• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Артем Кирьянов: Если на оплату ЖКХ у вас уходит больше 22% совокупного дохода домохозяйства, вам положена субсидия

Артем Кирьянов: Если на оплату ЖКХ у вас уходит больше 22% совокупного дохода домохозяйства, вам положена субсидия

РИА Новости составило рейтинг городов с самыми скромными и самыми дорогими платежками за ЖКУ. В рубрике "Реальные цифры" мы запустили свой опрос и посчитали траты на оплату услуг ЖКХ по стране. Подведем итоги и обсудим их с экспертом. В студии - Артём Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты РФ.

Константин Чуриков: Да, это проект «Реальные цифры». Я напомню, что три года назад на Большой пресс-конференции Владимира Путина журналист ОТР Тамара Шорникова задала президенту вопрос…

Тамара Шорникова: От наших телезрителей, между прочим. «Как прожить на пенсию или зарплату и не остаться должником по ЖКХ?»

Константин Чуриков: Вот президент тогда сказал, что это один из ключевых вопросов, и обещал следить за тарифами.

Тамара Шорникова: Он еще сказал, что смотрит ОТР, кстати, Костя, и на нашем канале много интересных передач.

Константин Чуриков: Так вот, сейчас как раз полезная и, я думаю, интересная передача. Итак, «Реальные цифры» – траты людей на услуги ЖКХ. Всю неделю со всей страны наши зрители нам писали, во сколько им обходится это удовольствие. А неделей ранее (что, кстати, тоже пригодилось в этом исследовании) мы выяснили, какова реальная зарплата сегодня в России. И вот что у нас получилось по итогам опроса.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим. По данным нашего опроса, сегодня россияне в среднем тратят на жилищно-коммунальные услуги 6 200 рублей, что составляет – внимание! – 41% семейного бюджета. То есть в среднем эти самые расходы почти ополовинивают зарплату.

Константин Чуриков: Ну и давайте смотреть отдельно по регионам, сейчас будет карта. Вот наименьшие платежки у жителей европейской части страны – это Калужская область, Карачаево-Черкессия и Орловщина, в среднем – около 3 тысяч рублей. Повезло. Ну, чуть подороже обходится все это в Кузбассе и в Чувашии.

Тамара Шорникова: А вот где коммунальные услуги обходятся дороже всего – так это на Дальнем Востоке и Крайнем Севере. В нашу красную зону попали Камчатка, Якутия, Ханты-Мансийский округ, Чукотка и многие-многие другие.

Константин Чуриков: Что насторожило в этом исследовании – так это процент семейного дохода, который «съедает» коммуналка. Вот сейчас в предел до 22%, после которого государство, по закону, должно давать субсидии людям, укладываются только четыре региона, по нашим данным: Кабардино-Балкария, Смоленская, Тамбовская и Иркутская области. В остальных субъектах соотношение зарплаты и квартплаты уже принципиально другое.

Тамара Шорникова: И вот лишь одна SMS из Ульяновской области, одна из многих: «Моя пенсия – 7 600 рублей. А плата за ЖКХ зимой – более 9 тысяч рублей». То есть плата за коммунальные платежи больше дохода одинокого пенсионера.

Константин Чуриков: 40% и выше за жилищно-коммунальные услуги отдают Санкт-Петербург, Коми, Удмуртия, Хакасия, Забайкалье (много регионов), Камчатка. Кстати, есть среди регионов и Центральной России: Подмосковье, Тульская, Ярославская и Нижегородская области.

Тамара Шорникова: И больше половины дохода коммуналка «съедает» в Чувашии, в Ленинградской области, Саратовской… Можно долго перечислять. Там есть и Приволжский федеральный округ, и Дальний Восток, и Центральная Россия.

Константин Чуриков: Ну что, сейчас будем говорить, как мы дошли до жизни такой. Уважаемые зрители, расскажите нам о качестве услуг, довольны ли вы, как вы вообще сводите концы с концами, вовремя ли платите за услуги ЖКХ. Кстати говоря, давайте прямо сейчас и начнем SMS-опрос. 5445 – это бесплатный наш SMS-портал. За квартиру платите вовремя? Пожалуйста, отвечайте «да» или «нет».

Тамара Шорникова: И если денег не хватает, то где берете? Потому что даже кредиты берут на оплату коммуналки.

Константин Чуриков: Ну а в студии у нас Артем Кирьянов – это первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты России. Артем Юрьевич, здравствуйте.

Артем Кирьянов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот 41% семейного бюджета на коммуналку в среднем по стране – это нормально?

Артем Кирьянов: Вы знаете, я, конечно, считаю, что так быть не должно. Но я одновременно считаю, что так и не бывает. Потому что, вот по вашим данным, опять же отталкиваясь от них, 6 тысяч рублей – это 40% бюджета семейного. Заметьте, не зарплаты одного человека, да? То есть бюджет семьи составляет 15 тысяч рублей – так получается? Это, конечно, для меня немножечко не совпадает с нашими отчетами статистики официальной государственной, потому что 15 тысяч рублей, например, на двух работающих людей – это уже, так сказать, ниже того, что обязаны платить работодатели.

