Геннадий Онищенко и Федор Мезенцев. Как бороться с борщевиком

Виталий Млечин: Россия борется с борщевиком Сосновского. Этот коварный сорняк каждый год расширяет территорию своего присутствия на 10%. При этом если на кожу человека попадает его сок, то можно получить серьезный ожог, так что власти стараются принимать меры.

Оксана Галькевич: Вот, например, какие меры. В Подмосковье будут штрафовать собственников заросших земельных участков, причем довольно сурово. Суммы там варьируются от 3 до 5 тысяч рублей для физических лиц и от 20 до 50 – для должностных, а также от 150 до 1 миллиона рублей – для юридических.

Виталий Млечин: Да. В Орловской области тоже наказание существует, но оно гораздо более лояльное: штраф для физических лиц – от 200 до 500 рублей, для должностных – от 500 до 1 000 рублей. При этом муниципальные власти обязаны принимать меры по ликвидации очагов борщевиков, но не делают этого – ссылаются на отсутствие денег в бюджете. По данным чиновником, обработка 1 гектара, заросшего борщевиков, обходится примерно в 22–24 тысячи рублей.

Оксана Галькевич: Какие еще регионы страдают от борщевика? Ну, смотрите, это в основном сильнее всего Ленинградская, Псковская области, Новгородчина, Костромская область и Пермский край.

Виталий Млечин: Да, это, разумеется, кроме Орловской и Московской областей, о которых мы уже говорили. Ну а ведь еще полвека назад борщевик Сосновского считался весьма полезным растением. В конце 40-х его начали культивировать в СССР в погоне за дешевым и легким в производстве кормом для скота. Борщевик показался агрономам отличным вариантом: сочный, огромный, да еще и размножается быстро и активно. Но довольно быстро выяснилось, что молоко у коров от борщевика становится горьким. К тому же растение оказалось очень опасным – его сок, попадающий на кожу, ослабляет клеточную защиту от солнечного света. Ну, как следствие – при попадании солнечных лучей на пораженный участок возникают сильнейшие ожоги, опасные даже для жизни человека.

Оксана Галькевич: Итак, как эффективно бороться с борщевиком, и насколько остро эта проблема стоит в масштабах страны – будем сейчас разбираться. Уважаемые друзья (я обращаюсь к телезрителям), вы наверняка тоже видели в своем регионе эти поля, заросшие борщевиком, обочине, где стоят эти высокие растения, может быть, дачные участки, может быть, какие-то поля, так скажем, не частного хозяйства. Звоните, поделитесь своим мнением, возмущением. Может быть, совет дадите, как бороться, потому что достаточно сложная такая эта история с борщевиком.

Ну а в студии у нас эксперт – Федор Мезенцев, исполнительный директор Союза дачников. Федор Николаевич, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Федор Мезенцев: Добрый день.

Оксана Галькевич: Федор Николаевич, вот Виталий сказал, что довольно давно поняли уже, с 40-х годов эта история тянется, довольно давно уже осознали, что не такой уж он полезный и прекрасный, этот борщевик. А что же тогда меры какие-то серьезные не принимаются? Такое ощущение, что все зарастает и зарастает, с каждым годом все сильнее и сильнее.

Виталий Млечин: И статистика подтверждает это ощущение.

Федор Мезенцев: Прежде всего нужно вспомнить, что борщевик долгие годы числился в реестре сельскохозяйственных культур, поэтому официально предусмотреть какие-то методы борьбы против этого растения было невозможно, в том числе выделять бюджетные средства для борьбы с борщевиком.

Оксана Галькевич: А до какого времени он числился в реестре?

Федор Мезенцев: До 2012 года.

Оксана Галькевич: До 2012 года?

Федор Мезенцев: То есть его буквально шесть лет назад исключили из списка сельскохозяйственных растений. И только в 2015 году к нему ужесточили санкции, включив в список сорных растений, с которыми уже необходимо бороться и разведение которых на земельных участках является нарушением землепользования.

