мы эти накопления понесем в поликлинику, если она будет работать в нашем районе поблизости, и усилим нагрузку на госсистему.

Андрей Гудков: Нет, после этих накоплений начинается сладкая жизнь, причем она начинается с точки зрения анализа крови. В стране развивается эпидемия диабета, сахарного диабета II типа, который наиболее тесно связан с избыточным весом. По данным французских фирм, которые продают к нам в страну и инсулин, и глюкометры, и прочие вещи, под угрозой находится 25-28 миллионов человек.

Марина Калинина: А скажите, пожалуйста, в связи с этим диабетом и так далее. Мы сегодня в 20 часов будем говорить о детях, больше об их психологическом здоровье, но вот в плане питания детей насколько это сейчас вообще большая проблема? Или это не проблема? Давайте мы отделим взрослых людей, которые сознательно идут на это, и детей, которых взрослые кормят какими-то продуктами. Ожирение детей насколько серьезно вообще сейчас?

Андрей Гудков: Ожирение детей – это очень серьезно, потому что если ребенок имеет избыточный вес, то когда он вырастает, в редких случаях этот избыточный вес исчезает, хотя шансы такие есть, во время гормональной перестройки в пубертатный период может быть такое изменение, тогда это с точки зрения развития сахарного диабета относится как и для всех на возраст после 45. Если же этих изменений не произошло, а это приблизительно половина случаев, то тогда уже у молодого человека в относительно раннем возрасте тоже развивается сахарный диабет, и поскольку никто этого не ждет, он может быть настолько запущен, что приводит к различного рода отрицательным последствиям вплоть до того, что человека приходится переводить на инсулин. Если же он не переведен и лечение не соответствует тяжести заболевания, то средний срок его жизни около 12 лет.

Константин Чуриков: Может быть, я чего-то не понимаю, но смотрите: с одной стороны, люди действительно экономят, нам активно пишут, на чем экономят, между прочим.

Марина Калинина: На мясе, фруктах, на рыбе.

Константин Чуриков: Действительно многие признаются в том, что стали меньше есть.

Андрей Гудков: Они экономят на том, что самое дорогое, понимаете? Чем дороже продукт питания, тем больше на нем экономят.

Константин Чуриков: Хорошо, смотрите, ситуация именно такая сейчас в нашей стране. Тем не менее приходит новость, что в первом чтении Государственная Дума принимает законопроект об органическом сельском хозяйстве, о развитии органического сельского хозяйства, которое, все знающие люди понимают, дорогая продукция, она выращена другим способом, она имеет другие характеристики…

Марина Калинина: Она вроде бы здоровая, но не всем доступна.

Константин Чуриков: Она будет стоить еще дороже. Просто я чего-то не понимаю. Или давайте сейчас пообщаемся, кстати говоря, с депутатом Государственной Думы Алексеем Куринным, членом Комитета Госдумы по охране здоровья, кандидат медицинских наук. Алексей Владимирович, здравствуйте.

Алексей Куринный: Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте вы нас сориентируете. Вот экономическая ситуация в стране такова, что люди экономят на еде, нам об этом сейчас пишут в том числе наши зрители. Государственная Дума тем временем рассматривает законопроект об органической продукции. Никто не спорит, что здоровое питание вещь правильная, все хотят так питаться, но вот правильный ли момент для этого выбран, как вы считаете?

Марина Калинина: Насколько это будет доступно для людей?

Алексей Куринный: Дело в том, что этот закон такой всеобъемлющий, он не направлен исключительно на жителей Российской Федерации. Более того, я скажу, что он принят в основном с целью возможности экспорта сегодня этой органической продукции вовне, она действительно дороже, по данным экспертов, где-то на 30-40% минимум, и основным потребителем ее в соответствии с законопроектом и пояснительной запиской мы должны считать как раз наших зарубежных партнеров, которые ценят эту, скажем так, чистоту, органичность и все, что с этим связано.