Константин Чуриков: Две ремарки можно? Во-первых, мы не претендуем ни на какую объективность. Просто люди нам написали – мы им поверили, мы это включили в отчет. Второе. Вы знаете, кстати, нередко люди пишут о том, что дом МРОТ как раз таки их зарплата недотягивает.

Артем Кирьянов: Ну, тогда тут надо совершенно точно обращаться в трудинспекцию и в прокуратуру, потому что… Ну, как недотягивает? Значит, вам недоплачивают. Значит, у вас работодатель нарушает закон. И с этим надо бороться.

Константин Чуриков: Обратиться – и будут доплачивать?

Артем Кирьянов: Обратиться – будут доплачивать. Есть, конечно, и другой исход. После того, как сначала доплатят, потом, может быть, и уволят.

Константин Чуриков: Вот!

Артем Кирьянов: А может быть еще и третий исход – человек, так сказать, получит свое уголовное дело за то, что не платит зарплату в полном объеме, и бизнес у него прекратит существование. Но сама по себе вот это история, когда надо бороться за свои права. К сожалению, к сожалению, у нас очень плохо с такими организациями, которые называются «профсоюзы».

И вот когда во всем мире профсоюзы борются за права своих членов, у нас как-то они стали почти формальной такой организацией. Ну, буквально считаные отрасли, где можно вообще увидеть нормального профсоюзника, который будет о чем-то говорить – о проблемах, которые на производстве, о вредности, о том, что надо отстаивать права, о том, что надо как-то профсоюзное имущество содержать, реновировать и отправлять туда по путевкам. Это буквально единичные случаи. Ну, не буду называть, чтобы не гордились своими успехами.

Вот это, конечно, сегодня совершенно какая-то такая не занятая ниша. Ну, простят меня наши профсоюзные боссы, такие на высоком уровне. У нас людям в данном случае пожаловаться некуда. Ну а что? Куда ты пожалуешься, если ты не член профсоюза и вообще, так сказать, брошен наедине с капиталистическим миром? Ну а что? Так вот бывает.

Но возвращаюсь все-таки к услугам ЖКХ и к тому, что их, скажем так, вес составляет 40% и выше. Такого, конечно, быть не должно. Если действительно ситуация у вас выходит за грань 22%, то это совершенно точно везде положена субсидия, в каждом субъекте федерации. А, например, в Москве субсидия начинается с 10%, где-то – с 16%, где-то – с 18% от совокупного дохода домохозяйства.

Поэтому тут особенно… А еще ведь ситуация какая? Может быть, что два человека работают, но, например, еще и дети, да? На детей соответствующие доплаты, на детей идут соответствующие стандартные налоговые вычеты. Пока вы, грубо говоря, не заработали за год сумму в 350 рублей, у вас на первого и второго ребенка – 1 400 налоговый вычет, на третьего – чуть больше. Ну и так далее. Понимаете, вот есть вещи, о которых ну просто надо знать, просто надо знать людям. И вот эти деньги от государства тоже можно собрать в итоге-то.

Поэтому рекомендация такая: все-таки поизучать ситуацию. Ну, если недоступен интернет, если нет навыков работы с интернетом – можно сходить и посоветоваться в свою бухгалтерию или на производство к юристу, если вот такая опция есть. Если уж совсем, так сказать, не к кому пойти, то я думаю, что можно пойти… Вот сейчас интересный момент, о нем вообще мало кто знает. У нас есть закон «О бесплатной юридической помощи» в стране. Да, вот такой вот закон, по которому люди имеют право на бесплатную юридическую помощь.

Тамара Шорникова: Как и где ее получить?

Артем Кирьянов: И многие, например, адвокатские палаты субъектов федерации такую помощи оказывают – квалифицированную адвокатскую. Просто так, что называется, pro bono. Вот Московская область, у нас замечательная Адвокатская палата Московской области, много людей занимаются именно тем, чтобы помочь гражданам, не имеющим возможности заплатить. То есть советы – они базовые. Вы идете туда, собираете такие-то справки – и вам будет какой-то дополнительный доход, поддержка, субсидия.

Константин Чуриков: И вы уже не малоимущий.

Артем Кирьянов: Нет, понимаете, у нас вообще такая странная штука происходит. Малоимущий – это кто? Знаю историю наглядную такую. Ну, собрали какие-то благотворительные деньги, купили продуктовые наборы, раздали в небольшом городке социально слабозащищенным слоям населения. Ну, человек подал, так сказать, заявление в милицию: «Я не слабозащищенный, у меня все хорошо, меня оклеветали». Понимаете, вот так бывает.

Тамара Шорникова: Я думаю, что это все-таки частный случай, потому что нам звонят и пенсионеры, нам звонят родители, у которых есть дети, и буквально не хватает на еду периодически. Все-таки таких людей у нас в стране много. Давайте послушаем Веру из Волгограда, узнаем, как у них обстоят дела. Добрый день.

