• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Федор Мезенцев: Последний раз кадастровая оценка проводилась в 2014 году, когда земля стоила дороже, чем сегодня

Федор Мезенцев: Последний раз кадастровая оценка проводилась в 2014 году, когда земля стоила дороже, чем сегодня

Юрий Коваленко: Ну что же, у нас сейчас на очереди наша летняя рубрика. И сегодня мы будем рассказывать, как воспользоваться новым налоговым вычетом на 6 соток. Это рубрика «Территория: дача». И у нас в гостях – Федор Николаевич Мезенцев, исполнительный директор Союза дачников. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Федор Мезенцев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как всегда, обращаемся к нашим зрителям. Это рубрика, которую мы делаем вместе с вами (впрочем как и весь наш эфир), поэтому если вы дачник или у вас есть вопросы, связанные с дачей, участком, взаимоотношениями с вашими соседями, с вашим председателем СНТ – звоните, пожалуйста, в прямой эфире, пишите SMS, задавайте вопросы нашему гостю.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о налоговом вычете на землю. Почему он новый? Что в нем особенного? Насколько я понимаю, за любое имущество однажды человек имеет право получит налоговый вычет – будь то квартира или дача.

Федор Мезенцев: Налоговый вычет предоставляется по земельному участку – это новое. По поручению президента в декабре 2017 года были внесены изменения в закон, в Налоговый кодекс, по которому все пенсионеры и льготные категории получили право на налоговый вычет в размере 6 соток на один земельный участок.

Ольга Арсланова: Дополнительный?

Федор Мезенцев: Раньше этот налоговый вычет составлял уменьшение на 10 тысяч рублей кадастровой стоимости. То есть в натуральном выражении максимальная налоговая сумма, которую могли сэкономить наши льготные категории, составляла 30 рублей. По сути, оформление документов было дороже. Поэтому было принято решение о том, что, начиная с 2017 года, каждый льготный житель, каждый льготный гражданин, пенсионер имеет право на налоговый вычет на 6 соток. Это значит, что если у человека в собственности земельный участок в 6 соток, он не будет платить ничего при наличии льготы. Если участок 8 соток, то он будет платить всего за 2 сотки.

Ольга Арсланова: Но это касается только льготных категорий? Давайте назовем их.

Федор Мезенцев: Это Герои Советского Союза, Герои России, участники боевых действий, инвалиды первой или второй группы, участники ликвидации Чернобыльской аварии. И допустим к этим льготным категориям по налоговому вычету на 6 соток добавили наших пенсионеров.

Юрий Коваленко: А куда-то ходить требуется? Либо это автоматически происходит?

Федор Мезенцев: Если гражданин уже пользовался налоговой льготой (например, пенсионеры у нас освобождены от уплаты налога на имущество на один дом), то налоговая инспекция автоматически учтет налоговый вычет за 2017 год, и в этом году пенсионер уже получит налог на земельный участок за минусом этих 6 соток. Если человек впервые получил право на льготу (например, была оформлена пенсия либо установлена группа инвалидности в 2017 или 2018 году), то мы рекомендуем обратиться в налоговую инспекцию с заявлением о предоставлении налогового вычета. Эти формы размещены на официальном сайте Налоговой инспекции nalog.ru. Есть две формы. Первая – это заявление о предоставлении налогового вычета. И вторая – это уведомление о выборе земельного участка, по которому налоговый вычет может предоставляться.

Юрий Коваленко: Кстати, тут же вопрос от телезрителя по поводу того, что: «А если у меня на участке два дома, два жилых дома, то за оба будут брать? Или они будут считаться как один?»

Федор Мезенцев: Это два вида налогов. Один – земельный налог. Второй – налог на имущество физических лиц. По закону право на льготу имеют наши опять же пенсионеры и те льготные категории, о которых мы говорили, на один жилой дом, один гараж, один хозблок. Поэтому если второй жилой дом стоит на том же земельном участке и он оформлен в собственность, то за второе строение будут платить полностью.