Константин Чуриков: Нет, мы-то тоже ценим, просто не все себе могут это позволить. Насколько органическая продукция дороже аналогичной, но без органики?

Алексей Куринный: Эксперты уверяют, что на 30-40% минимум она будет дороже, то есть все, что связано с отсутствием ядохимикатов, с отсутствием специальных веществ, все, что связано с применением специальных… так называемых, то есть доступной она сегодня для российских граждан не является по большому счету, для большинства российских граждан.

Константин Чуриков: Да, ну то есть если вещи своими именами называть, продукты для богатых и для иностранцев.

Алексей Куринный: Это продукты для иностранцев, вся возможная инфраструктура для этого, обозначения, соответствующие данные на упаковке, все, что с этим связано. Никто из авторов законопроекта не скрывает, что это, конечно, в основном на экспорт нацелен данный законопроект. Конечно, наши граждане, которые имеют возможность, будут приобретать подобную продукцию, но основная ориентация сегодня вовне.

Константин Чуриков: Ну как обычно, большинство граждан будет просто смотреть на витрины либо по телевизору эту продукцию покажут.

Андрей Гудков: Нет, на самом деле все совсем не так.

Константин Чуриков: Сейчас прокомментируете. Вот буквально еще один вопрос Алексею Владимировичу: а как вы думаете, какая конкретно продукция будет органической и отправится за рубеж?

Алексей Куринный: Практически любая сельхозпродукция, которая сейчас производится, от начала и до конца. То есть на комитете обсуждалась и молочная продукция, и продукция растительного происхождения, и животная продукция, то есть очень широкий круг. По большому счету это, конечно, никак не ограничивает внутренний рынок, но возможности экспортные повышает и поддерживает отечественного производителя.

Константин Чуриков: Алексей Владимирович, но согласитесь, несколько обидно, в то время как по разным замерам, исследованиям россияне вместо сыра жуют резину, тем временем органический, качественный сыр поедет за рубеж. Вас это не смущает?

Алексей Куринный: Я с вами абсолютно согласен…

Андрей Гудков: …но ничего сделать не могу.

Алексей Куринный: …но еще раз повторяю, закон не преследует цель как-то обидеть россиян или еще что-то, он преследует цель сделать качественный продукт на территории Российской Федерации.

Константин Чуриков: Ну давайте хоть с этого начнем.

Марина Калинина: Вот этот качественный продукт должен быть хотя бы доступен для тех людей, которые живут в нашей стране.

Алексей Куринный: Да, второй вопрос – это доступность, я с вами согласен, это доступность, это меры поддержки, которые должны уже немножко на другом уровне работать.

Марина Калинина: Ну в общем да.

Алексей Куринный: Законопроект решает такую узкую задачу, вообще возможность производства на территории Российской Федерации органической продукции, соответствующим образом ее маркировать, иметь возможность поставлять ее на западные рынки, естественно, для внутреннего пользования в том числе.

Константин Чуриков: Ладно, спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо вам, Алексей Владимирович, не забывайте, пожалуйста, и оставшихся здесь россиян, чтобы нам тоже что-то перепадало. Алексей Куринный, член Комитета Государственной Думы по охране здоровья, кандидат медицинских наук.

Марина Калинина: Ну смотрите, выращивать мы можем и органическую продукцию, и чистую продукцию, но что-то как-то покупать мы ее, получается, не можем, мы только ее за рубеж можем поставлять. Как с этим быть?

Андрей Гудков: Навели тут тень на плетень.

Марина Калинина: Давайте будем отделять.

Андрей Гудков: Дело в том, что если посмотреть статистику применения химических удобрений, гербицидов, пестицидов, инсектицидов в российском сельском хозяйстве по сравнению с советским временем, то это упало, а следовательно, российское сельское хозяйство стало гораздо более органическим, чем оно было в советское время. Плюс сняты ограничения на личные приусадебные и фермерские хозяйства. Фермерам за исключением особо продвинутых товарищей, которые имеют высокое товарное производство тоже дорого применять все методы интенсификации. Другое дело, что у нас на рынке абсолютно невозможно отличить партии "чистых" продуктов от партий, которые выращены интенсивным способом и соответственно не являются столь "чистыми".

