• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Андрей Крупнов: Число автовладельцев, которые не приобретают легальные полисы ОСАГО, сегодня исчисляется миллионами

Андрей Крупнов: Число автовладельцев, которые не приобретают легальные полисы ОСАГО, сегодня исчисляется миллионами

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, в ближайшие полчаса давайте поговорим о полисах ОСАГО, которые могут подорожать в ближайшее время в России, причем сильнее, чем ожидалось. По крайней мере с такими прогнозами некоторые эксперты выступили. А все дело в том, что Минфин определил порядок расчета цены полиса и готов разрешить страховщикам устанавливать в следующем году стоимость на 30% ниже или выше базовых тарифов Центробанка. Ну а с 2020-го уже будет выше диапазон.

Петр Кузнецов: Уже 40%. Коридор базового тарифа ОСАГО пока составляет 3432-4118 рублей. В мае ЦБ предупредил, что осенью расширит вот этот коридор: начальная точка будет 2 746, конечная 4 942 рубля. Сейчас стоимость полиса определяется умножением базового тарифа на коэффициенты за стаж водителя, его возраст, регион, где он зарегистрирован, ну и мощность двигателя машины. Поправки Минфина поэтапно отменяют коэффициент мощности и региональный вот этот коэффициент. Чтобы сгладить последствия отмены, Минфин и предлагает ввести отклонения в обе стороны итоговой цены полиса от тарифов ЦБ, чтобы недооценка риска у одной категории автомобилистов не компенсировалась за счет средств других категорий.

Ольга Арсланова: Идея Минфина понравилась и страховщикам, прежде они выступали против отмены коэффициентов, и президент Российского союза автостраховщиков Игорь Юргенс законопроект Минфина считает дальнейшим освобождением тарифа ОСАГО. Видите, как тяжело говорить об этом автомобилисту, просто до слез пробивает.

Петр Кузнецов: Когда речь заходит о том, что ОСАГО может подешеветь, у Оли даже не получается это выговорить.

Ольга Арсланова: Это очень тяжело.

Петр Кузнецов: Тем не менее это может действительно произойти, потому что, еще раз, и в ту, и в другую сторону обещают нам подвижки. Впрочем, мы все совсем скоро уже узнаем и обсудим.

Так вот есть такой депутат Госдумы Вячеслав Лысаков, и он уже написал президенту Владимиру Путину письмо, в котором попросил разобраться с реформой ОСАГО и ценами на страховки. По его мнению, реформа может привести к тому, что страховые все свои убытки отправят на плечи клиентов. Он отметил в своем обращении, что убытки многих страховых компаний могут быть из-за их действий, а в некоторых случаях сами страховые нарушают правила. В итоге платить за это могут обязать водителей.

Ольга Арсланова: Кого же еще?

Петр Кузнецов: Если будет проведена реформа, то цены на ОСАГО могут сильно-сильно вырасти.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим еще на некоторые данные. Водители, которые безаварийно водят машину в течение 2-3-х лет, могут получить снижение стоимости полиса. Также меняется подход к опыту и возрасту водителя: чем больше стаж, тем меньше коэффициент, то есть молодой и неопытный водитель со стажем до 3-х лет будет платить за возможные риски по максимуму.

Петр Кузнецов: Предлагается увеличить выплаты в случае ДТП. Если сейчас компенсацию в 2 миллиона можно получить только при аварии в общественном транспорте, а в легковом автомобиле всего 500 тысяч, то после внесения поправок сумма будет едина для всех – 2 миллиона рублей.

Ольга Арсланова: Все эти изменения предлагаем вам обсудить. Сколько вы платите за ОСАГО сейчас? И после какой суммы, например, для вас уже будет пройден психологический рубеж и вы поймете, что все, больше мы платить не готовы? Звоните в прямой эфир, делитесь своим мнением.

