• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Дмитрий Кузнецов: Если у вас возникли проблемы с получением медицинской помощи по ОМС, обращайтесь напрямую в свою страховую компанию

Дмитрий Кузнецов: Если у вас возникли проблемы с получением медицинской помощи по ОМС, обращайтесь напрямую в свою страховую компанию

Тамара Шорникова: И приступаем к обсуждению нашей первой темы. Правительство изменит формулу расчета региональных взносов на обязательное медицинское страхование неработающих граждан. В общей сложности в следующем, 2019 году субъекты потратят на это больше 700 миллиардов рублей.

Виталий Млечин: Тариф взносов по обязательному медицинскому страхованию в расчете на одного неработающего гражданина увеличится для 32 регионов. Больше всего – для двух столиц и прилегающих к ним областей. Подрастет он также в Республике Тыва, в Тюменской, Челябинской, Кировской областях и в Забайкальском крае, но уже не так сильно. И только в Томской области сумма снизится на целых 300 рублей.

Тамара Шорникова: Вот повлияют ли как-то эти перемены на качество оказываемых нам медицинских услуг – мы сейчас и поговорим.

У нас в студии – Дмитрий Юрьевич Кузнецов, вице-президент Всероссийского союза страховщиков. Здравствуйте.

Дмитрий Кузнецов: Добрый день.

Виталий Млечин: Дмитрий Юрьевич, здравствуйте.

Дмитрий Кузнецов: Добрый день.

Виталий Млечин: Давайте, наверное, начнем с того, что определимся, на что идут эти самые деньги и насколько это повышение планируемое со следующего года нужно и достаточно.

Дмитрий Кузнецов: Ну, на самом деле давайте мы определимся со следующим. Первое. То, что произошло – это некое приведение в соответствие методики сбора средств по территориям к методике распределения. То есть субвенции, которые существуют, они учитывают либо региональный коэффициент, либо некий средний уровень зарплат, который существовал.

То есть, например, регионального коэффициента города Москвы не существовало, а ориентировка всегда существовала по уровню зарплат. И вот это просто некое приведение, где больше этот уровень, где соответствующий коэффициент, происходит некое перераспределение средств как собираемых, так и направляемых в регионы, которые сначала аккумулируются в федеральном фонде, а потом распределяются в виде субвенций.

Поэтому в целом давайте скажем так: в определенной степени на саму систему, то есть на саму систему оно не повлияет, потому что сбор будет примерно тот же самый, он будет не меньше. А то увеличение, которое есть, оно связано далеко не только с этим.

Ну а второе: это все направляется на оказание услуг гражданам по системе обязательного медицинского страхования, в которой застрахованы, так скажем, более 90% наших граждан.

Виталий Млечин: А вот эти деньги в абсолютных величинах зафиксированы, или это какой-то процент все-таки от дохода?

Дмитрий Кузнецов: Нет, ну смотрите. Во-первых, есть определенная методика, которая существует. Да, у нас есть те взносы, которые платит работодатель за каждого из нас. Они перечисляются соответственным образом в центр. Существуют те средства, которые опять-таки в соответствующей методике (ну, это, наверное, детали те, которые сейчас на данном этапе никого не интересуют) собираются из администрации регионов, которая несет ответственность за финансирование системы оказания медицинской помощи для неработающего населения. А работодатель у нас несет ответственность за своих работников. Ну, наверное, так.

Тамара Шорникова: Давайте подключим к нашему разговору телезрителей. Во-первых…

Виталий Млечин: Как мы это всегда делаем.

Тамара Шорникова: Разумеется. Во-первых, запустим SMS-голосование. Расскажите, пользуетесь ли вы бесплатной медициной – да или нет? Вы можете отправить SMS, а мы в конце этой получасовки обязательно подведем результаты и посмотрим. Ну и в принципе звоните и рассказывайте, как у вас обстоит в регионе, в городе дело с медобслуживанием. Активно ли вы пользуетесь тем, что возможно сделать по полису? Есть ли у вас такая возможность? Хватает ли специалистов в ваших поликлиниках? И все ли обследования вы там можете пройти? Звоните и пишите.

Виталий Млечин: Да, это сделать очень просто. 5445 – это короткий номер для SMS-сообщений. 8-800-222-00-14 – телефон для ваших звонков. Кстати, все абсолютно бесплатно, так что не переживайте, мы на своих зрителях не наживаемся.

Давайте, наверное, посмотрим, у нас есть небольшой сюжет из Череповца. Вот как выяснилось, в этом городе проблема с записью в муниципальные поликлиники, причем прямо с детства острее всего вопрос с лечением зубов. В городе с населением 300 тысяч человек всего одна муниципальная детская стоматологическая поликлиника, поэтому вылечить зубы бесплатно практически невозможно. И вот наш корреспондент Екатерина Якунова попыталась записаться к врачу. И вот что у нее получилось.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Тут точнее не скажешь, да? Вывод, в общем, каждый может сделать. Это не катастрофа, как по-вашему? Вот на год вперед записаться…

Дмитрий Кузнецов: Давайте скажем так: безусловно, это крайне скверно. Но надо понимать несколько моментов. Значит, первое, о чем мы должны все помнить? Что система обязательного медицинского страхования – это некий инструмент, который финансирует ту помощь, которая воспринимается как бесплатная. Мы сами прекрасно понимаем, что нет никакой деятельности, которая ведется бесплатно. Другое дело, что человек не должен за нее платить, когда он ее получает. Поэтому как бы любая услуга всегда платная.