Зритель: Добрый день. Я вот по поводу этих субсидий. Применительно даже к пенсионной реформе здесь говорили, что пенсионерам все субсидии и так далее. Говорят: «К юристам обращайтесь». Ну, все знают все про эти субсидии, все знают. Дочь – инвалид второй группы, вообще инвалид больше 25 лет, травма была в автоаварии. Инвалид второй группы – где-то 10 лет. То есть получает пенсию около 10 тысяч. Постоянно оформляет вот эти субсидии на квартиру, на квартплату. Квартплата зимой доходит до 7–8 тысяч. Ну, отопление же дорогое в городе. Летом – чуть меньше. Но учитывая, что у нас очень жарко, приходится включать… Соответственно, зимой мы платим за отопление, а летом – за охлаждение. Электричество дорогое. И так далее.

Оформляет субсидию каждые полгода, она справки собирает. Она все честно собирает, как положено. Субсидию платят крайне нерегулярно и не полностью. Допустим, полгода проходит – в лучшем случае она получает за два месяца. Это в лучшем случае. И она не одна такая, это в городе так. То Мундиаль у нас был, то у нас еще что-то такое было. С ветеранов сняли эти несчастные 500 рублей, которые им доплачивали за «ветеранские». И так далее. И когда говорят о том, что у нас субсидия, «вы тут чуть ли не в золоте купаетесь»…

А вторая дочь в Волжском живет, двое детей. Соответствующая история – все оформляет, все субсидии. Про доплату за детей я вообще молчу – там 100 рублей или что-то такое. Это смешно. Это шоколадку ребенку купить. Но на квартиру точно так же – очень нерегулярно и в полном объеме, как положено. То есть положено платить за шесть месяцев, а они платят где-то за два месяца. А остальные деньги куда исчезают – неизвестно. И ни у кого ничего не добьешься. Так что законы-то мы знаем…

Константин Чуриков: И они у нас прекрасные, гуманные, да, эти законы.

Тамара Шорникова: Только не везде работают.

Константин Чуриков: Спасибо.

Тамара Шорникова: Вот говорят, что денег нет, хотя положено.

Артем Кирьянов: Вы знаете, вот это, конечно, очень странно звучит, потому что как-то так у нас уже никто особо-то и не рискует, знаете, не заплатить положенное из государственного кармана. Действительно, наша телезрительница глубоко права. Что значит – если за шесть месяцев положено, заплатить за два? А где деньги, да? То есть тут уже, что называется, пахнет уголовным делом, по-моему. Поэтому здесь надо просто разобраться уже в ситуации на месте. Ну, я думаю, что если нас смотрит, например, соответствующий департамент Волгоградской области, то они должны взять на заметку. Я думаю, что здесь-то как раз нарушение, что называется, и закона, и технологии исполнения этого закона.

Константин Чуриков: Прав человек. И Конституция, где записано, что Россия – социальное государство.

Артем Кирьянов: Да, ну конечно. Оправдывать никого мы тут не будем, потому что допускаются вещи, которые на самом деле несовместимы. Почему так происходит – это второй вопрос. Но надо что-то решать с кадрами, надо что-то решать с технологией. Ну, сейчас мы… Вы знаете, у нас один из самых модных сейчас трендов – это цифровизация. Она у нас сейчас везде, ну, на самом деле, да?

Константин Чуриков: Ну, везде о ней говорится, во всяком случае.

Артем Кирьянов: Ну, где-то даже она есть, где-то даже она есть. В принципе, МФЦ (многофункциональные центры) – это уже, так сказать, первое последствие некоторой цифровизации. Я думаю, что вот там надо доработать этот механизм, в том числе и по справкам. Ну, действительно, зачем раз в полгода собирать справки? Давайте хотя бы раз в год. Ну не бывает так, что сначала все было очень плохо, а через полгода как-то стало так хорошо! Ну не бывает.

И конечно, мы совершенно не считаем, что субсидия – это какое-то купание в золоте, как было сказано, или что-то такое. Конечно, за субсидиями обращаются, ну, даже по практике, уже те люди, которые не справляются никак иначе. То есть это действительно уже такой момент кризисный. Поэтому здесь вот эти вещи надо действительно очень жестко контролировать.

Константин Чуриков: Как влияет квартплата на материальное положение семей? Сейчас посмотрим два сюжета – истории из Петропавловска-Камчатского, где высокая плата за коммуналку, и из Владикавказа, где, по нашим данным, она оказалась самой низкой.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Вот такие две истории. Давайте еще узнаем, как обстоят дела на Дальнем Востоке. Прямо сейчас у нас есть возможность подключить к нашему разговору Максима Евсеевича Кривелевича, доцента кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Здравствуйте.