Петр Кузнецов: Давайте разбираться. Андрей Крупнов нам поможет, независимый эксперт страхового рынка, директор по цифровым решениям для страховой отрасли компании «КРОК». Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Крупнов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Главный вопрос, который интересует многих наших зрителей и нас в том числе как автомобилистов, зачем страховым компаниям занижать цены, если им разрешают их поднять к 2020 году до 40%.

Андрей Крупнов: Не за чем абсолютно.

Петр Кузнецов: То есть мы говорим о повышении на 30% и повышении на 40%, правильно?

Ольга Арсланова: Ведь совершенно понятно, что все они могут договориться и поднять одновременно на 40%, никакой конкуренции не будет, никаких проблем тоже.

Петр Кузнецов: Конечно.

Андрей Крупнов: Там будет не просто повышение на 30%. Вы обратите внимание, у нас существовал базовый тариф ОСАГО, потом появился тарифный коридор, то есть это допустимое отклонение от этого самого базового тарифа. Сейчас они составляют 20% от средней страховой премии, по предложению Центрального банка они должны увеличиться до 40%. То, что предлагает Минфин, – это не корректировка предложений Центрального банка, это допустимые отклонения к допустимым отклонениям, разрешенным Центральным банком. То есть если тарифный коридор, предлагаемый ЦБ, будет заканчиваться на отметке в 4 925, то с учетом предложений Центрального банка можно добавить к этой сумме еще почти 1.5 тысячи, то есть в итоге максимальная цена полиса ОСАГО будет начинаться с 6 тысяч 300 рублей с чем-нибудь.

Ольга Арсланова: Но тем не менее Центробанк обещает, что будет следить за тарифами и за экономически обоснованной ценой. Есть ли у него, у регулятора, действительно какие-то рычаги, для того чтобы ограничивать аппетиты страховщиков?

Андрей Крупнов: У регулятора есть масса рычагов, но есть некоторые вопросы по поводу применения этих рычагов. Маленький базовый пример. Вы статистику по ОСАГО знаете? По данным Центральным банка, за 2017 год все страховые компании собрали 222 миллиарда рублей, а по данным Российского союза автостраховщиков, за 2017 год все российские страховые компании собрали почти 228 миллиардов рублей. То есть два ведомства, которые занимаются учетом одного и того же показателя, за один и тот же период времени расходятся ни много ни мало почти на 6 миллиардов. Потом эти люди рассказывают про то, что они считают экономически обоснованные тарифы, про то, что у них убыточность и так далее.

Петр Кузнецов: И жалуются на убыточность от юристов на самом деле, а данные свои не раскрывают.

Андрей Крупнов: Нет, они раскрывают, просто у них данные разные.

Ольга Арсланова: А объясните, пожалуйста…

Петр Кузнецов: Ну считайте, что не раскрывают, потому что точные суммы неизвестны.

Ольга Арсланова: Но не очень понятно, что под убыточностью подразумевают страховые компании, потому что к нам регулярно приходили представители страховых компаний и в этой студии рассказывали о том, что ОСАГО они вынуждены заниматься в виде социальной нагрузки, потому что ничего не зарабатывают на этом. Вообще невозможно заниматься этим видом страхования.

Андрей Крупнов: Статистика показывает, что это не так. Вообще что касается убыточности, это очень строгий термин, он не допускает никаких различных толкований – это отношение всех обязательств по выплатам страхового возмещения страховой компанией за календарный период времени к премии, которую страховая компания за этот же период времени заработала. Когда под убыточностью подразумевают отношение выплат к сборам, это совершенно неправильно, это совершенно другой показатель, он называется уровнем выплат, он вообще к рентабельности никакого отношения не имеет.

Так вот что касается убыточности, по уверениям представителей ЦБ, в 2017 году страховые компании понесли убыток в размере почти 15 миллиардов рублей. Начался 2018 год, и со статистикой стали происходить потрясающие вещи, убытки стали падать, убытки упали на треть, если сравнивать год к году. Этому нашлось очень интересное объяснение, я не могу оценить его достоверность, верю тому, что говорит уважаемый регулятор: все эти изменения в статистике произошли потому, что у нас была компания «Росгосстрах», имевшая почти треть рынка ОСАГО, и она вела свой учет с огромными ошибками; сейчас эти ошибки исправляются, «Росгосстрах» с рынка ОСАГО уходит, ошибки исправили, «Росгосстрах» санировали, и внезапно оказалось, что убытков у нас на треть меньше, чем учитывалось в статистике.