Оксана Галькевич: Смотрите, вот тут пишут, какие-то страшные истории нам приходят на SMS-портал. Владимирская область: «У моих двух мальчиков были сильные ожоги. Дети делали трубки из борщевика, такие плевательные. В «скорой помощи» не могли им помочь, потому что не знали просто, что это». И это было 30 лет назад.

Федор Мезенцев: У нас в России растет более 50 видов борщевика, и не все из них являются ядовитыми. Ядовитым является борщевик Сосновского, который, кстати говоря, для детских трубок, наверное, вряд ли пригоден. Когда он дорастает до таких размеров, диаметр ствола примерно 5–7 сантиметров. Ну, это известная детская забава, когда дети срывают борщевик, заряжают туда ягоды и начинают играть в такие игры, друг в друга стрелять. Конечно, это опасно. И детям нужно объяснять, что это растение опасное, подходить к нему не следует и не следует трогать.

Оксана Галькевич: Федор Николаевич, а вот давайте проиллюстрируем ваши слова и сообщения наших телезрителей. Насколько это опасно, чем это может обернуться – мы посмотрим в нашем сюжете. Несколько регионов там представлены: Московская, Нижегородская и Вологодская области. Внимание на экран.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Ну вот, собственно, и причина – пустые и необработанные земли. Вы знаете, у нас в крайнем оживлении сейчас пребывает наш SMS-портал, люди пишут со всей страны: Иркутская область, Сибирь, Красноярск пишет, у них там тоже есть борщевик. Возмущаются: «Почему вы нас не представили на карте?» Друзья, мы перечислили и на карте показали регионы, которые в первую очередь, больше других страдают от борщевика. И не по нашему собственному мнению, а по мнению экспертов.

Скажите, пожалуйста, Федор Николаевич, а какие способы? Вот такое ощущение, что бороться с ним практически невозможно. Ну, все-таки способы какие-то существуют?

Виталий Млечин: Раз нам говорят, что 12 лет семена лежат в земле, что корни обязательно надо выкапывать и туда какую-нибудь гадость лить. Действительно такое растение капризное?

Федор Мезенцев: Растение действительно очень живучее, которое умеет приспосабливаться ко всем климатическим условиям нашей зимы, нашего лета. И в жару, и в холод оно выживает. И один куст растения способен покрыть площадь до 1 квадратного метра сплошным ковром из семян полностью. Созревает борщевик, и он полностью перекрывает всю площадь земельного участка.

Первый и основной подход к борьбе с борщевиком – это системность, независимо от тех способов, которые мы применяем в борьбе – химический способ, когда мы травим борщевик химикатами, либо это механический способ, когда запахивается борщевик сначала плугом, а потом разравнивается бороной, и сажаются потом сельскохозяйственные культуры, которые не дают ему распространяться, зерновые культуры прежде всего. Вот как наш фермер в нашем сюжете показывал, что он трактором сначала уничтожил борщевик, а потом на этом месте можно посадить озимые, которые постепенно этот борщевик вытеснять.

Есть еще способ механический, когда на небольших участках можно накрыть землю черной пленкой – и тогда борщевик просто сгорит вместе с остальными растениями, и на следующий год он не сможет подняться.

И есть еще более такие интересные, но редко встречающиеся способы – это биологические, когда институт исследования дал возможность попробовать в Лотошинском районе и применил гусениц. Ну, надо сказать, что эффект был минимальный. И мы еще не очень понимаем, насколько это будет дальше.

Оксана Галькевич: Насколько это оправдано, да?

Федор Мезенцев: Потому что сегодня гусеница ест борщевик, а завтра она может приняться за другие растения.

Виталий Млечин: И за людей.

Федор Мезенцев: Ну, за людей – вряд ли. Люди туда не ходят. И еще есть новый метод, который разрабатывают сейчас, нам коллеги подсказывают – радиоэлектронный метод, когда едет трактор, к нему ставится специальный датчик на борону, который излучает помехи определенной частоты, и они уничтожают борщевик. Тоже метод непроверенный, но тем не менее.