Максим Кривелевич: Добрый день, уважаемые коллеги.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Максим Евсеевич, вот регионы Дальнего Востока регулярно попадают у нас в опросах наших по ЖКХ именно в строчки с самыми высокими платежками за коммуналку. Плюс они попадают на наши карты с красным и фиолетовым цветом – то есть там расположены те регионы, в которых траты на коммуналку составляют 40–50% зарплаты. С чем вы это связываете? Можете ли вы согласиться с такими данными, которые собрали наши телезрители?

Максим Кривелевич: Согласиться могу абсолютно, потому что это субъективное представление. Хорошая новость состоит в том, что россияне просто очень плохо считают совокупный доход семьи. Зачастую, когда речь идет о 40–50% совокупного дохода, который тратится на оплату ЖКХ, люди совершенно корректно рассчитывают те деньги, которые они платят за ЖКХ, но очень плохо считают совокупный доход.

Тамара Шорникова: Тем не менее…

Максим Кривелевич: Смотрите, это единственная хорошая новость.

Константин Чуриков: Так?

Максим Кривелевич: Все остальные новости уже менее хорошие. Действительно, очень высокие тарифы. Во-первых, очень высокие энерготарифы, поэтому электричество и все, что происходит из электричества, у нас действительно дорогое. Во-вторых, длительный отопительный сезон. И даже в Приморском крае, который регион южный, то есть это один из самых южных регионов России, у нас стабильно семь месяцев длится отопительный сезон. Естественно, это не может быть дешево. Расходы действительно очень серьезные. А в ситуации, когда (мы с вами в прошлый раз обсуждали) у нас 19% населения находятся за чертой бедности, конечно, для очень многих семей оплата ЖКХ становится проблемой.

Константин Чуриков: Ну, наверное, просто проблема в том, что лишних-то денег, как говорится, в кармане у людей сейчас нет. И возникает эта вечная дилемма для многих – продуктов купить себе и детям или за коммуналку заплатить? Уважаемый эксперт, а как вы еще к такому сюжету отнесетесь? Вот новость вполне официальная, что Правительство России одобрило предложение Минэкономразвития дважды в будущем году проиндексировать тарифы: с 1 января – на 1,7%, а с 1 июля – на 2,4%. То есть суммарно, я тут смотрю, это получается у нас уже…

Артем Кирьянов: 4,1%.

Константин Чуриков: Это у нас уже больше 4% – 4,1%, да.

Максим Кривелевич: Ну, собственно отношение к этому нововведению может быть только одно. Можно только приветствовать такие меры по повышению социальной ответственности граждан. То есть гражданам не оставляют выбора. И последние итоги выборов в Приморском крае и в Хабаровском крае показывают, что все-таки государству удалось гражданам внушить очень простую мысль: они не могут оставаться в стороне того, что происходит. Формально у нас есть краевой закон, по которому более 43 тысяч семей получают поддержку в виде компенсаций между 22% совокупного дохода семьи и реальной стоимостью оплаты услуг жилищно-коммунального хозяйства. Эта субсидия предоставляется на шесть месяцев при предоставлении пакета документов, в общем-то, по относительно несложной процедуре.

Тамара Шорникова: А реально сколько получают?

Максим Кривелевич: А реально – никто не знает, потому что здесь то же самое, что и с налоговым вычетом на детей. Если у вас вычет составляет 1 400, а составить налоговую декларацию стоит 5 тысяч…

Константин Чуриков: Ну, все понятно, да.

Максим Кривелевич: Достаточно несложно понять, что это не сильно востребованная услуга. Поэтому, вот с точки зрения чиновников, здесь проблемы нет. Они говорят, мол: «Пожалуйста, вам не хватает? Как только за 22% зашли, вы идете на госуслугу, вы собираете пакет документов, вы подаете – и вы получаете поддержку». И действительно, очень многие люди так делают. И действительно, этот механизм работает. Но с точки зрения человека, который, к примеру, не имеет высшего юридического образования, не закален в борьбе с родным государством, вот он просто выживает.

И надо сказать, что это еще не проблема. Проблема, связанная со стоимостью ЖКХ, с ростом НДС, с пенсиями, на Дальнем Востоке воспринимается не так сильно, как другая проблема – как проблема девальвационного налога. То есть резкий обвал рубля, когда с 30 рублей мы получили 60, под 70, людьми переживается гораздо сложнее, потому что все потребление – это потребление импортных товаров. Сейчас речь не идет о том, заплатить за свет или поесть мяса. Сейчас речь идет о том для многих людей, заплатить за свет или поесть. Точка.

Константин Чуриков: Это был Максим Кривелевич. Спасибо большое, Максим Евсеевич. Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Просто как из рога изобилия сыплются разные эсэмэски. Вот еще такой сюжет давайте отработаем, Челябинская область нам об этом пишет: «Семья, двое детей, у нас ипотека. На коммунальные услуги денег нет. Жена в декрете. Как быть?»

Артем Кирьянов: Реструктуризировать ипотеку. Вот прямо встать и пойти в тот банк, который выдавал, и сказать: «Товарищи, денег нет, на грани банкротства, платить ипотеку не буду, квартиру хоть как забирайте». То есть банку эта квартира ваша, которую они вам, так сказать, в ипотеку, что называется, профинансировали, она не нужна. Это плохой и ненужный актив. Поэтому сегодня для банка… Ну, что он будет делать?