Но тогда давайте зададимся вопросом: может быть, 2017 год, который у нас такой убыточный и в котором у нас сидели данные по «Росгосстраху» неисправленные, тоже не так плох, как казалось еще недавно? Сейчас Центральный банк пообещал провести новый перерасчет экономически обоснованного тарифа по ОСАГО, и я надеюсь, что мы увидим в ближайшее время новое данные по убыточности, которые, есть основания предполагать, окажутся не такими катастрофическими, как все мы думали или всех нас убеждали все последнее время.

Петр Кузнецов: К чему нас готовили, да.

Ярославская область пишет: «Дорогое ОСАГО (видимо, к вопросу о названии нашей темы) – а когда оно дешевым-то было?» Омская область пишет: «От ОСАГО тошнит, не готов платить больше». Давайте поговорим о том, что такое ОСАГО сейчас. Народ, который привык, что по ОСАГО ничего не выплатят, или что починят плохо, предпочитают реальные деньги на дороге получать без посредников, то есть по сути возвращаются к проверенной схеме, которая существовала еще до введения ОСАГО.

Ольга Арсланова: А это действительно сейчас, кстати, становится все более и более популярной формой.

Петр Кузнецов: Да, и даже есть статистика, по которой все больше и больше людей просто не покупают полис ОСАГО, они предпочитают платить штраф (кажется, 800 рублей), а там при скидке, по-моему, 400 даже.

Андрей Крупнов: Так и есть.

Петр Кузнецов: То есть это выгоднее. Все больше и больше людей ездят на дорогах без ОСАГО.

Андрей Крупнов: Так и есть, и если опираться на данные годового отчета РСА за 2017 год, в стране было зарегистрировано всего, включая легковые и грузовые, автобусы и мотоциклы, порядка 59 миллионов единичных транспортных средств, полисы ОСАГО приобрели 39 миллионов автовладельцев. Из этих 59 миллионов есть какое-то количество неэксплуатируемых, сколько их, сказать сложно, но в любом случае число автомобилистов, автовладельцев, которые не пользуются легальной защитой страховой, не приобретают легальные полисы ОСАГО, исчисляется миллионами, это очевидный факт.

Петр Кузнецов: Миллионы.

Андрей Крупнов: Да.

Петр Кузнецов: Соответственно, логично предположить, что штрафы за езду без ОСАГО будут расти. Логично, что их, например, привяжут к стоимости самого ОСАГО, чтобы люди покупали ОСАГО.

Андрей Крупнов: Есть же планы по увеличению размеров штрафов за неприобретение полиса ОСАГО, точнее за эксплуатацию автомобиля без полиса ОСАГО. Есть планы по введению инструментального контроля через камеры дорожного наблюдения, что, в общем, позволяет мгновенно выяснять, есть у данного автовладельца полис ОСАГО или нет, и присылать ему штраф точно так же, как сейчас присылаются штрафы, например, за нарушение скоростного режима.

Петр Кузнецов: Вопросы от наших телезрителей, послушаем сначала Московскую область и Александра.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Александр, вы в эфире.

Андрей Крупнов: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я хотел бы рассказать случай, который произошел со мной, то есть задать вопрос гостю, который в студии. У меня была машина застрахована по ОСАГО без ограничений. И человек, который ехал на ней, совершил ДТП, собрал в кучу три машины, мою машину разбил. В итоге я плачу коэффициент теперь повышающий 2.5. Вот такой у меня вопрос.