Но самое главное, что когда мы берем любой из методов, надо понимать, что это нужно делать одновременно. За каждый земельный участок у нас отвечает определенный собственник либо муниципальная или государственная структура. Поэтому если весной борщевик начинает расти, то взяться за его уничтожение нужно одновременно: и дачники на своих садовых участках, и владельцы сельхозугодий, и дорожники в полосах землеотвода, и муниципальные власти в границах населенных пунктов.

Если это делать одновременно, тогда эффект будет намного больше. Если мы будем ждать, пока у нас госструктуры оформят тендеры, когда у нас появятся выигравшие эти тендеры подрядчики, то это может получиться конец лета – и тогда весь эффект от борьбы с борщевиком пропадает, мы будем просто лечить последствия, но не причину.

Виталий Млечин: Вот вы описали сейчас, что нужно сделать. А реально вообще этого добиться? Потому что мне как раз кажется и практика подсказывает, что обычно так и происходит, как во втором варианте, то есть мы ждем, пока власти за нас все сам сделают.

Федор Мезенцев: Надо сказать, что системная работа по борьбе с борщевиком началась все-таки в последние три года после того, как его признали сорной культурой. И только это дало возможность начать выделять бюджетные деньги. Например, в бюджете Московской области на борьбу с борщевиком на ближайшие три года предусмотрено по 300 миллионов рублей ежегодно – на 2019-й, 2020-й и 2021-й годы.

Виталий Млечин: А это большие деньги, ну, достаточные, по крайней мере? Много на это можно сделать?

Федор Мезенцев: Мы помним, что обработка 1 гектара составляет около 30 тысяч рублей. И ежегодно в программе Московской области предусмотрена обработка 18 тысяч гектар, зараженных борщевиком, а это примерно 50% общей площади. С учетом того, что он растет несколько лет, это вполне достаточные меры, но при условии, если к этому будут приняты усилия и соседних землепользователей, тех, которые не попадают под госпрограмму, а это наши дачники и наши владельцы сельхозполей.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем звоночек из Кемеровской области – там, видимо, тоже есть такая проблема. Евгений до нас дозвонился. Евгений, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Евгений. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер, уважаемые ведущие. Добрый вечер, уважаемый эксперт. Действительно, вот вы сказали, возникла проблема, я бы сказал, даже как-то спонтанно. Я купил дом в 2005 году. 12 лет прошло, как сказал эксперт, сохраняется сорняк. Все эти практически 10–11 лет я его не видел здесь – ни в округах, ни у нас в деревне. А буквально за последние год-два, действительно, как напасть! У меня в огороде даже в прошлом году было кустов шесть точно. Я их, пока они еще в цвет не вошли, срубил, эти места сжег. В этом году их уже почти рощица выросла! А вокруг села и, скажем так, по району вдоль дорог, действительно, его стало, можно сказать, немерено. Я прошу прощения, я не склонен к теориям заговора, но такое впечатление, как будто специально этих семян насыпали. Как в свое время не было колорадского жука, насколько я помню…

Оксана Галькевич: Да, Евгений, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Кстати, как он распространяется на такие отдаленные территории с достаточно суровым климатом?

Федор Мезенцев: Борщевик переносится ветром вполне успешно, семена не такие тяжелые. И мы понимаем, что мы сейчас получили результаты пика распространения борщевика, когда у нас было очень большое количество необрабатываемых сельхозугодий. Мы помним, что после 91-го года, когда закрылись многие сельхозпредприятия, именно на этих полях появилось большое количество борщевика. Поэтому вот результат его нескольких жизненных циклов, когда он стал распространяться, заняв большие площади на неиспользуемых землях, и уже «пошел в гости» к садоводам, «пошел в гости» в муниципальные районы и занял обочины дорог. Вот результат. Поэтому программа была принята, может быть, немного с опозданием, но еще не поздно.