Константин Чуриков: Им важнее, чтобы человек, у которого беременная жена, чтобы он скорее заплатил услуги ЖКХ, да?

Артем Кирьянов: Нет, человек должен платить по ипотеке. И банку сегодня важнее, чтобы человек продолжал платить по ипотеке, но при этом не отдавал вот эту квартиру, как бы не нужную ему уже, потому что он уже не может платить, потому что у него трудности. И что банк с этой квартирой будет делать? Сдавать ее помесячно или посуточно? То есть для банка это проблема. Это такие активы, которыми он не гордится. Поэтому здесь надо, конечно, обратиться в банк.

Что хотелось бы сказать? Конечно, у нас два ученых и три мнения. Я некоторым образом отношусь к ученому сообществу. И хотелось заметить коллеге, что, так сказать, по повышению тарифов ничего такого не произошло. Это технический маневр, когда разбили одно повышение, которое в июле, на два, что называется, в январе и летом, потому что будет 20-процентный НДС. С этим связана вот эта мера по повышению тарифа зимой. Это первое.

Второе. Если вам надо получить налоговый вычет на ребенка, то не надо заполнять самостоятельно декларацию, за 5 тысяч рублей тем более. Нет таких цен, то есть даже по рынку заполнения деклараций. Ну, это тысячи полторы.

Константин Чуриков: Дело было на Дальнем Востоке – там все может быть.

Артем Кирьянов: Да ну, что вы? Надо пойти а работодателю в бухгалтерию и сказать: «Слушайте, у меня вот справки, у меня двое/трое детей, вот в таком порядке они рождались. Вот справки о том, что они у меня есть». И дальше уже работодатель все это сделает. Поэтому не надо тут усложнять ситуацию там, где она не сложная.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим, как дела в Краснодаре, Сергей оттуда дозвонился. Сергей, слушаем вас.

Зритель: Добрый день, уважаемые ведущие. Добрый день, уважаемый гость в студии. Меня зовут Сергей, я пенсионер, председатель совета своего дома по ЖКХ кое-что немножечко знаю. Ну, лично у меня ЖКХ летом – 55%, зимой – 60%. Пенсия у меня – 9 200. Прожиточный минимум в Краснодаре для пенсионера – 8 500. Субсидию получать? Да, одно время получал. Но в последнее время перестали, только зимой копейки дают, а летом не дают ни копейки.

Константин Чуриков: По формальным признакам вы получились не малоимущим, а многоимущим для государства, да?

Зритель: Сказали: «9 200? Ой-ой-ой! Это кошмар сколько!»

Тамара Шорникова: «Платите за все сами».

Зритель: 8 500 – прожиточный для пенсионеров, это официально во всех документах. Ну ладно, бог с ним. У меня сын в Москве, сын мне помогает. Если бы сына не было, я бы уже с вами не разговаривал, собственно говоря, я бы уже и не выжил. Вот у меня такое еще… Конечно, вовремя я плачу. Значит, неплательщиков я как председатель совета дома на 54 квартиры… Не платили две квартиры. Сейчас не платят четыре. Это просто так, к сведению, я по своему дому. И в остальном по Краснодару и краю хотел сказать. Непонятно… Особенно хочу гостю вопрос задать.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: У нас двойная оплата за горячую воду. У нас сначала идет строчка «нагрев холодной воды до горячей», причем зимой берут температуру от 0 градусов. Или в школе не учились, или по физике… При 0 градусов лед топят в школе. И вторая обыкновенная строчка, как по всей стране – «горячая вода». Вот все плюсуется – где-то 210 рублей. В Магадане, Чукотке и Якутии – порядка 150, 160, 130, насколько я помню, горячая вода. Куда бы мы ни обращались, везде нам говорят: «Очень законно, все законно, все по постановлению Правительства». Но почему в Москве так даже не платят, и в других городах (я знаю, друзья есть) такого нет, а у нас двойная оплата за горячую воду?

Константин Чуриков: Сергей, ну зачем обдирать единожды, если можно ободрать дважды? Спасибо. Вот дурят нашего брата.

Артем Кирьянов: В общем, похоже, что да. Конечно, надо смотреть…

Константин Чуриков: Прикрываясь, между прочим, Правительством.

Артем Кирьянов: Надо смотреть, что действительно происходит. Может быть, почему-то расщепилась просто одна строчка на две. Но тогда с какой целью это сделано? И зачем вызывать какие-то дополнительные вопросы?

Тамара Шорникова: Запутывать.

Константин Чуриков: В чью пользу она расщепилась?

