• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Андрей Знаменский: Если вы застраховали имущество в двух компаниях, вы не получите двойную компенсацию. Они оплатят ущерб в равных долях

Андрей Знаменский: Если вы застраховали имущество в двух компаниях, вы не получите двойную компенсацию. Они оплатят ущерб в равных долях

Страхование жилья. Данные исследований свидетельствуют, что услугами жилищного страхования пользуются только 16% собственников. Большая часть наших граждан этого не делает. А в случаях, когда жилье страдает от природных катаклизмов, надеются на помощь государства. Всероссийский союз страховщиков уже в следующем году рассчитывает начать работу по региональным программам страхования жилья от ЧС в рамках принятого летом закона как минимум в пяти регионах. Разъяснения дают Андрей Знаменский - директор департамента имущественного страхования физических лиц Всероссийского союза страховщиков и Максим Кривелевич - доцент кафедры "Финансы и кредит" Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета, к.э.н.

Александр Денисов: Ну и поговорим, приступим к первой теме нашего обсуждения. Все мы привыкли страховать свои автомобили, но вот страховать жилье почему-то редко кому приходит в голову. Что может случиться? Как герой из фильма «Берегись автомобиля», он «Волгу» застраховал, а вот про квартиру сказал Деточкину – « Я не настолько богат, чтобы оплачивать еще и стихийные бедствия». А вот хватит ли той помощи, которую выделяют власти в случае чрезвычайной ситуации на восстановление жилья?

Оксана Галькевич: Но, вот недавно губернатор Кубани после наводнения заявил, что необходимо вводить обязательное страхование жилья, хотя бы в тех регионах, где высок риск чрезвычайных происшествий. Это его мнение. Вот в Краснодарском крае, например, наводнения и сели случаются постоянно. И от убытков, вот как считает глава региона, лучше бы застраховаться. Кстати, оценочная комиссия подвела на прошлой неделе итоги разрушений и наводнения в этом регионе, 5000 человек пострадали. Больше 2000 домовладений там получили ущерб разной степени тяжести.

Александр Денисов: 24 октября из-за сильных ливней вышли реки из берегов, в горах сошли сели, оползни. Пострадали Сочи, Туапсинский, Апшеронский районы. По данным властей, травмы получили 60 человек. Шестеро человек погибли, двое пропали без вести. Вода разрушила мосты, дороги. Затопила больше 2000 жилых домов. На данный момент известно, что 180 жителей Апшеронского района получили первые выплаты. На эти цели из регионального бюджета выделено 4 миллиона 150 тысяч рублей. Большинство домов, которые пострадали, не были застрахованы от несчастных случаев.

Оксана Галькевич: Ну, вот недавний опрос Национально агентства финансовых исследований показал такую интересную вещь. Недвижимость в собственности в нашей стране имеют 79% граждан. При этом, страхуют его только 16% собственников. Большинство, на самом деле, причем, такая существенная часть россиян тратить на это деньги не собирается. Вы знаете, вот 67%, уважаемые телезрители, это достаточно такая существенная часть россиян, которая вот не намерена это делать. Но я думаю, что у этих людей наверняка, Саш, есть какое-то…

Александр Денисов: Причины.

Оксана Галькевич: Объяснения. И есть причины, почему они не хотят этого делать. Вот давайте в комплексе этих причин попробуем сейчас разобраться. Друзья. Ответьте нам на вопрос, мы запускаем наше смс-голосование, вот вы готовы страховать свое жилье? Ваши ответы, «Да» или «Нет» присылайте на наш короткий номер 5445, в конце беседы подведем итоги. А беседовать сейчас в этой студии мы будем с нашим гостем. Рядом с нами Андрей Знаменский, директор Департамента имущественного страхования физических лиц всероссийского союза страховщиков. Здравствуйте!

Андрей Знаменский: Добрый день!

Александр Денисов: Сразу вопрос вот возникает. Оправдано ли такое отношение к собственному жилью? То есть, в случае чего, государство поможет. Или оно поможет, но в незначительной степени? Этих денег точно не хватит на восстановление дома, в случае наводнения, допустим, на Кубани. Потому, что 4 миллиона, там, 180 или 150 тысяч ну явно это деньги небольшие, даже на один дом, вероятно, не хватит.

Андрей Знаменский: Ну, что можно сказать? Действительно, денег хватает далеко не всегда. Во-первых, эти выплаты производятся из региональных бюджетов, в основном. Где, их могут позволить себе только те регионы, у которых есть.

Александр Денисов: Где они заложены.

Андрей Знаменский: Где заложены, где есть, как бы положительный баланс бюджета. Это далеко не везде. А во-вторых, выплаты по закону о защите населения от ЧС, предусмотрены только в случае, когда объявлена чрезвычайная ситуация. Это тоже происходит далеко не всегда. Если стихийное бедствие носит достаточно небольшой, локальных характер, это может и не привести к объявлению ЧС, при этом, люди останутся без жилья. Вот эту ситуацию, ну, и тогда, без какой-то помощи. В этих случаях вас действительно вас, действительно как бы защитит финансово, по крайней мере, только страховая компания. Кстати страховка по страхованию жилья…

Оксана Галькевич: Вот вы прямо сейчас искренне говорите, или просто, как представитель страхового сообщества? Правда, что страховка нас защитит. Почему тогда такое недоверие?

Александр Денисов: Своих защищаете или?

Оксана Галькевич: Да, со стороны граждан?