Оксана Галькевич: Федор Николаевич, давайте сейчас подключим к нашей беседе еще одного человека, еще один у нас есть собеседник – это Геннадий Григорьевич Онищенко. Мы все помним его прекрасно как бывшего главного санитарного врача Российской Федерации, а теперь это депутат Государственной Думы. Геннадий Григорьевич, добрый вечер.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Геннадий Онищенко: Бывших не бывает. Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Бывших не бывает. Добрый вечер.

Виталий Млечин: Так мы поэтому к вам и обратились за вашим экспертным мнением, Геннадий Григорьевич.

Геннадий Онищенко: В чем вопрос?

Виталий Млечин: Да, в чем вопрос? Как быть с борщевиком? Как с ним эффективно бороться и решить эту проблему?

Оксана Галькевич: В рамках страны, в масштабах страны.

Геннадий Онищенко: Я не знаю, о чем вы там беседовали. Борщевиков, по-моему, за 60 видов.

Виталий Млечин: Мы имеем в виду борщевик Сосновского.

Геннадий Онищенко: Да. Была даже целая программа в институте, пока он не стал отделением РАН (Российской академии наук), даже выделялись деньги из бюджета в 90-е годы. Но то ли неудачная была программа, то ли денег недодали. В общем, она оказалась невыполненной. В принципе, есть две темы. Одна тема – это должно вмешаться государство в это дело, потому что без этого не обойтись. Вы помните, есть такая легенда о том, что Никита Сергеевич Хрущев когда-то завез сюда его, и он разбалансировал нам, будем говорить, экосферу нашу и начал здесь бурно разрастаться. Ну, бог с ними, с этими легендами. Сейчас это действительно реальная проблема.

Итак, должно вмешаться государство, потому что на это нужны деньги. Что касается индивидуальных, я не знаю, участков в нашем Подмосковье и не только в Подмосковье, потому что страдает у нас европейская часть…

Оксана Галькевич: Нам Сибирь звонит и пишет – говорят, у них тоже борщевик. Иркутская область, Красноярск, Кузбасс…

Геннадий Онищенко: Ну, все-таки их просторы тоже являются фактором спасения. А вот то, что у нас сегодня ни по одной трассе «М» не проедешь и не остановишься, чтобы не попасть во владения этого пресловутого растения… Значит, мы сейчас о чем говорим? Как бороться?

Виталий Млечин: Да.

Оксана Галькевич: Вот скажите, у государства найдутся средства на то, чтобы в статью бюджета это выделить каким-то образом, борьбу с борщевиком форсировать?

Геннадий Онищенко: Ну, и бюджет, и инвестиции, и частный капитал. Тут должны все участвовать. А что касается своего участка, то вы знаете, и, наверное, вам уже мои коллеги говорили, что надо выкапывать, он очень живуч, у него же корень там очень сильный. Или выкапывать корень, или покрывать всякой пленкой и на нее насыпать землю, чтобы он не прорастал. Много таких вариантов предлагается. Это в индивидуальном плане, чтобы вокруг вашего дома хотя бы не рос.

А что касается наших трасс, что касается наших полей. Я услышал остаток разговора о том, что не использовали сельхозугодия почти 25 лет. Там за эти годы выросли березы в обхват, где колосилась пшеница, ну и плюс еще борщевик. Вот две эти культуры сейчас на этих сельхозугодиях доминируют у нас. И мы уже почти забыли, что там когда-то было культурное земледелие. Поэтому вопрос серьезный.

А по медицинской части вам давали какие-то рекомендации?

Оксана Галькевич: Расскажите нам коротко, если можно.

Виталий Млечин: Конечно, давайте.

Геннадий Онищенко: Значит, состоят в чем они? Что происходит? Вот эта жидкость, с которой человек сталкивается, и не только жидкость, а там и пыльца играет роль, на солнце он усиливает солнечный свет – и происходят так называемые ожоги, в данном случае солнечные. Они очень серьезные, и особенно они опасны для аллергиков.