Юрий Коваленко: Так, если опять же мы говорим про остальные категории? Если нет возможности добраться до какого-то территориального управления, где можно оформить эти документы, кто-нибудь придет к вам и спросит либо поможет? Либо надо вызывать соцработника? Со всей этой структурой хотелось бы разобраться.

Федор Мезенцев: Сегодня оформить и налоговый вычет, и оформить право собственности на строение можно через МФЦ в любом месте нашей страны.

Ольга Арсланова: А почему выбрано именно такое количество соток? Ну, понятно, 6 соток – какая-то традиция. Но тем не менее у многих и 8 соток еще с советских времен, а у кого – четыре. А на четыре, кстати, можно тоже получать?

Федор Мезенцев: Были периоды, когда предоставлялось 4 сотки. Была возможность иногда разделить земельный участок – получалось и по 3 сотки у каждого владельца. Ну, 6 соток – это самый такой среднестатистический размер земельного участка.

Ольга Арсланова: Золотой стандарт.

Федор Мезенцев: Одно время он был максимально возможным для предоставления нашим жителям. Считалось, что одна среднестатистическая семья в состоянии этот участок освоить, построить на нем домик, и продукции с этого участка будет достаточно для обеспечения собственных нужд, когда у нас дачные участки давали для того, чтобы люди могли, в общем-то, дополнительно вырастить себе овощи и фрукты. В 90-е годы это очень многих выручило.

Юрий Коваленко: А сколько же на этих 6 сотках помещается именно грядок? Потому что если мы считаем дом, хозблок, гараж – это уже половина участка.

Ольга Арсланова: Да нет, не половина.

Юрий Коваленко: Дорожки, туалет, душ…

Ольга Арсланова: У меня 6 соток, и грядок достаточно, точно могу сказать. И еще для газончика место осталось.

Федор Мезенцев: Если мы вспомним Правила землепользования и застройки, которые действуют в каждом муниципальном образовании, то существуют ограничения по максимальной плотности застройки земельного участка. Как правило, это 30–40% от общей площади земли. То есть нельзя поставить на 6 сотках дом, который займет 80% площади участка – например, 20 на 20 квадратных метров.

Юрий Коваленко: То есть я не хозяин собственной земли?

Федор Мезенцев: Есть определенные требования. Потому что если построить большой дом, например, более трех этажей, или построить его вплотную к соседнему участку, мы нарушим права соседей. Соседи тоже хотят видеть свет на своем огороде, они хотят видеть природу, а не бетонные стены.

Ольга Арсланова: И еще раз зрители наши просят напомнить, с какого времени они могут получить вот этот самый вычет, ну а точнее – перестать платить налог.

Федор Мезенцев: Налоговый вычет будет предоставлен в 2018 году уже за 2017 год тем, кто имел право на этот налоговый вычет в 2017 году.

Ольга Арсланова: Ну, давайте теперь обратимся к вопросам от наших зрителей. Приветствуем Вячеслава из Архангельска. Здравствуйте, Вячеслав.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вы в эфире.

Юрий Коваленко: Вы в эфире.

Зритель: Хочу задать вопросик. Вот живу в городе Архангельске, участки у нас на болоте все. То есть мы сами вырывали эти кусты, болото осушали, возили кору, гравий, песок. Каждый год это все завозим-завозим, и у нас это в болото все уходит. Пытаемся что-то вырастить. А платим, как за хорошую землю, за чернозем. Правильно ли это? Вот я хочу спросить у вас.

Ольга Арсланова: То есть – есть налог, но есть разные качества земли, если я правильно понимаю. И почему налог одинаковый?

Федор Мезенцев: Нужно помнить, что налоговая ставка определяется федеральным законом. Предел – 0,3% от кадастровой стоимости. А вот кадастровая стоимость земельного участка – это как раз та налоговая база, с которой нам начисляется налог. Поэтому понятно, что когда дачные участки предоставлялись на неудобьях – как правило, это были либо осушенные торфяники использованы, либо бывшие карьеры, либо те места, где невозможно было вести сельскохозяйственные работы, просто не могла доехать техника…

Ольга Арсланова: Леса с болотами.

