• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Игорь Костиков: Наш заемщик очень ответственный и очень дисциплинированный. Невозвратных кредитов у нас почти вдвое меньше, чем в Европе и Штатах

Игорь Костиков: Наш заемщик очень ответственный и очень дисциплинированный. Невозвратных кредитов у нас почти вдвое меньше, чем в Европе и Штатах

Ольга Арсланова: Самое важное, самое интересное, самое судьбоносное из новостей мы обсуждаем в наших темах в программе «Отражение».

Петр Кузнецов: Совершенно точно.

Ольга Арсланова: Тратишь на долги половину зарплаты? – больше займов не получишь. Российские депутаты предлагают запретить давать кредиты тем, кто тратит на долги больше 50% своего дохода. Вот таким образом Госдума хочет решить проблему закредитованности россиян.

Петр Кузнецов: Мнение Центробанка, впрочем, о законопроекте пока неизвестно, но он и сам с 2017 года разрабатывает механизмы регулирования кредитования в зависимости от текущей долговой нагрузки. Так, в июле регулятор пообещал, что уже с 2020 года обяжет банки учитывать долговую нагрузку клиентов при выдаче им необеспеченных кредитов.

Ольга Арсланова: Есть некоторые результаты за последние годы, давайте посмотрим, какая у нас вообще ситуация с закредитованностью россиян. Количество банковских клиентов, которые отдают на погашение кредитов половину месячного дохода, упало до минимума с 2015 года. Ключевую роль в снижении долговой нагрузки населения сыграли программы рефинансирования – эта услуга позволяет погасить кредит, взяв его в другом банке под более низкий процент. Ну вот мы видим, что в 2018 году эта политика дала результат.

Петр Кузнецов: В среднем по стране граждане тратят на выплату кредита 40% дохода, комфортный уровень нагрузки до 35-40% от дохода семьи, а приемлемый – как раз до 50%.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об этой отметке в 50%. Ее выбор обусловлен мировой практикой. Например, в Литве максимальная долговая нагрузка ограничена, 40% от дохода семьи она составляет, в отдельных случаях показатель может быть увеличен до 60%. В Канаде максимальная нагрузка 42%, однако только для ипотечных кредитов. В Израиле банк не может одобрить жилищный кредит, по которому показатель долговой нагрузки будет превышать 50%.

Петр Кузнецов: Новые ограничения на рынке банковского кредитование – это неизбежная мера, говорят эксперты. Впрочем, если рубль продолжит падать, проблема перегрева кредитного рынка может решиться сама собой.

Ольга Арсланова: Да, есть еще другой вариант.

Петр Кузнецов: ЦБ просто придется повышать ключевую ставку.

Ольга Арсланова: И кредиты в таком случае…

Петр Кузнецов: …снова подорожают.

Ольга Арсланова: Мы приветствуем в нашей студии председателя «ФинПотребСоюза» Игоря Костикова, инициативу депутатов будем обсуждать вместе. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Игорь Владимирович.

Игорь Костиков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Конечно же, как всегда ждем мнения наших зрителей. Мы знаем, что, в общем, у многих есть кредиты в нашей стране.

Игорь Костиков: Безусловно.

Петр Кузнецов: Да. Пишите, какая часть дохода уходит у вас на погашение кредита.

Ольга Арсланова: Да, сколько вы тратите.

Давайте разберемся с этими цифрами. Почему такие цифры считаются критическими? Почему 40% – это нормально, 50% – приемлемо, а 51% уже недопустимо?

Игорь Костиков: Ну я скажу, что на самом деле тема обсуждается давно, в Центральном банке с прошлого года эта тема обсуждается…

Петр Кузнецов: Именно по ограничению?

Игорь Костиков: По ограничению, да, и мы прекрасно понимаем, почему: потому что есть опасения роста невозвратных кредитов, что создает проблемы повышения рисков всей банковской системы. Поэтому, конечно, регулятор заинтересован это ограничить.

