• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Игорь Скляр: Декларация о том, что онлайн-кассы выведут бизнес из тени, вызывает большие сомнения

Игорь Скляр: Декларация о том, что онлайн-кассы выведут бизнес из тени, вызывает большие сомнения

Оксана Галькевич: Ну а сейчас наша следующая тема. 1 июля завершается второй этап перехода на кассы нового поколения: они не только формируют чеки, но и передают информацию через операторов фискальных данных в налоговую службу.

Виталий Млечин: Сейчас в нашей стране онлайн-кассы установлены в 2 миллионах магазинов, кафе и ресторанов. Это упростило налоговую отчетность более чем 700 тысячам организаций. Для того чтобы связь Федеральной налоговой службы была надежной, в стране работают 18 операторов фискальных данных.

Оксана Галькевич: С 1 июля онлайн-кассы обязаны использовать все организации в сфере торговли, общепита, если у них есть наемные работники, а также владельцы торговых автоматов. Кроме того, они станут обязательными для предпринимателей, использующих для оплаты электронные сервисы, речь идет в основном об Интернет-магазинах, агрегаторах услуг и так далее.

Виталий Млечин: Отсрочку на год, до 1 июля 2019 года, получили индивидуальные предприниматели, работающие в сфере торговли и общепита, не имеющие наемных работников. Также отсрочено применение онлайн-касс при продаже билетов кондукторами в общественном транспорте и при оплате услуг ЖКХ. Кроме того, кассовую технику можно не применять при расчетах в отдаленных и труднодоступных местах, перечень таких мест установлен для каждого региона.

Оксана Галькевич: Тем, кто нарушает требования закона и не передает данные о расчетах с помощью онлайн-касс, грозят существенные штрафы. Так, на неприменение контрольно-кассовой техники должностные лица должны будут заплатить от четверти до половины суммы расчета, но не менее 10 тысяч рублей. С юридических лиц возьмут штраф размером в 3/4 расчета, но не менее 30 тысяч рублей.

Виталий Млечин: Ну и если нарушения будут повторяться, то наказание будет еще более суровым. Как изменится теперь наша жизнь? Этот вопрос адресуем Игорю Скляру, председателю Комитета Торгово-промышленной палаты России по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Игорь Скляр: Добрый день.

Оксана Галькевич: Ну что, день близок, 1 июля, все готовы?

Игорь Скляр: На самом деле эта реформа, кассовая реформа как таковая уже идет с 1 июля 2017 года, а головная боль у предпринимателей началась с 31 марта того же самого 2017 года, когда просто руки выкрутили всем торговцам пивом, когда они оплатили патенты на текущий 2017 год на продажу пива, а потом вдруг пересеклись два закона, ЕГАИС и 52-й ФЗ. Чиновники извинялись, приносили извинения, но с 1 апреля патенты были аннулированы, и обязательный переход торговцев пива на онлайн-кассы. Поэтому головная боль у бизнеса была, есть, пока она еще в настоящий момент не решена, потому что…

Оксана Галькевич: Но видите, таблеточку иногда дают все-таки, реагируют на ваши боли.

Игорь Скляр: Понимаете, как реагируют? Реагируют они пока только с той стороны, что… Вы сегодня уже озвучили в подводке к эфиру касаемо сумм штрафов, наказаний, в том числе уголовного преследования. То есть все чиновники занимают позицию: "Вы же предприниматели, это ваши предпринимательские риски". Более того, для многих чиновников стало новостью, что предприниматели и до их нововведений использовали кассы. Да, они были не онлайн-кассы, но поэтому, когда, допустим, бизнесу говорится: "Теперь ты будешь знать, в какой из торговых точек ты сколько выручки получаешь", – я хочу сказать любому чиновнику "спасибо" за то, что он меня этому научил, но если у меня есть несколько точек продажи, я как-то сам проанализирую, сколько где каких денег я зарабатываю. Другой вопрос…

Виталий Млечин: Да, хорош тот бизнесмен, который не знает, сколько получает.

Игорь Скляр: Ну понимаете, да? И когда мне говорится, что я получу дополнительный ресурс, для того чтобы считать свою же выручку, я говорю: "Спасибо большое". Другое дело, что, может быть, это они хотят знать досконально, сколько я выручки получаю.

Виталий Млечин: Хотят однозначно.

