• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Елена Соломянко: Самый главный твой враг в этой профессии - ты сам. Надо все время преодолевать себя

Елена Соломянко: Самый главный твой враг в этой профессии - ты сам. Надо все время преодолевать себя

Тамара Шорникова: Продолжаем прямой эфир программы «ОТРажение». Прямо сейчас рубрика «Профессии». Сегодня в ней у нас пришла в студию балерина. Поговорим о нимфах балета, узнаем о сложностях профессии и о том, ради чего в нее приходят. У нас в гостях Елена Соломянко, артистка балета музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко. Здравствуйте!

Елена Соломянко: Здравствуйте!

Тамара Шорникова: Для начала давайте посмотрим, заглянем за кулисы, это всегда то, о чем мечтают зрители, приходя в театр.

Елена Соломянко: Да, очень интересно.

Тамара Шорникова: Наш корреспондент побывала за кулисами театра, увидела, как проходит репетиционный процесс, как выглядит спектакль и солистка балета на сцене. Давайте посмотрим!

Елена Соломянко: Давайте!

«СЮЖЕТ»

Тамара Шорникова: Стоял ли у вас такой вопрос, ради чего приходить в профессию? Я знаю, что ваша семья также относится к балетной школе.

Елена Соломянко: Да, но в моей ситуации так получилось, наверное, что не я выбрала балет, а балет выбрал меня. Мне было суждено родиться в балетной семье. Все детство я провела в Мариинском театре, так как мои родители, мама с папой там работали. Так что с самых малых лет я нахожусь в этом мире, в этой атмосфере. И для меня, мне кажется, даже не было вопроса, то, какую профессию я выберу.

Тамара Шорникова: А вы помните свое первое осознанное впечатление? Вот что вас увлекло? Что поразило? Может быть, красота танцовщиц, может быть вот тот невероятный мир костюмов?

Елена Соломянко: Свое первое впечатление, я помню, как, в Мариинском театре это было, мама танцевала Одетту, и вот очень яркое впечатление, что там есть такой отрицательный герой, Роберт. И, господи, мне было так страшно, что Роберт сейчас съест мою маму! Это было для меня таким потрясением! И, наверное, еще в таком маленьком возрасте, конечно, я не осознавала, что, ну, не отличала именно балетный мир от реального. И я видела на сцене свою маму, и для меня казалось, это прям такой настоящей сказкой.

Тамара Шорникова: Ну, для ребенка это, наверное, были страшные моменты!

Елена Соломянко: Что все было, по-настоящему происходит. Да, вот эти впечатления я прям очень хорошо помню.

Тамара Шорникова: Получается сегодня, во взрослой жизни отличить реальный мир от того, что вы переживаете на сцене? Или все-таки нужно полностью погрузиться, чтобы суметь рассказать зрителю историю с помощью танца?

Елена Соломянко: Ну, когда ты выходишь на сцену, тебе нужно перед зрителем оголить свою душу, наверное. И быть с ним искренним. И…

Тамара Шорникова: А это легко, вы открытый человек?

Елена Соломянко: Ну, это, на самом деле, все очень индивидуально. У всех по-разному. И все люди разные. Мне не всегда, наверное, это просто сделать, потому, что я больше закрытый человек, чем открытый. И, ну, в какие-то моменты, конечно, приходится преодолевать себя. И снимать какие-то барьеры, которые, возможно, могут стоять. Но, самое главное, вот когда ты выходишь на сцену, ты должен быть искренним перед зрителем. И тогда должен быть, ну как, диалог.

Тамара Шорникова: Я часто слышу от артистов, которые приходят к нам в программу, что обязательно нужно быть искренним. Это конечно звучит, как аксиома.

Елена Соломянко: Да.

Тамара Шорникова: Но мы все действительно живые люди. У нас бывает плохое настроение.

Елена Соломянко: Это абсолютно точно.