Андрей Знаменский: Ну, недоверие, безусловно, есть. Безусловно, в общем, на самом деле, это не болезнь только российских страховщиков. Во всем мире к страховым компаниям относятся не лучшим образом. Но должен заметить, что конечно другого механизма реальной защиты финансовых интересов вот своего жилья восстановления, просто не существует на сегодняшний момент. Поэтому, надо, наверное, государству, и, в общем, сейчас оно этим озаботилось как раз, разрабатывать вместе со страховыми компаниями какие-то такие программы, которые бы с одной стороны, убедили граждан в том, что здесь есть надежность. Поскольку участвует как-то государство. И, то есть, это не будет какой-то, ну, вот то, в чем в первую очередь обвиняют страховые компании, то, что они там, захотят, заплатят, захотят – не заплатят. Потом придется судиться. То есть, вот этот момент решить. Ну, и естественно, как бы, чтобы условия страхования с точки зрения размера возмещения были достойные. Как вы говорите, чтобы хватило на строительство нового дома. Или покупку нового жилья.

Александр Денисов: Ну, вот сколько…

Оксана Галькевич: Нам пришло сообщение, прошу прощения! Архангельская область. Это к тому, что вот это вот недоверие со стороны, в отношениях потребителей, да, и страховщиков, оно копится довольно давно. Нам человек написал из Архангельской области – « В 82-м году у нас сгорел дом. Страховки хватило только на новый холодильник». Андрей Борисович, ну, у нас страхование жилья, да, даже вот в таких критических ситуациях оно остается добровольным пока. Оно не обязательно, есть такие механизмы в других странах, но пока это не наш механизм, не российский. Как вы считаете, вот за то время, не знаю там, рыночной экономики, может быть какие-то предыдущие годы, ваши коллеги, ваше профессиональное сообщество, много ли усилий приложило к тому, чтобы большую часть россиян убедить, в том, что это механизм нужный, механизм важный, и он действительно работает?

Андрей Знаменский: Вы знаете, можно сказать с одной стороны, очень много. А с другой стороны, явно недостаточно, потому, что вот охват населения страхованием вы сами видите. Причем, вот цифры, которые из исследования были сказаны, они, ну, с нашей точки зрения, по статистике явно завышены. То есть, фактически, у нас в стране застраховано около 7% жилых помещений. Всего. При этом, надо сказать…

Александр Денисов: Скорее всего, это ипотечные квартиры и дома, которых обязывают.

Андрей Знаменский: Да, это ипотечные квартиры и плюс в Москве очень…

Оксана Галькевич: Ну, и, соответственно, застрахована потеря финансовой возможности выплачивать кредит, да? Ты, ипотечной квартиры.

Александр Денисов: Нет, они страхуются от ущерба потому, что становятся залогом в банке.

Оксана Галькевич: Ну, хорошо.

Андрей Знаменский: Да, да, да. Это действительно так. Но есть и, естественно люди, которые страхуют просто свое жилье. Но вот их, действительно, очень мало. И даже вот сейчас по, то, что мы увидим по Туапсинскому району, по Апшеронскому, там вообще доля застрахованного жилья очень мала. То есть, это вот на прошлую неделю у нас было всего 80 заявлений вот из 22000 пострадавших жилых объектов, соответственно только 80 заявлений. То есть, эти, кто застраховались, сейчас уже пришли за выплатами.

Александр Денисов: А почему? Ведь там не первый раз наводнение, и наверняка еще раз будет. Ну, не дай бог, но, то есть, это регионы с высоким риском, губернатор у них заявлял.

Андрей Знаменский: Ну, вот вы знаете, наверное, мы сегодня еще с вами результаты опроса вашего услышим, почему люди не страхуются. Почему не хотят застраховаться даже там. Как правило, мы слышим такие аргументы, о том, что мы не верим страховым компаниям, мы думаем, что это очень дорого, и в принципе вообще не понимаем, зачем это страховаться, потому, что ситуации какие-то неприятные с нашим жильем происходят очень редко, поэтому, дай бог, пронесет. Ну, вот, собственно говоря.

Александр Денисов: А дорого ли это? Вот допустим, средний дом. Не какой-то там, сногсшибательный особняк двухэтажный, трехэтажный. Обычный дом небольшой.

Андрей Знаменский: Ну, вот я могу сказать вам конкретно для Краснодара. В Краснодаре действует региональная программа по страхованию жилых помещений, и которая даже при участии региональных властей, финансовым содействием. У них два условия договора страхования. Один 75 рублей в месяц, другой 150. Ну, там или 500 тысяч покрытие или полтора миллиона. Или миллион. Конечно, это мало, но если мы, вот скажем так, увеличим эту сумму до стоимости реального жилья, которое есть у людей, можем примерно получить те цифры, которые необходимо платить за достойную страховку.

Александр Денисов: Ну, сколько это, 8 тысяч в год?

Андрей Знаменский: В среднем по стране я вам могу сказать, что вот, ели у вас только не элитное там жилье, какое-то очень дорогое. Вот 300 рублей в месяц, это цифра, которая позволит для нормального среднего россиянина покрыть практически все свои риски, связанные с жильем.

Александр Денисов: То есть, даже если дом снесло,

Оксана Галькевич: Полную потерю.

Александр Денисов: То его можно восстановить за эти деньги?

Андрей Знаменский: Да.

Оксана Галькевич: Простите, а если вот, я не знаю, прошел ураган. Да? Крышу снесло, размотало, вообще разломало вдрабадан мой дом, но стены стоят. Не скажут ли мне страховщики, что это не есть полная потеря жилья?

Андрей Знаменский: Здесь зависит, на самом…

Оксана Галькевич: Опыт, понимаете, сын ошибок трудных! Простите.

Андрей Знаменский: Давайте так. У нас есть разработанные МЧС совместно с Минфином методики, по которым, в данном случае проводится экспертиза, которая признает жилье годным для проживания или нет. Если, соответственно, жилье признается там не годным для проживания и невозможным для восстановления, то это считается уничтоженным уже. Если, соответственно, жилье можно восстановить, то, понятно, страховая компания будет платить за восстановление.

