• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Тен: Китайцы прогнозируют увеличение потока своих туристов на Байкал до миллиона человек в год. Это надо очень жестко контролировать

Сергей Тен: Китайцы прогнозируют увеличение потока своих туристов на Байкал до миллиона человек в год. Это надо очень жестко контролировать

Оксана Галькевич: Так, от проблем демографии переходим к другим проблемам. У нас тут в редакции, Костя, кого ни спроси, на Байкале были немногие, но все хотят, вот все годами хотят, годами мечтают, мучаются – и все у них никак.

Константин Чуриков: Ну, понятно, что в Оксане говорит обида, да и во мне. Я тоже был, между прочим, на Байкале несколько раз, очень понравилось. Ну да, туристов становится больше. И каких туристов? Вот есть, кстати, статистика, официальные данные. Только в этом году Иркутскую область посетили больше миллиона человек, из них 187 тысяч – это иностранные туристы. И большинство из них – граждане КНР (Китайской Народной Республики). Ростуризм говорит, что в этом году их стало больше на 15%. Губернатор области Сергей Левченко приводил данные за 2016 год и говорил, что после введения безвизового режима поток гостей из Китайской Народной Республики достиг уже 43,5 тысячи человек.

Оксана Галькевич: Прирост численности китайских туристов чуть ли не самый впечатляющий на самом деле. Опять же если говорить по 2016 году, то тогда их стало в 2,5 раза больше, чем в 2015-м. Друзья, по этому году пока еще каких-то самых последних данных нет, потому что надо сначала год еще проводить, а потом будем вам рассказывать о каких-то итогах. Но темпы на самом деле, обратите внимание, впечатляющие, фантастические.

Константин Чуриков: Ну, потому что, во-первых, можно посещать без визы. В Китае, кстати, несколько лет назад стала популярной песня "На берегах Байкала". И говорят, что это очень здорово поспособствовало интересу именно самих китайцев, китайских туристов к объекту наследия ЮНЕСКО.

Оксана Галькевич: Да, и к тому, как на самом деле там можно денег заработать.

Константин Чуриков: Можно.

Оксана Галькевич: Вместе с ростом туристического потока из Китая на Байкал, в первую очередь в Иркутскую область (почему-то оттуда основные стоны слышим), там стали множиться проблемы и конфликты. Вот сейчас, например, в Интернете сибиряки запустили сбор подписей под петицией в адрес президента и главы Совета Федерации. Вот на что жалуются сибиряки, что их тревожит, что наболело? Сейчас будем обсуждать в этой студии и в прямом эфире. Представим нашего гостя.

Константин Чуриков: У нас в студии – Сергей Тен, депутат Государственной Думы, председатель межфракционной рабочей группы "Байкал". Добрый вечер, Сергей Юрьевич.

Сергей Тен: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Сергей Юрьевич, скажите, пожалуйста… Вот сибиряки в этой петиции пишут чуть ли не об оккупации. Вот ответьте на такой вопрос: Байкал наш?

Юлия Иванец: Наш, безусловно, безусловно.

Константин Чуриков: А давайте мы процитируем немножко вот эту петицию. "На наших глазах, – цитата, – совершается настоящая интервенция. Это жителям Поднебесной нужны наша вода, наш воздух, наши животные, деревья и травы". Тут они говорят, если уже отбросить эмоции, что гостиниц очень много, и владеют ими граждане КНР, что якобы даже привозят китайских туристов и им их же китайские гиды говорят в Листвянке, в Иркутской области, что якобы Байкал принадлежит России временно, а вообще это Северное море китайцев, на котором раньше жили их племена. Под петицией уже подписались больше 5 тысяч человек. Сейчас это надо тоже проверить, сколько их на самом деле.

Скажите, пожалуйста, с вашей точки зрения, Сергей Юрьевич, эта проблема не преувеличена, это так и есть? Или вы думаете, что это просто какие-то эмоции?

Сергей Тен: Ну, я бы не назвал это проблемой. Я бы сказал, что это такой вызов для нас, для восточных рубежей России, для Восточной Сибири, для Дальнего Востока, потому что огромный Китай рядом – почти 1 миллиард 400 миллионов населения. И понятно, что нам как-то нужно на это реагировать.