И еще один вопрос. Я тоже попал в ДТП, я был не виноват, в меня въехал задом… водитель. И когда я пришел в страховую компанию, там оценили ее по минимуму и предложили мне такую альтернативу. Оказывается, сейчас, по-моему, в течение года уже существует такая поправка или дополнение, что ли, к ОСАГО, что направляют все машины на станцию технического обслуживания для ремонта, а получить наличными деньгами можно только по согласованию со страховой компанией. И вот мне там оценили и предложили заплатить, скажем условно, 15 тысяч вместо 20, если я возьму наличными, а если я не хочу брать наличными, то меня отправят на станцию техобслуживания, где надо в течение месяца оставить машину, ждать, когда там придут запчасти, и не факт, что станция техобслуживания уложится в те деньги, в которые оценивает страховая компания. Вот если несложно, ответьте на два моих вопроса.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Андрей Крупнов: Спасибо за вопросы. Что касается первого, вопрос, я так понимаю, заключался в том, почему так. Действительно, по действующей редакции закона об ОСАГО, повышающий коэффициент зависит от количества дорожно-транспортных происшествий, в которые автовладелец попадает. Здесь у меня есть для вас хорошая новость: те предложения по изменению ОСАГО, которые есть сейчас, предполагают, что коэффициент будет изменен и будет учитываться собственное поведение водителя, его нарушения и так далее.

Петр Кузнецов: Согласитесь, это логично…

Андрей Крупнов: Это абсолютно логично, это правильно.

Петр Кузнецов: …что ОСАГО не привязан к автомобилю.

Андрей Крупнов: Нет, ОСАГО будет по-прежнему привязан к автомобилю…

Ольга Арсланова: По-прежнему? Все-таки поведение водителя будет влиять.

Андрей Крупнов: У нас закон-то называется «О страховании ответственности владений автотранспортных средств», а по факту это закон о страховании ответственности самих автотранспортных средств, которые, если исходить из буквы этого закона, обладают субъектностью и сами являются виновниками дорожно-транспортных происшествий.

Что касается второго вопроса, возмещение в виде ремонта – это все-таки большое благо. Я считаю, что из тех изменений в ОСАГО, которые уже по факту произошли, это было, наверное, самое лучшее для страхователей. Есть четкие критерии того, в какие сроки должен быть произведен ремонт. Есть санкции, которые применяются к страховым компаниям за нарушение этих сроков. Есть четкие критерии качества этого ремонта. Поэтому в данном случае я бы вам искренне рекомендовал соглашаться на возмещение в виде ремонта, и если у вас опять же появятся претензии по качеству этого ремонта, вы сможете эти претензии удовлетворить через суд и так далее.

Петр Кузнецов: Кстати, говорят, что возмещение в виде ремонта позволило очень многих мошенников с рынка увести, эксперты называют чуть ли не до 90%. Это правда, что именно такая мера повлияла на уход?

Андрей Крупнов: Сложно сказать, какой процент мошенников ушел с рынка, как вы понимаете, статистику мошенники не предоставляют…

Ольга Арсланова: Считать мошенников – дело неблагодарное.

Андрей Крупнов: Да, это исключительно экспертные оценки.

Петр Кузнецов: Нет, если мы берем сам процесс, действительно осложняет им?

Андрей Крупнов: Я согласен с тем, что значительное количество людей, которые профессионально зарабатывали деньги на фальшивых дорожно-транспортных происшествиях и получали потом возмещение деньгами, остались без работы, потому что чинить одну и ту же машину, одно и то же повреждение несколько раз, во-первых, нельзя физически, во-вторых, не имело бы смысла в любом случае.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, с точки зрения опять же экспертной, средняя стоимость полиса ОСАГО сегодня в России обоснована или нет? Потому что очень часто страховщики приводят в пример другие страны и говорят, что у нас-то как раз страховка одна из самых дешевых в мире.

Андрей Крупнов: Дешевизна или дороговизна страховки, ее сравнивать с другими странами смысла не имеет, потому что в каждой стране своя статистика, и стоимость страхования определяется не через сравнение с другими странами, с потребительской корзиной, еще с чем-то. Стоимость любого страхового продукта опирается только на одно – она опирается на статистику и на те расходы, которые несет страховая компания в связи с выплатами страхового возмещения.