Второй момент. Так как это финансовый механизм, да, использование его сопровождается использованием ряда инструментов, которыми пользуются участники, обеспечивающие функционирование системы. Но это ведь вопрос, касающийся и работы, скажем так, администрации того или иного региона, да? Безусловно, ни один финансист, будь он государственный, будь он негосударственный, к сожалению, не может гарантировать той работы, которую на конкретной территории администрация будет выполнять идеально или неидеально. То есть тут два момента, которые надо учитывать.

Я не могу сказать, что система ОМС в этом виновата. Скорее всего, все-таки, наверное, сложности с подготовкой кадров, безусловно. Ну и плюс, возможно, так сказать, работа регионального Минздрава тоже нуждается в некой коррекции. И не потому, что это критика должна быть исключительно, но учитывать это надо. В одной ситуации можно сказать: «Проблема есть, да, мы о ней знаем». Другое дело – принимать какие-то меры.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Ларису из Краснодарского края, к нам дозвонилась телезрительница. Узнаем, как обстоят дела в этом регионе с обслуживанием по ОМС. Здравствуйте, Лариса.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Лариса. Говорите, пожалуйста.

Тамара Шорникова: Довольны ли вы медицинской помощью в вашем городе, регионе?

Зритель: В нашем городе? Я на прошлой неделе, в четверг, высказывалась о том, как у нас работает поликлиника, в которой нет кучи специалистов. У нас никак не откроют нормальную больницу. Койко-мест было 40, а стало 10. Но дело в том, что я хочу такой вопрос задать… Я забыла фамилию его.

Виталий Млечин: Дмитрий Юрьевич Кузнецов.

Зритель: Да. Вот Дмитрию Кузнецову хочу задать вопрос. Так как я проживаю одна с сыном-инвалидом первой группы… Я сама тоже пенсионер, тоже болею. И получается, что фактически не получаю никакой помощи медицинской. Почему? Потому что в нашей поликлинике не хватает кучи специалистов. А если надо добраться до специалиста, то надо ехать в другой город, а там тоже многих специалистов не хватает. И всех отсылают либо в Анапу, либо на Кубань.

Вот хочу узнать у Дмитрия, если я не получаю бесплатную медицинскую помощь, можно ли медицинское страхование получить деньгами на мой счет, и тогда я буду платно пользоваться услугами?

Тамара Шорникова: Так, понятно.

Виталий Млечин: Вопрос очень интересный, кстати, и логичный, в общем-то.

Тамара Шорникова: Компенсация.

Виталий Млечин: Мой работодатель за меня отчисляет эти деньги, я этим не пользуюсь. Может быть, мне деньги тогда вернут?

Дмитрий Кузнецов: Поясню. Значит, смотрите. Первый момент. Это надо хорошо понимать, и это надо хорошо знать. Первое. Законодательство, которое у нас определяет эту систему, оно совершенно не предусматривает никаких выплат человеку на руки. Это первый момент.

Второй момент. Мы с вами прекрасно понимаем, что механизм страхования, который связан с внесением тех или иных взносов, которые… Давайте скажем так: какая бы у вас ни была зарплата, но, даже если сложить эти взносы, в случае необходимости получения высокотехнологичной операции, не дай бог, человеку, связанной с коронарной проблемой, простым сложением этого не сделать. Вот эти взносы, аккумулируясь в систему, позволяют получать в случае необходимости те методы лечения или диагностики, которые, так скажем, гораздо больше суммы этих взносов. В этом, собственно, один из элементов страхования.

Второе, что можно сказать. Да, с учетом того, что у нас есть, безусловно, те территории, на которых не так просто бывает получить помощь, как хотелось бы, есть возможности обращения в ту же самую страховую компанию, к которой вы прикреплены, для того чтобы она содействовала получению этой помощи в другом месте. Ну, все равно это будет. Если это тот самый небольшой населенный пункт, одно место, в котором ее можно получать, то в другой ситуации это будет уже другой населенный пункт, в котором ее можно будет получить.

Я не готов говорить сразу непосредственно про сроки, потому что все зависит от особенностей. У нас, к сожалению, есть территории, на которых… очень большая территория, очень небольшое количество населения – соответственно, медицинских учреждений тоже не так много, как хотелось бы. И расстояние очень большое. Но тем не менее обратиться в свою страховую компанию (а ее название совершенно точно есть на полисе) можно. Но вот получить деньги назад – нельзя.

И потом, давайте скажем так: не человек сам делает взнос для того, чтобы он мог даже думать об этом. Это делает либо работодатель, либо администрация региона.