То, что касается тех фактов, которые происходят в Листвянке, которые происходят у нас в Иркутской области, на Байкале. Конечно, эти факты вопиющие. Но я считаю, что тут в панику никакую не надо впадать, а нужно системно и последовательно вопросы эти решать.

То, что касается Китая. Безусловно, для России Китай остается восточным партнером. У нас очень много проектов, которые связаны с Китаем. Но при этом, безусловно, те действия, скажем так, неблагонадежных, что ли, китайских бизнесменов, которые, по сути, нарушают наше законодательство, конечно, эти действия нужно пресекать.

Оксана Галькевич: Вопрос: а только ли китайские предприниматели нарушают наше законодательство? Или, может быть, там при содействии каких-то наших граждан нарушается это законодательство? Ну, честно вот скажите. Как может стоять гостиница, о которой люди знают, что это ИЖС, но работает, как гостиница?

Константин Чуриков: Индивидуальное жилищное строительство.

Оксана Галькевич: Все соседи знают, а правоохранительные органы не знают!

Сергей Тен: Вы знаете, у нас есть в Уголовном кодексе…

Оксана Галькевич: Ну, например. Это только один из случаев.

Сергей Тен: В Уголовном кодексе есть статья за незаконное предпринимательство. И если мы с вами посмотрим судебную практику, то на самом деле очень сложно доказывать незаконное предпринимательство в соответствии с теми требованиями уголовного законодательства, которые у нас в стране действуют. Поэтому, безусловно, нужно обращать на это внимание.

Мы с коллегами, в том числе обсуждая тему китайских туристов, увеличения объема китайских туристов к нам в Иркутскую область, мы с коллегами из соответствующих профильных комитетов Государственной Думы, в частности из Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, уже начали обсуждать эту тему, как нам необходимо усовершенствовать наше законодательство для того, чтобы именно и в отношении китайских предпринимателей, и в отношении наших российских предпринимателей, кстати сказать, которые тоже могут нарушать законодательство…

Оксана Галькевич: Конечно.

Сергей Тен: …более эффективно использовать те нормы, которые у нас сегодня есть.

Оксана Галькевич: Сергей Юрьевич, пока вы вот таким чиновничьим языком говорите о том, что вам нужно с коллегами…

Сергей Тен: Вы считаете, что я чиновничьим говорю?

Оксана Галькевич: Ну, несколько, да.

Сергей Тен: Хорошо.

Оксана Галькевич: Пока вы говорите о том, что необходимо с коллегами подумать, какое решение правильное найти для этой проблемы, сколько денег мы теряем на налогах, которые не поступают в бюджет той же Иркутской области, за счет того, что бизнес ведется нелегально, за счет того, что люди приезжают не совсем правильным образом и нехорошо себя ведут?

Сергей Тен: Скажем так, то есть на примере конкретно одной только Листвянки. Сегодня никто не ответит на вопрос, сколько китайских гостиниц работает на территории Листвянки, но легально работают только три из них. То есть это те предприятия, компании или предприниматели, которые платят налоги в бюджет области, муниципалитета и в бюджет нашей страны в целом. При этом количество проданных китайским гражданам участков, которые находятся на берегу фактически Байкала в Листвянке – порядка 37, по-моему, или 40. Где-то вот такой порядок цифр.

Да, совершенно верно вы говорите о том, что китайцы строят там жилые дома трехэтажные и потом начинают там заниматься бизнесом фактически. Туда приезжают китайские туристы, платят наличными деньгами, "вчерную" оплачивают свое пребывание. Поселок Листвянка в 2016–2017 году начал приобретать очень большую популярность – как говорится у нас, "сарафанное радио" и так далее, и так далее.

Константин Чуриков: Ну, это курорт, по сути.

Сергей Тен: То есть туристов становится все больше и больше.

Константин Чуриков: Сергей Юрьевич, я думаю, самое время сейчас посмотреть сюжет. Переносимся в Иркутскую область. И в Листвянку, конечно, тоже заглянем.

Оксана Галькевич: Сибиряки, а вы звоните, пожалуйста, и россияне тоже, неравнодушные к Байкалу, не молчите.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот как раз последняя деталь тоже важная – там же нет канализации. То есть, в общем, если своими именами называть вещи, то загадят, в общем-то, туристы наш Байкал.