Артем Кирьянов: Нет, получается так, что если и цена выше, чем в среднем, например, по стране… Хотя Краснодарский край (я правильно же услышал?) – это все-таки не Красноярский. То есть, действительно, от ноля-то можно и не нагревать. Конечно, здесь обращение с Госжилинспекцию, обращение в прокуратуру должно быть, обращение к органам местного самоуправления, потому что эти все вещи очень часто, действительно, так запутаны, что нормальному человеку… Вот так он посмотрит: «Что это такое?» То есть цифры видит, а понять, как это все соотносится, не получается.

Опять же по Владикавказу – там прозвучала фраза насчет вывоза мусора за полторы тысячи рублей. Вот это уже какая-то вообще криминальная схема, по-моему. Я не знаю, сколько у них кубометр стоит, то есть сколько прослоек тех, кто, что называется, причастен к вывозу мусора, у них там задействован. То есть это тоже предмет для рассмотрения уже, так сказать, на тему: «А что у вас там происходит вообще? Почему факт мошенничества никто не пытается замаскировать?»

То есть я бы, конечно, из нашего эфира прямо этот вопрос обратил в прокуратуру, и даже желательно Генеральную, потому что, как правило, на местах ни у кого не возникает особого желания посмотреть, что же там, какие там люди стоят за вот этими схемами.

Тамара Шорникова: Вот что любопытно? Что ни регион – какая-то подозрительная вещь находится. И мы можем только удивляться. А люди-то платят, потому что добропорядочные граждане, потому что не хотят оказаться в должниках. «В общем-то, так начислили».

Константин Чуриков: Потому что за вами придут, если вы не платите.

Артем Кирьянов: Не платить – хуже. Конечно, не платить – хуже. Потому что когда вы не платите, то, собственно, время доказывания, что вам оказывают услугу не должную, что вы ее вообще не получаете, и вот эти все истории, связанные с написанием исковых заявлений – это как бы сначала ваш труд, а потом, если суд признает, то, да, конечно, вы ничего не должны. Но бывают случаи, когда суд, например, не признает, потому что, ну, не должные доказательства предоставили, ну, чего-то не хватает. То есть опять же оплатить экспертизу надо сначала, а потом уже суд присудит возвратить деньги. Поэтому это все вещи достаточно сложные.

У нас есть на самом деле целый ряд организаций… Например, есть такая организация «ЖКХ Контроль», которая давно работает на всей территории страны, в каждом регионе она есть. Можно обращаться, чтобы они посмотрели и, с точки зрения общественности, это все проверили. У нас есть Общественные палаты в каждом субъекте. И я знаю точно, что на обращения по ЖКХ мы тратим как минимум половину нашего рабочего времени.

Константин Чуриков: Артем Юрьевич, ну смотрите – наши зрители нам присылали эсэмэски, крики о помощи, SOS-сигналы. Мы это все обработали, превратили в это исследование. Давайте с вашей помощью передадим эти результаты куда надо.

Артем Кирьянов: Давайте, конечно.

Константин Чуриков: По месту требования.

Артем Кирьянов: Я обязательно эти результаты передам. Соответственно, мы посмотрим, что называется, и региональный разрез, и то, что по федеральной составляющей происходит. Мы обязательно обратимся в Министерство строительства и ЖКХ, потому что, вы можете быть уверены, для министерства очень важно, чтобы был обратный сигнал с места. Потому что когда, условно говоря, субъекты федерации рапортуют о том, как все здорово, классно и все в графике, а потом выясняется, что у нас и дольщики неучтенные по стране в бешеном количестве, и…

Тамара Шорникова: И денег на субсидии не хватает.

Артем Кирьянов: Ну, деньги на субсидии – это немножечко не минстроевская тема, но тем не менее. Поэтому то, что у вас получилось из вашего соцопроса (или как вы это сформулировали?), мы обязательно заберем в работу и посмотрим, что же действительно происходит.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще одного телезрителя, к нам дозвонился Александр из Приморья. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Расскажите, сколько вы платите и откуда берете деньги.

Зритель: Ну, я работаю грузчиком, получаю 15 тысяч рублей зарплату. Город Дальнегорск, Приморский край. Плачу 5 500, но это зимой, естественно, когда отопление.

Константин Чуриков: А как же вы там живете, Александр? У вас же цены сумасшедшие, в Приморье.

Зритель: Ну, сумасшедшие. Вот на 9 500 выживаю. Я еще инвалид третьей группы, получаю льготу. Можно гостю задать вопрос?

Тамара Шорникова: Конечно. Нужно.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Я хотел бы спросить в двух словах. Вот почему сейчас отменили льготу в квитанциях, а дают ее деньгами? И если ты не оплачиваешь вовремя, то льготу приостанавливают. То есть ее не лишают, а приостанавливают.

Константин Чуриков: Артем Викторович?

Зритель: Я ее не получаю, если я должником являюсь.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Зритель: То есть если я не заключен в дополнительные договора, ну, такое все.

Артем Кирьянов: Это, конечно, мера, которая… ну, отчасти она для того, чтобы люди платили. То есть если положена льгота, то как бы она должна идти на оплату, да? Почему монетизация? Ну, здесь сложно. Это каждый регион считает для себя, как правильно сделать. То есть заявительный порядок на льготу и монетизация как бы больше обязывает. Ну, вот такие вещи происходят.