Тамара Шорникова: А тебе нужно играть игривую кокетку в спектакле. У тебя могут происходить настоящие драмы в реальной жизни, но при этом тебе нужно быть легкой, задорной, и так далее. Как же здесь быть искренним?

Елена Соломянко: Самое сложное это бороться с собой. Мне кажется, самый главный вот враг в этой профессии, это ты сам. Потому, что, ну, вот нужно учиться, преодолевать себя, преодолевать какие-то обстоятельства внешние. Плохое настроение, ну, действительно какие-то может быть негативные события в твоей жизни. Но, когда ты выходишь на сцену, ты должен понимать, что всю свою личную жизнь я оставляю там, и сейчас я должен находиться в предлагаемых обстоятельствах. В балете, в сюжете, в своей роли.

Тамара Шорникова: Такой увлекательный разговор, что мы не напомнили телезрителям, мы по-прежнему, конечно же, работаем в прямом эфире. Только так и работаем в программе «ОТРажение», поэтому вы можете писать смс, и звонить, спрашивать все вопросы, которые вам интересны о профессии балерины, и конкретно нашему гостю адресовать их. Обязательно ответим в процессе передачи. Про ограничения. Действительно, очень много мифов, а может быть, правды.

Елена Соломянко: Мифов очень много, стереотипов вокруг балетного мира, да.

Тамара Шорникова: В том числе помог кинематограф создать. Потому, что если ты смотришь какой-то фильм о балеринах, это всегда интриги, это…

Елена Соломянко: Очень много преувеличений вот как раз в фильмах.

Тамара Шорникова: Вот что из этого, правда, а что – нет? Давайте разбираться. Интриги. Ну, неужели нет? Все-таки за роль в спектакле.

Елена Соломянко: Интриги? Ну, конечно, конкуренция, без нее никак. Это абсолютно нормально. И кто-то лучше, кто-то хуже, это жизнь, так должно быть, наверное. Но, как бы всегда нужно уметь оставаться человеком. И, ну, как бы.

Тамара Шорникова: Это идеальный вариант, опять же. Все ли ему следуют?

Елена Соломянко: Ну, наверное, не все. Не знаю, я стараюсь. Ну, наверное, не все.

Тамара Шорникова: Вы лично не встречались с какими-то интригами?

Елена Соломянко: Ну…

Тамара Шорникова: С чем то, что помешало бы развиваться вашей карьере?

Елена Соломянко: Нет, наверное, нет.

Тамара Шорникова: Так.

Елена Соломянко: Но как бы, как, конечно, мне было тяжело немножко, когда я училась в Академии русского балета, ну, вот так сложилась судьба, что балетная мама и она преподает, преподавала, когда я училась, и преподает сейчас в этом учебном заведении. И конечно сталкивалась я немножко с такими репликами, так скажем, что по блату и так далее. Да, такое было.

Тамара Шорникова: Ну, мне кажется, с таким сталкиваются, с этим сталкиваются все дети.

Елена Соломянко: Да.

Тамара Шорникова: Чьи родители работают в той же профессии.

Елена Соломянко: Да, но когда, конечно, кому-то может быть обидно, не знаю. Может, кому-то завидно, не знаю! Но все равно, когда ты выходишь на сцену, выходишь же ты, а не твой, не знаю, твоя мама. И как бы зритель смотрит на тебя, и никто не знает о том, кто твои родители, из какой ты семьи и так далее. Поэтому, в первую очередь это все должно идти от тебя.

Тамара Шорникова: Это главный аргумент.

Елена Соломянко: Да.

Тамара Шорникова: Вы молоды. Сколько вам?

Елена Соломянко: 21.

Тамара Шорникова: 21. И вот вы приходите, становитесь солисткой театра, в котором наверняка уже есть сложившийся коллектив.

Елена Соломянко: Да.

