Алексей Петропольский — о том, как работает налоговая амнистия

Ольга Арсланова: Объявленная президентом налоговая амнистия предпринимателям, пока работает плохо, об этом заявляют сами представители бизнеса в России.

Юрий Коваленко: Самыми громкими стал случай с Сергеем Афанасьевым, он оформил ИП и несколько лет им не пользовался, но не закрывал. И вот, в прошлом году он получил извещение о долге в 150 тыс. рублей. В налоговой службе ему несколько раз обещали все исправить. Но затем долг опять возвращался. Сейчас механизм налоговой амнистии не идет: долг снова составляет 150 тыс. рублей, на что предприниматель пожаловался хотя бы журналистам.

Ольга Арсланова: В конце прошлого года был принят закон о списании долгов ИП по взносам во внебюджетные фонды, на днях реальные списания действительно начались. Закон вроде бы заработал, однако на практике счета некоторых предпринимателей продолжают блокировать, о чем они сами сообщают, причем даже те, за которыми долгов больше не числится. Почему так происходит, будем выяснять в ближайшие полчаса. Если вы индивидуальный предприниматель и действие закона как-то изменило вашу жизнь, или наоборот не изменило, а хотелось бы, пожалуйста, позвоните в прямой эфир, нам важно узнать вашу историю.

Юрий Коваленко: А мы будем обсуждать эту тему вместе с гостем нашей студии: у нас Алексей Петропольский, предприниматель и эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Здравствуйте.

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Скажите пожалуйста подробнее для тех может быть из наших зрителей, кто не в курсе, что предполагалось этим законом, как должна была измениться жизнь ваших коллег?

Алексей Петропольский: Первое это списание всех налоговых для ИП, которые были начислены до первого января 2015 года, то есть если вы что-то были должны, закрыли ИП, либо работали, но в тот период не оплатили налоги, то налоговая обязана списать эти налоги на сегодняшний день, потому что они признаются безнадёжными. Но от себя могу сказать, что безнадёжными они были и до этого. Здесь есть определенный нюанс: особо крупные должники, как правило, уже получили исковые заявления и проиграли суды. И уже идут разбирательства не с налоговой, а со службой судебных приставов и здесь ситуация пропорционально обратная – деньги эти уже никто не спишет, у вас есть долг и вы его обязаны оплатить. Некоторые предприниматели подали тоже в суд и, в рамках нового законодательства, пытаются оспорить эти суммы. Пока практики нет, но и не факт, что она появится, думаю, что суды встанут на сторону судебных приставов и будут эти деньги пытаться списать.

Ольга Арсланова: А все-таки люди, которых не успели еще приставы в свои лапы поймать, которые могут попасть под действие этого закона, по вашему опыту, вы же общаетесь наверняка с коллегами, у кого-то еще возникали аналогичные сложности? Герой этого сюжета, о котором сейчас все говорят, уже даже записал разговор с налоговиками, которые ему заявили, что закона такого не знают и в силу он не вступил.

Алексей Петропольский: Ну, налоговики все разные, человеческий фактор никто не отменял, но нужно читать что написано мелким текстом. Там написано, что фонды будут списываться только в рамках 1%. Грубо говоря то, что в законе говорится о 2017-ом, что до первого января будут списаны внебюджетные фонды, но списаны будут только (у нас есть налог в ПФР) это 1% от выручки. Зачастую его незаконным образом начисляли, поскольку ПФР считал по-своему, а налоговая по-своему. Грубо говоря, вы обязаны как ИП платить 1% в ПФР со всей выручки. Но вы в налоговую сдаете декларацию о своей выручке, а налоговая уже в ПФР и зачастую в регионах налоговая в ПФР эти данные не сдавала, ПФР брал и начислял максимальный налог. Он доходит до 130 тыс. рублей в год. Была некая путаница, она была как раз с 2015 по 2017 год.

Юрий Коваленко: Почему в таком случае предприниматель должен между молотом и наковальней находиться, если в ведомстве государства не могут разобраться с налогами, а платить должен?