Насколько же это в интересах граждан? Мы эту тему обсуждаем уже несколько дней, и на самом деле есть разные позиции. Одни граждане говорят: как же нам быть? Человек единственный кормилец, у него двое детей, жена не работает, он взял ипотеку, он перебивается, собственно говоря, с помощью потребительских кредитов. Но мы с вами прекрасно понимаем, что это довольно такая рисковая политика, потому что при одном кормильце, при ипотеке, при еще потребительских кредитах семья явно заходит за пределы возможного обслуживания кредитной задолженности. То есть все-таки, наверное, есть разумность в том, что нужно ограничить.

Вторая сторона этого вопроса: надо отметить, что в последние годы наш банковский сектор в основном жил за счет доходов с потребительского кредитования, потому что бизнес у нас, к сожалению, таких доходов банковскому сектор не давал, и все последние годы развитие шло за счет этого. То есть я не исключаю, что одна из причин, почему, скажем, Центральный банк заинтересован в ограничении, чтобы все-таки направить развитие кредитных портфелей банков в сторону финансирования бизнеса, снизив соответствующую планку для финансирования граждан.

Говоря в целом, я бы хотел сказать, что у нас нет такой жесткой проблемы закредитованности и невозвратности кредитов, какая существует в Европе или в Соединенных Штатах. Мы об этом не говорим, но у нас в целом порядка 10%, что в среднем в 2 раза ниже, чем по остальным развитым странам.

Ольга Арсланова: Ну это потому что рынок просто еще менее…

Игорь Костиков: Ну вот мы все время говорим о том, что вот у нас такой рынок плохой, у нас народ берет кредиты, так сказать, безответственно…

Ольга Арсланова: …а вы не видели, как у них.

Игорь Костиков: Да. На самом деле надо сказать, что наш потребитель очень ответственный и дисциплинированный. Собственно говоря, просрочки небольшие, большинство регионов в пределах 10%, даже меньше, у нас два отдельных региона всего, где больше 10% просрочка. Поэтому на самом деле на сегодняшний день я бы не сказал, что есть такая острая, жесткая проблема, связанная с кредитом. Да, в перспективе она возможна, да, мы прекрасно понимаем, вот такие вот случаи, когда есть ипотека, только один человек в семье зарабатывает, это может привести к тяжелым, трудным финансовым ситуациям.

Петр Кузнецов: И новое ограничение в случае его принятия может привести к тому, что вот тот самый человек виртуальный, – но в принципе это среднестатистический гражданин, получается, у которого двое детей, ипотека, – просто пойдет к черным кредиторам.

Игорь Костиков: С одной стороны, да.

Ольга Арсланова: А что ему делать?

Игорь Костиков: Но на самом деле вопрос, что ему делать.

Ольга Арсланова: А получается, что выбора нет.

Игорь Костиков: Вот возникает вопрос. Почему мы, в общем, говорим о том, что выбора нет? Ведь другая сторона этого вопроса – это рост реальных доходов населения. То есть проблема заключается в том, что у нас за последние… В этом году у нас первый год, когда начался рост реальных доходов населения, несколько лет подряд реальные доходы падали, населению приходилось очень экономно, но за счет кредитов возмещать выпадающие доходы. То есть это проблема, которая №1 сегодня существует. И если у нас тенденция сохранится на рост реальных доходов населения, я думаю, что это не так страшно, а если у нас опять начнут падать реальные доходы населения, то здесь мы столкнемся с серьезной проблемой, потому что набранные кредиты будет очень сложно обслуживать. И здесь, так сказать, люди… Что ему делать? Это его заведет в ситуацию, когда ему придется отдать квартиру банку и искать другие источники.

Петр Кузнецов: Может быть, немножко с другой стороны подойти к этому ограничению, к этим мерам по отношению к людям, чей доход, например, те 40-50%, может быть, наоборот, пойти им навстречу и, например, не нагружать его пени, штрафами и процентами в случае непогашения?

Игорь Костиков: Ну мы знаем, что, собственно говоря, в этом году вошел в действие целый ряд норм, которые ограничивают штрафы, пени, связанные с невыплатой кредитов, то есть мы прекрасно это знаем, мы долго об этом говорили, наконец это все вступило в силу. Но все равно они большие, все равно они существуют. Но у нас наконец-то банки начали реструктурировать задолженности, мы видим вот те цифры, которые вы показали, что в общем-то перекредитование или реструктуризация…

Петр Кузнецов: Сейчас это востребованная услуга.