Федор Мезенцев: И это давали дачникам, которые часто на своем горбу приносили материалы, строили, осваивали. Мы понимаем, что сегодня кадастровая стоимость должна соответствовать рыночной. С одной стороны, обидно, когда «вложил свои деньги в земельный участок, построил, а теперь у меня земля повысилась, но и я налог с этого буду платить». С другой стороны, это наша с вами защита, потому что кадастровая стоимость земельного участка – это та максимальная стоимость, по которой будет возмещение гражданину, если будет такое глобальное стихийное бедствие. Например, в Московской области строится ЦКАД, и были случаи изъятия нескольких земельных участков под государственные нужды. Это защита прав жителя, и он получает возможность иметь компенсацию.

С другой стороны, есть местные органы самоуправления, которые вправе установить пониженную налоговую ставку. 0,3% от кадастровой – это максимум. Но органы местного самоуправления могут сделать местные льготы. Например, в отдельных районах не платят многодетные, земельный налог они не платят, освобождены. Дополнительно могут не платить земельный налог местные жители, если это предусмотрено опять же местной льготой. Поэтому все зависит от того, насколько регион может существовать на эти налоговые поступления. И мы понимаем, что налог земельный и налог на имущество физических лиц – это налоги местные, которые идут на улучшение местной инфраструктуры, в том числе подъездной дороги к деревне, которой пользуются и деревенские жители, а дальше едут по ней наши дачники.

Ольга Арсланова: Несколько вопросов еще с нашего SMS-портала. «Предусмотрен ли налоговый вычет за проведение газа и прочего?»

Федор Мезенцев: Коммуникаций?

Ольга Арсланова: Да, если вы сами обустраивали.

Федор Мезенцев: Коммуникации – это важно, но здесь налоговый вычет никаким образом не предусмотрен. Более того, кадастровая стоимость земельного участка зависит от наличия на нем коммуникаций и от возможности доехать. То есть если до участка проложена железнодорожная линия или рядом ходит автобус, то кадастровая стоимость будет выше, чем того участка, который находится в отдалении, до которого надо идти 3–4 километра пешком.

Юрий Коваленко: А вот если я, допустим, действительно сам провел газ, сам провел воду, заплатил за установку столбов, мне провели электричество, улучшил качество земли, сделал какую-то ирригацию – то есть я облагородил свой участок, а с меня будут брать за то, что он стал более комфортным? Так получается?

Федор Мезенцев: Ну, мы понимаем, что налог должен быть справедливым. И налог рассчитывается исходя из кадастровой стоимости, которая приближена к рыночной. Конечно, есть колебания рынка. Мы понимаем, что последний раз кадастровая оценка проводилась массово в 2014 году, когда земля стоила намного дороже, чем сегодня. И по закону кадастровая оценка пересматривается не чаще чем раз в три года, но не реже чем раз в пять лет. Поэтому здесь мы должны понимать: если мы имеем какое-то имущество, то мы платим налог в соответствии с рыночной стоимостью.

И надо сказать, что средний размер земельного налога в Московской области составляет около 5 тысяч рублей. В других регионах он может быть и 200, и 300 рублей. И когда был принят закон о налоговом вычете в 6 соток, то некоторые регионы даже высказали мнение, что этот закон для Московской области, потому что в Московской области это действительно существенная сумма – за 6 соток можно сэкономить 3–5 тысячи рублей. А в других регионах – например, в Чувашии, в Чебоксарах – земельный налог с 6 соток составляет всего 250 рублей в год.

Ольга Арсланова: Вот вы говорите о рыночной стоимости. Но рыночная стоимость определяется, как говорится, в вакууме. Ну, понятно, что в Московской области дорогая земля – отсюда и такие ставки. Но если (вот то, о чем говорил Юра) он проводит туда коммуникации, автоматически рыночная стоимость же не повышается, правильно? Налог не становится выше из-за того, что конкретно вот этот участок стал более благоустроенным? То есть здесь это на ставку никак не влияет?

Федор Мезенцев: Конечно. Кадастровая стоимость определяется в отношении всего кадастрового квартала, на котором расположен участок.

Ольга Арсланова: То есть соседи, у которых может и не быть газа и не быть электричества, и вообще ничего, ни колодца.