Оксана Галькевич: Ага, вот они пошли нюансы. Из которых складывается то самое непонимание. Хорошо. Давайте послушаем нашу телезрительницу из Самары, Любовь нам дозвонилась. Любовь, здравствуйте!

Зрительница: Добрый день. Я звоню из Самары, хочу сказать в советское время, всегда страховала свой дом, у меня был на то время дом, и было небольшое подтопление. Платила я тогда, в 70-й, 80-й год платила около 10 рублей где-то. Дом подтопило, я замаялась все эти собирать бумажки, целый месяц. И что вы думаете? Мне дали всего лишь 27 рублей. А истратила я, это на те деньги, я тогда истратила 120 рублей. Зачем тогда все это нужно? Они не дают полностью, я думала, когда страховала, думала, что мне и выплатят столько. Но ведь никто не выплатил. А сколько нервов? Так что вот почему мы сейчас ничего не оплачиваем. Я бы очень хотела, чтобы людям помогали, чтобы все это было, ну, правдой чтоб это все было. В конце концов, ну должна же быть какая-то правда. Если я плачу деньги, то вы и мне должны заплатить то, что у меня взяли.

Оксана Галькевич: Любовь, но с другой стороны, вы же читаете договор, да? И вот там вот как раз те самые нюансы, которые мы сейчас обсуждали в том числе и с нашим гостем в студии. Вы читаете договор, вы понимаете, какие случаи попадают в число страховых, а какие нет.

Зрительница: Все правильно, все правильно. Но вот эти нервы, которые собирать бумажки, это тяжело. Очень тяжело. Все, вам спасибо!

Оксана Галькевич: Да. И вам спасибо, да! Видите, и еще оказывается надо побегать, надо экспертизу сделать, надо бумажки собрать. Справки там, сям. Вот в этом смысле это, так скажем, как то процесс двигается в сторону клиента? Чтоб клиенту было проще получать услугу?

Андрей Знаменский: Ну, в общем, действительно для ряда страховых событий, как повреждение жилья требуется собрать документы, которые необходимы. То есть, ну смотрите, вот первый документ это то, что, если, например, это подтверждение стихийного бедствия, как правило, это документ из Росгидромета, подтверждающий, что там действительно был в этом месте шторм, гроза, или там подтопление и так далее. Вот. Вот сейчас мы с Росгидрометом, я имею в виду, союз страховщиков, пытается договориться о том, чтобы мы получали один раз справки от них, и уже всех граждан не гоняли туда за этими справками. Соответственно просто подтверждали это получением информации из государственных органов. Ну, вот, наверное, упрощение в этом отношении произойдет. Второй момент, это, соответственно, то, что это жилье было непосредственно повреждено. Здесь, соответственно, есть службы ЖЭКа, есть другие муниципальные службы, которые подтверждают, сам факт того, что жилье повреждено. Все равно придется, их, соответственно, к ним обращаться или их вызывать для того, чтобы получить соответствующий документ. И третий вот документ, о котором вот говорилось, это собственно говоря, экспертиза, а сколько пострадало у вас жилья. Надо же его оценить, так сказать. Может быть, где-то просто был, не знаю, там небольшой залив соседями, который наиболее часто в городах. А может быть, это серьезное разрушение, которое там требует.

Оксана Галькевич: А это разные виды страховки?

Александр Денисов: А экспертизу клиент сам делает? За свои деньги?

Андрей Знаменский: Это должно быть предусмотрено у вас договором страхования. Как правило, конечно, это делается за счет страховой компании, когда специалист со стороны страховой компании приходит, все это дело осмотрит, потом делается калькуляция. И вот здесь, наверное, тоже большое количество конфликтных интересов, ну, конфликтов, возникает. Потому, что, да, вот калькуляция сделана страховой компанией.

Александр Денисов: Он так в страховой считает, а мы – так.

Андрей Знаменский: Да, да, да. А мы посчитаем так. Вот сейчас Минфин планирует в ближайшее время разработать единую методику для всей страны, которую Правительство утвердит, по оценке как раз размера возмещения вреда вот по страхованию жилья. Я надеюсь это, ну, достаточно, ну практически все проблемы в этом отношении снимет.

Оксана Галькевич: А вот смотрите. Нам пишут многие телезрители, что их жилье, на данный момент, вот они бы хотели застраховать, но оно находится не в самом лучшем состоянии. Ветхое, аварийное. Ни одна страховая компания не принимает их. Отказывают в страховке.

Андрей Знаменский: Действительно, такая проблема есть.

Александр Денисов: Из Краснодарского края – «В зонах затопления страховые компании отказываются заключать договор».

Оксана Галькевич: А, если в зоне затопления. То в зоне риска.

Александр Денисов: Из Краснодарского края сообщение пришло.

Андрей Знаменский: Ну, вот есть определенная категория жилья, которая по своим критериям как бы в принципе не подлежит страхованию. Ну, потому, что страхование все-таки предусматривает того, что есть определенная вероятность события, произойдет оно или нет. Если говорить о строениях, которые находятся в зонах затопления, их из года в год затапливает, то извините, говорить о том, что здесь есть какая-то вероятность, как бы ее нет. Это действительно так у нас из года в год там говорится о затоплениях. Например, по Вологодчине ряд регионов, по Дальнему Востоку и так далее. То есть, это все известно о том, что действительно есть населенные пункты, которые стоят вот в таких регионах. В таких районах, которые подвержены этим рискам. Причем подвержены вот не просто случайности, они реально регулярно происходят.

Александр Денисов: И страховым компаниям там уже не интересно работать, получается.

Андрей Знаменский: Еще раз, это не страхование, если мы там установим даже тариф, тот, который должен быть для человека, ну для человека, условно говоря, стоит, не знаю, там. Пусть 100 тысяч стоит дом не новый, который стоит на берегу реки и его каждый год там затапливает. Он должен будет платить страховую премию, ну, страховой компании каждый год платить там порядка этих же 100 тысяч. Это совершенно экономически нецелесообразно ни для него, ни для страховой компании.

