• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Высокий рейтинг Путина — это в том числе свидетельство слабости исполнительной власти

Сергей Лесков: Высокий рейтинг Путина — это в том числе свидетельство слабости исполнительной власти

Константин Чуриков: Сейчас пришло время узнать, что думает по поводу главных событий недели наш обозреватель, обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Сергей, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый вечер, Сергей.

Константин Чуриков: У нас, конечно, много тем, много информационных поводов.

Сергей Лесков: Кстати, по поводу вашей заявки я подумал вот что. Был такой популярный советский фильм, кинокомедия "Семь стариков и одна девушка". Если учесть продолжительность жизни мужской половины населения и женской, то правильно, с учетом демографических особенностей, назвать фильм было бы так: "Семь старух и один юноша".

Константин Чуриков: С точки зрения статистики.

Оксана Галькевич: У нас сейчас в этой студии нет ни того, ни другого, Сергей. Приступайте.

Сергей Лесков: Оксана всегда найдет, что сказать, и сразить своего собеседника наповал. Первая новость из международной жизни. Мы достаточно давно (по крайней мере, на этой неделе) не говорили о нашем любимом президенте Америки Дональде Трампе. На этой неделе он выступил в очередной раз с экстравагантным заявлением. Он официально признал Иерусалим столицей Израиля и повелел перенести американское посольство из Тель-Авива в Иерусалим. Эта новость дико взволновала весь арабский мир, потому что арабский мир считает, что Иерусалим – это оккупированный город и принадлежит арабскому государству Палестина. В общем-то, даже и многие политики мирового уровня выразили серьезную озабоченность в связи с этой проблемой. А в Стамбуле на следующей неделе даже собирается конференция лидеров исламских стран.

И для нас, конечно, важно, к каким последствиям для мира в обоих значениях этого слова приведет очередное непредсказуемое решение американского президента.

Что касается нашего президента Владимира Путина, то он тоже на этой неделе был в центре внимания. Многие политики уже объявили о своем желании баллотироваться на пост президента России. Молчал только, как говорится, кандидат №1. И наконец на этой неделе Путин объявил о своем решении баллотироваться в президенты России. Впрочем, давайте не будем лукавить и лицемерить. Это было достаточно очевидно. Поэтому называть это сенсацией нельзя, если быть честным с самим собой. И поэтому в этом выдвижении важно другое. С какой политической, социально-экономической программой хочет вступить на свой четвертый срок президент России Владимир Путин. Давайте пофантазируем на эту тему. Мне кажется, что этот вопрос является самым важным и, может быть, тянул со своим выдвижением Путин именно из-за того, что сам для себя искал ответ на этот вопрос.

Тем временем, Минэкономразвития, которое радовало всех нас оптимистическими прогнозами, на этой неделе выступило с диаметрально противоположным заявлением. Министр Орешкин сказал, что в недрах его ведомства разрабатывается стратегия борьбы с бедностью. Так быстро, буквально на ходу, молодой министр и его ведомство успело переобуться.    Стоит поразмышлять на эту тему. И чем вызвано то, что перемены настроения в нашем флагмане экономического развития.

Наконец самая животрепещущая тема на этой неделе – это решение МОК о том, что российские спортсмены если и будут участвовать в Олимпиаде в Корее, то не смогут использовать национальную символику. Мы много говорили на эту тему. И надо признать, что, в общем-то, общество раскололось на две непримиримые части. Так было, наверное, с Украиной и с какими-то другими вопросами.

Мне кажется, что спорт не заслуживает такого радикального разделения общества. Но, тем не менее, это произошло. Надо сказать, что в этой истории по-прежнему много непонятного. Непонятно, кто такие кристально чистые спортсмены, которые будут допущены на Олимпиаду. Непонятно, кто будет платить, если они поедут сами, без участия государства. Я думаю, что нам важно подвести итоги этой дискуссии и попытаться предвидеть то, что произойдет на следующей неделе, когда соберутся российские спортсмены и вынесут свой вердикт по этой проблеме.