Оксана Галькевич: Объект наследия ЮНЕСКО, между прочим, памятник природы.

Константин Чуриков: Давайте сейчас свяжемся по Skype с Юлией Иванец – это активистка, один из авторов петиции против скупки земель гражданами КНР в Иркутской области. Юлия, здравствуйте. Юлия будет по телефону. Юлия, вы нас слышите? Добрый вечер.

Юлия Иванец: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Юлия, ну расскажите, хочется от вас получить информацию. Почему дозрели, созрели сибиряки, жители Иркутской области, Прибайкалья вот до этой петиции?

Юлия Иванец: Вы знаете, я об этом узнала совершенно недавно, поскольку я не имею возможности, к сожалению, ездить на Байкал каждый месяц. Но в связи с тем, что творится сейчас… На самом деле проблема назрела несколько лет назад. И очень многие жители Листвянки на самом деле били тревогу давным-давно, обращались к губернатору, обращались в прокуратуру и так далее.

Дело все в том, что активная скупка, как я уже сказала, началась два-три года назад, то есть китайцы… Понимаете, когда к нам нахлынули на самом деле узбеки, таджики – ну, приезжают люди работать, без проблем, работайте. Но когда приехали китайцы и стали потихонечку скупать земли, и их гиды проводят экскурсии по священному озеру Байкал, потихонечку стали говорить о том, что это принадлежало когда-то их народам…

Константин Чуриков: А это серьезно? Это не информационный вброс? Это так прямо и говорят на этих экскурсиях, да?

Оксана Галькевич: Ну, мало ли что там болтнули где-то. Слушайте, ну не все же люди академики с высшим образованием и высокой культурой. Ну и что же так прямо реагировать? Нет?

Юлия Иванец: Вы знаете, это на самом деле тихая война, информационная война. Китайские гиды говорят, и передают люди с разных сторон. Дело в том, что когда мы были с ребенком год назад, я обратила внимание на штендеры китайские. Не владею, к сожалению, китайским, и я не понимала, о чем надписи. А когда их уже стали переводить, люди ужаснулись. То есть гиды говорят о том, что временно территория Байкала принадлежит России – это первое. Второе – гиды рассказывают о том, что сейчас идет скупка, и к концу 2020 года она вроде как наберет вообще обороты, поскольку они знают, что существует федеральный закон 473-й о территориях опережающего социально-экономического развития (ТОР).

Оксана Галькевич: Юлия, скажите, пожалуйста… Ну, мы понимаем, допустим, ваше человеческое возмущение. Допустим, вас это обидело, задело. Вы хотите какой результат от вашей петиции? Чего вы хотите? Закрыть Иркутскую область и не пускать туда китайских туристов? Или, может быть, вы все-таки считаете, что надо законодательство как-то построже, чтобы бизнес наконец-то платил налоги? Чего вы хотите добиться? Результат какой?

Юлия Иванец: Я пишу это не одна, почти 51 тысяча человек подписались под петицией. И у многих людей есть желание, чтобы был однозначно закон, запрещающий продажу земли иностранцам. Понимаете, они идут на всякие схемы, уловки – через подставных лиц, через фиктивный брак с гражданками России и так далее.

Константин Чуриков: Ну, восточная хитрость, понятно. Юлия, спасибо большое за ваш комментарий.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое.

Константин Чуриков: Это была активистка, один из инициаторов той самой петиции, под которой уже поставила подписи 51 тысяча жителей Иркутской области.

Сергей Юрьевич, и все-таки вот интересно. Нам Юлия рассказывает о том, что обращения в прокуратуру были, в правоохранительные органы были. А ведь строятся-то незаконно. Ну, нельзя открывать гостиницу, если у тебя под индивидуальное строительство земля. Почему не реагируют, как вы думаете, органы наши?