Александр Денисов: И что делать?

Андрей Знаменский: Ну, здесь два выхода. Во-первых, в любом случае, вот проблема таких населенных пунктов это не может решиться коммерческими страховыми компаниями. Это должно решаться с участием государства.

Александр Денисов: То есть, софинансировать?

Андрей Знаменский: Государство должно или разработать программу с одной стороны переселения, постепенного с этих регионов, строить какие-то гидросооружения, которые позволяют этого избежать. Или, соответственно, вот как вариант сейчас там по сути дела то, что предусматривается вот этим новым законом, 320 ФЗ, это некое софинансирование и перераспределение этого риска по всей стране. Ну, сейчас вот там предполагается, что этим будет заниматься Российская национальная перестраховочная компания, специально созданная для этого государственная структура.

Оксана Галькевич: Давайте еще один звонок. Выслушаем Марину из Москвы. Марина, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте. Вот вы сегодня упоминали Деточкина. И вот вспоминая то время, а я много лет страховала жилье и дом загородный. И если наступал страховой случай, деньги возвращали, это был как вклад своего рода. А почему сейчас так не происходит, куда уходят деньги?

Александр Денисов: Спасибо. Интересный вопрос. Действительно ли так делали?

Андрей Знаменский: Нет, я думаю что так, не совсем делалось. Были действительно некие скидки, за каждый год того, что, соответственно, не происходил случай, но в любом случае, надо понимать, страхование складывается из того, что условно говоря, там. 100 объектов застраховано, с одним произошел случай. Те деньги, которые собраны с 99 других объектов они пошли на выплату по тому объекту, который пострадал. Вот, то есть, чудес не бывает. Это если каждый будет платить только за себя и получать все деньги назад, тогда, соответственно, тот, с кем произошел какой-то случай, он просто ничего не получит. Только те деньги, который он сам заплатил.

Александр Денисов: Андрей Борисович, такой вопрос. Вы упомянули закон, который вступает в силу летом о страховании жилья от чрезвычайных ситуаций. И еще при обсуждении, я помню, еще тогда был этот пункт вот об обязательном страховании. Он в итоге исчез. Почему он исчез, почему опять к этому возвращаемся? И нужно ли все-таки этот пункт прописать? Именно об обязательно страховании жилья. В таких регионах. А может быть и везде, не знаю.

Андрей Знаменский: Действительно, можно сказать о том, что вот, вот вы сейчас говорили здесь тоже о мировом опыте. Можно сказать, что все страны в мире разделены на 2 категории. В одних есть обязательное страхование жилья, в основном это Восток, и там, где есть риски землетрясений и селей такие крупные. И там, ГД это является чисто добровольным. Ну, там, Соединенные штаты, Европа и так далее. Вот каким путем пойдет Россия в данной ситуации, ну, сейчас мы выбрали путь добровольного страхования. Добровольного страхования, но, правда, вот, за счет софинансирования с государственными средствами. То, что должно помочь людям чисто экономически их стимулировать, не вводить для них обязательность страхования, то есть, они должен каждый раз заплатить за свое жилье. А именно все-таки самим оценить, насколько им это нужно, насколько им это выгодно и попытаться это застраховать. Ну, то есть, вот пока выбрали такой путь.

Александр Денисов: А зачем тогда нужен этот закон, если он не предусматривает обязательное страхование? Вот закон о страховании жилья в чрезвычайных ситуациях. Без закона ясно, раз чрезвычайная ситуация.

Оксана Галькевич: Это конституции противоречит.

Александр Денисов: Да, раз чрезвычайная ситуация, то можно застраховать. Для чего тогда писать закон об этом?

Андрей Знаменский: Закон в первую очередь предусматривает возможность как раз вот этого софинансирования.

Александр Денисов: Софинансирование с регионами.

Андрей Знаменский: Федерального бюджета, регионального бюджета и страховых компаний. То есть, там достаточно сложная конструкция прописана, откуда какие деньги берутся. И главное в законе, это то, что он по сути дела легализует тот положительный опыт, который имеют сегодня, вот там практически два региона, с точки зрения страхования и региональных программ. Это, в первую очередь, Москва, где у нас объем застрахованного жилья порядка 50% сегодня. Это очень высокий показатель в целом по стране, как мы знаем. И вот там Краснодар, который пока еще не может похвастаться такими цифрами. То есть, еще раз, присоединив к этому, скажем проекту регион, который тоже заинтересован, в том, чтобы своим жителям дать нормальную программу страхования, дать им возможность страховаться. Мы надеемся, ну, как бы и государство надеется, о том, что это значительно увеличит охват населения. То есть и надежность с одной стороны, доверие к этому институту и условия будут более понятные.

Оксана Галькевич: Вы просто объясните тогда, в Москве, например, это включено в платежки, да, либо, по умолчанию, если человек не отказался.

Андрей Знаменский: Нет, нет.

Оксана Галькевич: Если не отказался, тогда он как бы в платежке это оплачивает. От каких случаев? Ну, поправьте меня, хорошо, если я не права.

Андрей Знаменский: Оксана, вы не правы. Да, еще раз. Вот и позиция, которая будет…

Оксана Галькевич: Нет, может быть, ошибка или неправда, зачем, мне говорить неправду? Я могу ошибаться, но неправду я не говорю.

Андрей Знаменский: Хорошо, смотрите. В Москве в каждой платежке действительно есть графа, отдельная, где можно поставить галочку.

Александр Денисов: Добровольное страхование там написано.

Андрей Знаменский: Вот именно, если вы поставили галочку и заплатили, тогда вы заплатили за следующий месяц страхования своего жилья. То ечть, по умолчанию денег никто не берет.

Александр Денисов: И что мы страхуем?

