Андрей Миронов: Если рейтинг 70-80%, то дальше – по экспоненте. То есть ждите его обвала

Ольга Арсланова: Кстати, о самых важных новостях этих дней.

Петр Кузнецов: Да. В России прошел Единый день голосования. Выборы регионального и местного уровней, а также довыборы в Госдуму проводились в 80 из 85 субъектов.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на наши графики, на все самые важные моменты прошедших выборов. В 22 регионах жители определили, кто будет отвечать за развитие территорий в ближайшие годы. В основном результаты ожидаемые. В Москве победил Сергей Собянин, а в Красноярском крае, Нижегородской области, Орловской области, также некоторых других регионах победу одержали руководители, назначенные президентом. Но в целом голосование в 80 регионах страны прошло спокойно. Несколько серьезных нарушений ЦИК зафиксировал только в одном регионе – в Бурятии.

Петр Кузнецов: Губернаторов еще четырех российских регионов жители будут выбирать во втором туре. Состоится он в Приморском и Хабаровском крае, Республике Хакассия, а также во Владимирской области. По данным ЦИК, ни в одном из этих регионов никто из кандидатов на пост губернатора не набрал более 50% голосов.

Ольга Арсланова: Чем запомнятся нам эти выборы? Что каждого произошло? Как дальше будут развиваться события? Обо всем этом будем говорить в ближайшие полчаса. Приветствуем в нашей студии политтехнолога, президента Федерации исследований электоральной политики Андрея Миронова. Здравствуйте, Андрей.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Андрей Миронов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, главная неожиданность…

Ольга Арсланова: …лично для вас?

Петр Кузнецов: …этих дней, этого Единого дня голосования для вас?

Андрей Миронов: Для меня главной неожиданностью явилось то, что хотя бы в нескольких регионах была конкретная борьба.

Петр Кузнецов: Это как раз те самые 4 региона или не только, где второй тур?

Андрей Миронов: Не только, потому что выборы были на всех уровнях, в некоторых регионах была очень жесткая конкурентная борьба даже на выборах в городские думы.

Петр Кузнецов: То есть если сравнивать с предыдущими подобными выборами, предыдущим Единым днем голосования, «конкурентоспособнее» 2018-й?

Андрей Миронов: Немного да, немного да, хотя технологии применения примерно одни и те же.

Петр Кузнецов: Эти выборы называют, мы об этом уже говорили в первой части «Отражения», самыми честными региональными выборами в истории России. Вы согласны с этим?

Андрей Миронов: Встречный вопрос: кто называет?

Ольга Арсланова: Многие ваши коллеги.

Петр Кузнецов: Эксперты.

Ольга Арсланова: И посмотрите на данные, которые ЦИК приводит: так мало нарушений мы не видели давно.

Андрей Миронов: Что считать честными. Если считать честными те правила, по которым эти выборы проводились, – да, возможно, они были самыми честными. Что касается изменения правил избирательных кампаний по ходу практически ведения избирательных кампаний, я не считаю это правильным, не считаю это верным.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о конкуренции. Вы сказали, что мы увидели новых оппозиционных кандидатов. Насколько эти кандидаты интересны? К кому есть смысл присмотреться? Можно ли назвать эту конкуренцию реальной? Как эти кандидаты появились, согласовывались? Что в этой части интересного вы можете нам рассказать?

Андрей Миронов: Я могу привести несколько примеров. Во-первых, как персон мы не увидели ярких личностей, которые на федеральном уровне могли бы себя позиционировать. Однако мы увидели те партии, о которых, скажем так, население стало забывать, и вдруг они, как птица феникс из пепла, появились – и «Справедливая Россия» в некоторых регионах набирает больше 20%, и КПРФ, и ЛДПР, особенно в тех регионах, где будут повторные выборы. Я вам могу сказать, что очень интересная была конкурентная борьба, вот я только что прилетел с Урала, там в Екатеринбурге «Единая Россия» вообще взяла всего 31%, очень жесткая была конкурентная борьба на выборах в городскую думу. Казалось бы, не совсем значительное событие, но борьба была настолько ожесточенной, что на самом деле это со стороны выглядело как легкая война.

Ольга Арсланова: Наши корреспонденты в российских регионах накануне выборов узнали у жителей, какие проблемы они считают самыми важными, какие проблемы предстоит решать власти в дальнейшем. И вот эти сюжеты, давайте посмотрим.

Петр Кузнецов: Дагестан и Нижний Новгород.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Андрей Николаевич, по явке хотелось поговорить, по явке как результате работы. Вот смотрите, что влияло на явку именно в 2018 году на этих выборах? То есть можем ли мы говорить о том, что высокая явка есть результат работы прежде всего главы, исполняющего обязанности главы, или же наоборот, люди на этих выборах шли, потому что (мы сейчас посмотрели проблемы регионов) они уже как-то были настолько возмущены, что шли решать как-то в другую сторону проблему?