Константин Чуриков: Сергей, общество, конечно, раскололось по поводу Олимпиады, но общество кажется едино, как показывали наши разные вопросы, в отношении тех, кого надо наказать в этой истории. Но об этом чуть позже. Давайте сейчас все-таки о расколе между Западом, Америкой и арабским миром.

Сергей Лесков: Когда я составлял план сегодняшнего выступления, я, конечно, не мог предвидеть по-настоящему сенсационной новости, о которой я узнал по пути на работу. Здесь тоже наше общество разделено на две математически равные части. Только не вертикально, а горизонтально. Я вот что имею в виду. РЖД выступило с разъяснением о том, что когда ты покупаешь билет на верхнюю полку, ты не можешь претендовать на нижнюю полку. То есть если обладатель билета на нижней полке не хочет, чтобы обладатель билета с верхней полки сидел там, то он там и должен сидеть наверху.

Константин Чуриков: И курочку пускай там разворачивает.

Сергей Лесков: Да, яйки, курицу – пусть все ест там.

Оксана Галькевич: И сыпется вниз, кстати говоря.

Сергей Лесков: Сыпется вниз. Пусть помахивает ногами. Надо сказать, что есть такой показатель в РЖД - "пассажиропоток". У нас в год этот показатель растет довольно много. У нас 1 млрд человеко-поездок в год на поездах дальнего следования (без электричек, где нет верхних и нижних полок).

Константин Чуриков: Тут мы почти китайцы.

Сергей Лесков: Миллиард, да. Если учесть, что у нас 140 млн человек, а работающих (минус старики и дети) – 70-80, то окажется, что каждый человек ездит на поезде дальнего следования раз 10 в году. То есть эта проблема на самом деле очень важная. Перед каждым человеком теперь встает вопрос: кто сверху…

Константин Чуриков: Вечный вопрос.

Сергей Лесков: Правильно, Константин. С философской глубиной. На какую полку покупать билет, теперь надо подумать. И вообще где есть? Может быть, надо, как верблюд, наесться перед поездкой? А то попадется какой-нибудь вредный человек и не даст воспользоваться столиком.

Оксана Галькевич: А вы просто ноги в носочках спустите или даже в ботинках.

Сергей Лесков: Вы думаете, что пассажиры русских поездов не моют ног? Как вы об этом могли подумать?

Константин Чуриков: Носочки можно просто галантно оставить вообще внизу.

Оксана Галькевич: Сергей, не обязательно всякую шутку развивать.

Константин Чуриков: Давайте двигаться сверху вниз, как говорится.

Сергей Лесков: Давайте теперь перейдем к американскому президенту. Нет оснований сомневаться в том, что он благоухает, будучи миллиардером. Да и вряд ли он ездит в поездах дальнего следования. Да и вряд ли он ест курочку, а только ножки Буша.

Оксана Галькевич: Купленную на станции, причем.

Сергей Лесков: Да. Ножки Буша, наверное. Кто его знает? Так вот, Иерусалим. Одна из самых стержневых без шуток проблем на Ближнем Востоке. Этот город, который является священным средоточием всякой символики и для мусульманского мира, и для иудеев, и для христиан… Вообще такое впечатление, что оттуда пошла вся мировая цивилизация. Он является объектом непримиримых споров. В 1967 году после очередной войны Иерусалим был оккупирован. Израиль, как считают, отбил его у Иордании, если мне не изменяет память. И аннексировал, если цитировать международное право, весь этот город. Но Палестина претендует на Восточный Иерусалим. Надо сказать, что еще в 1995 году президент Билл Клинтон признал Иерусалим столицей Израиля. Но ни один американский президент, не подвергая это решение сомнению, не переводил туда посольство. Все мировые посольства в Израиле (в том числе и российское) находятся в другом городе, которое называется Тель-Авив. В Иерусалим не переехал никто, именно из-за того, что невозможно договориться по части его принадлежности. Это самая болезненная тема и для граждан Израиля, и для арабского мира. Зачем Трамп подбрасывает угольки в этот тлеющий костер, совершенно непонятно. Можно предположить, что его не устраивает относительное умиротворение в Сирии, в каких-то еще регионах, победа над ИГИЛ. И он ищет другой очаг напряжения, чтобы разделять и властвовать. Помните, кто выдумал эту максиму? Она была выдумана в римском Сенате, под пятой которого находился тот же самый Иерусалим, где проходили всем известные события, отраженные в самой публикуемой книге.