Марина Калинина: Но там же маркировка должна быть отдельная.

Андрей Гудков: Так должна быть, ее нет.

Марина Калинина: Нет, да?

Андрей Гудков: Вот вам и закон, который эту маркировку вводит. А коль маркировка введена и подтверждена сертификатами и возможностью провести лабораторные исследования, следовательно, вы ту же самую муку уже можете поставлять не в Египет, где лишь бы ценой поменьше, а количеством побольше, а, скажем, во Францию. А между прочим, вот эти французские багеты выпекаются из российской твердой пшеницы, по крайней мере так было до революции, так практически не стало в советское время, сейчас эта ситуация возвращается, опять российская твердая пшеница высокого качества и органически чистая идет на выпечку лучших сортов хлеба в Западной Европе.

Константин Чуриков: Ну не хватало нам еще хлеб плохой есть в стране.

Андрей Гудков: Нет, а вот мы идем…

Константин Чуриков: Фуражное зерно, да?

Андрей Гудков: Ну это не фуражное, хотя частью идет, но это, так сказать, те сорта, которые… Разница ведь очень большая: на мировом рынке зерно среднего качества 400-500 долларов, а высокого качества, так называемая твердая пшеница, хорошо-хорошо за 600.

Константин Чуриков: К нашему разговору присоединяются зрители, зрительница Ольга из Челябинской области, добрый вечер. Давайте тогда Людмилу, Бурятию включаем в эфир. Людмила, здравствуйте. Сейчас с нами заговорят.

Марина Калинина: Людмила, здравствуйте, вы нас слышите?

Зритель: Да, я вас слышу.

Марина Калинина: Говорите, пожалуйста, мы вас тоже хотим услышать.

Зритель: Я Людмила Михайловна, я звоню из города Улан-Удэ, Бурятия. У нас тоже такая же проблема: еда не по карману пенсионерам и рабочим, потому что средний заработок, средняя пенсия у нас, хотя показывают по статистике очень большие, на самом деле они хорошие, но очень маленькие. Поэтому когда зайдешь в магазин любой, хотя бы даже в "Абсолют", который называется cash & carry, самый такой дешевый магазин, там стараемся отовариваться. Но в колбасах чего только нет, все кроме мяса, если более доступные. Дорогие не по карману, по 800-900 рублей, это ни для пенсионеров, ни для рабочих, конечно. А такое все невозможно купить, все идет… Молоко идет в тетра-пакетах с антибиотиками, полуфабрикаты то же самое, везде антибиотики, все отравлено.

Константин Чуриков: Людмила, пока давайте отделим две темы: одна – это качество продукции, другая – это собственно цена этих продуктов. Скажите, пожалуйста, какая у вас пенсия и в каких конкретно продуктах вы себе отказываете.

Зритель: Ну вот у меня пенсия, допустим, 15 тысяч, из них надо заплатить за коммунальные, сходить в аптеку. Остается что? Ничего не остается, тысяч 5-6 на продукты на месяц.

Марина Калинина: Ну вот ваш рацион из чего состоит?

Зритель: Это у меня хорошо, такая пенсия, у людей есть по 8-10 тысяч, вообще ничего не остается.

Марина Калинина: Ваш рацион из чего состоит? Вы что себе покупаете в месяц, что вы едите конкретно?

Зритель: Что беру? Беру крупы, сахар, мука, и то мука у нас не очень, хорошая идет на экспорт. У нас такая мука, первый сорт, высший сорт, но ерунда, короче, не мука, но можно стряпать. Крупы, макароны. Что еще?

Константин Чуриков: Углеводы, в общем.