Федор Мезенцев: Конечно.

Ольга Арсланова: У них в принципе земля будет стоить, получается, рыночно столько же, сколько и у соседа?

Федор Мезенцев: Конечно. Кадастровая стоимость определяется на все либо садовое товарищество, либо на всю деревню, на весь населенный пункт. Они могут незначительно колебаться в зависимости от размера земельных участков, может применяться коэффициент, но в целом учитывается среднее по рынку.

Ольга Арсланова: Понятно. Послушаем Астрахань. Клавдия, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы вот такой задать вопрос. У нас садоводческое общество относится к Растопуловке, к селению. Вот я ветеран труда и пенсионер, и с нас берут налог. Вообще с пенсионеров городских не берут, а с нас берут. Село само решает. А вот сейчас с нас будут брать или нет налог, с пенсионеров? Раньше все давали на поселение, как они решат.

И еще вопрос. Значит, мы относимся как бы к селу. За электричество у нас берут по городской цене, хотя у нас ни газа, ничего нет, мы на плитках готовим. Значит, нас относят к городскому уже по электричеству, и мы платим по городской цене, а не по сельской. Вот как это? Скажите, пожалуйста, правильно это или нет?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Федор Мезенцев: Ну, здесь разные вопросы. Если говорить о налоге, который уплачивается в местный бюджет, то до 2017 года освободить пенсионеров от земельного налога могли только местные власти. Еще раз напомню всем, что с 2017 года 6 соток – это вычет. Поэтому если у вас в собственности участок площадью 6 соток, то земельный налог за один участок вы платить не будете.

Что касается электроэнергии, то дачные товарищества могут получать электроэнергию по тарифу, который у нас в обиходе называется сельским тарифом, то есть на 30% ниже – в том случае, если жилой дом оформлен в этом садоводческом объединении, именно жилое строение, жилой дом.

Ольга Арсланова: Еще несколько вопросов. Вот спрашивают: «Скажите, пожалуйста, есть ли ограничения по размеру членских взносов? Я плачу за 5 соток 3 тысячи рублей». Это Курская область. Ну, это, я так понимаю, уже устав непосредственно этого садового товарищества.

Федор Мезенцев: Это решение общего собрания. Соседи собираются на собрание. Как правило, если коллектив дружный, то вопросов по размеру уплате взносов не возникает. Но если есть отдельные жители, которые не хотят жить по общим правилам, они начинают задавать не самые удобные вопросы правлению. В любом случае, предельный размер взноса в СНТ не установлен, но есть предел разумного. Если, условно, правление не будет советоваться со своими жителями, какой размер взноса установить, то они просто не будут платить.

Ольга Арсланова: То это правление будет свергнуто.

Федор Мезенцев: И правление будет свергнуто, просто начнется такая социальная революция внутри садового товарищества. Поэтому жить надо по-соседски и договариваться – тогда все получится.

Ольга Арсланова: Послушаем Александра из Ярославской области. Добрый вечер.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Вот вопрос. Федор, скажите, пожалуйста, вот у нас по действующему законодательству расстояние от хозпостройки до земельного участка соседа должно быть около 1 метра. Не является ли это достаточно минимальной величиной, так как не рассчитан еще скат кровли, то есть скат крыши? Потому что порой у нас метр отступает сосед, а кровлю выводит над участком соседа – соответственно, снег и дождь льется как раз на участок соседа. Как вы думаете, по вашему мнению, какую величину необходимо установить оптимальную? На ваш взгляд, метраж действующий соответствует ли правилам, ну, вообще житейским?

Федор Мезенцев: Понятно. Видите, как мы тут от налогов перешли к недвижимости. Во-первых, мы рекомендуем всем зарегистрировать капитальные постройки, потому что в этом случае не возникает спора, насколько законно эта постройка стоит на том или ином участке. Понятно, что после регистрации у тех, у кого нет льгот, возникнет налогообложение. Но напомним: по постройкам есть льгота для всех, независимо от наличия льготы, налоговый вычет – 50 квадратных метров на одну постройку, на один дом.