Виталий Млечин: Да, работодатель. Но, с другой стороны, если бы не было этого взноса, то, вполне вероятно, работодатель бы увеличил зарплату. Поэтому можно считать, что все-таки это из нашего кармана.

Дмитрий Кузнецов: Можно некорректную фразу? Ну, это спорно обсуждать по поводу того, как это сделано. Давайте не забывать о том, что изначально система, которая была, которую называть системой Бисмарка или системой медицинского страхования, которая существует еще во многих странах, она подразумевает участие как работодателя, так и работника. Поэтому в данной ситуации давайте не будем все-таки считать, что работник не влияет. Потому что тогда бы у нас была ситуация гораздо хуже. Все бы говорили: «Ох, сколько денег уходит!»

Тамара Шорникова: Ну, на самом деле взносы за неработающих россиян – достаточно большая строка расходов в региональном бюджете. Вот по отчету экспертов, это около 7% занимает расходной части бюджета регионального. У нас есть графика, давайте посмотрим, сколько в принципе тратят регионы на эту строку расходов, на оплату обязательного медицинского страхования для неработающих граждан.

В 2012 году взнос всех регионов составил 299 миллиардов рублей. В 2018 году, то есть через шесть лет, он увеличился более чем в два раза, и этот суммарный взнос уже 661 миллиард рублей. Спасибо режиссерам.

Была не раз озвучена идея, из разных сторон звучала – передать вот этот уровень трат на федеральный уровень, то есть чтобы не регионы оплачивали неработающим гражданам их медицинское обслуживание, а федеральный бюджет. Возможно ли это в перспективе? Возможно, тогда все будет четче, структурированнее?

Дмитрий Кузнецов: Ну, можно я позволю себе даже немножко шире ответить на ваш вопрос? Первое. Безусловно, мы, наверное, тоже все слышали слова вице-премьера и министра финансов господина Силуанова, который сказал о том, что вероятность и возможность такая потенциально существует. Единственное, что, наверное, озвучивалась, если мне память не изменяет, немного более скромная цифра, но тем не менее она озвучивалась.

Вторая вещь, которую мне бы хотелось сказать. Наверное, в сочетании с рядом других мер структурных, которые происходят в системе обязательного медицинского страхования, в том числе и управленческих, некой вертикализации системы управления, тех же самых территориальных фондов благодаря федеральному фонду, мы могли бы получить ту ситуацию, которая бы привела нас к возможному дальнейшему развитию и приближению к классической страховой модели нашей системы, когда федеральный фонд уже мог бы выступать единым таким страхователем, а страховщик бы занимался именно тем, чем занимается страховщик во всем мире. И это было бы хорошо. Но в целом, насколько я знаю, эта идея не вычеркнута из повестки, но я не готов сказать, на каком этапе обсуждение.

Виталий Млечин: Нам пишут из Саратовской области: «Почему к вам дозваниваются только Краснодар, Ростов и Москва?» Это совершенно не так. Вот Галина из Курской области нам дозвонилась, а вовсе не из Краснодара и не из Москвы. Галина, здравствуйте, вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Вот хорошо, что дозвонилась. Это Курская область, Касторенский район. У меня такой вот вопрос. Почему, когда в стационаре лежат больные, буквально всем выписывают рецепты, чтобы шли в аптеку и покупали сами себе медикаменты – капельницы, уколы, таблетки, все?

Тамара Шорникова: Так, понятен вопрос.

Зритель: Если у нас медицинское страхование, то мы должны бесплатно лечиться. Почему все за деньги?

Виталий Млечин: Вопрос понятен.

Зритель: Куда тогда наши средства идут? Мы заплатили, мы купили. А руководство отчитывается за использованные медикаменты?

Тамара Шорникова: Понятно. Хорошо, спасибо.

Дмитрий Кузнецов: Значит, смотрите. Можно я дам комментарий? Первое. Наверное, случаи, которые касаются попыток взимания средств с граждан при получении помощи, которая должна оказываться бесплатно, они, к сожалению, пока есть и определенное время еще будут. И никуда мы от этого не денемся. Плачевно, что мы слышим, когда говорят сейчас о лечении в стационаре, но тем не менее факты есть. Человеческий фактор никто из нас никогда не отменит, к сожалению большому.

Значит, совершенно точно могу сказать, что в тех ситуациях, когда возникает момент, когда с вас пытаются взять деньги за те услуги, которые, как вам кажется, должны оказываться бесплатно, по крайней мере вы так считаете на этот момент (хотя случаи бывают всякие), первое, что надо сделать – надо позвонить в свою страховую компанию.

Понимаете, безусловно, песня Высоцкого «А если вы не отзоветесь – мы напишем в «Спортлото», она хороша, но я каждого, кто, собственно говоря, сейчас это слышит, призываю делать эту простую вещь. Телефон запомнить, может быть, сложно, но его можно записать в телефон. И где бы вы ни находились, в каком регионе, даже если это не домашний регион, можно позвонить в свою страховую компанию.

Тамара Шорникова: А каков алгоритм? Простите, сразу, чтобы далеко не уходить.