Игорь Костиков: Да, это все идет, и собственно говоря это снижает, конечно, долговую нагрузку населения. Но мы в то же время прекрасно понимаем: когда человек оказывается в безвыходной ситуации, то, что он идет дальше за кредитом, не всегда это хорошая история. То есть, возможно, ему нужно идти не за кредитом, а искать решение в реструктуризации задолженности, которая у него возникла, а не набирать еще дальше кредитные ресурсы.

Ольга Арсланова: Пишут нам зрители: «Кредит просто нельзя изначально давать людям с низким заработком», – из Владимирской области сообщение. «Это вмешательство в личную жизнь», – считает другой наш зритель. «Не пользуйтесь карточками, только наличка, деньги будут целее», – то есть речь идет о том, что никто не имеет право контролировать, сколько я получаю и сколько я трачу. Кстати, это не является нарушением прав заемщика? Может быть, мне достаточно того, что у меня остается, я скромно живу и так далее?

Игорь Костиков: Понимаете, тут есть такая… Мы понимаем прекрасно, что весь мир идет в сторону абсолютной прозрачности финансовой системы, доходов, расходов, налогов и всего остального, и мы идем по тому же самому пути. То есть мы, конечно, можем говорить, что это вторжение на поле, так сказать, личной жизни, это правда, это не нравится многим, это может и мне не нравиться, но, к сожалению, это тренд, который мы уже не изменим, потому что здесь идет борьба с доходами, которые получены преступным путем, естественно, мы от этого никуда не уйдем.

Конечно, вопрос возникает. Сегодня мы прекрасно знаем о том, что и в банках, и в микрофинансовых организациях можно получить кредиты, может быть, не на очень большие суммы, но не предоставляя справки о доходах, даже иногда не предоставляя справки с места работы вообще, то есть приходя по паспорту, текущий небольшой кредит до зарплаты или даже в банках, я знаю, многие банки пишут о том, что они предоставляют небольшие кредиты сегодня по паспорту без справок с места работы. То есть эта услуга сегодня есть, она востребована, она существует. Но опять же мы говорим о каких суммах? Это все суммы небольшие.

Меня здесь другая ситуация волнует. Ну хорошо, у человека есть ипотека. Ипотека в разы больше, чем те 50%, которые…

Петр Кузнецов: Официальная зарплата.

Игорь Костиков: Да, его официальная зарплата. С этим как быть? Вот как с этим быть? Мы ипотеку исключаем из общей долговой нагрузки или не исключаем? Вот когда вы цифры приводили, на Западе она включена.

Ольга Арсланова: Потому что очень сложно выплачивать ипотечный кредит и укладываться в эти 50%.

Игорь Костиков: Да, потому что если вы взяли ипотечный кредит, он у вас сразу существенно выше, чем сумма вашего годового дохода. В то же время я могу сказать, например, если мы возьмем скандинавские страны, которые вы не приводили, именно по ипотечной задолженности у них ну очень большая часть граждан 240-250% от дохода, который они получают, и это длится годами, то есть у них такая задолженность, они ее обслуживают, но не погашают, потому что не возникает возможности у населения погасить, потому что недвижимость в скандинавских странах достаточно дорогая. То есть тоже, в общем, проблема есть, как с этим быть, как это разрешать. То есть я надеюсь, что депутаты нам предложат какой-то механизм, потому что все-таки без этого механизма сложно что-то делать.

И тогда нам нужно выйти на следующий вопрос: а реструктуризация задолженности? Сегодня все-таки она, конечно, началась, но она носит абсолютно добровольный банковский характер: если банку это интересно, он видит потенциального клиента, он готов этим заниматься. И я могу более того сказать даже на своем собственном примере. У меня был небольшой автокредит, я пришел в тот банк, в котором я его брал, и сказал: «Ребят, давайте мы его, вот ставки резко упали, рефинансируем по новым ставкам». Он говорит: «Нет, если бы вы пришли к нам из соседнего банка через дорогу, то мы бы вам рефинансировали такой же кредит, а у нас в нашем банке мы не можем вам его рефинансировать, вы будете платить те же самые высокие процентные ставки, что были 3 года назад».

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. Александр из Тульской области на связи, у Александра проблемы с одобрением кредита, я правильно понимаю? Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Значит, я пытался взять кредит на строительство…

Ольга Арсланова: Александр, давайте еще раз попробуем, что-то со связью.