Алексей Петропольский: В том-то и проблема, налоговая не могла наладить взаимоотношения с ПФР и теперь с 2017 года этим контролем занимается только налоговая. А у многих на десятки миллиардов рублей возникли задолженности, которые в рамках суда люди пытались как-то решить. И вот сейчас только этот платеж будет списан. А есть еще обязательный платеж в ПФР, который с 2015 года по 2017 составлял от 25 тыс. рублей до27 тыс. рублей. Сейчас с этого года он порядка 30 тыс. рублей. Его никто не спишет, вот конкретно наш герой не пользовался ИП, открыл его про запас, но налоги за год ему начислялись. И вот эти 25 тыс. рублей у него превратились с пенями в 150 тыс. рублей.

Ольга Арсланова: Но он ничего не заработал!

Алексей Петропольский: А это без разницы, если ты зарегистрировался как ИП, ты обязан в конце года внести деньги на страховые взносы и в ПФР.  То есть это порядка 27 тыс. рублей за прошлый год. Если ты этого не сделал, будь добр, получи уведомление, заблокированный счет, а в дальнейшем разбирательство в суде, после чего уже общение со службой судебных приставов.

Ольга Арсланова: У нас звонок, Оксана на связи. Оксана -индивидуальный предприниматель, добрый вечер!

Оксана: Здравствуйте, у нас такая история: долги висели с 2015 года, долги были как у ИП, так и у физлица, после пожара была очень тяжелая ситуация, поэтому ничего не оплачивалось. Когда мы обратились в налоговую в этом году, нам заявили, что неизвестно, когда это закон заработает, мы ничего не знаем и ничего списываться не будет. Если судебные приставы все это время фактически не работали, то сейчас они усиленными темпами все это пытаются дернуть. Например, 29-го января от судебных приставов наложен арест на счета. Самое интересное, наложены на несколько банков, на карты. С одной карты сумму практически списали, во второй банк звоню, тоже счет арестован и та же сумма, тот же судебный пристав тоже ведет списание. Мне в банке говорят: "Мы ничего не знаем, обращайтесь к судебным приставам, ничего сделать не можем". Получается, идёт двойное списание одной и той же суммы.

Алексей Петропольский: Ну, вот то, о чем я и говорил. Получается так что долг уже был просужен, служба судебных приставов никак не активизировалась и, видимо, сейчас ввиду того что закон приняли, они вспомнили, надо быстрее списать деньги, а то списывать будет нечего

Юрий Коваленко: Извините, такое ощущение, что это деньги судебных приставов, они свои деньги пытаются забрать. Но здесь ситуация у человека произошла уже, каким образом бороться и куда идти?

Алексей Петропольский: Если деньги уже списали, то в любом случае, идти только в суд. В суде доказывать свою правоту, брать новое законодательство, инициировать разбирательство и третьими лицами приглашать и приставов и налоговую и смотреть, будет ли прецедент. Прецедентов еще нет. А что касательно общения между налоговой и физическими лицами ИП, в законе прописано, что все это делается в одностороннем порядке по усмотрению налоговой по месту нахождения налогового субъекта. То есть в принципе, от того что вы туда пойдете, или не пойдете, налоговые обязаны списать долги, но в рамках законодательства, а оно с некими нюансами, которые нужно знать, чтобы понять, что спишется, а что останется.

Ольга Арсланова: Давайте пригласим к нашей беседе эксперта Алексея Яковлева, руководитель налоговой практики юридической компании TaxAdvisor.

Алексей Яковлев: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Хотелось бы ваш совет индивидуальным предпринимателям, бизнесменам услышать. Как свои права отстоять, если закон есть, а практики нет?

Алексей Яковлев: А конкретнее можно? Очень общий вопрос.

Ольга Арсланова: Да, закон вступил в силу 29-го января, по большому счету долги должны списываться, однако и в нашем эфире уже прозвучали жалобы на то, что этого не происходит.