Андрей Миронов: Ну я бы эти два фактора объединил, потому что нужно рассматривать непосредственно регион. Если рассматривать Подмосковье и Москву, то это была работа, естественно, штаба Собянина, Воробьева, которые…

Ольга Арсланова: Кстати, ремарка: эту яку вы считаете какой?

Андрей Миронов: Я считаю эту явку, скажем так, если брать Москву…

Ольга Арсланова: 30% с небольшим.

Андрей Миронов: Она завышенная, я могу объяснить почему: потому что Москва – это особый регион, Москва очень осторожно при всех успехах мэра Собянина воспринимает варягов начиная с Петра I. Поэтому учитывая еще летний день я вам могу сказать, что хорошая погода или плохая погода иногда делает на выборах до 10%.

Ольга Арсланова: Дачникам разрешили впервые голосовать на участках.

Андрей Миронов: А вот то, что разрешили дачникам…

Ольга Арсланова: Дачный ход.

Петр Кузнецов: Продлили.

Андрей Миронов: Продлили день голосования. У меня все время вопрос: а почему мы все с этим соглашаемся? То есть кто-то решил продлить, существует же закон, а кто-то взял и решил продлить. Кто-то решил, что он, когда я во время готовки шашлыка, может ко мне с урной приехать и я могу проголосовать. Вы не смейтесь, такие SMS, например, по Подмосковью шли: хотите, мы к вам приедем, если вы находитесь на дачном участке?

Петр Кузнецов: А, то есть это реальная история?

Андрей Миронов: Это реальные истории, есть люди, которые могут это подтвердить. Такие SMS-рассылки шли, люди с урнами приезжали. Вот это, я считаю, крайне недопустимо, потому что у человека либо есть гражданская позиция, либо ее нет.

Ольга Арсланова: Вы видите в этом определенное давление?

Андрей Миронов: Я вижу в этом технологию, направленную именно на повышение явки.

Ольга Арсланова: Хорошо, это касается столицы и Подмосковья. Другие регионы? Что делалось там?

Андрей Миронов: Другие регионы… Давайте возьмем, например, Кемеровскую область. Что мы видим по Кемеровской области? По Кемеровской области мы видим большой успех господина Цивилева. Простите меня, я 25 лет, даже больше, занимаюсь электоральными процессами, и я понимаю, что человек, который пришел в регион, грубо говоря, за 3 месяца до выборов…

Петр Кузнецов: …после трагедии известной.

Андрей Миронов: …после трагедии, после того как он стоял там на коленях на площади, набирает 80%. Это по меньшей мере несерьезно. Я вам больше могу сказать: вице-президент нашей федерации Аксинья Гурьянова пыталась пройти муниципальный фильтр в Кемеровской области – ей не дали пройти муниципальный фильтр, женщина. То есть испугались любого дуновения ветра в сторону господина Цивилева. Поэтому и такие результаты.

Но я сразу могу предупредить, слушатели, телезрители нас видят, что рейтинги живут по своим законам. Когда рейтинг превышает 70-80%, дальше экспонента, ждите его обвала, наверняка это произойдет.

Ольга Арсланова: То есть слишком высоким рейтинг был у партии власти до этого?

Андрей Миронов: Я считаю, это цифры слишком завышенные и не соответствуют действительности.

Ольга Арсланова: Хорошо, давайте поговорим о регионах, где цифры с политтехнологической точки зрения поинтереснее. Приморье, Хакасия, Хабаровский край, Владимирская область – 4 региона, где нас ждет второй тур. Что там произошло?

Петр Кузнецов: Вообще можно что-то общее у них найти?

Андрей Миронов: Да, конечно, конечно. Первое, что мы должны с вами искать: любые выборы – это финансирование, избирательная кампания в любой стране начинается с создания избирательного фонда. Если у человека есть достаточные средства, он может идти на выборы. Второй фактор – это узнаваемость человека, то есть коэффициент узнаваемости. Если коэффициент узнаваемости соответствует 0.4, то есть 40%, человек может участвовать в выборах. Если вот этих составляющих нет, то все остальное называется клоунадой. Посмотрите на противников Собянина, посмотрите на противников Воробьева, там…

Ольга Арсланова: Мы с ними очень плохо знакомы.

Андрей Миронов: Вот, а это я говорю вам про коэффициент узнаваемости. То есть их люди не знают, Собянина знают с той или с другой стороны, с хорошей или с плохой, но у него есть коэффициент узнаваемости очень хороший. А людей, которые с ним участвовали, просто не знают, поэтому такой результат – у одного 70%, у ближайшего 11%. Ну куда, в какие ворота?