Тамара Шорникова: Ну, пришли, конечно же, вы еще раньше. Есть сложившийся коллектив. Есть…

Елена Соломянко: Но я не сразу стала солисткой. Сначала…

Тамара Шорникова: Конечно. Но есть люди, которые, возможно дольше вас шли к определенным партиям.

Елена Соломянко: Возможно.

Тамара Шорникова: И так далее. Вот играет ли возраст в вашей профессии важную роль? Трудно ли самоутвердиться, будучи молодым артистом?

Елена Соломянко: Ну, когда все мы приходим из училища, это такой сложный момент. Все мы такие «зеленые», не подготовленные к такой театральной жизни, наверное. Потому, что все-таки учеба в Академии – это одно, а когда ты приходишь в театр, это абсолютно другое. Другой распорядок дня, ну, физические нагрузки, их, ну, больше. И дольше репетиционный процесс происходит. И конечно, все это тоже происходит постепенно. И со временем втягиваешься, привыкаешь.

Тамара Шорникова: Я больше говорила об эмоциональной составляющей. То есть, как взрослые артисты реагируют на успехи молодых? Есть ли в этом какая-то конкуренция?

Елена Соломянко: Ну, конечно, конкуренция есть. Ну, я думаю, не все, конечно, испытывают приятные чувства, когда ты действительно работаешь уже какое-то количество лет, и вдруг в театре появляется перспективный человек. Балерина, у которой, ну, в принципе, есть возможности чего-то достичь. Конечно, я не думаю, что это будет всем приятно, и всем нравиться.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вопрос от нашей телезрительницы, Омская область, здравствуйте! Алло, слушаем вас! А, Даниял! Да? Да.

Зритель: Да! Да, да, да. С чего начинать моей сестре? Ей 6 лет.

Тамара Шорникова: Вы хотите, чтобы ваша сестра была балериной? Правильно?

Зритель: Нет, она сама хочет.

Тамара Шорникова: Важное уточнение, это – главное. Без желания я думаю, точно нечего делать в этой профессии. Итак, с чего начинать?

Елена Соломянко: Ну, конечно…

Тамара Шорникова: И не поздно ли начинать в 6 лет?

Елена Соломянко: Ну, в принципе, нет. Конечно, в 6 лет, в принципе, подходящий возраст, но конечно, помимо желания, безусловно, это важно, но при этом важная составляющая это техническая подготовка. Твои профессиональные данные к профессии, и, безусловно, нужно развивать сое тело, свои данные, которые требуются для профессиональной балетной подготовки.

Тамара Шорникова: Я думаю, что не все, действительно, могут подойти к этой профессии. Есть какие-то параметры, рост, вес, что-то еще, что может остановить?

Елена Соломянко: Ну, есть определенный, во-первых, перечень как бы физических данных, который ты должен иметь при, ну, поступлении, допустим, в Академию, при желании профессионально заниматься балетом.

Тамара Шорникова: А расскажите о них!

Елена Соломянко: Ну, растяжка, это уровень, насколько ты можешь поднять ногу, ну, грубо говоря, доступным языком, там сесть на шпагат, там и так далее. Потом фактура тела. Ну, конечно, с взрослением могут, это абсолютно нормально, происходить изменения, но, конечно, склонным к полноте будет гораздо сложнее детям. Потом, то, что касается физических данных, прыжок, стопа, это подъем. Вот.

Тамара Шорникова: Рост. Высокие балерины.

Елена Соломянко: Ну, как бы в маленьком возрасте, наверно сложно так однозначно сказать, будет ребенок большим или маленьким. В смысле – высоким или низким. Но приходят все. Приходят разные. Приходят и маленькие и высокие, и уже дальше будет более понятно.

Тамара Шорникова: Вот у вас рост?

Елена Соломянко: Средний. Не высокий не низкий. У меня рост 168, вот это считается средний рост.

Тамара Шорникова: Это средний?

Елена Соломянко: Бывает и выше, бывает и ниже.