Если говорить о расстояниях, то скат с крыши в любом случае должен быть обращен в сторону своего участка, не должен заливать соседа, независимо от того где он находится – в метре от забора или в 3 метрах от забора. Ну а расстояния регламентируются СНиПом «Организация и застройка садоводческих объединений». Действительно, хозпостройка должна быть на расстоянии 1 метра от забора. Но это расстояние считается по крайней точке проекции, то есть по крайней точке крыши либо слива воды.

Юрий Коваленко: То есть не от основания дома, а все-таки крыши? То есть если вынос крыши больше 2 метров, то получается, что она уже будет на территории соседа.

Федор Мезенцев: Ну конечно.

Ольга Арсланова: Крыша – 2 метра?

Федор Мезенцев: Сосед не должен хитрить – поставить навес на четырех столбах, а потом занять половину участка соседа.

Юрий Коваленко: Ну а что делать в таком случае? Отпиливать его либо жаловаться куда-то?

Федор Мезенцев: Это, конечно, уже из области противоправных действий, но тем не менее. Если строение залезает на участок соседа, нужно четко определиться с границами земельного участка. Для этого он должен стоять на кадастровом учете в границах, чтобы вы точно понимали, что «вот это наша земля, а это – уже соседская». И если не получается с соседом договориться, то для этого существует суд, который однозначно примет позицию законного землепользователя и заставит по суду снести владельца как самовольную постройку.

Ольга Арсланова: «Наше садовое общество, – это нам из Башкортостана SMS пришло, – состоит примерно из 450 участков по 5 соток. Трубы и насосы устарели, проржавели, дороги разбились. Оказывается, половина от сбора взносов садоводов уходит на выплату налогов, – очень странная какая-то история, но тем не менее, – хотя от государства абсолютно никакой помощи. Что делать?»

Федор Мезенцев: Ну, нужно определиться, во-первых, с размером взносов. Вполне возможно, что взносы в этом садовом товариществе минимальные, и СНТ как юридическое лицо платит земельный налог на земли общего пользования, которые составляют 25% от общего землеотвода СНТ. И эти налоги идут не на внутренние нужды СНТ, а на инфраструктуры. Дачники приезжают и так же, как местные жители, обращаются в поликлиники, вызывают «скорую помощь», вызывают полицию, пользуются местными дорогами, транспортом. Они точно так же создают нагрузку на эту инфраструктуру. Но за счет того, что дачники многие вещи делают за свой счет, то кадастровая стоимость земельных участков в СНТ примерно на 30–40% ниже, чем в соседних населенных пунктах. Этим образом компенсируется разница между стоимостью налогов в населенном пункте и налогообложения в садовом товариществе. Поэтому здесь нужно определиться опять же соседям, договориться о том, какие вещи нужно делать в первую очередь. Вполне возможно, сделать план на несколько лет, определить смету, может быть, где-то поднять взносы и договориться о том, что сделать в СНТ.

Юрий Коваленко: Подождите. Я доехал до СНТ по дороге из соседней деревни. Я потом налог, грубо говоря, плачу на дорогу в этой деревне. Кто заплатит за мою дорогу в моем СНТ? Каким образом? Почему все садоводы решают проблемы всего, что находится вокруг их садоводства, а деньги не попадают внутрь? Ни котлы никто не меняет, из соседней деревни не приезжает. Не приезжает через эту деревню или СНТ, не платит за это налоги. Почему так получается?

Федор Мезенцев: Ну, СНТ – это отдельное явление у нас в России. Нужно помнить, что за то, что СНТ платит земельный налог, оно имеет право ограничить доступ чужих автомобилей и чужих лиц на свою территорию. То есть по сути это коттеджный поселок, но без управляющей компании, где жители сами за свой счет, за свои взносы определяют, что им нужно делать. Поэтому та сумма, на которую у них земельный налог, они уплачивают взносами, и она остается в СНТ. Вот на эту разницу они как раз имеют право сделать ту инфраструктуру, которую им не помогает делать государство.