Дмитрий Кузнецов: Банальный. Значит, смотрите. К сожалению большому, люди, которые поступают некорректно, они пугаются того, когда об этом узнают, потому что…

Тамара Шорникова: Просто огласка, возможно, приструнит?

Дмитрий Кузнецов: Просто обращение страховой компании в то медицинское учреждение, в котором происходит этот факт. Другое дело, что, к сожалению большому, люди становятся умнее со всех сторон, и иногда, к сожалению, человека заставляют написать бумагу, что он знает, что может получить бесплатно, но тем не менее «я сегодня прямо готов выложить определенные деньги для получения услуги». Конечно, тут становится работать тяжелее с медицинскими учреждениями. Поэтому звонить надо сразу. Телефоны есть.

Более того, хочу отметить, что в очень многих медицинских учреждениях появилась такая услуга, как наличие страхового представителя, то есть человека, который имеет отношение к страховой компании, и он уже находится в медицинском учреждении. Хочу сказать, что случаев взимания средств стало меньше, по крайней мере в этих учреждениях. В некоторых, наверное, их просто не очень любят и не хотели бы видеть. Но тем не менее это действенный механизм, когда страховщик находится на связи с вами, еще раз говорю. Запомнить телефон и записать его в свой мобильный – ну, это не проблема.

Это действительно важная вещь, потому что страховые организации на сегодняшний день, практически как экстренные службы, имеют свои колл-центры, которые доступны 24/7/365, что бывает только, не знаю, у полиции, МЧС и прочего. Вот такая работа уже есть. Поэтому они вступают в борьбу с теми людьми, которые ведут себя некорректно.

Тамара Шорникова: А вот любопытно. Допустим, есть представитель страховой, а главврач говорит: «Нет денег, нет лекарств, не закупили».

Дмитрий Кузнецов: Подождите. Вопрос вот там так звучать не будет, потому что… Это можно вам сказать: «Нет денег» или «Сегодня у нас закончилась пудра такого цвета, который необходим гримеру для того, чтобы вы хорошо выглядели сейчас на эфире». Ну, наверное, это не ваша проблема. А второе, это большая проблема для главного врача, если он так будет говорить именно тем официальным органам, которые проводят оплату его оказанной помощи.

Виталий Млечин: Петр из Челябинской области дозвонился до нас. Петр, здравствуйте, вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день.

Виталий Млечин: Добрый.

Зритель: Я вот пенсионер. Я, в общем-то, регулярно смотрю передачу. Вот эта передача волнует, в общем-то, всех. Правильно вы говорите, что народ не воспринимает. Я сужу по бегущей строке и по сообщениям, по телефонным звонкам, конечно, очень и очень сложно. Но почему реакции нет никакой? Сейчас конкретно к медицине. Вы рассказываете, что лучше, не лучше, выше, не выше. А когда вернешься в реальную действительность, то получается так. Вот в этом году у нас ввели таблетки, уколы, в этом году у нас ввели. Значит, мы платим за пробирку, когда приходим сдавать анализу. Вот мы пришли сдавать анализы – и мы платим за пробирки. Осталось еще только сделать платный вход в больницу. Это можно двух зайцев сразу убить – отчет будет очень хороший, и люди исчезнут. Извините, конечно, за это самое… Но уже до того накипело все, что… Извините еще раз.

Виталий Млечин: Петр, а вы пробовали с вашей страховой компанией какой-то диалог вести, спрашивать, а почему вот так, ну, или вообще с кем-то беседовать по этому поводу? Петр?

Зритель: Вы знаете, когда чиновник выступает и рассказывает про дела в стране, вот я бы попросил: народ послушайте. Вы не умеете слушать, что у нас в стране делается. Приди и посмотри. Выбираем и депутатов, и руководителей, весь аппарат управления для того, чтобы контролировали, проверяли, помогали, воздействовали. А они ни туда, ни сюда…

Виталий Млечин: Петр, спасибо. Что-то мы далековато от темы ушли немножко. Все-таки еще раз вот такой вопрос. Анализы, надо заплатить за баночки – это законно или нет? То есть, может быть, это нормальная практика? Может, мы зря это обсуждаем?

Дмитрий Кузнецов: Нет, это не зря. К сожалению большому, действительно, еще раз, все, к сожалению, себя ведут, может быть, не совсем так… многие себя ведут не совсем так, как должны были быть. Ну, в качестве банального примера, очень я его люблю. Наверное, от того, что все мы знаем, что переходить дорогу надо на зеленый свет, а на машине двигаться в сторону зеленого, мы с вами каждый день в каком количестве сталкиваемся с совершенно противоположной ситуацией, когда человек бежит на красный, а на зеленый он может разговаривать по телефону и просто не обратить на него внимания? К сожалению, когда это происходит со стороны здоровья, то это всегда очень обидно, страшно и неприятно. Хотя ситуации относительно похожие, да? Нарушение тех правил, которые существуют, и тех порядков, которые есть.