Тамара Шорникова: Приходят, конечно, все, но наверняка в зависимости от данных не у всех есть шансы блистать на сценах. Потому, что если в тебе 2 метра роста, вряд ли твой партнер с тобой справится.

Елена Соломянко: Ну, конечно, да, чем выше, тем сложнее. Ну, тем длиннее твои конечности, сложнее, конечно, справляться с телом, и потому, что бывают партии разные. И бывают, тебе приходится танцевать какие-то медленные вариации красивые адажио. А бывает, что тебе нужно быстро пользоваться своим телом, и высоким девушкам, наверное, будет сложнее.

Тамара Шорникова: Но такие есть?

Елена Соломянко: Есть, да. Но еще, как бы, когда приходит балерина в театр, наверное, у каждой складывается свое амплуа. И в зависимости, опять же, от внешних данных, от фактуры, от физических. И, конечно, редко такое бывает, что вот девушка красивая, там 2 метра ростом, и ей будут давать такие прыжковые мелкие вариации, партии. Конечно, ей будут давать более размеренные, плавные какие-то вещи.

Тамара Шорникова: Еще один звонок. Галина из Сочи к нам дозвонилась. Галина, здравствуйте! Слушаем вас!

Зрительница: Мой вопрос заключается в том, что вот речь шла о искренности артиста. В то же время артист воплощает образ. То есть, образ своего героя или героини. Вот хотелось бы знать, что имеется в виду под искренностью? Задача артиста все-таки создать образ. Вот. То есть, не себя самого. И вот такой вопрос. Что, какое место и какая искренность имеется в виду?

Тамара Шорникова: Понятно. Видите, как глубоко воспринимают беседу наши телезрители, хотят разобраться.

Елена Соломянко: Да, ну, естественно, это – глубокая составляющая. Актерское мастерство. Когда мы применяем на себя чей-то образ, конечно, это сложно и не всегда ты, бывает, находишь какие-то схожие, может быть, черты, или эмоциональную какую-то составляющую. Но, мы должны попробовать погрузить себя в эту роль, и действительно начать мыслить, начать действовать и понимать, как действовал бы твой герой. И конечно, бывают, действительно, разные роли, и не всегда это просто. Но, просто шла речь о том, чтобы не просто выходить на сцену, кривляться, гримасничать, пытаться из себя кого-то сделать, а просто максимально погрузиться и принять, и понять образ, который ты несешь.

Тамара Шорникова: Представить, что он чувствовал бы в определенный момент, как действовал бы.

Елена Соломянко: Да, да. Ну, просто вжиться в него.

Тамара Шорникова: А как вам кажется, артист балета, это все-таки больше танцовщик или актер? Вы как то делите это в себе?

Елена Соломянко: Ну, одно без другого не может существовать. Потому, что когда мы видим на сцене просто движение, и какой-то текст, какую-то вариацию, ну, балет, без чувств, без эмоций это же скучно!

Тамара Шорникова: Это, безусловно, скучно, многие зрители балета скажут вам это, побывав на неудачных постановках.

Елена Соломянко: И поэтому, это должно в гармонии все существовать.

Тамара Шорникова: Ну, наверняка, когда, у вас сложная задача на сцене. Вы должны чувствовать, вы должны, действительно, погружаться. И при этом в голове наверняка вы держите композицию танца. Сколько шагов сделать.

Елена Соломянко: Да. В этом, в этом тоже, да, большая сложность. Для этого как раз существует репетиция. В которых мы оттачиваем именно техническую сторону и какие-то сложные элементы. Там пируэты.

Тамара Шорникова: Чтобы довести до автоматизма?

Елена Соломянко: Да. И чтобы как бы тело уже настолько почувствовало все элементы своим, своими, и чтобы когда ты выходишь на сцену и исполняешь роль, чтобы ты уже не думал о именно, ну, технической составляющей. Конечно, это сложно. И бывают всегда какие-то казусы, без этого никак. Но, тем не менее, нужно стараться. Как-то именно.