Сергей Тен: Ну, Байкал вообще, как мы говорим, Священный Байкал и Байкальская природоохранная территория… Кстати сказать, Байкальская природоохранная территория по площади занимает площадь больше, чем все наши заповедники, заказники и природные территории всей страны (порядка 300 таких территорий). Так вот, Байкальская природоохранная территория занимает самый большой объем, больше всех остальных. Специфика законодательства такова, что не так давно, буквально несколько месяцев назад, президент принял решение о создании Байкальской природоохранной прокуратуры на территории Иркутской области…

Оксана Галькевич: Отдельной?

Сергей Тен: …да, Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края. То есть специфика настолько сложна и природоохранное экологическое законодательство, что нужно этим более профессионально заниматься, чем правоохранительные органы занимаются сейчас. Поэтому я думаю, что, во-первых, вот это нужно сделать, чтобы прокуратура работала активнее, эффективнее, именно Байкальская природоохранная прокуратура. Я думаю, что это правильное абсолютно решение.

Константин Чуриков: Сергей Юрьевич, извините, пожалуйста, что я вас перебиваю, но кажется, для того, чтобы разобраться с нарушителями действующего законодательства, вмешательства президента на данном этапе не требуется. Просто достаточно установить факт оказания этих гостиничных услуг, незаконного предпринимательства, и чтобы каким-то образом по закону люди понесли ответственность все-таки.

Сергей Тен: Я очень на это надеюсь на самом деле. Но необходим, на мой взгляд, ряд очень таких важных и принципиальных решений. Во-первых, когда вы меня представляли, сказали о том, что я возглавляю депутатскую группу "Байкал", которая создана у нас в Государственной Думе. Так вот, мы с коллегами абсолютно убеждены, что особое внимание нужно уделять Байкальской природной территории.

Оксана Галькевич: Сергей Юрьевич, вот смотрите, у нас сейчас какая ситуация. У нас есть жалобы от местных жителей. Коренные жители, которые поколениями там живут, они не могут, условно говоря, построить сарай на своем участке, не могут в собственность получить. Допустим, Еланцы, вот эти прилегающие территории…

Сергей Тен: Ольхонский район, да.

Оксана Галькевич: Вы знаете эту проблему. Бурятия – все то же самое. Не могут сделать ни-че-го! А вот эта иностранная собственность, нелегальные гостиницы плодятся и растут, как грибы. Какое-то странное противоречие. Закон на какой стороне? Меня, гражданина Российской Федерации…

Сергей Тен: Закон должен быть одинаков для всех.

Оксана Галькевич: Вот!

Сергей Тен: Закон должен быть одинаков для всех.

Оксана Галькевич: Золотые слова!

Сергей Тен: Позвольте мне еще несколько слов сказать? Вот прозвучала тема по поводу гидов. Мне кажется, это тоже очень важная тема. То есть то, что китайские гиды объясняют и рассказывают китайским туристам о том, что это временно и так далее, и так далее, – конечно, этот вопрос тоже надо контролировать, потому что… Китайцы, кстати, прогнозируют, что ежегодно количество туристов будет увеличиваться почти до миллиона человек. И это нужно брать все под очень жесткий контроль. Я абсолютно с вами согласен в том, о чем вы, Оксана, говорили. Конечно, инвестиции нужны, но мы должны эти инвестиции обращать на свою пользу, чтобы налоги к нам поступали.

Оксана Галькевич: Себе, себе, себе!

Сергей Тен: Чтобы работали наши люди. То есть здесь очень важно, чтобы обеспечить вот то, что сейчас землячка моя говорила. Работают китайцы там и гидами, и водителями и так далее, и так далее. Это неправильно. То есть должны работать наши люди. И надо это очень четко контролировать.

А то, что касается гидов, договорю. Понимаете, мы должны, на мой взгляд, очень четко изучить китайское законодательство и зеркальные действия предпринимать в рамках своего законодательства, ответные действия. Потому что по китайскому законодательству российские граждане гидами работать не могут, то есть они четко контролируют вот эту информацию, которая идет от гидов. И мы точно так же должны действовать. Именно российские гиды должны, зная китайский язык, работая в качестве… Кстати сказать, Минтруд у нас в этом году пересматривал список, утверждал список профессий, которыми могут заниматься иностранные граждане.

Оксана Галькевич: И гида там нет?

Сергей Тен: И по нашему предложению вычеркнули, убрали оттуда вот эту позицию, чтобы гиды могли быть иностранцами.