Поэтому, еще раз, ситуации бывают всякие. Когда человек приходит в медицинское учреждение и говорит: «Я сегодня немедленно хочу получить полное компьютерное исследование всего тела, потому что я считаю, что так надо или мне посоветовали», – ну, тогда, безусловно, когда есть желание, то у нас свободная страна, и человек может занести небольшие или большие деньги в кассу и оплатить получение данной диагностической помощи. Когда же у человека появляется назначение, которое есть – значит, ему должны его оказывать в рамках тех сроков, они существуют. Как есть сроки для проведения плановой госпитализации, как прием того или иного специалиста. И мы со своей стороны, кстати, распространяем достаточно много инфографики, которая публикуется, и на сайте размещаем. Готовы потом с вами поделиться, если будет интересно. Я думаю, что никто не помешает и на сайте телевизионной компании разместить такую информацию, если она актуальна.

Еще раз, возникают подозрения и проблемы на то, что это идет, как говорится в народе, «развод на деньги» – обратитесь в страховую компанию. Мы с вами услышали ответ на самом деле, хотя он не прозвучал.

Тамара Шорникова: Много вопросов на нашем SMS-портале, давайте ответим на некоторые.

Дмитрий Кузнецов: Давайте попробуем.

Тамара Шорникова: Забайкальский край: «Скажите, могу ли я без прописки в другом городе, но в том же регионе пройти бесплатно врачей?» – Виктория, Забайкальский край. Вот достаточно распространенный вопрос, потому что…

Дмитрий Кузнецов: Можно я сразу отвечу? Мистическое выражение «пройти врачей». Значит, смотрите, поясню. Человек, находящийся в другом регионе, в ситуации, когда ему надо получить плановую помощь, плановое лечение – ну, это будет немного затруднительно. Значит, ситуация, в которой человек оказывается, и помощь должна быть оказана…

Тамара Шорникова: Плановая – это раз в год?

Дмитрий Кузнецов: Плановая? Знаете, я приехал отдыхать из города Москвы в город Сочи и подумал, что у меня плохие вены на ногах, и я, может быть, все-таки сделал бы какую-нибудь операцию в плановом порядке. Это будет не сделано.

Второй момент. Есть ситуации, в которых человек находится в угрожающей жизни ситуации. Тут никто даже не будет спрашивать ни гражданства, ни полиса, ни паспорта.

Тамара Шорникова: Ну, «скорая помощь», понятно.

Дмитрий Кузнецов: Совершенно верно.

Тамара Шорникова: А если насморк в Сочи том же?

Дмитрий Кузнецов: Вы приходите в поликлинику и объясняете, в чем проблема. Второй момент – вам говорят: «У вас не тот полис». Вы точно так же сразу телефонируете своим коллегам и решаете… Я имею в виду – нашим коллегам. Вы телефонируете страховщикам и объясняете сложности, которые у вас возникают. Вот эти вещи, когда нет угрозы жизни, но помощь необходима, она должны оказываться. Еще раз, планово-диагностические вещи – это по месту жительства.

Виталий Млечин: А вот из Москвы вопрос: «Кому жаловаться на страховую компанию, если они тоже отписываются?»

Дмитрий Кузнецов: Ну, давайте так. К сожалению большому, естественно, я не готов ответить на вопрос, отписываются они или нет, но тем не менее у нас существуют контролирующие органы в виде Фонда обязательного медицинского страхования и в виде Банка России, который, соответственно, надзирает вообще над деятельностью страховщиков, каким бы видом они ни занимались.

Тамара Шорникова: И сразу вопрос сюда же: «Какой процент взносов страховые компании тратят на собственные нужды?»

Дмитрий Кузнецов: Объясню. Значит, от всех средств, которые существуют в системе обязательного медицинского страхования, на данный момент это 1,05%. Если мы хотим говорить об абсолютных величинах, то это в районе 17 миллиардов рублей в год на всех страховщиков, которые существуют. Причем, заметьте, на эти деньги они финансируют тех экспертов, которые занимаются экспертизой, в частности вот этот институт страховых представителей, который уже насчитывает многочисленную армию. Это тот самый колл-центр. Это те люди, которые работают в медицинских учреждениях, и те, которые опять-таки проконтролируют то лечение, которое есть. Так что это не совсем те деньги, к сожалению, да, для нас к сожалению, которые бы всем хотелось считать или говорить. Это не 30%, не 40%, не 50% всех средств, которые голословно почему-то произносятся. Ну, это очень хорошо говорить, а на самом деле это не боле 1%.

Виталий Млечин: Давайте обратимся сейчас к нашим зрителям. Мы провели небольшой опрос – спрашивали, легко ли попасть на прием к врачу бесплатно, естественно. И вот что вышло.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Дмитрий Юрьевич, а вот что действительно делать, куда звонить, куда обращаться, если у тебя нет возможности пройти конкретного специалиста в поликлинике – не в той, куда ты прикреплен, а вообще в городе нет, например, кардиолога или лора в поликлиниках, а есть только в частных клиниках?