Петр Кузнецов: Александр, вас не очень хорошо слышно.

Зритель: Алло, слышно?

Ольга Арсланова: Да, теперь слышно. Говорите.

Зритель: Значит, я пытался взять кредит в банке, город… И мне 2 раза отказывали, не одобряли кредит.

Петр Кузнецов: По какой причине?

Ольга Арсланова: Почему? Справки не было?

Зритель: Они мне не объяснили, они…

Ольга Арсланова: Понятно, Александр. Не очень хорошо слышно, но вообще тема примерно ясна. Как сейчас банки одобряют потребительские кредиты? Я так понимаю, здесь речь шла как раз о потребительском кредите.

Игорь Костиков: Я не очень уверен, потому что ремонт дома, то есть вполне возможно…

Ольга Арсланова: Нет, ну почему? Очень часто, кстати, банки предлагают…

Петр Кузнецов: Или строительство даже, что-то с домом связанное, да.

Ольга Арсланова: …когда, например, знают, что большой первоначальный взнос даже на квартиру, они предлагают взять потребкредит, потому что коэффициент выше.

Петр Кузнецов: Потому что вроде бы по статистике банки стали чаще одобрять кредиты.

Ольга Арсланова: Вообще с потребительскими кредитами, по-моему, проблем сейчас нет, взять может практически любой.

Петр Кузнецов: Розничный кредит – это основной…

Игорь Костиков: Нет, есть… Вот сейчас обсуждается вопрос о том, что банки должны будут раскрывать основания, почему они отказывают в кредитах, мы ждем этого решения, потому что тогда гражданин сможет, в общем-то, оспорить доступность кредитного ресурса, понимая, что банк на каком-то основании, которое не соответствует, ему отказал.

Петр Кузнецов: Оснований не так много.

Игорь Костиков: Оснований не так много, но мы помним всю эту историю с валютной ипотекой, с которой мы долго разбирались…

Петр Кузнецов: Ну да.

Игорь Костиков: …когда просто не одобряли кредиты рублевой ипотеки, а одобряли в валютной ипотеке, и граждане брали в валютной, потому что им не давали. Сейчас у нас не должно быть такого, но я не исключаю, что банки все-таки, даже не столько сами банки, сколько, мы знаем, служащие банков пытаются подтолкнуть к определенному виду кредитов граждан, для того чтобы было выгодно им получать бонусы от продвигаемых продуктов. То есть эта тема осталась, она существует, к сожалению, она есть.

Возвращаясь к теме нашего зрителя, трудно объяснить, что там произошло, потому что все-таки нужно смотреть конкретную ситуацию. И я могу так сказать, что, наверное, можно обратиться в 2-3 других банка, потому что необязательно, если один банк ему отказал, то другие откажут. Плюс он вполне в состоянии зайти в свое дело в бюро кредитных историй и посмотреть, есть ли там основания для отказа, может быть, там что-то есть, неверная информация, несообщенные данные. Тогда он может написать заявление соответствующее и исправить эту историю по своей кредитной истории, потому что такая ситуация тоже есть. Но мы все равно сегодня знаем, о чем вы говорите: очень многие банки и микрофинансовые тем более организации сегодня начали давать кредиты, даже сильно не обращая внимание на кредитную историю.

Петр Кузнецов: Вот возвращаясь к этой инициативе по ограничению в 50%. Есть ли понимание, сколько отпадет заемщиков, которые не потянут эти цифры?

Игорь Костиков: Я думаю, что реального понимания…

Петр Кузнецов: Заемщиков качественных сильно будет меньше?

Игорь Костиков: …сегодня нет. Потому что мы прекрасно понимаем, что не в полной мере люди сообщают о своих доходах, все еще часть доходов идет у нас в «серой» зоне, ее нет, и я думаю, что ее достаточно долгое количество времени еще не будет, она полностью «белой» не будет у нас, потому что целый ряд причин, которые за пределами банковского сектора находятся...

Петр Кузнецов: И, собственно, такие меры далеко не способствуют выходу.

Игорь Костиков: Это способствует, чтобы она поддерживалась. То есть на самом деле, конечно, трудно оценить. Но я думаю, что мы говорим, может быть, о 30% граждан.

