• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Константин Калачев: Футбол становится квинтэссенцией мягкой силы, которая вернет в тренд «русскую тему»

Константин Калачев: Футбол становится квинтэссенцией мягкой силы, которая вернет в тренд «русскую тему»

Тамара Шорникова: А прямо сейчас переходим к футбольным и политическим новостям. Поможет ли новый чемпионат, который сейчас все смотрят, обсуждают живо и ярко, наладить контакты с зарубежными странами? Болельщики оттуда активно приезжают, продолжают приезжать в нашу страну; приезжают смотреть, болеть за свои команды, собственно, руководители этих стран. Сейчас выясним, что из такого…

Юрий Коваленко: Увозят впечатления.

Тамара Шорникова: Да, увозят впечатления, хорошие или нет, обсудим вместе с Константином Калачевым, "Личное мнение" политолога.

Юрий Коваленко: Политолог, руководитель "Политической экспертной группы". Здравствуйте.

Константин Калачев: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Ну вот как вы считаете, все-таки футбол влезает в международные отношения настолько сильно, что мы можем говорить о том, что какие-то неровности и шероховатости мы снивелируем этим чемпионатом?

Константин Калачев: Есть устойчивый термин "футбольная дипломатия". Футбольная дипломатия использовалась не один раз и не только нами. Кстати, сегодня я прочитал новость о том, что президент Армении собирается встретиться с президентом Турции где? – на футбольном матче. Как вы понимаете, отношения между этими двумя странами оставляют желать лучшего.

Что же касается нашего чемпионата, бесспорно этот чемпионат даст серьезный толчок и изменит отношения между странами и между народами. Я сегодня у себя в Facebook запостил статью из "The Washington Post", что на самом деле происходит в России. Статья хвалебная, автор поражается всему, в том числе Wi-Fi в московском метро, доброжелательности, открытости, атмосфере праздника, карнавала, то, что человек увидел – "The Washington Post", весьма влиятельная американская газета. То, что человек увидел, ломает стереотипы журналиста и читателей этой газеты о России. То же самое вчера и позавчера я читал в "The Guardian", где писали, естественно, про матч в Волгограде. Там не очень большое внимание обратили на волгоградскую мошкару, которая была реальной проблемой. А самое большое внимание уделили чему? Атмосфере, опять же, тому, как англичан встречали в Волгограде, встречали очень доброжелательно. Единственный инцидент был, когда двух англичан сняли с поезда по дороге в Волгоград…

Тамара Шорникова: Но это было до, превентивные меры.

Константин Калачев: Да, один из них напился, разбил стекло, бодался с полицейским, а так мир, дружба, братание. Соответственно, болельщики пишут об этом в социальных сетях, и средства массовой информации тех стран, с которыми у нас не самые простые отношения, тоже не могут не реагировать.

Но это народная дипломатия, а есть другая дипломатия. Вот представьте себе, если французы выходят в финал, приедет Макрон или нет? Я полагаю, что приедет.

Юрий Коваленко: У него нет шансов не приехать.

Константин Калачев: Приехать с официальным визитом в Россию в ситуации сложных отношений непросто, это противопоставить себя другим. Приехать на матч своей сборной и встретиться с президентом России, обсудить с ним международные отношения вполне возможно. Собственно говоря, с Путиным уже встречались президент Португалии, например, генсек ООН, тоже португалец, кстати, тоже многое говорил о нашей сборной…

Тамара Шорникова: Наследный принц Саудовской Аравии.

Константин Калачев: Наследный принц Саудовской Аравии, само собой разумеется, да и некоторые другие. Собственно, интересно будет, что будет дальше, потому что некоторые политики… Вы же понимаете, что политики на Западе зависят от своих избирателей, они не могут не реагировать на настроения. То есть моя сборная выходит в финал, допустим, сборная Франции или Германии: Меркель, конечно, скорее всего не приехала бы, а Макрон, я думаю, как раз бы приехал. Известно, что у него неплохие отношения с Трампом и с Владимиром Владимировичем Путиным. Собственно говоря, это тоже способ искать взаимопонимание. Во-первых, это ломка шаблонов, тех шаблонов, которые формировались последние годы, в том числе для нас ломка шаблонов, потому что приехали такие же люди, как и мы: боже мой, нам рассказывали про ужасных английских фанатов, оказывается, англичане милейшие люди; ай-яй-яй, на Западе нас не любят, приезжают сюда такие же люди, как и мы, мы для них такие же, как они. И кстати, по этому поводу как раз "The Washington Post" пишет, что Москва оказалась нормальной европейской столицей.