Оксана Галькевич: Первая помощь какая? Что делать в первый момент?

Геннадий Онищенко: Нужно промывать водой – как можно быстрее, интенсивнее. Но, как правило, в этих условиях, если это вдоль дорог и так далее, ее не оказывают. У нас с этим дело плохо обстоит. И это очень серьезно, особенно если человек надышится, да еще с аллергическим статусом, то тут уже реанимационная помощь может даже понадобиться.

Поэтому первое – знать, особенно оберегать детей. По возможности делать вот те манипуляции, которые надо делать в начале весны, пока он не пророс, всю территорию покрывать черным полиэтиленом, чтобы он задохнулся, засыпать землей. Может быть, даже высеивать траву на этом месте. Или в индивидуальном плане выкорчевывать это все. Правильно, он очень быстро разносится. Лист очень много набирает энергии, поэтому он такой сильный. И когда-то его даже планировали для корма скоту завозить как одно из мясистых…

Оксана Галькевич: …и питательных растений.

Геннадий Онищенко: Да, да.

Оксана Галькевич: Геннадий Григорьевич, спасибо вам большое.

Геннадий Онищенко: Пожалуйста.

Оксана Галькевич: К сожалению, время в прямом эфире стремительно истекает. Это был Геннадий Григорьевич Онищенко, депутат Государственной Думы, все мы его знаем как бывшего главного санитарного врача России. Он сказал нам, что бывших не бывает.

Давайте выслушаем еще один звоночек в прямом эфире. Времени действительно очень мало. Артур из Пермского края.

Виталий Млечин: Артур, Пермский край. Артур, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Тоже, в общем, суровый климат. Артур, здравствуйте. Очень коротко.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня такой вопрос. Скажите, пожалуйста, а правда, что борщевик очень живуч и прижился в наших условиях за счет глобального потепления на территории Среднего и Северного Урала? Он растет буквально везде. С ним борются все – от мала и до велика. Он зарастает на любом участке буквально через…

Оксана Галькевич: Артур, мы поняли, спасибо. Времени очень мало.

Виталий Млечин: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Правда ли, что глобальное потепление способствует?

Федор Мезенцев: Дело не в глобальном потеплении, а в глобальной бесхозяйственности, период которой у нас, к счастью, закончился, когда у нас просто не обрабатывались земельные участки.

Оксана Галькевич: У нас очень много звонков…

Виталий Млечин: Еще один из Московской области. Успеем, да? Быстренько. Михаил, здравствуйте. Говорите, пожалуйста, у вас буквально 30 секунд.

Зритель: Добрый день. Это Московская область, Истринский район, деревня Давыдково.

Виталий Млечин: Да, мы слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Значит, мы находимся в такой блокаде этого борщевика, что неописуемо просто!

Виталий Млечин: А вы как-то пытаетесь бороться с ним?

Зритель: Мы на своих участках боремся как можем. А у нас соседский участок – они его вообще не обрабатывают, они исчезли 15 или 20 лет назад, они не появляются. Мы нанимаем трактор, косим, платим деньги за это. Но я не к этому говорю. Мы писали в местную администрацию, и в область писали, чтобы нам как-то помогли. Если бы увидели весь этот ужас, который вокруг нас…

Оксана Галькевич: Да мы видели, Михаил, Московская область не так далеко от нас.

Виталий Млечин: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Спасибо большое нашему гостю. Спасибо телезрителям всем, кто принимал участие в обсуждении этой темы. В студии программы «Отражение» сегодня был Федор Мезенцев, исполнительный директор Союза дачников. Надеемся, что в следующий раз, когда мы будем с вами встречаться и обсуждать эту тему, мы будем уже говорить о каком-то движении, о каких-то улучшениях.

Виталий Млечин: И о каких-то успехах. Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Виталий Млечин: Мы вернемся через пару минут.

Федор Мезенцев: Спасибо.

Ежегодно он занимает на 10% больше территории
Список серий