Андрей Знаменский: Вы страхуете свое жилье.

Александр Денисов: Потолок?

Андрей Знаменский: Да нет, ну, по сути дела, вы страхуетесь от всех рисков.

Александр Денисов: От всех?

Андрей Знаменский: И от пожара там, и газ.

Александр Денисов: Даже если взорвался газ, не дай бог?

Андрей Знаменский: Да, да.

Александр Денисов: И разнесло…

Оксана Галькевич: От цунами, от неполной и полной потери?

Андрей Знаменский: Более того, как раз муниципалитет, в данном случае, обеспечивает, ну, как бы гарантирует, то, что вы получите новое жилье. Не просто как бы деньги.

Александр Денисов: Вот благодаря этой галочки и оплате 50-ти рублей, там примерно, мы получим новое жилье?

Андрей Знаменский: Если жилье будет уничтожено, да, действительно, Москва предоставит вам.

Александр Денисов: Социального найма или в собственность?

Андрей Знаменский: Нет, в собственность.

Александр Денисов: Точно такое же по площади?

Андрей Знаменский: Да, такое же по площади. Ну, не менее. Не мене того, что вы имеете. Понятно, что до сантиметра не измеришь. И вот именно это условие сейчас как раз будет прописано во всех вот этих региональных программах. То есть, там основной плюс именно то, что с участием региона как бы человек получает возможность не просто получить деньги, если он утратил. А сказать, как бы хочу новое жилье, вот там, с таким же вот размером, которое у меня было.

Александр Денисов: Андрей Борисович, коротенький меркантильный вопрос. И сколько я должен платить, чтоб мне компенсировали? Достаточно один раз поставить галочку, не дай бог, в этот месяц что-то произошло, и все? Или я должен платить там, в течение года, там 2-х, 3-х лет оплачивать это регулярно? Что бы, так сказать, у страховщиков накопился багаж, они сказали молодец, вот мы тебе тогда компенсируем тои расходы.

Андрей Знаменский: Нет, ну, по московской программе вы можете платить ежемесячно. То есть, один месяц платите, один не платите. Это не совсем правильный подход, с точки зрения, ну, наверное, теории страхования, или так сказать других регионов, но просто в Москве нету, в Москве нет рисков, которые имеют, скажем так, сезонный характер. То есть, риски распределены в целом по году и если вы застраховались в следующем месяце, а через месяц не застраховались, вероятность того, что у вас произойдет событие одинаково. А для многих регионов, которые действительно имеют расположение вдоль рек или что-то еще, там ситуация, да, связана с сезоном, 2 месяца весной, когда идет основной паводок, наиболее опасны. А осенью там тоже, так сказать, в районе дождей, и как мы сейчас видим, другой пик. Вот и здесь, наверное, такой механизм, когда можно просто страховать один месяц, а потом весь год не страховаться, он не пройдет. Ну, просто здесь нужно будет разрабатывать немного другую ситуацию.

Александр Денисов: А в Краснодарском крае в платежных документах есть такие?

Андрей Знаменский: Вот почему, почему нам кажется на сегодняшний момент, то, что в Краснодарском крае это как раз не так эффективно работает, как в Москве. Потому, что в Краснодарском крае все делают страховые агенты ножками. Вот эти самые Юрии Деточкины современности. И здесь проблема в том, что, ну, в общем, они, как и все другие люди, хотят зарабатывать. Им необходимо платить за каждое посещение этого дома заключенный договор. И в результате, если мы продаем все через агентов, страховка становится гораздо дороже. Для людей становится дороже. Именно поэтому мы, активно отстаиваем как раз вот эту возможность для людей, возможность, для людей заключать договор страхования через платежные документы.

Оксана Галькевич: Подводные камни. Расскажите, что вот там мелким шрифтом? Должно быть, наверное, в этой истории написано чтоз0-то такое. Вот чувствую.

Андрей Знаменский: Вы знаете, ведь вот закон сейчас принят, но он носит более рамочный характер. Он определяет как бы источники финансирования. А все условия страхования, все вот эти вот, как мы говорили, и порядок проведения экспертизы, оценки и все остальное, это сейчас разрабатывает Министерство финансов, это будет утверждено постановлениями Правительства. Просто, ну, мы очень надеемся, что эти документы будут реально ориентированы, конечно, не только на интересы страховщиков, а найдут тот компромисс, который будут интересы и страхователей наших граждан.

Оксана Галькевич: Андрей Борисович, на самом деле в разных регионах ситуация по-разному обстоит. Где-то активнее, где-то вот даже без таких программ люди страхуются. Ну, вот например, многие жители Забайкалья решили страховать жилье только после того, как наводнение там оставило их без крыши над головой. Мы вот показываем сейчас небольшой сюжет. В ночь на 8 июля вода затопила 7 населенных пунктов, в том числе и столицу региона, Читу. Пострадали дороги, десятки мостов, и жилые постройки.

Александр Денисов: У большинства жителей поселка Смоленка после наводнения остались лишь голые стены. Многодетная семья Трофимовых сейчас ночует на матрасах. Денег на новую мебель у них нет, местные власти выделили пострадавшим материальную помощь в размере 100 тысяч рублей на каждого члена семьи. На них Трофимовы решили отремонтировать летнюю кухню 25 квадратных метров. Для того, чтобы восстановить деревянный дом, понадобится, как минимум полтора миллиона рублей. Жилье Трофимовых не было застраховано. Говорят, не успели.

«СЮЖЕТ»

Александр Денисов: У соседа Трофимовых Сергея Андреева тоже трое детей, с 9-го июля он ждет компенсацию, еще ни рубля не получил, в администрации района объяснили это тем, что Андреевы не были прописаны в доме. На днях суд принял решение в пользу Андреевых, но выплат им придется ждать еще полгода.