Петр Кузнецов: 30%?

Игорь Костиков: Да, где-то оценка такая.

Петр Кузнецов: Пытаюсь что-то найти позитивное в этой мере. Хорошо, то есть будет меньше заемщиков, но больше, получается, качественных клиентов, будет вестись борьба за каждого из них?

Игорь Костиков: Да. Я бы сказал, что это насильное насаживание ответственности с двух сторон.

Ольга Арсланова: И заемщикам, и банкам.

Игорь Костиков: Да.

Петр Кузнецов: Банки будут друг с другом конкурировать за каждого клиента уже, раз их стало меньше, и может быть, появятся новые привлекательные условия, ниже процент.

Ольга Арсланова: Но опять же давайте вспомним о состоянии рубля, ставки рефинансирования.

Игорь Костиков: Безусловно.

Ольга Арсланова: Какие будут ставки, вот что самое важное для нас.

Петр Кузнецов: Да.

Игорь Костиков: Безусловно, потому что мы видим в текущей ситуации, причем мы прекрасно понимаем, что падение курса носит чисто политический характер, оно не обосновано никакими макроэкономическими факторами. Но если такая ситуация будет продолжаться, естественно, Центральному банку придется вступить и начать повышать ставку. А мы знаем, что повышение ставки у Центробанка на 1% приводит к существенному повышению ставки на уровне коммерческих банков, которые тут же включают совершенно другие условия, и это, конечно, сказывается на потребителях. Это само будет сдерживать развитие кредитования. Хотя вот для той части, которая оказалась в трудной финансовой ситуации, я могу сказать, что это может поспособствовать тем гражданам, тем потребителям, которые находятся на грани. Те, кто на грани, их как бы вынуждает жизнь пойти за еще одним кредитом, за которым, в общем-то, не надо бы идти, а надо заниматься реструктуризацией задолженности, может быть, вот эти меры их остановят. Только этой группе граждан это будет интересно.

Ольга Арсланова: Но давайте еще раз напомним нашим зрителям, что речь идет исключительно о банках, микрофинансовые организации продолжают кредитовать население.

Игорь Костиков: Да, они продолжают. И я хочу сказать следующее. Мы это все сделаем, у нас получится, что мы вытолкнем население опять на высокие проценты, которые есть и в «белом» микрофинансовом секторе, но они есть еще более высокие и в «сером», и в «черном» микрофинансовом секторе. То есть те самые ростовщики, о которых мы тут с вами не раз уже говорили, просто расцветут еще больше. Как с этим бороться тогда?

Ольга Арсланова: Пока не подумали, да? Следующий этап.

Давайте послушаем Евгения из Перми, тоже есть проблемы с кредитом. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, да. Вот скажите, прав ли банк, давая кредит человеку после 60 лет, так сказать, навязывать ему страховку своей жизни, потому что банк думает, что человек заболеет и не сможет отдать банку кредит? Но ничем не подтверждается, что человек после 60 такая развалина, что он должен обязательно вот заболеть в период, когда действует этот кредит с банком, когда у него отношения с банком.

И второй вопрос: банк обязательно требует как непременное требование для выдачи кредита страхование человека после 60 лет и оплату SMS-сообщений банка этому человеку, то есть это все принудительно, человек не может отказаться, ему нужен кредит, а банк навязывает ему такие вот требования дополнительные. Справедливо ли такое решение вопроса в отношении человека после 60 лет?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Хотя давайте тоже справедливости ради скажем, что действительно в разном возрасте у клиентов, у банков разные риски.

Игорь Костиков: Это да, но я могу сказать, что у нас, в общем, сегодня появился инструмент, когда заемщик, потребитель может с такими условиями банка не согласиться уже после подписания кредита.

Ольга Арсланова: А что, у него есть выбор какой-то? Он пойдет в другой банк, а там будет то же самое.

Игорь Костиков: Он может заключить договор с этим банком и в течение двух недель написать заявление…

Ольга Арсланова: Вернуться.

Игорь Костиков: …что он не согласен со страховкой, не согласен с SMS-сообщениями, кредит я оставляю. Собственно говоря…

Ольга Арсланова: А пожаловаться Центробанку можно на такое?