Алексей Яковлев: Да, дело в том, что действительно закон принят, но в нем не установлены сроки, в течение которых налоговые органы должны списать те самые долги, на которые эта амнистия распространяется. Есть период, к которому относятся эти долги, но нет сроков для того, чтобы налоговые органы приняли эти решения. В данной ситуации действительно получается, что закон не предусматривает, чтобы сами налогоплательщики инициировали списание, но на самом деле, ничего не остаётся, кроме как обратиться в налоговые органы с просьбой осуществить такое списание, в случае отказа идти в суд. Хотя, важный момент, что допустим, по страховым взносам закон только недавно вступил в силу, это 29-е января2018-го года, поэтому очевидно, что налоговые органы просто физически еще не могли их за два дня исполнить, причем по всей стране.

 Юрий Коваленко: Алексей Алексеевич, а вот такая ситуация: сколько может длиться вся вот эта бюрократическая и номенклатурная ситуация с разбирательством тех кип документов для того, чтобы списать с человека вот эти долги. Есть какие-то временные логичные рамки? Допустим, они могут разобраться в течение полугода. Человек может представить, что через полгода все будет в порядке, или это не ограничено даже десятилетиями?

Алексей Яковлев: На самом деле, в большинстве случаев, лицевой счет налогоплательщика, если он в порядке, там нет ошибок каких-то, в большинстве, лицевой счет позволяет увидеть: есть там задолженность, или нет. На самом деле, если задуматься над вопросом, кому нужна эта амнистия, то, мне кажется, одним из главных бенефициаров этой амнистии являются сами налоговые органы, которым просто не выгодно работать с огромным количеством физических лиц с маленькими суммами.
Это просто не рентабельно, поэтому они сами заинтересованы в том, чтобы быстрее расчистить лицевой счет и убрать должников, с которыми не интересно работать.

Юрий Коваленко: Вы говорите про физически лица. Получается, что и физически лица и предприниматели тоже в этой налоговой яме погрязли. Кто быстрее освобождается от налогов, физические лица, или юридические? Что делать физическим, потому что мы пока разбирали предпринимателей, очень много людей нам писали о том, что у них до сих пор не списано, почему не понятно.

Алексей Яковлев: Опять же, нет срока, в течение которого налоговый орган должен принять решение о списании.

Юрий Коваленко: То есть самому ходить надо?

Алексей Яковлев: Говорить о том, что кто-то позади, кто-то впереди, все в равных условиях, сроков нет! То есть так спешили принять закон, что забыли написать сроки, большое спасибо законодателям, так торопились сделать подарок к новому году, но подарок с такой проблемой.

Юрий Коваленко: Я хотел бы услышать все-таки, физическому лицу необходимо ли идти в налоговую, чтобы разобраться со своей ситуацией? Либо сидеть и просто ждать?

Алексей Яковлев: Закон не обязывает налогоплательщика совершать какие-либо действия, закон говорит о том, что налоговый орган обязан это сделать, но, учитывая, что нет срока, ничего не остается, на мой взгляд, кроме как самим налогоплательщикам проявлять инициативу. Опять же, если будут массовые обращения за писанием, может быть ФМС быстрее включит процесс списания, потому что, если просто сидеть, я боюсь, что действительно можно долго ждать у моря погоды.

Юрий Коваленко: Алексей, я правильно понимаю, что предпринимателям есть смысл как-то объединиться?

Алексей Яковлев: Мне трудно сказать, это больше некий пиар, привлечение внимания к этой ситуации, в наше время это тоже не лишнее, поэтому я бы не отвергал такой способ защиты своих прав.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за консультацию. Вот зрители описывают ситуацию примерно так: долги до 15-го годы списывают, как в любом законе под звёздочкой мелким шрифтом: "Вы не подходите".

Алексей Петропольский: Ну почему же, все зависит от того, какая сумма долга. У нас срок исковой давности как раз три года по налоговым. Получается так, что налоговая так и так эти деньги списать не смогла, она просто облегчила себе работу. Все это превратили в некий популизм и пиар акцию, как мы это видим.