Оксана Галькевич: У нас вы знаете сейчас очень активно идет переписка, зрители очень много пишут нам на смс-портал. Но я предлагаю сейчас подключить к нашей беседе еще одного человека. Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета с нами на связи. Кандидат экономических наук. Здравствуйте, Максим Евсеевич!

Максим Кривелевич: Добрый день!

Александр Денисов: Максим, ну у вас в регионе как ситуация, страхуют ли свое жилье вот именно в тех районах, где велик риск подтоплений, там других чрезвычайных ситуаций? Или люди полагаются на случай? Ну и на помощь местных властей.

Максим Кривелевич: Давайте начнем то, что называется, с макро уровня. Удивительно, но собранны премии по страхованию имущества физических лиц за прошлый год на Дальнем Востоке выросли почти на 20%. А в отдельных регионах Дальнего Востока даже больше, чем на 20%. Точно так же очень активно растут сборы по страхованию жизни и здоровья. Честно говоря, это достаточно неожиданные цифры, но они есть, это официальная статистика Центрального банка. Сложно выделить динамику по каким-то отдельным муниципалитетам или частям муниципалитетов, где происходят те или иные бедствия. Но в целом вот такой ренессанс страхового рынка на Дальнем Востоке он очевиден. Причем, это тенденция не одного года, это уже на протяжении ряда лет складывается ситуация, при которой сборы с тех или иных видов страхования в отношении юридических лиц либо не растут, либо падают. Как, например, ответственность грузоперевозчиков. А вот сборы премии с физических лиц растут. То есть, то, что называется страховой культурой, в каком-то смысле прогрессирует. Да, люди начинают сами заботиться о страховании своих рисков.

Оксана Галькевич: Как вы считаете, это может быть оказало влияние, вот события последних лет оказали влияние? Ну, все-таки неспокойно было на Дальнем Востоке. Может быть не только в Приморье, в ваших соседних регионах, и вот это как то так отразилось на этой культуре, как вы говорите? Страховой.

Максим Кривелевич: Это вполне возможный вариант. А может быть просто до нас вот диффузией доходит какая-то финансовая грамотность. До нас доходят европейский, американский стандарты жизни.

Оксана Галькевич: Может быть московские, может быть московские тоже стандарты жизни потихоньку? Нет?

Максим Кривелевич: Москва, это вполне, Москва это вполне себе Европа для нас. Если вы смотрите из Владивостока, Москва и Берлин находятся примерно одинаково по расстоянию, вот там дифференциал не столь велик. Здесь может быть еще и темная сторона проблемы.

Оксана Галькевич: Какая?

Максим Кривелевич: Дело в том, что раньше в любых ситуациях стихийных бедствий, люди, в общем, ждали от государства более-менее адекватной помощи и поддержки.

Оксана Галькевич: Так.

Максим Кривелевич: То есть, было такое ощущение, что если вот уж случится что-то такое, камни с неба, да? То государство либо в натуре окажет помощь, там, отремонтировав что-либо. Да? Либо каким-то образом окажет помощь финансовую. То есть, может быть здесь еще и нюанс, связанный с тем, что люди стали меньше рассчитывать на помощь государства. Но, есть еще один очень важный нюанс, который нас отличает практически от всей России, кроме, может быть исторической Москвы. У нас очень дорогое жилье, как мы с вами говорили в одной из прошлых передач.

Оксана Галькевич: Да, я помню.

Максим Кривелевич: Относительно среднегодового дохода населения. И получается, что для того, чтобы полноценно застраховать квартиру, а квартиры у нас дорогие, нужно отдать сумму, которая, ну, сопоставима с месячной зарплатой.

Оксана Галькевич: Ничего себе!

Максим Кривелевич: Мы говорим вот о страховании на год, да?

Оксана Галькевич: Это серьезно. Да, да. Да, это очень серьезная сумма.

Максим Кривелевич: Да. И получается такая ситуация, что вот эта вот вилка, математическое ожидание эффективности страхования оно для граждан оказывается отрицательным.

Александр Денисов: Ну а какая это сумма, если коротко? Это сколько? 7,8 тысяч, 10?

Максим Кривелевич: Значит, ну, если приличная квартира в центре Владивостока и от всех рисков и хороший договор страхования это может быть это может быть больше 25 тысяч, а у нас медианная зарплата – 27.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое! На связи с нами с Дальнего Востока был Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета, кандидат экономических наук. Слушайте, ну вот…

Александр Денисов: По-моему, какая-то несусветная сумма!

Оксана Галькевич: В годовом исчислении серьезная получается сумма.

Александр Денисов: 25 тысяч.

Оксана Галькевич: Мы берем Дальний Восток, я думаю, что может быть где-то и в других регионах тоже сравнимы суммы могут быть названные.

Андрей Знаменский: Ну, вы знаете, для, вот там, условно говоря, для 3-х комнатной даже квартиры там в Москве, а здесь цены, наверное, все-таки повыше, чем на Дальнем Востоке, и целиком как бы, я не встречал, например, договоров, которые там были бы дороже 12 тысяч. И еще раз, это действительно, там все включено, включая мебель, включая отделку, включая там все-все-все. Вот. То есть, на самом деле, это для того, чтобы просто застраховать жилье, ну, там вот ключевые, скажет так, там факторы, как бы цифры нужны значительно меньшие. Поэтому.

Александр Денисов: Это какой-то исключительный случай, наверное.