Нужно помнить, что государство изначально не давало никаких субсидий и дотаций для садоводов, а это делали предприятия, при которых организовывались садоводческие объединения. В 2018 году впервые Москва будет помогать всем садоводческим объединениям на территории Московской области, а не только тем, которые были образованы при Москве. Такая программа развивается. И сегодня регионы вправе оказывать такую поддержку. И она реально стала оказываться, потому что на уровне власти поняли, что садоводы сегодня очень многие вещи действительно делают сами, и они выполняют часть функций органов местного самоуправления, поэтому это надо поддерживать. И такая помощь будет оказываться. Москва в этом отношении с Московской областью договорились, это был пилотный проект.

Ольга Арсланова: Спрашивает зритель из Оренбургской области: «Распространяется ли налоговый вычет на работающих пенсионеров?»

Федор Мезенцев: Налоговый вычет распространяется на всех пенсионеров, которые имеют право на получение пенсии по достижению 55 или 60 лет.

Ольга Арсланова: А работают они или нет – это уже к делу отношения не имеет.

Федор Мезенцев: Да.

Юрий Коваленко: А вот вопрос, Краснодар: «Собственник 6 соток, пенсионер по старости с 2010 года, а налоговая требует от меня земельный налог. Что делать?»

Федор Мезенцев: Вопрос – за какой период налоговая требует земельный налог? Если это касается 2016 и 2015 годов, то это вполне обоснованно – никакого налогового вычета не было положено. Скорее всего, это задолженность за предыдущие периоды.

Ольга Арсланова: Еще пока не вступил, еще раз напоминаем. Кемеровская область у нас на связи. Евгений, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я вот такой хочу задать вопрос. У меня сложилась ситуация. Я сам купил дом в селе. И у моих соседей участок был 40 соток. Они продали пол-огорода. Покупатель разделил эти 20 соток на три… даже на четыре участка: три участка под строительство, застроил, три дома построил на них. Разрешения на строительство, как я выяснил, не получал. Выгребные ямы сделал со стороны моего участка, даже частично как бы посягнул на мой участок. Соседи перед продажей вымеряли все, отгородились. А у нас до этого не было забора, просто была межа. В общем, они отгородились. Так вот, от их забора он где-то на метр еще в мою сторону сделал. Ну, в общем…

А, и как я уже сказал, разрешения на строительство нет. Один дом уже продал. Один уже готовый, второй уже, по-моему, тоже продал. Вот я хотел бы узнать – законно он вообще поступил или нет? Когда он ямы рыл эти выгребные со стороны огорода, я ему говорил: «Слушай, ты что натворил-то?» – «Да разберемся». И вот буквально месяц назад уже начали откачивать из проданного первого дома вот это все из выгребной ямы. Загоняют трактор прямо по огороду, катаются. Когда строил, он весь этот огород утрамбовал.

Ольга Арсланова: Слушайте, ну это вообще, конечно, какой-то очень неприятный у вас, мягко говоря, сосед. Спасибо большое.

Федор Мезенцев: Это комплекс проблем.

Ольга Арсланова: Да. И что делать с этим?

Федор Мезенцев: Конечно, мы не ответим сегодня, в рамках сегодняшнего эфира.

Ольга Арсланова: Да, у нас минута осталась.

Федор Мезенцев: Потому что это и муниципальный земельный контроль, который контролирует то, что происходит на земельных участках. А для того, чтобы разобраться, нужно ли разрешение на строительство, нужно определить, к какой категории земель это относится и какой вид разрешенного использования. Если это ИЖС, частный сектор, то разрешение на строительство нужно. Если это СНТ, то разрешение на строительство капитальных объектов получать не требуется. Если у вас есть вопрос, то мы рекомендуем прислать его на почту Союза дачников. Мы обязательно посмотрим и ответим уже в ручном режиме.

Ольга Арсланова: Спасибо. Мы рекомендуем нашему зрителю именно так и поступить. А у нас в гостях, напоминаем, был Федор Мезенцев, исполнительный директор Союза дачников. Обращаемся к нашим зрителям: если у вас есть конкретные темы для нашей летней рубрики «Территория: дача», присылайте их нам на наш SMS-портал, на нашу почту и в наши группы в социальных сетях. Спасибо.

Рубрика «Территория: дача»
Список серий