Игорь Костиков: Можно пожаловаться Центробанку, Центробанк примет меры к этому. Но самый простой способ, только обязательно письменно, с подтверждением получения вашего заявления, обратиться в тот банк, где вы взяли кредит, и потребовать расторжения договора страхования и расторжения условий на обязательные SMS-сообщения, если они вам не нужны. То есть на сегодняшний день эти навязанные услуги, в общем-то, отрегулированы, и не надо бояться себя так вести.

У нас ведь есть какая еще особенность? Наши граждане боятся пользоваться своими правами, они у них есть, они боятся. Даже зная о том, что у них они есть, они боятся ими пользоваться. То есть мы слышим пенсионера, который пошел за кредитом, ему проще было бы сразу, когда ему это предложили, заключить договор, а на следующий день прийти и сказать, что он посмотрел договор и со всем согласен, кроме вот этих двух пунктов, вот пришел писать заявление, зарегистрируйте, дайте ему подтверждение на копии, что вы его получили, и я от этих двух пунктов отказываюсь.

Петр Кузнецов: Вот уж где точно уместно обращаться к мировой практике, смотреть, как граждане защищают свои права там.

Здесь где-то был вопрос, я не могу найти, но смысл в том, как быть, если несколько источников доходов, в совокупности они позволяют все погасить, тянуть, существовать, но вот тот самый официальный, по которому можно лишь подтвердить свои доходы, слишком мал.

Игорь Костиков: Ну вот тема, которую мы только что затрагивали, потому что у нас нет полной отчетности. Я знаю, что некоторые банки соглашаются в качестве обоснования для доходов брать и «серые» доходы, если граждане им их раскрывают. Если этого нет…

Ольга Арсланова: Заодно можно и налоги взыскать.

Игорь Костиков: Ну, в общем-то, да. Но если нет…

Петр Кузнецов: Вопрос в том, что это за бумага, которая подтверждает эти «серые» доходы.

Игорь Костиков: Да, да. Но вопрос, если эти «серые» доходы приходят на кредитную карточку, то это одна история. Мы сейчас знаем, что на кредитные карточки теперь все-таки налоговая инспекция будет иметь доступ, нужно будет о них отчитываться, это будет сложнее особенно тем гражданам, которые работали раньше как фрилансеры на компьютерном рынке, предоставляли услуги в сфере Интернета, здесь есть сложности. Объяснять банкам, кредитным офицерам банков, что они получают такие доходы, и смотреть, как банк будет на это реагировать, потому что другого пути нет. И я могу сказать, что, конечно, нужно идти по пути легализации все-таки своих доходов, это становится проще, но мы с вами понимаем, что это, в общем, не такая простая история.

Ольга Арсланова: И вопрос по реструктуризации, по рефинансированию: «Почему у «Сбербанка» нет услуги рефинансирования? У меня три кредита, все в разные даты, обращался по поводу объединения, все впустую». Есть какие-то общие черты, что банки обязаны предоставлять?

Игорь Костиков: Ну я могу сказать, что касается моей истории, я просто в одном из российских крупных банков брал автокредит (слава богу, я его уже погасил)…

Ольга Арсланова: Поздравляем.

Петр Кузнецов: Да, кстати, чем закончилась-то история?

Игорь Костиков: Я в связи с тем, что они мне отказались снизить процентную ставку, его просто погасил и все, не стал дальше разбираться. Право на досрочное погашение у меня было, и я, собственно говоря, этим правом и воспользовался, причем мы знаем, что не во всех кредитах есть право на досрочное погашение. Я просто этим гражданам предлагаю, я вот знаю, что в целом ряде других крупных банков есть услуга рефинансирования долгов других банков, то есть обратиться в другие банки с этими кредитами и предложить там рефинансировать кредиты, которые есть в «Сбербанке», и таким образом выйти из этой ситуации.

Ольга Арсланова: Как со своим номером телефона к другому оператору перейти, примерно то же самое: бери долги и иди в другой банк.

Игорь Костиков: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за то, что прояснили, будем тогда следить вместе за судьбой этой инициативы депутатов. Председатель «ФинПотребСоюза» Игорь Костиков был у нас в гостях. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Игорь Костиков: Вам спасибо. Всего доброго.

Список серий