Юрий Коваленко: Кто-то сомневался?

Константин Калачев: По-видимому, да.

Юрий Коваленко: Пелена спала.

Тамара Шорникова: Мне любопытно: в этом огромном информационном потоке, конечно, мы, журналисты многие, сейчас выбираем в первую очередь положительные отклики, всегда интересен вот этот коренной перелом, всегда интересно отметить положительные примеры. Насколько вот это вот настроение, насколько этих хвалебных откликов действительно много в зарубежной прессе?

Константин Калачев: Отклики разные. И кстати, сегодня "РИА Новости" зачем-то сделала подборку плохих откликов, не могу понять, почему, потому что подборка претенциозная с моей точки зрения. Да, "The Daily Beast" пишет: ай-яй-яй, если отъехать от Москвы 400 километров, вы увидите совсем другое, совсем не то, что вам покажут, здесь витрина, там ужас-ужас. Но плюрализм мнений присущ средствам массовой информации в большинстве развитых стран; соответственно, кто-то очень хвалит, кто-то просто хвалит, кто-то ищет, за что бы уколоть, ущипнуть. Но никто не может найти то, чего они ожидали. Потому что что писали перед чемпионатом? Ксенофобия, хулиганы, полицейский произвол, опасно и так далее. Самое опасное, что может быть сейчас, – это то, что тебя какой-нибудь таксист разведет на пару тысяч рублей…

Тамара Шорникова: Лишний круг по кольцу.

Константин Калачев: …вместо 500 рублей, в Москве такие случаи были, к сожалению, об этом пишут наши средства массовой информации, сами же москвичи помогают людям, попавшим в сложную ситуацию, иностранцам разбираться с этими таксистами. Это оказалось самым опасным. То есть, собственно говоря, выяснилось, что образ России отличается от того, что рисовали там. Но и то, что у нас иногда рисуют, как у нас иногда сгущают, тоже оказалось не совсем так.

Вообще хотелось бы, чтобы та атмосфера, которая есть сейчас, вот сейчас распишут, что Москва прекрасная европейская столица. Напомню, что в Москве в свое время, не так давно гоняли уличных музыкантов, художников. Хотелось бы, чтобы вот эта атмосфера праздника и свободы сохранилась и после чемпионата, не закончилась, чтобы, собственно говоря, это все имело продолжение. И я думаю, что для многих жителей России многое из того, что происходит, сюрприз. Вот я сегодня разговаривал со своей мамой 1943 года рождения, она болела за сборную Японии, потому что родилась на Дальнем Востоке, они соседи и так далее, то есть все заболели футболом.

Футбол действительно стал инструментом народной дипломатии, инструментом построения отношений, инструментом поиска взаимопонимания. И мне кажется, что многие вещи, в которых я сам сомневался… Например, недавно ВЦИОМ проводил опрос, спрашивал россиян, как они себя оценивают, какие качества присущи русскому народу, на первое место поставили гостеприимство. Честно говоря, я сомневался, что это действительно так, а пришел чемпионат – боже мой, действительно если какой-то человек в майке исландской сборной выйдет на улицу Москвы, его зацелуют.

Тамара Шорникова: На самом деле достаточно просто сейчас промониторить социальные сети. В Москве самые популярные видео и фотографии с Никольской, с Красной площади; в Волгограде многие знакомые публикуют фотографии с набережной, где проходят коллективные просмотры игр. Тем не менее перед чемпионатом было много скепсиса, у определенных государств были идеи не пускать свою сборную или рекомендации не отправлять свои сборные на игру. Сейчас все приехали в полном составе. Как вы думаете, что повлияло на такое конечное решение?