Оксана Галькевич: Может быть, это совсем полный-полный пакет? И дальневосточный коэффициент. Хорошо. Давайте примем еще один звонок. Так. Михаил из Владимира. Здравствуйте Михаил, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте! Я, например, согласен, что нужно страховать. Обязательно. Каждый год страхую. Потому, что вот у меня произошел случай. Страховал почти 20 лет, но произошел такой случай. У соседей загорелась дача. Полностью сгорела. Была не застрахована, не получили ни копейки. У мен была дача застрахована. Моя дача тоже загорелась, частично сгорела. Частично, то есть, кухня осталась. Ну, частично верхний этаж пострадал и зал пострадал. Пришла страховая компания, сделали экспертизу, все согласовали, сфотографировали. В течении месяца я получил 80% от этого, от свой страховой, как говорится, деньги. Восстановил жилье. Мне хватило восстановить. Ну да, отделка немножко там не хватило, на отделку. Но сам по себе корпус был восстановлен, все было сделано. Страховая компания «Энергогарант». Я с этим согласен, что нужно страховать. Но страхуешь квартиру, вот здесь уже проблема. Ну, у меня верхний этаж. Протекло, придут, ничего! Вот здесь уже совершенно другое.

Александр Денисов: Михаил, а коротко, сколько вы платили за страховку своей дачи в год?

Зритель: За свою дачу я плачу каждый год около 3-х тысяч.

Александр Денисов: А сколько получили, 80% это сколько?

Зритель: Ну, на 400 тысяч я страхую, вот 80% возьмите.

Александр Денисов: Спасибо!

Оксана Галькевич: Спасибо!

Зритель: Даже, по-моему, 82%. И еще один момент. Вот предыдущий, звонила женщина, говорила, что страховые деньги потом возвращаются как то там. Вот понимаете, это было такое, но от несчастного случая. Я сам страховал детей, сам страховал детей от несчастного случая. И страхуешь, а потом, когда им исполняется 18 лет, они получали эту сумму. Это было такое в советское время.

Оксана Галькевич: Такое сейчас тоже есть.

Зритель: Но это я помню, что было именно по страховке вот детей. У меня двое детей, сейчас они уже взрослые. Уже внуки. Но было такое. К примеру, на 1000 рублей я страховал ребенка от несчастного случая, по исполнению 18 лет он приходил и получал эти деньги. А второй ребенок у меня не получил, потому, что уже все это дело прикрылось. Почему, не знаю.

Оксана Галькевич: Ну, понятно, потому, что были такие обстоятельства, так скажем, в стране. Спасибо, Михаил! Давайте следом выслушаем Марию из Самарской области, Мария, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте! У меня вот такой вопрос. Я страховала квартиру, вернее, не я страховала, я брала кредит в ВТБ24. И мне одобрили только тогда, сказали 2 страховки вам обязательно нужно платить. Это страхование жизни и страхование квартиры от несчастного случая. Я говорю, я живу на последнем этаже, кто меня затопит? Ну, уж если, мне никто все равно ничего не выплатит. Ну, я согласилась. Ладно, заплатила. Меня затопило с крыши. Прохудилась крыша, вот обрубали сосульки, там то, се и у меня потекло. У меня весь уголок кухонный весь раздулся, обои все повисли, полы поднялись, взбухли, так как там ДВП, а сверху линолеум. Вот я обратилась в компанию, мне сказали, вы сделайте фотографии вашей квартиры, вот, соберите документы. Возьмите правку, что, ну, там, что были там, как, представители вы при них там это все, фотографии делали. Я все это сделала, отправила. Мне пришел ответ, это, дайте еще дополнительно справку, что над вами никакого строения нет.

Оксана Галькевич: В общем, замотали вас этими справками. Правильно, да?

Зрительница: Да.

Оксана Галькевич: И в итоге то что? В итоге что, Мария?

Зрительница: Я взяла эту справку.

Оксана Галькевич: Взяли.

Зрительница: Отправила. Мне пришел ответ, если бы у вас квартира выгорела, вам бы заплатили. А это вам не то. Я говорю, а почему? А потому, что над вами никто там не живет.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зрительница: Я говорю, я вас предупреждала. Это обман, значит, ВТБ.

Оксана Галькевич: То есть, вы предупреждали. Спасибо, Мария. Вот очень часто, знаете, возникают такие ситуации, когда клиенты говорят, то, что вот приходя подписывать какой-то договор, о взаимоотношениях со страховой компанией, они им до конца не объясняют, так скажем, какие-то моменты. Человек уходит с неполным пониманием, а потом возникают вот такие вот истории, как у Марии в Самарской области.

Андрей Знаменский: Ну, к сожалению, это действительно имеет место. Сейчас вот в рамках всероссийского союза страховщиков принят базовый стандарт, который начнет с мая этого года, следующего года действовать. По, именно защите прав потребителей и по взаимодействию. Там как раз более подробно и теперь более жестко требование к страховой компании об объяснении всех условий страхования. То есть, о всех этих нюансах теперь и страховые агенты, и посредники, и те люди, которые сидят в банках должны рассказывать гораздо больше. Надеюсь, что вот это эту ситуацию изменит. То есть, там действительно очень серьезный документ, очень много дополнительных требований именно к страховым компаниям предъявлено вот в этом базовом стандарте.

Александр Денисов: Поправьте меня, если я не прав. Тут же ситуация простая. Просто страховая компания должна была разбираться с жилищно-коммунальной компанией, которая содержала эту крышу и в итоге все протекло. Тут же все очень просто, мне кажется, к ответу призвать их.

Андрей Знаменский: Ну, вы понимаете, здесь, ну, как говорится со слов, ну, насколько слушал, здесь возможно действительно имеет место то, что было застраховано два разных риска. Ведь Мария даже говорила, что у нее в договоре было прописано, что это протечка из соседних помещений. И она говорила изначально, при заключении договора, зачем мне этот договор, если я живу на последнем этаже, а сверху никаких коммуникаций нет.

Александр Денисов: То есть, она именно вот такие возможности и не страховала.

Андрей Знаменский: Да, получается, что здесь, тут не застраховано. Но, к сожалению, вот при ипотеке, там заключают договор действительно типовой, потому ,что этот договор, как правило разработан и согласован банком, исходя из тех рисков, которые они в первую очередь для себя видят, когда берут в залог наше имущество.