Зритель: Овощи – капусту, такое.

Андрей Гудков: Ну да, что доступно.

Зритель: Рыбу, более-менее то, что доступно. Фруктов дорогих не возьмешь, овощи у нас китайские, мы их сейчас не берем, ждем сезон, когда наши овощи, местные пойдут, с наших огородов, вот будем есть, а китайское вообще не берем, потому что их есть невозможно.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо, Людмила.

Марина Калинина: Вот я смотрю, вы так в процессе разговора сидели кивали. То есть это такая картина типичная для всех жителей?

Андрей Гудков: Картина общенационального бедствия, потому что я надеюсь, что все в порядке со здоровьем, но у тех, у кого избыточный вес уже есть, есть предпосылки, так называемое состояние преддиабета, переход на такую дешевую диету – это закономерный переход от преддиабета в диабет II типа с соответствующими последствиями, которые выражаются…

Марина Калинина: Вот скажите, на чем нельзя экономить, даже имея скудный бюджет, потому что все равно это наше здоровье? Может быть, лучше не покупать огромное количество макарон, а купить кусок мяса, который можно разделить на несколько дней? Как?

Андрей Гудков: Можно, но только кушать очень хочется. На чем нельзя экономить? Если есть избыточный вес и возраст старше 45 лет, нельзя экономить на ацетилсалициловой кислоте, аспирине, на ночь от 50 до 100 миллиграммов, сколько точно, скажет врач. При этом аспирин надо покупать не советский, а тот, который в кишечнорастворимой форме.

Марина Калинина: Ну это уже медикаментозные какие-то вещи.

Андрей Гудков: Во-вторых, нельзя экономить на снижающих давление препаратах, но это тот же самый дешевый советский папаверин – помогает, не всем, но помогает. Если папаверин не помогает, то вы знаете, мужчинам после 45 хорошо помогает пиво или малые, гомеопатические дозы водки.

Марина Калинина: Пиво – это интересно.

Константин Чуриков: Ммм, как вы интересно рассуждаете, Андрей Алексеевич.

Андрей Гудков: Это не я рассуждаю, это определили британские страховые компании, которые выяснили при страховании жизни, что если мужчина старше 45 лет употребляет несколько… Я не знаю, как это перевести, они называют это "выстрел"…

Константин Чуриков: Shot.

Андрей Гудков: Да, 20-30 миллилитров виски, у него на самом деле больше продолжительность жизни, чем у трезвенника. И американцы сейчас советуют, что всем, у кого сформировалось состояние преддиабета, принимать метфармин от 500 до 1000 миллиграммов опять же на ночь, с тем чтобы предотвратить сердечно-сосудистые заболевания, развитие сахарного диабета и онкологическую активность, потому что сахарный диабет II типа и онкология по последним данным ВОЗ связаны 40%-м коэффициентом регрессии.

Константин Чуриков: Чтобы соблюсти закон, все-таки после истории про стопку водки: чрезмерное употребление алкоголя вредит здоровью.

Давайте сейчас все-таки поговорим о том, что у нас есть, о нашем прекрасном сельском хозяйстве, о сельхозпродукции. Какие там китайские огурцы, есть наши, луховицкие. Сейчас давайте посмотрим репортаж Маргариты Твердовой из огуречной столицы России.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: А вот теперь такой вопрос: а почему наше отечественное – я говорю как раз о продуктах, о тех же огурцах, например, о той же клубнике – всегда дороже? Простой пример: буквально на той неделе мы с женой ездили на рынок – клубника греческая, как сейчас помню, 200 рублей, клубника краснодарская 300 рублей. Почему так?

Андрей Гудков: На импортные продукты короче цепь перекупщиков. Плюс гораздо более удобные условия, на которых получают продукцию для продажи розничные продавцы. Для того чтобы продать российскую продукцию, надо обязательно познакомиться с гордыми сыновьями гор и предгорий, а у них семьи большие, потребности еще больше. И соответственно, потом это сказывается на конечных ценах. И плюс это не такое выстроенное, как в Греции на принципах, которые применяются в ЕС, производство, поэтому партии маленькие, смотрятся не так "казисто", поступают позже (в Греции теплее), и все это потом отражается на уровне цены.