В принципе, мы же в свое время тоже, когда проходили монетизацию… А уже сколько лет? Наверное, лет десять, да? А может, и больше. Когда у нас, грубо говоря, ездили в метро по удостоверению, а потом стали получать компенсацию или проездной билет уже на конкретного человека, то, конечно, повысилось количество людей, которые платят. Потому что удостоверений было много разных и непонятных. Они как-то и выдавались криво, и все прочее, да? Поэтому здесь вот такие нюансы.

Константин Чуриков: Давайте сейчас посмотрим еще небольшой опрос очный, который устроили наши корреспонденты в нескольких регионах – спрашивали у людей, сколько все-таки они платят за жилищно-коммунальные услуги.

ОПРОС

Константин Чуриков: Люди еще умудряются это все говорить с улыбкой на лице.

Артем Кирьянов: Ну, вы знаете, это же старая шутка: «Зарплата у вас какая?» – «Хорошая. Но маленькая». Ну, хочу, может быть, чуть-чуть порадовать в такой достаточно тяжелой теме. Экономисты говорят, что первый год у нас стали подниматься реальные доходы населения. Говорят также, что и в 2018-м будут чуть-чуть повыше реальные доходы населения, чем инфляция и прочие негативные факторы, рост цен. Поэтому, с одной стороны, конечно… Ну, пенсионная реформа, так широко обсуждаемая.

Константин Чуриков: Тоже полегче станет?

Артем Кирьянов: Ну, тоже будут пенсионеры, которые сейчас пенсионеры, они будут получать денег больше. То есть тысяча рублей в год, расчетная – это же по-любому как-то перекрывает хоть какие-то риски. Конечно, у нас очень много людей, которые получают пенсии на грани, так сказать, проживания.

Опять же не сочтите, так сказать, за цинизм, но если человек один, пенсионер, у него есть квартира, за которую он платит, но наследников у него нет, никто ему не помогает. Для этого есть история, когда ты эту квартиру, которая все равно будет выморочным имуществом, которая все равно уйдет в доход государства, ты просто заранее отдаешь государству и, соответственно, получаешь прибавку к пенсии, и с тебя снимается вот эта нагрузка по оплате.

Такие механизмы есть. И эти механизмы достаточно жестко курируются местными властями. То есть это не какое-то мошенничество, когда чужой малознакомый человек приходит, забирает у тебя квартиру, а потом говорит: «Ну, все». А это государственная программа.

Константин Чуриков: А это государство, которому люди так доверяют прямо?

Артем Кирьянов: Это государственные программы, они тоже есть.

И второй момент. Конечно, так или иначе, все мы как-то живем, кому повезло, все мы живем в семьях. Вот у нас телезритель правильно сказал, что если бы не сын, то, может быть, все бы было гораздо хуже.

Константин Чуриков: Подождите, а одинокому пенсионеру (извини, Тома) что делать? Ему жениться на старости лет?

Артем Кирьянов: Нет, одинокому пенсионеру…

Тамара Шорникова: Сначала квартиру отдать государству.

Артем Кирьянов: Я как раз и говорю, что есть такие механизмы, когда ты получаешь дополнительный доход, но просто досрочно, что называется, государство у тебя эту квартиру как бы забирает к себе. Но еще раз: это выморочное имущество. Если на него никто не претендует, если у тебя нет родственников и наследников, то зачем держаться за эту собственность? Это как бы такая ошибка, которая порождается нашим отношением: «Вот есть квартира, и что бы с ней ни происходило, я все равно буду держаться за нее, сколько бы за нее ни платить, как бы ни было трудно». А зачем?

Тамара Шорникова: Давайте кратко о государстве, которое о нас заботится, и вот о тех негативных факторах. Потому что я думаю, что реальные доходы в следующем году мы все-таки будем считать после того, как повысят НДС, после того, как повысят коммуналку, и так далее, и так далее, и так далее. Поговорим, вырастут ли они реально или нет. НДС – государство повышает налог. Повышает квартплату, я так понимаю, что тоже в связи некой с этим.

Артем Кирьянов: Нет-нет-нет, подождите, подождите. Давайте все-таки по отдельности. НДС – это косвенный налог, который платят юридические лица. В итоге…

Тамара Шорникова: Да. И очень многие компании говорят о том, что у них вырастут расходы – соответственно, в связи с этим они как раз обращались в Правительство, чтобы…

Артем Кирьянов: Нет, подождите, подождите.

Константин Чуриков: Конечными плательщиками будем мы.

Артем Кирьянов: Подождите на секундочку. Значит, в итоге… На самом деле у нас очень разные ставки НДС по льготным категориям. Ну, тот же хлеб – там другая ставка НДС.

Тамара Шорникова: Мы сейчас про коммунальные компании.