Ольга Арсланова: Скажите пожалуйста, предпринимателям такая помощь действительно важна? Существенна? Или есть более важные проблемы, которые можно было бы решить и на что чиновникам надо бы обратить внимание?

Алексей Петропольский: Действующим предпринимателям в принципе, безразлична эта помощь, потому что им бы не дали работать, если бы эти долги не были ими закрыты. В основном это предприниматели, которые уже деятельность свою завершили и просто не закрыли ИП, либо закрыли, но с долгами. У них деятельности никакой сейчас нет. Поэтому возможно им дают второй шанс списать налоги и попробовать перезапуститься, но тогда нужно списывать им налоги по сегодняшний день, ведь если они с 2015-го не платили, скорее всего, в 16-ом, 17-ом они тоже не вели никакой деятельности и налоги тоже не платили. Поэтому для кого это будет выгодно, это остается под вопросом помимо налоговой. Для физических лиц действительно, многие налоги не оплачивают, не понимают, зачем их платить. Бывает так, что неправомерно был начислен налог и он висит в базе, но по факту его никто не оплачивает. Опять же, если налоговая не инициировала суд до 1-го января 2015-го, иди в период 2015-го года, то шанс взыскать даже через суд эти деньги ноль. Они просто обнулили чтобы не было в базе этих хвостов.

Ольга Арсланова: Послушаем Алексея из Кемеровской области, добрый вечер!

Алексей: Добрый вечер, хочу поведать такую историю: у меня было открыто ИП, ориентировочно в 2009 году я хотел его закрыть, так как дело не пошло, издержки превысили доходы. Закрыл счет в банке, с обходным листом в налоговой, как у нас это делается, пошел ставить печати по кабинетам. В трех кабинетах мне поставили печать о том, что я закрываю, когда дело дошло до определённого кабинета, не помню, кто там сидел, мне сказали: "Теперь тебе срочно нужно ехать в ПФР и ставить отметку, что у тебя нет долгов". Я добрался в другом районе до ПФР, мне сказали, что у меня есть небольшой долг, я приехал обратно в налоговую и сказал: "У меня долг, но закройте ИП, я рассчитаюсь с ПФР". Мне сказали: "Нет, пока вы не рассчитаетесь с ПФР, мы не дадим вам закрывать ИП". Эта катавасия длилась два года, в итоге Пенсионный фонд подал на меня в суд, потом был резкий скачек увеличения налогов, сумма для меня стала неподъемной, в итоге вместе с судебными задержками тысяч до 300 и ИП до сих пор не закрыто. Все из-за того, что бег по кругу продолжался, ПФР не давал ставить печать, потому как у меня долг, а налоговая не дает закрывать ИП и все это продолжается.

Ольга Арсланова: Вы что собираетесь делать?

Алексей: Сейчас новый закон вышел об амнистии ИП, с этим законом приду в налоговую, поинтересуюсь что мне на это раз скажут.

Алексей Петропольский: Увы, перспектива в нашей практике на сегодняшний день говорит о том, что шансов прийти в налоговую и списать образовавшуюся задолженность, а судя по всему, это о 13-ом и 14-ом годах… Скорее всего они скажут, что уже есть решение суда, разбирайтесь с судом. Если в рамках нового суда вы спишите, нет проблем, мы их спишем. Здесь тоже идет парадокс: человек не хочет работать, он хочется закрыть ИП, по факту деятельности не ведет, но налоговая не разрешает ему закрыть ее. Деятельности не ведет, а налоги копятся.

Ольга Арсланова: На что налоги тогда?

Алексей Петропольский: Да, на что налоги, если человек не ведет деятельность. Получается, что его поставили специально в такую ситуацию, что он не сможет теперь оплатить. Более того, налоговая амнистия конкретно этой ситуации не касается. Долг уже просужен и разбираться будет нужно с отдельным делопроизводством с юристами. Если говорить о том, что часть этих денег будет на судебные издержки, казалось бы, к налогам никакого отношения не имеет, даже если спишут часть по налогам, останется часть за судебные издержки, которые идут третьим лицам.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений от наших зрителей: Самозанятый ИП инвалид, обязательные стразовые взносы в ПФР продолжают повышать, почему так происходит?