Дмитрий Кузнецов: Ну, еще раз, смотрите. Я совершенно не хочу выглядеть, как попугай, который повторяет одни и те же слова, но в целом… У нас же все время такая ситуация: мы не знаем, куда позвонить, мы не знаем, к кому обратиться. Еще раз, обращаться надо в первую очередь в свою страховую компанию. Если есть возможность той самой маршрутизации, которая присутствует, то она будет сделана, безусловно. Второй момент…

Тамара Шорникова: Но как страховая поможет найти конкретного специалиста, если его нет в поликлинике?

Тамара Шорникова: Послушайте, страховая компания должна быть в нынешних условиях благодаря взаимодействию вместе с органами управления здравоохранением и территориальным фондом обязательного медицинского страхования, который существует в регионе, у них должен быть определенный информационный ресурс, который позволяет оценить емкости и мощности тех медицинских учреждений, которые есть.

Но еще раз – мы не обсуждаем наличие одного фельдшерско-акушерского пункта, который находится один на какой-то большой территории. Мы обсуждаем все-таки учреждение, в котором есть несколько специалистов. Я очень сомневаюсь, что многие граждане просто обходят все медицинские учреждения и уточняют, можно попасть или нельзя попасть к тому или иному специалисту, потому что это медицинское учреждение может находиться на противоположной стороне города, и, конечно, туда не пойдет. Но тем не менее вопрос-то заключается в том – надо ли получить или все-таки надо ехать? Что важнее?

Поэтому, еще раз, обратиться в страховую медицинскую организацию и изложить свою проблему – вот это самая первая вещь, которую надо сделать. Я подозреваю, что просто многие этого, может быть, еще не услышали, не осознали, я не знаю, не узнали. Но вот эта логистика может быть выстроена страховщиком. Точно так же, как мы с вами сталкиваемся с тем, что мы слышали все, что какая-то конкретная больница, я не знаю, даже в столице, хорошо работает. Но мы с вами просто не знаем о тех специалистах, которые есть в других клиниках. Или, так сказать, иногда бывает ситуация такая, что в соседнем городе может быть стационар, в котором лечение оказывается на более высоком уровне, чем в той клинике, в которой мы собираем деньги для Израиля. Понимаете, тут ситуации бывают разные. Страховщик в этом может помочь.

Виталий Млечин: Да, интересно. Вот я обратил внимание, что даже в рамках одного города люди по-разному говорят. Кто-то сказал, что можно прийти и флюорографию сделать тут же, а кто-то говорит, что надо несколько дней ждать.

И вот еще на что я обратил внимание. Один из зрителей сказал, что раньше можно было прийти и спокойно к любому врачу записаться, а теперь – нет. Это действительно так? Что изменилось?

Дмитрий Кузнецов: Ну, наверное, это… Еще раз, вопрос, наверное, хорошо задавать тому, кто живет в этом конкретном городе, про который мы говорим.

Значит, смотрите. Ситуация меняется. Во-первых, во-первых (может быть, это покажется не самым главным, но тем не менее), у нас изменяется все-таки и состав населения, да? Ну, не то что пол, но самое главное – возрастной. Количество пожилых людей… Я не собираюсь, так сказать, агитировать ни за какие изменения и отношение к жизни, но тем не менее пожилых людей стало немного более, больше, чем было раньше. Это проблема мировая. Или не проблема. Ну, ситуация мировая. Поэтому это та категория граждан, которые чаще обращаются за медицинской помощью.

Второй момент. Да, безусловно, как я подозреваю, были определенные перегибы при осуществлении тех или иных структурных изменений в системе здравоохранения в регионах, когда возникал вопрос финансирования, и внезапно оказалось, что медицинским учреждениям надо как-то работать хорошо, но чтобы на них хватало денег, поэтому реструктуризация и была.

А третье – это и кадровый дефицит. Ну, мы с вами знаем, что количество людей, которые хотели бы идти сначала работать, а далее потом учиться, или наоборот, ну, в медицинские институты, а в дальнейшем – в медицинские учреждения, тоже меняется. Выражение «престиж специальности» тоже зависит от многих факторов. Поэтому эта совокупность факторов, конечно, не может не влиять на то, что есть ощущение, что вы… ну, не только ощущение, но и понимание того, что не так все идеально, как было раньше.

Ну а потом, положа руку на сердце, давайте так – с чем сравнивать? Сейчас ведь помощь в том числе оказывается, ну, если мы берем стационар, на гораздо более высоком уровне, да? Востребованность появилась, да? Люди стали больше обращать внимания на свое здоровье, да? И плюс ко всему это все выявляется, и мы с вами каждый день читаем, что надо обратить внимание, не появилось ли тут родинки, а как мы себя чувствуем, нет ли у вас ощущения тяжести в животе после еды.

На самом деле это очень важно, это хорошо. Я сейчас совершенно не иронизирую. Это то, что позволяет нам обратить внимание на собственное здоровье. Востребованность стала больше. А вот следить за этими структурными изменениями – ну, это вообще, действительно, очень сложно. Окажется, что хорошо критиковать, а регулировать – это достаточно сложно.

Ну, еще раз: когда возникает проблема, все-таки обратитесь к тому, кто стоит на страже ваших интересов непосредственно.