Игорь Скляр: В принципе многие из предпринимателей… Потому что хочется, чтобы и средства массовой информации, и чиновники убрали этот момент, связанный с тем, что когда незаконная предпринимательская деятельность, когда во времена… как таковая была. То есть предприниматель – это все-таки человек, который создает продукт, создает услугу. Действительно, куда мы где ни возьмемся, мы нигде без предпринимательских усилий не обходимся. Поэтому предприниматель не тот человек, который все время где-то в тени, стремится там где-то "в черную" какой-то кэш и так далее. Потому что на сегодняшний день декларация о том, что онлайн-кассы выведут бизнес из тени, под большим сомнением находится, потому что когда мы от Торгово-промышленной палаты говорили, объясняли, что давайте мы все-таки не так резко об коленку все ломать будем, потому что тот бизнес, который и так легален, объяснялись там моменты, связанные с тем, что ЭКЛЗ скручивается или не скручивается (это в старых поколениях касс).

Оксана Галькевич: Давайте сразу объясняйте, что такое ЭКЛЗ для широкой публики, у нас не все понимают, что это означает.

Игорь Скляр: Ну вот старые кассы, которые раньше использовались до онлайн-касс, были оборудованы блоками ЭКЛЗ, которые менялись через сервисный центр, которые автоматически фиксировали всю информацию и не через онлайн-режим, а все передавалось в налоговую, точно так же ты вез этот блок, вез все свои чеки, показывал, сколько ты сделал выручки, и так далее.

Виталий Млечин: Я прошу прощения, я вот себе просто представляю крупный сетевой магазин, у которого этих чеков несколько тысяч в день. Надо было всю эту стопку как-то с собой в пакетик и привезти или как?

Игорь Скляр: Нет, просто вынимался из кассы блок, везли в налоговую, снималась отчетность с этого блока, сверялась с вашими показаниями. Грубо говоря, вы пробили миллион, ЭКЛЗ показывает тоже миллион. Возникли разные разговоры…

Оксана Галькевич: Видите, насколько легче станет ваша жизнь теперь с 1 июля, ехать никуда не надо, снимать показания не надо, все уже снято и показано.

Игорь Скляр: Ну вот этим чиновники и мотивируют, что нам ехать никуда не надо. Дальше с малым бизнесом были, возникли проблемы, на сегодняшний день вроде как они решены, но покажет, грубо говоря, 5 июля 2018 года, как они решены. Потому что те самые так называемые фискальные накопители, которые должны быть для малого бизнеса на 36 месяцев, 2017 год показал, что их не было достаточное количество, не было достаточного количества и фискальных накопителей на 13 месяцев. То есть люди, которые были обязаны переходить на онлайн-кассы, сталкивались с тем, что мы хотим, мы готовы, вот деньги, бог с ним, что мы потратим денег больше, потому что мы мониторили ситуацию от Торгово-промышленной палаты по регионам России, средние затраты на приобретение и внедрение онлайн-кассы…

Потому что когда за круглыми столами с чиновниками встречаешься, они говорят: "Ну как? Есть же кассовый аппарат за 12 тысяч рублей, про какие 57 тысяч вы говорите?" Я говорю: "Ну смотрите, возьмем кассовый аппарат, возьмем фискальный накопитель, возьмем заключение договора с ОФД, возьмем занесение данных в этот кассовый аппарат, чтобы весь ассортимент продаваемого вами товара, продукции был внесен в кассовый аппарат, чтобы могли выбивать чек". Потому что каждому из потребителей, который владеет современными гаджетами, конечно, удобный сервис предоставляется на сегодняшний день, когда вы можете по QR-коду сразу по сервису, размещаемому на сайте ФНС, скачать приложение, вы можете проверить, правильно ли вам чек пробили, тот ли товар вам указали в этом чеке и так далее. Но чтобы сказать, что прямо сильно упростили жизнь предпринимателю и упростили ему отчетность… Это вызывает большие сомнения.

Оксана Галькевич: Игорь Николаевич, вы знаете, во-первых, давайте обратимся к нашим телезрителям. Тема такая несколько специфическая, специальная, так скажем, поэтому если все-таки вы занимаетесь каким-то бизнесом, вы предприниматель, у вас небольшое свое дело или среднего размера, может быть, побольше, в любом случае вы понимаете, о чем идет речь, вас это касается, или вы просто неравнодушный потребитель, который, например, переживает, что цены на товары могут вырасти, нам пишут об этом многие, – звоните, делитесь своими мнениями или пишите нам на SMS-портал, как Михаил из Омска. Михаил, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот у нас такой вопрос. Вот у нас ремонт ювелирных изделий, мастерская, ремонт и изготовление ключей. Как мы будем облагаться? Нам надо эту онлайн-кассу ставить и когда?

Игорь Скляр: А вы на какой системе налогообложения находитесь? У вас патентная система налогообложения?