Константин Чуриков: Сергей, но предшественники Дональда Трампа не просто отменяли, откладывали это решение. Они это делали каждые полгода. Это была такая механическая рутинная работа – раз в полгода откладывать это решение. Дональд Трамп решил не откладывать. Знаете, проблема ИГИЛ сравнительно с точки зрения возникла все-таки недавно.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Запрещена в России по закону. А вот проблема как раз таки принадлежности Иерусалима – ей много веков.

Сергей Лесков: Да. Трудно даже подсчитать, когда он возник. Это вечная проблема. Есть вечный жид, а есть вечная проблема Иерусалима.

Константин Чуриков: Всегда возникает вопрос. Наверное, в каждом государстве глава не может единолично принимать все решения. Кто ему подсказал?

Сергей Лесков: Надо сказать, что этот шаг был обещан Трампом в своей предвыборной программе. Надо же ему хоть что-то реализовывать из того, что он обещал. Его экономический блок совершенно нейтрализован его политическими оппонентами. Вот он нашел какое-то слабое место. Кстати, сумеет ли он перенести или нет, я не знаю. Но если вы смотрите за сводками мировых событий, то уже сейчас на Ближнем Востоке (по-моему, в том числе и в Иерусалиме) волнения. Там уже сотни раненых, есть погибшие. С большой степенью вероятности можно предположить (не дай бог, но я не вижу иных вариантов) очередную волну терроризма, которая будет не в Америке, защищенной самым большим в мире озером от арабского мира. Акты терроризма будут в благословенной Европе.

Оксана Галькевич: Курганская нам область пишет примерно об этом, что это весьма опасное решение может привести к войне на Ближнем Востоке.

Сергей Лесков: Конечно.

Оксана Галькевич: Петербург и Ленинградская область пишет, что Иерусалим должен быть столицей мира. Может быть, действительно, не все такие давние, многовековые сложные вопросы нужно решать и ставить точку? Ну, есть мнение сторон – ну и хорошо.

Сергей Лесков: Надо сказать, что проблема для нас близкая. Потому что многие граждане Израиля являются нашими или бывшими соотечественниками. Процент бывших соотечественников наших в Израиле, наверное, выше, чем в любой другой стране мира. Поэтому эта проблема для нас близка.

Я думаю, что это практически гарантирует новые террористические атаки в Европе. Неслучайно Эрдоган и Путин уже говорили на эту тему. И в Стамбуле 13 декабря собирается Организация исламского сотрудничества именно по вопросу о статусе Иерусалима.

Константин Чуриков: Лидеры группировок, в том числе экстремистских, говорят о том, что Трамп открыл ворота ада. Чтобы их закрыть, что нужно сделать?

Сергей Лесков: Знаете, что вообще врата в ад находятся в Иерусалиме? Там есть такая речка, которая называется Геенна.

Константин Чуриков: Огненная.

Сергей Лесков: Огненная – это уже поэтическая метафора. Но Геенна, высохшее русло реки, протекает между горой и самим Иерусалимом. Недалеко от тех ворот, куда Иисус въехал в Иерусалим. Геенна – именно там вход в ад и расположен. Ну, да. Тоже символика, которая оправдывается. Кстати, в Гефсиманском саду находится, по-моему, женский монастырь, который принадлежит Русской православной церкви.

Это печальное событие, которое в очередной раз говорит о том, что Трамп слишком часто действует, как слон в посудной лавке. Делает ли он по какой-то наивности или умышленно, сказать невозможно. Но результат всякий раз печален. Давайте поговорим о других проблемах.