Тамара Шорникова: Талоны, которые выбрасываются, не знаю, в час или в два ночи и за пять минут сметаются – это проблема? Можно по этому поводу звонить?

Дмитрий Кузнецов: Звонить можно, еще раз, по поводу, который вы считаете важным. По счастью для меня, я все-таки живу в городе Москве. У нас есть и Единая информационная система, работает немножечко не так…

Тамара Шорникова: Москву сейчас исключаем из этого диалога, здесь правда все хорошо.

Дмитрий Кузнецов: Согласились, согласились. Еще раз, все зависит от региона. Безусловно, наверное, такой системы, как ЕМИАС, мы вряд ли найдем в том или ином районе какой-либо губернии. Наверное, ее не будет, да?

Тамара Шорникова: Абсолютно точно в Волгограде нет, например.

Дмитрий Кузнецов: Ну, поверю. Изменения в Волгограде совершенно точно сейчас идут, насколько я осведомлен, и достаточно существенные. Еще раз, есть ли проблема ночью? Не отвечу. Ну, возникает она – надо обращаться к тому, кто может ответить на вопрос. Понимаете? Я больше из организаторов, чем непосредственно сидящий на конкретном регионе.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Ольгу из Орловской области, она уже давно ждет. Ольга, здравствуйте, вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. У нас рядом город Мценск, Орловская область, в городе несколько тысяч человек проживает. И вот в этом городе нет ни одного детского стоматолога. И для того чтобы свозить с зубной болью, нужно ехать и записываться в город Орел. В городе Орле поставили пломбу…

Виталий Млечин: Эх, как жаль, что мы не узнали.

Тамара Шорникова: К сожалению, сорвалось.

Виталий Млечин: Давайте, Ольга, вы попробуйте перезвонить, пожалуйста, мы все-таки дослушаем вашу историю. А пока что Ольга из Удмуртии. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Алло?

Тамара Шорникова: Слушаем вас, Ольга.

Зритель: Алло. Алло! Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Я недавно перенесла операцию… В общем, когда я пошла в больницу, мне поставили онкологию. Мне нужно было, чтобы попасть на операцию, сдать кучу анализов. Это всем известно, это очень долго. Сдать это было нереально, потому что очередь стоит большая, а жизнь-то ведь короткая. В такой момент кажется, что все, умирать уже. И нужно все делать быстрее. А быстрее не получается. И специалистов нет. В общем, мне пришлось пройти все это очень ускоренными темпами в медцентре, обратиться в медцентр. Я потратила на это 15 тысяч рублей. Я очень рада, что мне хотя бы ногу ампутировали бесплатно.

И я вот просто удивляюсь! Как надо ненавидеть свой народ, чтобы так его пригибать все время! И по телефону не дозвониться. И врачи… Приходишь, смотришь на них – и такое ощущение, что они готовы тебя просто убить. Что мы им такого сделали? Если не хотите работать – не работайте, вас же никто не заставляет. Идите и дворы метите – там народа нет, никто не мешает, свежий воздух. Я вообще не понимаю такого отношения к народу. Спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо и вам большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Желаю вам здоровья в дальнейшем. Конечно, такая трагическая ситуация. Действительно, когда счет идет на дни, на часы, на минуты, хочется звонить, наверное, всем, не только в страховую, здесь оборвешь телефоны горячей линии и Минздрава, и так далее.

Дмитрий Кузнецов: Ну, я с вами согласен, к сожалению, наверное. По данному звонку ну что я могу сказать? То, что каждый должен работать хорошо? Ну, это слова, которые никого совершенно точно не утешат.

Виталий Млечин: Знаете, вопрос интересный пришел: «Почему нет такого порядка, когда врач выписывает счет, а его оплачивает страховщик?» То есть вот какая-то такая система, более правильная и справедливая, возможно.

Дмитрий Кузнецов: Смотрите. Значит, ситуация заключается в чем? Ну, во-первых, систему надо тогда немножечко поменять, она нуждается в изменениях. Это можно сказать приблизительно к тому, что у нас существует в рамках добровольного медицинского страхования. Хотя в целом, согласитесь, опять-таки в обязательном медицинском страховании сведения о расходах на граждан получаются, так сказать, от всего медицинского учреждения. Там некий реестр, который поступает в страховую компанию, и вот эта оплата начинается.

Другое дело, что, еще раз, надо очень структурно хорошо поработать для того, чтобы именно тот самый доктор мог выдавать этот счет. И статус его немножечко поменялся, да? Потому что у нас в целом сейчас врач не субъект права, а субъектом права является юридическое лицо – медицинское учреждение. Поэтому работает так, как есть.

Но в целом, если изменения будут происходить в сторону такого классического страхования, построенного на классических принципах, я думаю, что эта возможность будет появляться. То есть это некий аналог того, что существует при добровольном страховании, при покидании, так сказать, места проживания или в страховании выезжающих за рубеж. Это достаточно аналогичная ситуация.

Виталий Млечин: Ну, в платных клиниках у врачей же нет проблем выписать счет.