Петр Кузнецов: Но вот при этом, смотрите…

Андрей Миронов: Извините, я просто хочу перейти к Владимирской области. Если бы, например, Шевченко прошел муниципальный фильтр, то большой вопрос был бы, был бы ли там второй тур.

Петр Кузнецов: Но при этом безызвестный Сипягин, потому что по моим таким локальным опросам все те, кто живет во Владимире, знать не знают, кто такой Сипягин.

Ольга Арсланова: Петр просто из Владимира.

Петр Кузнецов: Из Владимира, да, то есть это мои земляки. Тем не менее Орловой составляет конкуренцию, второй тур…

Андрей Миронов: Здесь объясняется очень просто. Если брать Владимирскую область, там все очень просто: антирейтинг самой Светланы Орловой…

Петр Кузнецов: Это да.

Андрей Миронов: …и параллельно выборы в Законодательное Собрание. Что такое выборы в Законодательное Собрание? Там каждый выбирается, бьется за своего избирателя в отдельном маленьком кусочке, и вот они как раз создают ту картину, которая позволяет противостоять административному ресурсу, который Орлова пускала.

Ольга Арсланова: А что во Владимире с Орловой? Почему такое отношение к ней?

Петр Кузнецов: С Орловой? Я буду рад, если смогу понятно с Владимирской областью непосредственно объяснить…

Андрей Миронов: Спад производства…

Петр Кузнецов: Я просто не хочу этих слов произносить, понимаешь, я хочу, чтобы…

Андрей Миронов: Я вам могу их произнести, это не секрет.

Петр Кузнецов: Я могу, конечно, процитировать, но лучше это скажут жители Владимирской области, Владимира прежде всего.

Андрей Миронов: Нет, это скажут профессиональные…

Петр Кузнецов: Да, давайте назовем это спадом производства.

Ольга Арсланова: Андрей, да.

Андрей Миронов: Нет, это я вам хотел перечислить, а потом… Но там гораздо проще – там идет война элит. Идет война элит, соответственно, Орлова не смогла найти общего языка с местными элитами, которые там уже, скажем так, выстроены десятилетиями начиная еще с… Это же «красный пояс» в свое время. И вот сейчас как раз идет ответная реакция.

Петр Кузнецов: Она, собственно, с войны-то и начала там.

Если мы заговорили о настроениях местных элит, если мы сейчас говорим о выборах, насколько сильно их влияние в том плане, что если приходит какой-то новый кандидат вполне себе потенциальный, его программа очень устраивает жителей, но с местными элитами не сложилось, нет контакта пока?

Ольга Арсланова: То есть кто в итоге решать будет, жители? Или элиты могут подкорректировать?

Петр Кузнецов: Да.

Андрей Миронов: Вы начали программу очень интересно, мне так это понравилось, Ольга сказала: «Четверо из исполняющих обязанности не прошли в первом туре, перешли во второй тур, из тех, кого назначил президент». Вот в этом было все.

Ольга Арсланова: Это правда.

Андрей Миронов: То есть «выборы» или «назначил»? Давайте определимся, ребят. Если это «назначил», это одно, если «выборы», это другое. Если выборы, то человек должен в данной местности быть известен, он должен знать проблемы региона. Возьмите пример, я не знаю, любой области. Вот берут в Волгограде Бочарова, сейчас остро стоит вопрос о дальнейшем продолжении его губернаторства. Берут человека из Брянска, бросают в Волгоград, 300 километров из конца в конец. Да он пока эту область узнает, пройдут те 4-5 лет, которые, в общем, нужно работать. Поэтому варяга ставить, я считаю, не совсем правильно.

Ольга Арсланова: А вы говорите, возьмем несколько регионов. Вот как раз сейчас нас соединяют с нашими зрителями из разных российских регионов…

Петр Кузнецов: Да, потом все равно закроем тему со вторым туров выборов. Лариса у нас, да?

Ольга Арсланова: Да, давайте с Забайкалья начнем, у нас Лариса на связи. Здравствуйте, Лариса.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Лариса.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, если не секрет, за кого вы голосовали и почему.

Зритель: Я зачеркнула все фамилии, чтобы мой бюллетень был недействителен. Зачем нам выборы?

Петр Кузнецов: Но вы повысили явку.

Зритель: Потому что мы живем в Забайкальском крае, у нас в Сирии война была, а мы после бомбежки живем. У нас 18 июля было наводнение, унесло на речке все мосты, ходим по досточкам, дети в школу не знаю как ходят, скоро будет темно утром ходить. Губернатор ничего не делает.

Ольга Арсланова: Лариса, простите, что я вас перебиваю, просто не могу не спросить: вас не устраивает то, как работает действующий губернатор, но у вас есть возможность проголосовать за кого-то другого.

Петр Кузнецов: А ваша борьба заключается в том, что вы пришли и просто испортили бюллетень.