Константин Чуриков: И давайте для начала послушаем Валерия из Калужской области. Наверное, Валерий что-то хочет добавить по этой теме. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Кто решает в стране, где будет располагаться иностранное посольство? Если Трамп решит посольство Америки открыть в Урюпинске, что, столица поедет туда? У меня такой вопрос. И у меня по предыдущей теме был вопрос, но я не мог дозвониться. Я хотел узнать…

Сергей Лесков: Нет, давайте мы будем соблюдать наш формат, потому что уходить назад, когда поезд уже ушел, невозможно. Я отвечаю на ваш вопрос. Он совершенно правильный. Дело в том, что Израиль горячо поддерживает… Единственная страна в мире, которая поддерживает решение Трампа – это Израиль. Это короткий и ясный ответ на ваш вопрос. Между прочим, когда я услышал новость о решении Трампа, я подумал, что это настолько же ведет к каким-то странным последствиям… Как, предположим, Россия бы решила объявить столицей Луганской республики, например, Киев. И тоже, понимаете, начался бы такой непредсказуемый винегрет. Ну, зачем это делать? То же самое.

Давайте перейдем к следующей проблеме. Мы не можем так долго говорить о Трампе, как бы дорог не был нам этот человек.

Константин Чуриков: Не будем обижать город Урюпинск – прекрасный город в Волгоградской области.

Сергей Лесков: Да. Конечно, в выдвижении Путина никто не сомневался. И даже те политологи, которые говорят, что с его выдвижением с их души спало какое-то волнение и неопределенность за свое будущее – это, ну, я не знаю, лукавые царедворцы. Хотя при дворе, наверное, о существовании этих лукавых царедворцев и не знают. Надо сказать, что из 4 раз Путин объявлял о своем выдвижении в декабре. Так что он не нарушил общую традицию. В общем-то, всем было очевидно, что он будет баллотироваться. Более важно – с какой социально-экономической программой он собирается выйти на свой четвертый срок, а также попутный вопрос, не менее важный: почему у президента России столь высокий рейтинг, что делает выборы не столько выборами… Ведь никто, даже его оппоненты, не сомневаются в его победе. Не столько выборами, сколько референдумом в его поддержку. Давайте признаемся, что, в общем-то, высокий рейтинг Путина – это не только справедливое признание его заслуг, его авторитета, но и свидетельство слабости исполнительной власти. Потому что только зачастую прямое обращение к президенту позволяет людям решить свои какие-то насущные, реальные проблемы. Мы это видим по всем пресс-конференциям, по всяким прямым линиям. Да и так. Люди из администрации президента говорят, что вот этот стон со всей российской земли в администрацию президента идет широким потоком.

Это печально. С одной стороны, хорошо, что у нас есть такой отзывчивый президент, титан, который может поддерживать и решать эти проблемы. С другой стороны, конечно, это проблема, которая говорит о необходимости каких-то реформ в исполнительной власти, которые не реализуют то, на что надеется народ. Вы знаете, я скажу лично, что ко мне несколько дней назад обратились люди… Знаете, как в тюрьму маляву пишут кому-то… С просьбой отредактировать письмо президенту. Я вообще никогда такими вещами не занимался.

Константин Чуриков: Кстати, если что, всегда можно обратиться к Сергею Лескову.

Сергей Лесков: Таких, как я, много. Проблема на самом деле глупая до маразма. Во многих московских дворах люди заботятся о безопасности своих детей, о безопасности машин, о безопасности подъездов и нанимают охранников. Ведь милиция не может это сделать. Ставят там будочки охранников. Причем, эта придворовая территория принадлежит жилтовариществам. Вы там можете разбивать клумбы, ставить какие-то детские аттракционы, все, что угодно. Но поставить будочку охранника вы не можете, который следит за безопасностью этого микрорегиона. Потому что это стационарное строение.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что именно этот вопрос потребовал…

Сергей Лесков: И московская мэрия распорядилась снести все будочки охранников. При этом абсурдность ситуации в том, что эта будочка может быть на колесах. Вот если на колесах, то можно. А если она стоит на каких-то курьих ножках – нельзя.