Оксана Галькевич: Звоночек.

Константин Чуриков: У нас есть звонок, кстати, из Листвянки. Оксана у нас на связи. Оксана, здравствуйте. Оксана, говорите, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Алло!

Константин Чуриков: Оксана, если можно, поскорее, потому что времени мало. Добрый вечер.

Зритель: Да-да, здравствуйте. Я живу в Листвянке…

Константин Чуриков: Оксана, если можно, побыстрее. Что вы как местный житель можете нам сказать об этой китайской экспансии? Что вы видите перед собой, когда выходите на улицу?

Зритель: Ну, напротив моего дома непосредственно, через дорогу находится как раз китайская гостиница. Я не согласна с депутатом Думы, который говорит, что не видит большой проблемы. Проблема-то большая для местных жителей как раз. О какой гостинице может идти речь на территории поселка, деревенского поселка, где застройка жилых домов? Даже если гостиница, пусть она легальная, но у него площади 10 соток под участком, он не может позволить себе сделать элементарную парковку. Автобусы здесь… Показывали фотографии, и это как раз эта гостиница, о которой я говорю. То есть подходят огромные "Икарусы". Это непрерывное движение в течение дня. По 120 человек завозят, в этот же день столько же увозят.

Оксана Галькевич: И полиция об этом не знает?

Константин Чуриков: Оксана, уже нарисована вами картина. Нас поджимает время. Спасибо большое за то, что позвонили и рассказали. У меня последний вопрос…

Оксана Галькевич: Сергей Юрьевич…

Константин Чуриков: Можно, Оксана? Извини.

Оксана Галькевич: Я бы хотела вам сказать, что, понимаете, таких историй в Интернете очень много.

Сергей Тен: Да, безусловно, безусловно.

Оксана Галькевич: И вы прекрасно понимаете, что такого дыма без огня быть точно не может.

Сергей Тен: Слушайте, я в Иркутске родился, я в Иркутске вырос, я бываю постоянно, мы с детьми приезжаем на Байкал, и мы тоже это видим. Я уже 40 лет вижу, как эта ситуация меняется. Конечно, нужно ее решать. Конечно, нужно этим вопросом заниматься. Я уже об этом говорил, что… Во-первых, я начал говорить о том, что мы считаем, что у нас должен быть в стране руководитель достаточно высокого уровня, допустим, в ранге заместителя председателя Правительства, который системно занимается решением комплексного вопроса, который связан с Байкальской природной территорией.

Константин Чуриков: Мы-то думали, а оказывается – не хватает заместителя председателя Правительства! Сергей Юрьевич, много эсэмэсок с возмущениями. У меня короткий вопрос. Если можно, короткий ответ, потому что времени, повторюсь, мало. А вот если у нас, например, не знаю, Hotels Hilton захочет открыть гостиницу где-нибудь на Ленских столбах (тоже объект особого наследия, заповедная зона и так далее), это тоже будет возможно, да?

Сергей Тен: На Ленских столбах в Красноярском крае?

Константин Чуриков: Ну, условно, условно. В Якутии.

Сергей Тен: В Якутии.

Константин Чуриков: Вот о чем надо думать.

Сергей Тен: Слушайте, безусловно, то, что касается природоохранного законодательства, оно должно быть особым. То есть особое отношение к нашим природным территориям. То есть это очень важная задача. И конечно, всем подряд разрешать этого делать нельзя. Но я еще раз говорю: обязательное требование, чтобы участие российское было, чтобы контрольный пакет акций был за Россией, чтобы работали российские граждане, чтобы налоги поступали в бюджет. И при этом, еще раз говорю, особое отношение – независимо от того, или это иностранная, или российская. То есть к природе должны относиться все одинаково бережно.

Оксана Галькевич: И выполнять наши законы. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Сергей Юрьевич, у нас уже через две минуты выпуск новостей. А через полчаса вернемся к вам.

Оксана Галькевич: Сергей Тен – депутат Госдумы, председатель межфракционной рабочей группы "Байкал" – был у нас в студии. Спасибо большое за этот разговор. Впереди большой выпуск новостей, а потом вернемся.

Китайцы и Байкал: есть ли проблемы?
Список серий