Ольга Арсланова: Как правило, страховщики объясняют, что поскольку у нас полис недорогой, поэтому и ремонтом вы не всегда довольны или теми выплатами, которые были.

Андрей Крупнов: Цена низкая, качество, соответственно, тоже. Это на самом деле не совсем так. Что касается статистики, мы с вами только что говорили о том, что оценить убыточность ОСАГО пытается даже регулятор и у него не всегда это хорошо получается. Есть ощущение, что цена ОСАГО, которая существует на данный момент, позволяет страховым компаниям зарабатывать примерно те деньги, которые предусмотрены законом об ОСАГО. Недавно были парламентские слушания по этому поводу, шел разговор о том, что допустимая рентабельность ОСАГО для страховых компаний 5%. Вот накопленная рентабельность за все годы работы страховщиков в этом виде страхования примерно эту сумму и составляет.

Петр Кузнецов: Андрей, смотрите, у меня такой вопрос. Значит, из этого готовящегося законопроекта мы выяснили, что все-таки на стоимость будет влиять водительская манера, даже так можно сказать, да? То есть это частота нарушений правил, резкость торможения, перестроение, частота и длительность использования машины и так далее. То есть значит ли это, что…

Ольга Арсланова: …за это больше будет?

Петр Кузнецов: Нет, просто это же нужно как-то отследить техническими средствами. То есть, значит, будет больше камер всяких, телематических устройств? Это значит, что на это будут направлены деньги. И если эту цепочку продолжать, пусть даже и поверхностно, то можно ожидать повышения штрафов вообще по всем направлениям по нарушениям ПДД.

Андрей Крупнов: Ну камеры здесь не помогут, речь идет именно о телематике. Здесь очень большой вопрос на самом деле, потому что что это будет за телематика, каким критериям она должна соответствовать, какие стандарты, что это должны быть за устройства, что это должна быть за система, которая эту телематику обслуживает, на данный момент неясно вообще. За чьи деньги будут устанавливаться эти телематические устройства? Есть ощущение, что эти устройства будут, естественно, устанавливаться за счет автовладельцев. Ну я не знаю, единственный вариант, который мне приходит в голову, как это можно было бы технически реализовать, – это придумать что-нибудь типа «Платона» для автомобилистов, где в принудительном порядке они должны будут все установить эту телематику и за ее отсутствие их будут каким-нибудь образом штрафовать.

Петр Кузнецов: О-о-о…

Андрей Крупнов: Но я не думаю, что кто-то решится на подобный эксперимент, потому что последствия предсказать и просчитать нетрудно будет никому.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений от наших зрителей. «Мой психологический рубеж по ОСАГО – 1.5 тысячи. Плачу, правда, 4», «Мой водительский стаж 20 лет без ДТП, от ОСАГО устал. Как быть?». «5 лет без ОСАГО, доволен», – пишет зритель из Ленинградской области. «Стоимость ОСАГО 6 300 в Краснодарском крае, при этом навязывают дополнительное страхование жизни, о чем не уведомляют». В общем, в основном недовольны наши зрители.

Есть у нас еще один опрос, спрашивали наши корреспонденты на улицах разных городов, сколько автомобилисты платят за ОСАГО сейчас и какую надбавку они смогут пережить относительно безболезненно.

Петр Кузнецов: Да, где край.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим.

ОПРОС

Петр Кузнецов: И еще одно нововведение, о котором нам сообщают: автомобилисты смогут приобретать ОСАГО аж на 3 года, сейчас не больше года. В чем здесь суть? Оптом дороже, дешевле будет? Выгода кому прежде всего?

Ольга Арсланова: Если есть деньги… За эти 3 года может и поведение как-то варьироваться.