Константин Чуриков: Слушайте, это мизерный уровень муниципалитета.

Сергей Лесков: Но это распоряжение мэрии. У меня такое впечатление, что городская власть делает все возможное, для того чтобы какую-то инициативу, самостоятельность людей, которые благоустраивают свое жизненное пространство, сделать невозможной. И сколько у нас по всей стране таких вот чиновников с органчиком в голове! И люди считают, что только президент может их приструнить. Это на самом деле большая проблема.

Оксана Галькевич: Сергей… вообще любят единообразие домиков на колесиках, двориков без домиков и так далее.

Сергей Лесков: Я прямо скажу, что я не принял решение. Мне неудобно отговаривать людей от обращения к президенту по такому плевому поводу. Но я вижу, что люди просто доведены каким-то бездушием и своеволием местного чиновничества (это же мелкие чиновники) до какого-то предела.

Константин Чуриков: Сергей, я уверен, что вы помогли, вставили пару цитат Сократа, Аристотеля, и письмо заиграло. У нас есть звонок. Владимир из Владимира как раз про Владимира Путина хочет спросить. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Можно узнать, как выполнили майские указы президента 2012 года.

Сергей Лесков: Указ президента носит силу закона. Там подсчитывали неоднократно специалисты. Далеко не все эти указы выполнены. А сколько их было? Несколько десятков, по-моему. Мы делали это отдельно. Извините, пожалуйста. Ваш вопрос вполне корректен и справедлив. Просто тяжело удержать в голове все цифры. Но, по-моему, порядка 70% этих майских указов президента выполнено. И процентов 30% не выполнено. Это большая проблема.

Константин Чуриков: Это официальная статистика.

Сергей Лесков: Да. Я в своем анонсе говорил все-таки о том, с какой программой может президент вступить в свой новый срок. Это принципиальный вопрос. Я совершенно уверен в том, что и в российском обществе, и в российской политической элите зреет запрос на перемены, как было, предположим, в 2008 году. По некоторым выступлениям президента можно предположить, что кажется ему направлением главного удара. Он только что говорил о демографической проблеме. Он сделал сейчас несколько важных решений по продлению материнского капитала и материальной помощи семьям даже с одним ребенком.

Стоит обратить внимание, что в день объявления о своем выдвижении он выступал перед добровольцами, а это молодежь. Я совершенно уверен, что демографические проблемы будут стратегической проблемой в четвертом сроке. Но здесь надо сказать вот что. Что решение наших демографических проблем (а они очень серьезны, мы об этом в нашей программе говорили неоднократно) невозможно без роста реальных доходов населения, которые снижаются уже четвертый год. Это невозможно решить эти демографические проблемы без роста отчислений на социальную сферу, прежде всего на здравоохранение и на образование.

Кризис здравоохранения и образования просто взывает к себе. И мы в нашей программе постоянно об этом говорим. Будем надеяться на то, что приоритеты в нашей социально-экономической политике будут пересмотрены. И одним из штришков, которые дают надежду на это, является едва ли не вчерашнее заявление молодого министра Орешкина о том, что они разрабатывают уже не программу роста ВВП, которая подвергается сомнению, ибо она похожа на упражнения бухгалтера с арифметикой на арифмометре, а программу борьбы с бедностью. И министр Орешкин, например, сказал об одном шаге – это усиленное строительство яслей, чтобы мамы, которые растят детей до 3 лет, не растили их дома, а отдавали в эти ясли.

Константин Чуриков: И все?

Сергей Лесков: Вот это, по крайней мере, первое, на что он намекает. Чтобы побольше было рабочих рук. Молодые мамы.

Константин Чуриков: Извините, это сложно называть словом "программа".

Сергей Лесков: Разрабатывается же.

Константин Чуриков: В процессе, хорошо.

Сергей Лесков: А что вы думаете? У нас столько существует экономических программ. Штук 5, по-моему. Ни одна не принята.