Зритель: У нас упрощенка.

Игорь Скляр: Упрощенка.

Зритель: Ну вмененка, да.

Игорь Скляр: Вмененка, понятно. Да, к сожалению, вам необходимо будет устанавливать онлайн-кассу.

Виталий Млечин: До 1 июля уже?

Игорь Скляр: До 1 июля 2019 года.

Виталий Млечин: То есть у вас еще целый год есть на то, чтобы подготовиться, к счастью.

Игорь Скляр: Но на эту тему лучше все-таки обратиться в вашу региональную ФНС с уточнениями, чтобы не получалось конфликта интересов между требованиями местных чиновников на местах. Потому что федеральные органы говорят, что штрафовать не будут, будут уточняющие письма, чтобы не было момента конфликта между предпринимателями, населением и контролирующими органами, как это было в 2017 году. Я думаю, что в 2018-м ФНС тоже пойдет навстречу и не будет сразу прямо с 1 июля штрафовать всех предпринимателей поголовно. Поэтому рекомендую все-таки обращаться на местах, чтобы на месте все это было на земле непосредственно решено, определено и так далее.

Виталий Млечин: А у налоговой есть какой-то реестр предпринимателей, кто должен… Они составили список, к каждому обратятся и проверят, есть ли онлайн-касса?

Игорь Скляр: Во-первых, реестр предпринимателей как таковой, естественно, есть, тем более в таких органах, как Федеральная налоговая служба России. Второй момент связан с тем, что они четко понимают по тем требованиям законодательства, которые есть, кому требуется касса, а кому не требуется, и соответственно при выходе на территорию, естественно, они будут проверять. Как покажет практика, до ремонта ювелирных изделий, может быть, они не дойдут в первую очередь, но те компании, которые, как говорится, находятся, будем так говорить, под пристальным вниманием, естественно, будут проверены в первую очередь.

Оксана Галькевич: Нам тут пишут, что на "Почте России" в одном из регионов оплату за услуги ЖКХ принимают только наличными и спрашивают, законно ли это или нет, уж они-то должны были как-то оснастить свою организацию…

Игорь Скляр: Смотрите, мы с вами… Допустим, многие пользуются московским метрополитеном.

Оксана Галькевич: Ну это не Москва, это другой регион.

Игорь Скляр: Ну к примеру, я просто о том говорю, что московский метрополитен освобожден от применения онлайн-касс.

Оксана Галькевич: Удмуртия.

Игорь Скляр: Потому что есть те структуры, как было с "РЖД" связано, с тем же самым "Аэрофлотом", что изначально сразу… Потому что те люди, которые обязаны были применять старые кассы, были по умолчанию обязаны применять кассы новые с 1 июля 2017 года. Им внедрение касс перенесли, потому что масштабы, потому что сроки и так далее. Все, допустим, торговые предприятия, такие как крупные сети – "Ашан", "Перекресток" и так далее – обязаны были перейти, они перешли все на онлайн-кассы. Касаемо отделений связи, которые связаны с "Почтой России", они, насколько мне известно, являются ФГУПами как таковыми, касаемо оплаты услуг ЖКХ, услуги ЖКХ не подлежат пробитию через онлайн-кассу.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, у нас есть информация, прошу сейчас наших режиссеров показать: услуги ЖКХ, видимо, тоже отсрочка до 1 июля 2019 года.

Игорь Скляр: Да.

Оксана Галькевич: Вот до 1 июля 2018 года магазины, кафе, рестораны, Интернет-магазины, агрегаторы услуг (доставка какая-то, торговля через автоматы) должны были обязательно все это иметь, до 1 июля 2019 года получили отсрочку кондукторы в общественном транспорте, оплата услуг ЖКХ, о чем мы сейчас говорим, и ИП без наемных работников в сфере торговли и общепита. Ну кстати, здесь есть категория тоже интересная, прокомментируйте, которая освобождена от перехода на онлайн-кассы…

Игорь Скляр: Да, я почему и спросил того, кто звонил, Михаила, зрителя, который позвонил в эфир, про систему налогообложения.

Оксана Галькевич: Да, Михаил из Омска.

Игорь Скляр: Потому что те предприниматели, которые находятся на патентной системе налогообложения, там определенные виды, не все, что попадает под патент…

Оксана Галькевич: Вот именно – продажа газет, журналов в киосках, товаров на ярмарках и выставках, ремонт обуви, торговля мороженым и напитками в поездах почему-то, художественные промыслы, а также школьное питание, присмотр за детьми и больными, они освобождены.