Петр Кузнецов: И просто, например, если мы приобретаем ОСАГО на 3 года и в первый год у меня 10 аварий, соответственно, коэффициент должен вырасти?

Андрей Крупнов: Ну если эти аварии по вашей вине…

Петр Кузнецов: А у меня уже куплено на второй и третий год. Как его пересматривать?

Андрей Крупнов: Ну, во-первых, здесь вопрос в том, как будет считаться стоимость такого полиса. Если это будет фиксированная премия на 3 года вперед, то может произойти та ситуация, о которой вы говорите.

Что касается вообще целесообразности введения 3-летнего страхования, у меня к ней есть большие вопросы. Недавно, кстати, аналогичная история была в Индии, индийский страховой регулятор ввел как раз обязательное страхование автогражданской ответственности владельцев автомобилей и мотоциклов на 3 года. Но у них-то причина была понятная: у них на первый год, когда люди покупают автотранспортное средство, большинство из них страхование приобретает, куда им деваться, на второй и третий год страхование не покупает практически никто. И для того чтобы хоть как-то обеспечить покрытие людей, они ввели 3-летние полисы. Возможно, наши регуляторы, учитывая грядущее повышение цен и соответствующий массовый отказ граждан от приобретения договоров ОСАГО, тоже таким образом пытаются гарантировать сборы. Но здесь-то проблема будет в том, что первый год, может быть, действительно соберется большое количество денег, а потом на второй и третий платить-то откуда?

Ольга Арсланова: Еще звонок у нас.

Петр Кузнецов: У нас есть звонок из Астрахани. Алексей на связи.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем вас теперь.

Зритель: Да я вот хотел такой вопрос один задать. Я вот недавно попал в аварию, получил травму, пролежал около 2-х недель в больнице. И у меня сейчас такой вопрос получается. Я обратился в свою страховую компанию, и они мне сказали, что нужно идти в страховую компанию, ту организацию, из которой виновник. Но в связи с этим мне, естественно, нужно собрать документы, которые мне страховая компания сказала, но в связи с этим я получил такую информацию, что их страховая компания мою машину, естественно, оценивает намного меньше, чем моя. В связи с этим мне приходится обращаться в независимую экспертизу и еще дополнительные тратить деньги, чтобы оценить свою машину по ущербу, а машина находится сейчас, получается, на стоянке, она вообще без движения.

Ольга Арсланова: Понятен ваш вопрос. Спасибо. Что скажем?

Андрей Крупнов: Если речь идет о машине, то вы однозначно должны обращаться к своему страховщику. Что касается независимой экспертизы, то расходы на проведение независимой экспертизы потом включаются в страховое возмещение. Ну и всегдашний совет на эту тему: если страховая компания не исполняет свои обязательства должным образом, идите обращайтесь в суд. Это, к сожалению, может быть, не самая приятная, но достаточно эффективная мера по крайней мере за последний год.

Ольга Арсланова: Подведем итоги.

Петр Кузнецов: Да, мы заканчиваем. Скажите, пожалуйста, все-таки можно прийти к варианту, при котором ОСАГО будет выгодно и автовладельцам, и страховщикам? И вот этот законопроект, который предлагается, может быть, как-то подводит нас к этому балансу?

Ольга Арсланова: К рыночному регулированию по крайней мере.

Андрей Крупнов: Прийти к такому балансу, безусловно, можно, для этого надо, во-первых, корректно рассчитывать стоимость ОСАГО, во-вторых, базовые тарифы базовыми тарифами, но очень важно, какой тариф достанется каждому конкретному автовладельцу, какие коэффициенты будут приниматься, на основании чего они могут рассчитываться. Вот если в этой части действительно будет обеспечена разумность и справедливость, тогда вполне все возможно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за то, что пришли. У нас в студии был независимый эксперт страхового рынка, директор по цифровым решениям для страховой отрасли компании «КРОК» Андрей Крупнов. Спасибо большое.

Андрей Крупнов: Спасибо.

Петр Кузнецов: Мы вернемся через несколько минут.

Список серий