Алексей Петропольский: Вот каждый год у нас некая индексация происходит и в этом году она тоже произошла. Если раньше было в районе 27 тыс.  рублей, то в этом году уже 30 тыс. рулей. Увы, налоговая высчитывает свою внутреннюю инфляцию и никого не спрашивает, перед тем как начислить дополнительные налоги.

Юрий Коваленко: То есть получается, что человек, глядя на эту ситуацию, услышав о неудачном бизнесе, просто перестает заниматься бизнесом, либо не хочет идти.

Ольга Арсланова: Либо не регистрирует.

Алексей Петропольский: Ну вот как раз предыдущий наш телезритель рассказ тот вопиющий момент, когда по стране было закрыто более полутора миллионов ИП в 2013 году, когда с 10 тыс. до 25 в один момент подняли взнос в ПФР, люди стали массово закрываться. А кто это были: это были ИП без наемной рабочей силы. Кто работал сезонно, от времени ко времени и держал расчетный счет, в принципе 10 тыс. рублей его особо не напрягали, но когда на круг выходило 25 тысяч, плюс дополнительные платежи в банк, порядка 35 – 40 тысяч, то валовое количество предпринимателей были вынуждены закрыться, но они же не перестали работать. Они ушли просто в тень.

Ольга Арсланова: Послушаем Виктора из Тамбова, здравствуйте!

Виктор: Здравствуйте, моя фамилия Севушов, я хотел бы задать несколько вопросов: считаю, что эти долги, которые предприниматели не платят по налогам, они их специально накапливают, не может быть такого, чтобы предприниматель не сумел заплатить налоги.

Ольга Арсланова: Почему, у него было открыто ИП, но он ничего не зарабатывал.

Виктор: Я на примере своего предпринимателя, у которого я работаю сейчас о нем расскажу. Мы длительное время, третий год по поводу того, что нам долги по зарплате не выплачивают. Эти самые предприниматели. Сейчас государство им списывает долги, а зарплату тоже Государство списало с них нашу?

Ольга Арсланова: Понятно, Виктор, здесь, по-моему, возникло недопонимание, о каких конкретно предпринимателях идет речь.

Алексей Петропольский: Да, предпринимательства в целом это очень высоко рискованная вещь и порядка 70% компаний, кто открывается, в первый год жизни, закрываются. Не получается бизнес. Кто-то открывает под одну сделку ИП, но валовое большинство не рассчитало бизнес план или еще что-то пошло не так и 70% в первый год жизни не выживают и закрываются. Что касается зарплат, то налоги с зарплат, которые должен был уплатить именно предприниматель, если у него была наемная рабочая сила, их тоже спишут до 1-го января 2015-го года. Сами зарплаты, сейчас трудовая инспекция работает вместе с прокуратурой очень четко и, если зарплату задерживают более чем на два месяца, а предприятие работает, не выходит на банкротство, то генерального директора или учредителя, или индивидуального предпринимателя могут привлечь к уголовной ответственности. Это сейчас делают показательно и это не разовые акции.

Ольга Арсланова: Вот этот закон, в том виде, в котором сейчас существует, в целом поможет российскому бизнесу?

Алексей Петропольский: Нет, он поможет только налоговой и какому-то микроколичеству ИП, которые действительно хотят открыть вновь бизнес и запуститься с чистого листа, но это очень малое количество. Вопрос больше к физлицам, им действительно будет многим вздохнуть проще, потому что у нас увы, налоги оплачивались очень тяжело. А с момента, как стали имущественные налоги на недвижимость насчитывать с кадастровой стоимости, платежеспособность населения по налогам упала в разы. Взыскать налоги с этих людей сегодня практически невозможно, поскольку налог на квартиру вырос в 10, 20, 30, а в некоторых и в 100 раз.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Кому и на каких условиях спишут долги?
Список серий