Артем Кирьянов: Коммунальные компании? Что называется, у них рост тарифов – как бы сказать-то? – искусственно замораживается Правительством Российской Федерации. То есть они не могут себе позволить иметь вот эти полугодовые люфты, когда уже НДС 20%, а тарифы еще только индексируются через полгода. Поэтому вот эти 4% индексации тарифа ежегодного, который на самом деле никакого отношения к реальности экономической не имеет… Это, считайте, заморозка тарифа инфляционная. Так вот, эти 4% разбили на две части.

Константин Чуриков: Вы говорите о ресурсниках. А есть еще управляющие компании, которые нам могут разные строчки в платежках писать.

Артем Кирьянов: Нет, управляющие компании, которые разные строчки… Как раз принято тут недавно постановление Правительства, по которому лишать лицензии недобросовестную компанию станет легче, а оснований на это будет больше. Ну, вообще пойдет такая зачистка управляющих компаний, которые не очень понимают, что они делают, ради кого и за чей счет. То есть это тоже такая новость, в общем, позитивная. Потому что в 2015 году, когда мы выдавали лицензии, ну, практически каждый мог получить. А заодно получали еще те компании, которые «на всякий случай»: «А пусть будет лицензия – там разберемся, будем ли мы чем-то управлять, не будем». Сейчас эта количество компаний уменьшится, я думаю (я уже говорил об этом), их на 30–40% можно «почистить», и будет лучше.

Ну а что касается управляющих компаний в сфере ЖКХ, которые муниципальные, то это, конечно, наша беда, наша боль, потому что уровень управляемости такими компаниями очень низкий, уровень эффективности этих компаний низкий. Люди страдают, они не понимают, с кем разговаривать. С ними никто не разговаривает.

То есть я могу долго перечислять, но основной процент обращений граждан как раз не на частные управляющие компании, которые плохо справляются, а на муниципальные, которые привыкли, что они вроде как заодно и власть. «Ну а что с нами сделают? Вот мы никому ничего не делаем, у нас тут непонятно кто работает, куда-то мы деньги украли. Так мы же власть». Поэтому вот с этим, конечно, надо бороться.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Татьяну из Волгограда, как раз что-то хочет рассказать про взаимодействие с управляющими компаниями. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, имеем ли мы право – председатель нашего дома и по подъезду старшая – контролировать именно счетчики на воду, на газ (ну, на газ, конечно, нет, это отдельно у нас) и на отопление? Они поставили счетчики в подвале, управляющая компания, и повесили амбарный замок. Мы спрашиваем: «Пожалуйста, отчитайтесь нам за вот эти все данные, которые вы нам пишете». Ну, нам, конечно, в ответ ничего.

Артем Кирьянов: То есть даже посмотреть не дают?

Зритель: Даже посмотреть не дают.

Артем Кирьянов: Это прекрасно! Это вот прекрасно!

Константин Чуриков: Терзают смутные подозрения.

Артем Кирьянов: Мы даже не знаем, есть там пломбы или нет, и что там вообще происходит, да? Нет, ну конечно, вот это как бы, мягко говоря, некорректное поведение управляющей компании. Управляющая компания должна любить своих жильцов, потому что это, грубо говоря…

Константин Чуриков: Вы такое встречали?

Артем Кирьянов: Слушайте, вообще жильцы – это люди, которые дают деньги управляющей компании, чтобы она управляла их имуществом, да? То есть собственники дают деньги, что называется, подрядчику, который… ну, теоретически он должен как-то волноваться, продлят ли ему контракт на управление этим домом, потому что это его рабочие места, это его зарплата, это его доход. Поэтому, конечно, надо обращаться в Госжилинспекцию, надо вот эти все амбарные замки… Тем более кто обращается-то? Совет дома, старший по подъезду. Ну, что это?

Константин Чуриков: Артем Юрьевич, маленькая ремарка. Если бы этих управляющих компаний было бы много, если бы действительно были среди них те, кто любит людей. Так их на рынке-то дефицит. Вместо одних плохих приходят другие плохие.

Артем Кирьянов: Они есть, конкуренция есть. И приходят не такие уж и плохие.

Константин Чуриков: Да?

Артем Кирьянов: Просто здесь надо собирать общее собрание и менять управляющую компанию.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте подведем итоги нашего SMS-голосования. Мы зрителей спросили, вовремя ли они платят за квартиру. 74% говорят «да, вовремя», а 26% задерживают. По каким причинам – мы только что говорили. Причина – безденежье. Причина – то, что тарифы постоянно растут. Вот наш гость Артем Кирьянов говорит, что будет полегче в следующем году, даже несмотря на индексацию тарифов. Вечером продолжим обсуждать эту же тему, уже в 20:00 по московскому времени.

Тамара Шорникова: Ну и днем пока не выключайтесь.

Константин Чуриков: Спасибо. Это был Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты России. Через две минуты мы к вам вернемся, уважаемые зрители.

Артем Кирьянов: Спасибо. До свидания.

Реальные цифры: сколько россияне платят за коммунальные услуги
Список серий