Зритель: Да конечно, чтобы он был недействительный. Но я пришла. Потому что ничего не делают.

Андрей Миронов: Процент губернатору увеличили.

Петр Кузнецов: Об этом и речь.

Ольга Арсланова: Об этом и речь.

Зритель: Ничего не делается, бюджет 9 миллионов в нашем поселке, я сама являюсь депутатом нашего поселка. У нас население 33 тысячи 200 человек, поселок протяженностью километров 8, наверное. Автобусы не ходят…

Ольга Арсланова: Лариса, спасибо. Понятна ваша позиция.

Давайте еще Дагестан послушаем, Имамидин у нас на связи. Здравствуйте. Как поступили вы? За кого вы голосовали?

Петр Кузнецов: Добрый вечер, Дагестан.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я, во-первых, только что смотрел вашу передачу, узнал, что были выборы по поводу Дагестана.

Ольга Арсланова: А, вот так. То есть вы вообще не голосовали?

Зритель: А за кого голосовать, если не знаешь, что выборы прошли?

Петр Кузнецов: Листовки, информация, новости, телевидение, радио, Интернет?

Зритель: Никакой рекламы, ничего не было.

Ольга Арсланова: Хорошо, сейчас вы знаете о том, что были выборы. Наверное, вы уже ознакомились со списком кандидатов, которые на этих выборах были представлены. Вы их знаете?

Зритель: Ну я видел, что Васильева выбрали, по телевизору.

Петр Кузнецов: Вы довольны?

Зритель: Насчет кандидатов тоже… Ну как доволен? Я бы тоже хотел участвовать на выборах.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо больше.

Вот что сейчас мы слышим? Это политическая грамотность на каком уровне вообще?

Андрей Миронов: Ну во-первых это политическая безграмотность, начнем с этого, потому что человек, который приходит на выборы и портит бюллетень, просто помогает той власти, против которой он пытается проголосовать, тем самым обеспечивая явку и увеличивая процент, потому что испорченный бюллетень, естественно, в зачет не попадает.

Что касается информации, да, это, конечно. Есть вещи, когда явка для власти не очень нужна, тогда, соответственно, информации населению дается по минимуму, работает административный ресурс – бюджетники, воспитатели детских садов и так далее, которых просто… Я не знаю, как это юридически правильно сформулировать, но принуждают к тому, чтобы они шли и голосовали.

Петр Кузнецов: Возвращаясь ко вторым турам, которые ожидают нас в четырех регионах.

Ольга Арсланова: Которые сделали эти выборы интересными.

Петр Кузнецов: Да. Светлана Орлова сказала сегодня, что не видит необходимости как-то особенно готовиться ко второму туру. Чего ждать именно от действующего губернатора во втором туре? Шансы у них по-прежнему предпочтительнее во втором туре несмотря на то, что Шпорт в Хабаровске неожиданно… У нас сегодня...

Андрей Миронов: Для всех, для меня в том числе.

Петр Кузнецов: Да-да, неожиданно занял даже второе место, получается.

Ольга Арсланова: Каким будет второй тур, как вам кажется?

Андрей Миронов: Ну вообще по практике…

Петр Кузнецов: Сверхобещания начнутся, уже админресурс какой-то…

Андрей Миронов: Нет-нет, вот здесь начнется самая интересная игра. Светлана Орлова, видно, очень плохо изучает историю выборов, я вам могу несколько примеров привести начиная с Ивана Шабунина в пресловутой Волгоградской области, когда Николай Кириллович Максюта обошел его во втором туре, отставая от него более чем на 10%. Просто была погода, все думали, что выборы сделаны, во втором туре люди, которые должны были проголосовать, не пошли, считая, что победа сделана, а пошли те, кого замотивировал Максюта, и 12 лет благополучно правил.

Значит, как правило, во втором туре идет процесс объединения. То есть есть какой-то лидер и есть проигравший. Вот самое страшное для лидера – это когда проигравшие (начиная со второго и по пятого) начинают объединяться под одного, и тогда второй тур для первого кандидата оказывается плачевным. И как правило это наиболее частая ситуация.

Петр Кузнецов: В общем, госпоже Орловой надо готовиться.

Ольга Арсланова: Да. Посмотрим, сбудутся ли ваши прогнозы.

Андрей Миронов: Если отрыв кандидата более 10%, более-менее можно сидеть спокойно; если менее 10%, я вам говорю просто по практике, опасность того, что лидер проиграет, очень высока.

Ольга Арсланова: Спасибо, это было очень интересно.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Мы подводили итоги Единого дня голосования вместе с политтехнологом, президентом Федерации исследований электоральной политики Андреем Мироновым. Спасибо вам, спасибо нашим зрителям, которые принимали участие.

Андрей Миронов: Спасибо.

Список серий