Константин Чуриков: Но только не говорите, что Греция ближе, все-таки Краснодарский край с чисто географической точки зрения…

Андрей Гудков: Штука заключается в том, что из Греции можно легко доставить продукцию судами по рекам и морям, там идти-то всего ничего через Босфор, а вот когда продукция едет на колесах, особенно дорог нет, то она наценивается как раз на те самые 30%...

Марина Калинина: Опять же цена бензина.

Андрей Гудков: Особенно если учесть цену бензина, который повышается по 10% за неделю.

Константин Чуриков: Успеваем еще один звонок принять, но только, если можно, коротко. Владимир из Красноярска у нас в эфире, добрый вечер.

Зритель: Ага, добрый вечер. У меня вот такой вопрос. Я вот послушал сейчас депутата Государственной Думы. Конечно, ему просто рассуждать, 400 тысяч заработная плата, и то, что ценники он называет для определенных категорий лиц, граждан Российской Федерации, и за границу, а сами вы тут с голоду подыхайте.

У меня вопрос. Вот я житель города Красноярска, у меня пять детей, супруга не работает, маленький еще ребенок. Я один работаю. То, что мог я купить год назад на зарплату 40 тысяч, сейчас я даже половину этого купить не могу не потому, что не хочу, зарплаты на низком уровне остались, а цены все подросли. Ну к примеру, килограмм мяса (свинины) стоил еще год назад 190 рублей, сейчас 475 рублей стоит. Если стоило, скажем, молоко 49 рублей в среднем, сейчас 82 рубля стоит. И у меня в связи с этим вопрос: как можно прожить, если цены подымаются с катастрофической степенью, а зарплаты не растут? И депутатам хорошо там рассуждать в Госдуме при зарплате в 400 тысяч.

Константин Чуриков: У меня еще к вам вопрос один. Скажите, пожалуйста, вы говорите, у вас пятеро детей?

Зритель: Пять детей и…

Константин Чуриков: Еще вас двое взрослых, получается, вас семеро в семье? А доход?

Зритель: Доход 40 тысяч.

Андрей Гудков: 40 тысяч.

Константин Чуриков: 40 тысяч. То есть у вас, получается, около 6 тысяч на одного человека, это вообще за рамками любой бедности по любой статистике, по любым шкалам.

Андрей Гудков: Нет, это зависит от того, какой прожиточный минимум в регионе установлен, обычно он меньше.

Константин Чуриков: Слушайте, все понятно. То, что рассказывает нам зритель… Спасибо большое за ваш звонок, Владимир.

Андрей Гудков: Ну что тут можно сказать? Вы знаете, давайте мы используем с толком вот эти секунды, которые вы мне отвели. Посмотрите, что сейчас творится в Госдуме. Минфин предложил снять льготы по НДС. А где льготы по НДС? – лекарства, продукты питания, там либо 10% ставка, либо 0%. И поднять ставку НДС с 18 до 20%. Вы теперь представьте, как это отразится на ценах на лекарства, на продукты питания.

Марина Калинина: То есть это вообще…

Андрей Гудков: Если вместо нуля будет 20%, вместо 10% будет 20%. Тогда слова Набиуллиной о том, что таргетирование инфляции в Российской Федерации осуществляется вполне успешно, можно будет только рассматривать как новый веселый анекдот.

Константин Чуриков: Спасибо вам за ваши ответы.

Марина Калинина: Спасибо большое. Посмотрим, как будет развиваться дальше ситуация. Спасибо, что пришли.

Константин Чуриков: Это был Андрей Гудков, доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике. Мы через пару минут к вам обязательно вернемся. Спасибо.

Список серий