Оксана Галькевич: Но ведь это на самом деле не только про ясли, не только про работающих мам. Но это и про сокращение социальных пособий. Потому что мама, соответственно, быстрее возвращается на работу.

Сергей Лесков: Вы, наверное, Оксана, лучше меня знаете, что эти пособия – курам на смех.

Оксана Галькевич: Я не получала пособий. Я как раз работала. Я та самая мама, которая быстренько…

Сергей Лесков: В нашем государстве такие пособия, по крайней мере, до последних указов, что нет на свете ребенка, которого можно прокормить на нынешнее пособие.

Константин Чуриков: Сергей, извините. Я хочу задать вопрос. Вы говорите, что будем надеяться на смену курса. Но ведь на самом деле курс задекларирован теми самыми майскими указами 2012 года. И курс по сути социальный.

Сергей Лесков: Наш президент очень много занимается внешней политикой, и занимается достаточно удачно. Социально-экономический блок, мне кажется, он передоверил другим чиновникам. И они проигрывают эту партию.

Недавно президент открыл памятник императору Александру III. Спорная политическая фигура. И оценка его политического наследия разнится. И одно, что не вызывает сомнения – он уделял очень много внимания экономике. И при нем Россия пошла в очень сильный рост по многим и многим показателям. Рубль стал золотым стандартом. Железные дороги были построены. Дико промышленность пошла в рост. Министры и чиновники социально-экономического блока при Александре III – их имена до сих пор на слуху. Вот сегодняшние деятели, которые работают в нашей экономике – я думаю, что их имена будут забыты лет через 20. И что, кстати говоря, интересно, при Александре III, памятник которому открыл Путин, министерства экономики не было в России, а экономика росла. Поэтому, если проецировать наследие Александра III, может, отменить это министерство? Может, оно не столько развивает, сколько мешает экономике?

Константин Чуриков: Вопрос из Санкт-Петербурга. Спасибо зрителю за это. Почему у нас часто борьба с бедностью становится борьбой с бедными? Можно предположить, что имеет в виду зритель. Он имеет в виду вот эти разговоры о повышении пенсионного возраста, вот давайте здесь повысим акциз, здесь заработаем немножко на бензинчике.

Оксана Галькевич: Лишим маму пособия, выгоним поскорее на работу, вместо того чтобы как-то ребенка удивить.

Сергей Лесков: За оставшееся время нам очень трудно сейчас взвесить все плюсы и минусы повышения пенсионного возраста. Мы неоднократно в нашей передаче об этом говорили. Надо сказать, что Россия осталась едва ли не единственной из стран нашего круга, нашего уровня, где существует нынешний пенсионный возраст. Везде он выше. Это объективно. В Германии, стране с наиболее процветающей экономикой, он заметно выше, и давно заметно выше. Правда, вы можете меня спросить, где здесь курица, где яйцо, что изначально. Тоже вопрос.

Константин Чуриков: Может, сначала не будут человека лет в 45 увольнять с работы, а потом говорить "слушай, ты уже старик".

Сергей Лесков: Да. У нас, к сожалению, в монополизированной, огосударствленной экономике очень мало возможностей для самореализации, устройства на работу. Я совершенно уверен, что повышение пенсионного возраста невозможно без кардинального расширения возможностей мелкого и среднего бизнеса, где могли бы работать эти люди. Это целая кипа проблем.

Может быть, мы про Олимпиаду поговорим? Потому что было бы нечестно, если б мы не сказали про Олимпиаду. Мы много и много об этом говорили на этой неделе, а говорить меньше было бы, наверное, нечестно.

Но все же я хочу подчеркнуть вот что. Мы говорим много об Олимпиаде и связанных с нею проблем. Считаем, что Олимпиада – это праздник спорта, проявление высших человеческих качеств, воплощенных в спортсмене. Мне кажется, что мы смотрим на большой спорт и Олимпиаду затуманенными глазами. Это давно уже не так. Олимпиада – это крупное экономическое мероприятие, которое приносит прибыль, скрытую от нас. Спортсмены – это давно уже не патриоты, имена которых остались в прошлом. Это профессионалы, которые делают свою работу, которые получают огромное вознаграждение за свои победы, в том числе из государственного кармана.