Игорь Скляр: Они полностью освобождены.

Оксана Галькевич: Вообще ни после 2019-го, ни после 2020-го им это не светит?

Игорь Скляр: Ну пока на сегодняшний день, понимаете, та чехарда изменения законодательства, которая валится на наш российский бизнес… Когда меня спрашивают, что же мешает в деловом климате России, я говорю: "Вы немножко пореже меняйте законы". Потому что как связано с онлайн-кассами? На сегодняшний день да, они освобождены, им не будет требоваться установка онлайн-касс. Что будет у нас в 2019 году, покажет время.

Виталий Млечин: Давайте сейчас побеседуем с предпринимательницей из Новосибирска, зовут Марина Плехова. Она закрыла свое ИП и вот почему. Марина, слышите ли вы нас?

Марина Плехова: Да, здравствуйте, слышу.

Виталий Млечин: Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, свою историю.

Марина Плехова: Ну я индивидуальный предприниматель с 2006 года. Все хорошо было, я помню, кассы даже вначале были, потом их отменили. И вот сейчас вновь вводят кассы, и на предпринимателя это, конечно, большие расходы опять падают, что очень невыгодно, и я решила закрыться.

Виталий Млечин: А почему большие расходы? В налоговой говорят, что за 12 тысяч можно купить аппарат и все тут.

Марина Плехова: Ну я за 12 не встречала, я встречала где-то за 18.5, плюс обслуживание, плюс чтобы это все настроить, примерно 5 тысяч, чтобы настроить кассу, 18.5 купить кассу, обслуживание Интернета, чтобы Интернет-связь была, примерно 150 рублей (это мелочи), 500 рублей за ежемесячное обслуживание касс. То есть в принципе потихоньку-потихоньку...

Оксана Галькевич: Марина, а бизнес ваш это не отбивает все? Вы не зарабатываете, чтобы как-то…

Марина Плехова: Ну у нас как бы мелкий бизнес, маленький отдел, поэтому все равно существенно, конечно, это все по кошельку начинает бить.

Оксана Галькевич: Вы можете что-то спросить.

Марина Плехова: Если у кого-то плюс продавцы, аренда, налоги, в Пенсионный фонд отчисления, по чуть-чуть, а потом суммы хорошие набегают.

Виталий Млечин: А вы не считали, если не закрывать все-таки, а продолжать вести свое дело, насколько бы вам пришлось цены поднять?

Марина Плехова: Да…

Игорь Скляр: Марина, а можно я вклинюсь в этот разговор как действующий предприниматель? Во-первых, у вас есть некоторое заблуждение, хотелось бы это заблуждение развеять. Обслуживание кассы как таковое ежемесячное, и этим тоже апеллируют чиновники, действительно не требуется, в отличие от старых касс. Онлайн-кассу вы купили, на 3 года об этом можно, грубо говоря, забыть и про обслуживание, и про какие-то оплаты, это тоже была отдельная песня, сервисные центры, в которых меняли вот эти пресловутые ЭКЛЗ и так далее. Эта сумма, конечно, не столь значительная, как само приобретение кассы и заключение того же самого ОФД и приобретение фискального накопителя. Но печален тот факт, что вы как владелец бизнеса, как индивидуальный предприниматель, к сожалению, вынуждены принимать решение о сворачивании своего бизнеса, потому что государство не досчиталось, мы сейчас прямо в прямом эфире видим, налогоплательщика. Касаемо же вашего вопроса…

Марина Плехова: Да-да, я знаю, очень много недосчиталась налогоплательщиков. Это как раз мелкий-мелкий бизнес.

Игорь Скляр: Это к большому сожалению.

Марина Плехова: Мы начали закрываться…

Оксана Галькевич: Марина, может быть, все-таки проще вам было действительно поднять цены и продолжать работать?

Марина Плехова: Вы знаете, очень много крупных точек, крупных отделов, у которых и так, извините, цены закупочные, цены, по которым я покупаю здесь и по закупочным, они по таким ценам продают. Кто ко мне пойдет? Очень много всяких типа "Империя одежды" или что-то такое, одежда и тому подобное, они же цены все перебивают, смысл мне поднимать? Я и так делаю скидки по 50%, но народ не идет, не покупает.

Оксана Галькевич: Спасибо. Это была Марина Плехова, предприниматель из Новосибирска, с нами на связи.

Виталий Млечин: Спасибо.