Александр Денисов: Ну да, их кухонный уголок и обои не интересуют точно.

Оксана Галькевич: Маргарита из Москвы. Зато нас интересует ее мнение.

Александр Денисов: Да.

Оксана Галькевич: Маргарита, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зрительница: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Если можно, коротко.

Зрительница: Да конечно. У меня вопрос по поводу галочки в платежке.

Оксана Галькевич: Так.

Зрительница: Я всю жизнь плачу, но галочку, ни разу не ставила. В итоге, куда эти деньги идут? Во-вторых, я сама еще добровольно страхую свое жилье в других компаниях, соответственно, если что-то случится, мне куда обращаться? И в свою, и вот которая в платежке записана? А вообще вот платежки, которые из ЕРЦ приходят, если случается страховой случай, в какую компанию-то обращаться?

Оксана Галькевич: Мы поняли, Маргарита, давайте выслушаем ответ нашего эксперта.

Андрей Знаменский: Ну, вот смотрите, раз вы ни разу не ставили галочки, то вы ни разу за это и не платили. Ну, нельзя заплатить, не ставя эту галочку, не оплатив вместе со страховкой. Если вы заплатили, хотя бы один раз, то вам приходит пакет всех условий договора страхования из страховой компании, которая работает, ну, вот с конкретным округом Москвы, где она все страхует. Она присылает вам все эти документы, ваш договор и все условия страхования. Вы, конечно, если у вас этого нету, вы в другие платите, всегда можете получить эту информацию или на сайте или зайти в свой ЖЭК, как говорится, и получить все это. Ну, вот не знаю, для меня, я галочку каждый месяц ставлю, плачу там.

Оксана Галькевич: То есть, получается, что, вот у Маргариты был еще такой вопрос, а если я еще дополнительно страхую, в другой страховой компании. В случае чего ей можно обратиться и туда и туда?

Андрей Знаменский: Так бывает, скажем так. Действительно, это возможно. Но здесь надо понимать, что больше чем размер вашего ущерба две страховые компании вам не выплатят. Соответственно с гражданским кодексом, с нашим законодательством, если один и тот же риск застрахован в разных страховых компаниях…

Александр Денисов: Придется выбирать?

Андрей Знаменский: Нет, они просто пропорционально заплатят и та и другая, по половине.

Оксана Галькевич: Пополам поделят, да, вот эту нагрузку?

Андрей Знаменский: Да.

Оксана Галькевич: Вот так вот, Маргарита. Вы знаете, мы небольшой опрос провели на улицах разных городов. Наши корреспонденты беседовали с людьми, спрашивали – «Вы вообще страхуете свое имущество»? Давайте послушаем, что нам ответили.

«СЮЖЕТ»

Оксана Галькевич: Вы знаете, на самом деле я вот слежу за мнениями на нашем портале. Они такие же разные, как в нашем опросе. То есть, люди, которые имели положительный опыт, пишут о том, что всем советуем. «Сгорела квартира, все имущество, страховки не было. Наученные горьким опытом, теперь страхуем в одном крупном банке», не буду называть, «по деньгам все это доступно, всех призываю страховать, поступать таким же образом». Другие говорят, ну, что в общем, все это такая лотерея с неизвестным финалом. Вы знаете, вот Ленобласть спрашивает, есть ли люди, которые, допустим, потеряли свое жилье, и у них погибла в сельской местности скотина, птица, затоплен дом, и они какую-то компенсацию в итоге получили. Вот эти риски, так скажем, хозяйство у людей подсобное погибло, можно страховать?

Андрей Знаменский: Да, безусловно. Но это не страхование жилья, это страхование домашнего имущества.

Оксана Галькевич: Это уже отдельно?

Андрей Знаменский: Да, но это все можно, да. Точно так же как в доме вы можете застраховать свою мебель, бытовую технику. Дополнительно. Или только ее, если считаете нужным.

Оксана Галькевич: А вообще, вот по разговору с нашими телезрителями, я не совсем для себя уяснила, с квартирами или с домами страхование сложнее, вот для вас?

Андрей Знаменский: Для нас с квартирами проще.

Оксана Галькевич: С квартирами проще.

Андрей Знаменский: На самом деле там более такие распределенные риски, потому, действительно, вот этот вот залив водой, или пожар он достаточно равномерно распределен по всему большому дому. Опять же если там, ну, первый, все знают, что первый этаж там более рисковый, с точки зрения возможности залива. Там последний этаж тоже более рисковый, с точки зрения возможной протечки крыши. Но в целом, это страховать проще. Поэтому сейчас можно, очень многие страховые компании предлагают такие коробочные продукты для страхования своих квартир, которые без осмотра, без всего, но понятно, с ограничением по рискам, как мы говорим. Но они и достаточно дешевые. А вот с точки зрения дома, здесь, конечно, как правило, надо оценить и где дом стоит, и из чего он построен.

Александр Денисов: То есть, все-таки выехать и посмотреть.

Андрей Знаменский: Да. Что там внутри находится. Это сложнее застраховать. Сложнее оценить риск и всегда более точный договор получается. С учетом конкретных рисков.

Александр Денисов: Ну, давайте подведет итоги опроса. Мы спрашивали вас, готовы ли вы страховать свое жилье. Ну, вот 12% ответили «Да». 88% - «Нет».

Оксана Галькевич: Ну, на самом деле, вы знаете, не самый печальный, как минимум 12% это ваши потенциальные клиенты. Спасибо большое! В студии программы «ОТРажение» сегодня был Андрей Знаменский, директор Департамента имущественного страхования физических лиц всероссийского союза страховщиков. Спасибо вам!

Андрей Знаменский: Спасибо!

Оксана Галькевич: Мы не прощаемся, друзья, вернемся к вам через несколько минут.

О страховании жилья
Список серий