Дмитрий Кузнецов: Еще раз – другой статус. Но все равно в клинике, если это клиника, то выписывает клиника, потому что у нас, так сказать, статус врача что в государственном учреждении, что в частном должен быть одинаковый.

Тамара Шорникова: Вот из Татарстана спрашивают, как раз говорят о том, что активно общаются и звонят в свою страховую.

Дмитрий Кузнецов: Так?

Тамара Шорникова: Но там переадресовывают эти вопросы, говорят: «Обращайтесь к главному врачу». Вот Всероссийский союз страховщиков как-то отслеживает сигналы из регионов? Можно вам пожаловаться на страховую в конкретном регионе?

Дмитрий Кузнецов: Значит, смотрите, объясню. Безусловно, пожаловаться можно. Только правильнее пока еще жаловаться все-таки в орган, который занимается вопросами лицензирования и штрафами. Да, мы приобрели статус саморегулируемой организации, поэтому определенные меры воздействия у нас прорабатываются. Ну, еще раз – по законодательству у нас есть территориальные фонды и у нас есть Банк России, которым этим вопросом занимается.

Еще один момент. Давайте так: мы всегда можем столкнуться с эмоциями, когда возникают проблемы. Они у нас у всех возникают. Безусловно, когда человек жалуется на наличие… или, вернее так, на отсутствие тряпки для вытирания ног на входе в медицинское учреждение, на грязный халат того или иного работника, или на его хамское поведение – согласитесь, что это вопрос в первую очередь относится к ведению того, кто называется главным врачом, администратором клиники.

Если вопрос касается взимания платных услуг или объяснения, что невозможно получить ту медицинскую помощь, которая должна быть получена в те сроки, которые предусмотрены действующими нормативными документами, – конечно, это вопрос к страховой компании. Но мы с вами знаем, что, к сожалению, еще раз, эмоции – это эмоции. Просто все жалобы страховщики рассматривают, и есть некая фильтрация на обоснованные и необоснованные жалобы. Мы с вами понимаем, что человек ведь зачастую страдает и исход заболевания может быть не позитивным не оттого, что врачи плохие, а оттого, что болезнь плохая. И не всегда это связано с уровнем врача. Какая ситуация – с этим надо разбираться. Ну, обращаться-то можно.

Еще раз – полномочиями на данный момент наделены Банк России и фонды обязательного медицинского страхования.

Тамара Шорникова: Давайте еще один звонок послушаем – Татьяна из Самарской области.

Виталий Млечин: Татьяна, здравствуйте, вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу пояснить, почему медицина стала недоступной в городах и такие большие очереди на прием к врачу. Потому что пациенты, по большому счету, они не нужны врачам. Они сидят, и 15 человек один врач принимает, а 15 сидят и печатают на компьютере липовые талоны. А больные не нужны. Также диспансеризация вся липовая. Карточки заведены. Вас не принимают, но в карточки липовые пишут, что вы регулярно посещаете, что сдаете анализы, диспансеризация. Все это липовое.

И еще меня интересует второй вопрос. Вот в нашем районе вообще один врач на пять деревень ездит: день в одной деревне, день в другой. И творится беспредел. И в страховую звонить – это бесполезно. Они связаны все. Страховая знает заранее, какие карточки на проверки приготовить. Вот такая ерунда. И во всей поликлинике липовые карточки, анализы, что…

Виталий Млечин: Да, Татьяна, понятно. Ну, то, о чем вы говорите – это, в общем, достаточно серьезное обвинение. Мне кажется, тут уже правоохранительным органам надо было бы сообщить об этом.

Тамара Шорникова: Ну, собственно, как и проверить SMS из Ростовской области: «За рецепт платишь 500 рублей». Это тоже, мне кажется, какая-то странная ситуация.

Дмитрий Кузнецов: Ну, это однозначно вопрос, который нуждается уже не только в участии страховщика, хотя в первую очередь он должен быть извещен об этом.

Тамара Шорникова: Ответить мы точно можем уже сейчас на тот вопрос, который задавали нашим телезрителям в самом начале. У нас готовы итоги нашего опроса.

Виталий Млечин: Да. Мы спрашивали у вас: пользуетесь ли вы этой самой бесплатной медициной? 51% пользуется, 49% – нет. То есть все-таки… Ну, мы, честно говоря, ожидали, что, возможно, процент тех, кто пользуется, будет поменьше, скажем так. Но – нет. 50 на 50. Все-таки…

Тамара Шорникова: Терпеливые очень люди у нас.

Виталий Млечин: Ну, а может быть, не всегда альтернатива этому есть.

Тамара Шорникова: Перспективы развития медицины бесплатной, есть ли они у нас вообще, обсуждали мы вместе с нашим гостем. У нас был в гостях Дмитрий Юрьевич Кузнецов, вице-президент Всероссийского союза страховщиков. Спасибо вам.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое.

Дмитрий Кузнецов: Спасибо.

Виталий Млечин: Мы не заканчиваем, а к теме ОМС сегодня еще вернутся наши коллеги во второй части программы «Отражение». А сейчас ненадолго прервемся.

Тема дня
Список серий