Игорь Скляр: Вот почему я Марину хотел поддержать в этом плане? После вашего вопроса, насколько откорректировать цены, тут же все зависит от того, какой оборот у предпринимателя. Если у магазина, допустим, как Марина сказала про крупные сети, если оборот составляет 1 миллион в день, то касса будет стоить 100 тысяч рублей, 17 тысяч рублей, 170 тысяч рублей, неважно. Более того, если этот магазин находится на общей системе налогообложения, он это все относит на затраты и полностью списывает, а предприниматель, который находится на упрощенной системе налогообложения, платит и так государству 6% с оборота, ему эта касса в затраты не ложится никуда, она ложится ему со своей личной прибыли, он с нее должен оплатить эту кассу. Государство ему говорит: "Ты получишь налоговый вычет", – но это не компенсация затрат, это налоговый вычет, то есть ты должен, для того чтобы получить налоговый вычет, еще лапками пошевелить в кувшинчике с молоком, причем достаточно сильно, звонок Марины это подтверждает, и заработать те налоги, с которых тебе 18 тысяч вычтут.

Но еще для этого вычета ты должен себе составить отдельное заявление на вычет, хотя той же самой Федеральной налоговой службе при регистрации онлайн-кассы, она же загорается на их мониторе, она видит каждый пробитый чек, каждую пробитую сумму. Правда, для меня до сих пор большой секрет, зачем они учитывают сумму пробитого НДС в чеках, потому что НДС есть все-таки разница между входящим НДС и начисленным НДС, – зачем мониторить сумму, которая начисляется НДС, и ее декларировать на этом онлайн-ресурсе, немножко понятно. А второй момент связан с тем, что предприниматель чтобы получить эти 18 тысяч, должен заполнить дополнительные какие-то отчеты. Президент, с одной стороны, говорит, что отчетность не должна расти, нагрузка на бизнес не должна возрастать, а предпринимателю для того, чтобы получить налоговый вычет по тому, как государство ему создало требования, нужно еще, оказывается, заполнить дополнительный отчет. Спрашивается, зачем?

Оксана Галькевич: Игорь Николаевич, вы знаете, тут очень много вопросов, зачем, почему и доколе, в том числе звонки, у нас в очереди уже два человека, давайте побеседуем. Ольга, Ростовская область. Ольга, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. Хотелось бы узнать. Мы вот выращиваем свой цветок, свою рассаду мама и я, мы оба пенсионеры. Вот скажите, пожалуйста, ларечек я хотела бы взять, для того чтобы продавать, – мне тоже надо будет ставить онлайн-кассу, если я своим товаром торгую?

Оксана Галькевич: Сейчас спросим, спасибо, Ольга.

Игорь Скляр: Тут зависит от той ситуации, которая складывается. Если вы говорите, что вы выращиваете, но еще не продавали, то бишь это та пресловутая когорта людей, которые занимаются своим бизнесом и находятся в так называемых самозанятых, о которых споры идут уже второй год во всех ведомствах, куда относить и как самозанятых, будем так говорить, мотивировать, потому что "заставить" грубое слово, у меня язык не поворачивается так сказать, мотивировать людей легализовать свои доходы и с них заплатить государству.

Когда мы с Сергеем Николаевичем Катыриным были на пресс-конференции, я объяснял, что должна быть ставка налога такой комфортной, чтобы раз человек не соглашается на 6%, которые существуют сейчас, значит, по умолчанию ставка должна быть ниже. Сейчас появляются предложения, давайте сделаем ставку 5%, не будем людей заставлять сдавать отчетность, не будем заставлять применять онлайн-кассы, то есть это индивидуальный предприниматель, но из той отрасли, когда мы сделаем легализацию самозанятого как такового. То есть если вы, выращивая цветочки с мамой, до этого не занимались предпринимательской деятельностью и решите заняться, вам прямой путь пойти по пути легализации самозанятого, определить свой статус, зарегистрироваться вот этим индивидуальным предпринимателем через легализацию самозанятых, там, скорее всего, это будет 5% с оборота, и заниматься официальной деятельностью.

Оксана Галькевич: У нас, к сожалению, и звонок слетел из Иркутска, просим прощения у нашей телезрительницы, и время истекло. Тем не менее спасибо вам большое. Какая-то невероятная у нас активность, вы знаете, всякий раз удивляюсь, как активно проходит поддержка со стороны телезрителей, когда мы обсуждаем темы бизнеса, малого и среднего предпринимательства.

Игорь Скляр: Потому что это волнует всех.

Оксана Галькевич: Это касается многих, оказывается.

Игорь Николаевич Скляр был в студии программы "Отражение", председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства. Спасибо.

Игорь Скляр: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Мы вернемся через пару минут. Спасибо большое.

Игорь Скляр: До свидания.

Список серий