Оксана Галькевич: Независимо от того, патриоты они или нет. Не будем касаться этого интимного вопроса.

Сергей Лесков: Вне зависимости от этого. И поскольку это экономическое мероприятие, как ни цинично это звучит, мы должны задать вопрос. Если они едут, сейчас склоняются к этому, то кто будет за это платить? Едет этот человек не на своих лыжах туда. Он едет с огромным сопровождением, с огромной командой массажистов, каких-то тренеров своих, советников, с поваром, наверное, многие едут. Кто за все это будет платить? Вопрос встает. Вопрос не решен. Если государство к этому подключится, то какие висты там получит государство, если там не будет российского флага, люди не будут работать на имидж России? Эти вопросы есть, но ответа на них пока нету. Попутно, кстати, возникает вопрос. Мы говорили про президента Трампа со всеми его закидонами. А американцы могли бы выступать под белым флагом? Я думаю, это риторический вопрос. Для Америки такой дилеммы нету. Никто из американцев не согласился бы выступать под белым флагом. Но этот вопрос можно повернуть иначе. Никто бы не заставил Америку выступать под белым флагом. И даже никто из ВАДА, МОК или еще откуда-нибудь не решился бы поставить перед Америкой вопрос. И то, что наши чиновники допустили такое унижение, будем прямо говорить, России, что нам предлагают такой вариант, а мы ищем какие-то позитивные отголоски в таком компромиссном решении, говорит о том, что если это война, то нанесено поражение.

Оксана Галькевич: Сергей, но ведь, может быть, это еще зависит от того, как назвать. Это ведь не белый флаг. Это олимпийский флаг.

Сергей Лесков: Но это не государственный флаг, тем не менее.

Оксана Галькевич: Но это не белый флаг.

Сергей Лесков: Вот видите.

Константин Чуриков: Американцы согласились бы выступать под олимпийским флагом?

Сергей Лесков: Американцы не согласились бы. Мало того, я думаю, вот, мы сейчас говорили о выдвижении всяких людей в президенты. Мне кажется, что можно было бы некоторым кандидатам сыграть на этой обиде и в свою политическую программу президентской гонки внести этот мотив. Я, правда, слышал, что сегодня Зюганов сказал, что наши спортсмены должны ехать в Корею под флагом победы, который знает весь мир. Ну, он издевается, что ли? По-моему, он серьезно говорил. Может быть, это какая-то потеря пульса современной жизни?

Под флагом победы. То есть водрузить над Пхенчханом флаг, который был водружен над Рейхстагом. Это как бы смешно. И мне кажется, что самое главное – мы преувеличиваем значение спорта в нашей жизни, наделяем его излишним значением.

Константин Чуриков: Я хотел спросить. Вы сказали – работа над имиджем России. Почему эта работа над имиджем России у нас в основном проводится на стадионе?

Сергей Лесков: Я говорил и повторю еще раз. Гораздо важнее для общества, для страны, для государства, для всех людей повышать престиж государства в здравоохранении, в науке, в образовании, в экономике. А спорт – это самый дешевый способ повышения национального престижа. Это способ для бедных, для Эфиопии. Не надо уподобляться этому примеру. Спорт – это надутый шарик, который ничего поднять не может. Это мираж. Не надо жить миражами.

Константин Чуриков: И в то же время, Сергей, кажется, спорт нас согреет и нам понадобится, потому что нам все чаще говорят о повышении пенсионного возраста. Об этом буквально через несколько минут наша большая тема. Спасибо огромное.

Сергей Лесков: Я думаю, что в нынешнем виде, как он существует, Олимпиада – это не больше, чем Евровидение. Олимпиада нам нужна так же, как Евровидение. Это шоу-бизнес.

Оксана Галькевич: Спасибо. Это был Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Уважаемые друзья, дальше, как сказал Костя, пенсионный возраст. Будем обсуждать. Не прощаемся с вами. Вернемся через 2 минуты.

Список серий