Тамара Шорникова: Ну, сложно, но видимо как раз это все реализуется долгими, упорными тренировками.

Елена Соломянко: Конечно.

Тамара Шорникова: По 3-4 в день. Сколько часов в сутки вы танцуете или проводите у станка?

Елена Соломянко: Ну, у нас начинается класс в 11 часов. Он продолжается час. Это как разогрев, как подготовка своего тела к дальнейшему дню. И дальше идут репетиции. И всегда количество репетиций зависит от репертуара текущего. Всегда это бывает по-разному. Иногда бывает какой-то плотный режим, когда у тебя текущий спектакль, плюс готовятся какие-нибудь премьеры. И тогда действительно, очень бывает сложно. Бывает, действительно, до 9 часов просиживаешь в театре.

Тамара Шорникова: А как вы восстанавливаетесь? Когда даете себе и своему телу отдых? Все, больше нельзя нагружать его! Ведь такие моменты наверняка бывают.

Елена Соломянко: Бывают, конечно. И поэтому когда наступает выходной, нужно максимально расслабляться. По возможности может быть как-то, не знаю, ходить в баню, например. Или, ну, массаж, это в нашем деле очень важная вещь. Мы должны помогать своим мышцам восстанавливаться.

Тамара Шорникова: Ну и кратко не могу не спросить. Популярный самый вопрос, конечно, к балерине, это – что вы делаете со своим питанием, чтобы выглядеть так прекрасно? Чтоб поддерживать форму. Тоже очень много мифов. Что ничего не едят балерины. Что сидят на хлебе и воде буквально. Что как-то даже искусственно помогают себе.

Елена Соломянко: Ну, то, что искусственно, это конечно неправильный метод. Я считаю, что это большой вред своему здоровью. У нас и так наш организм он страдает от чрезмерного физического давления. И, в принципе, конечно по большому счету, мы не должны ограничивать себя в еде. Потому, что это важно же для нас!

Тамара Шорникова: Да, вы тратите много энергии, наверняка многие склонны к полноте.

Елена Соломянко: Восстанавливать силы, энергию, да. И конечно, по идее, физические нагрузки, они сжигают калории, там, жиры.

Тамара Шорникова: То есть, нет продуктов, в которых вы себя ограничиваете?

Елена Соломянко: Ну, бывают разные периоды. Опять же бывают такие периоды, когда, допустим, у тебя не так много работы и ты, ты ешь, допустим, так же как и всегда, но ты понимаешь, что что-то действительно пошло не так. И тогда, ну, просто нужно стараться как-то, как я, например, ограничивать себя в жирном, мучном. Ну, там вечером на ночь не есть. Вот. Ну, как бы начинать нужно с максимально щадящего какого-то режима, и всегда стараться как-то, чтобы вот он тебе помог.

Тамара Шорникова: Роль, о которой вы мечтаете?

Елена Соломянко: Роль, о которой я мечтаю?

Тамара Шорникова: Кармен, может быть?

Елена Соломянко: Нет. Наверное, на данный момент мне бы хотелось станцевать Дон Кихот.

Тамара Шорникова: Дон Кихот?

Елена Соломянко: Китри, Китри, Китри. Ну, балет «Дон Кихот», партия Китри, главная женская.

Тамара Шорникова: Мне казалось, главную роль вы хотите сыграть, я подумала, какой неожиданный выбор!

Елена Соломянко: Нет. Женская главная роль в этом балете – Китри.

Тамара Шорникова: Желаю, что эта мечта у вас сбудется.

Елена Соломянко: Спасибо!

Тамара Шорникова: Это была рубрика «Профессии». Сегодня мы говорили солисткой балета музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко, Еленой Соломянко. В этой рубрике вместе с вами мы увидимся через неделю. Спасибо вам!

Елена Соломянко: Спасибо.

Рубрика «Профессии»: балерина
Список серий