Константин Калачев: Ну я не стал бы преувеличивать, сомнения были только у англичан, пожалуй. Ведущие политики решили не приезжать на открытие, но как раз сейчас западная пресса пишет о чем? О том, что выяснилось, что, во-первых, санкции не работают, то есть ситуация в России значительно лучше, чем они себе представляли, а во-вторых, русские совсем не такие, какими они их рисовали. Это не означает, что на Западе вдруг поменяют отношение к нашему политическому режиму или нашему политическому руководству. Я не думаю, что, допустим, Олимпиада в Китае поменяла отношение американцев к руководству Китая или Олимпиада в Бразилии сделала бразильского президента кумиром во всем мире. Но отношения между народами меняются, отношения между народами на самом деле, меняясь, подталкивают и политиков что-то менять. То есть выяснилось, что Россия совсем не в изоляции. Знаете, еще недавно было расхожим, что Россия находится в международной изоляции, а оказалось не совсем так. И я думаю, что первых лиц других стран до конца чемпионата мы еще увидим, особенно если их сборные будут успешно играть.

Тамара Шорникова: Какая встреча была бы наиболее интересной, на ваш взгляд? Какую ожидают политологи, возможно?

Константин Калачев: Ну, допустим, представим себе, что в финал вышли сборная Германия, сборная Англии и сборная Франции. Мэй сомневаюсь, что приедет, Меркель 50:50, а вот Макрон почти наверняка приехал бы. С точки зрения интересов развития международных отношений нужно болеть за Францию, хотя я сегодня болею за Перу.

Тамара Шорникова: За Перу?

Константин Калачев: Да.

Тамара Шорникова: Это тоже как-то связано с вашими родственниками?

Константин Калачев: Нет, они мне просто симпатичны. Вообще я всегда болею за тех, кто считался аутсайдером, иногда эти аутсайдеры показывают чудеса, как наша сборная. Собственно, приезд президента Перу в Россию ничего бы с точки зрения международной политики сильно не изменил бы, а вот приезд того или иного лидера европейских стран, который может играть роль посредника в отношениях, это уже вполне серьезно, тем более что сейчас как раз речь идет о том, встретится Путин с Трампом, где встретится, в Австрии, Франция тоже площадка неплохая для встречи.

Юрий Коваленко: Ну а все же насколько крепки и долговечны вот такие встречи на матчах, которые проводятся только потому, что у нас проводится чемпионат? Ведь их могло и не произойти, если бы не чемпионат.

Константин Калачев: Есть такое слово "эмпатия", человеческие отношения на этом строятся, на мелочах. Я как раз внимательно смотрел, как наш президент встречался с президентом Португалии, насколько хорош был президент Португалии. Да, он профессор, был телеведущим и так далее, он на самом деле умеет себя подать, но дело не в этом. Человек заряжен на футбол, то есть видно совершенно, что у него футбол и наш, и португальский вызывает наиживейший интерес, и это уже точка соприкосновения, понимаете? То есть на самом деле многое строится не только на интересах, многое строится на личных отношениях, хотя естественно, что интересы берут верх, то есть есть интересы политические, экономические, военные и так далее, но есть еще личные отношения между теми или иными лидерами.

И я думаю, что для многих сейчас из ведущих мировых политиков этого года чемпионат не только успех России, это личный успех Владимира Путина, как к нему ни относись. То есть, собственно говоря, дальше уже возникает ситуация, в которой люди приезжают сюда и видят, что русские – это не коллективно русские во главе с Путиным, а русские разные, абсолютно разные. И потом, собственно говоря, этот человек через социальные сети, через средства массовой информации, возвращаясь, доносит правду о нас, и это хорошо.

Юрий Коваленко: И опять же миллион человек, которые приехали сюда, приведут сюда миллионы туристов, которые прекрасно понимают, что приедут они уже не в гостиницы с ценами чемпионата, их не будут водить за ручку, они будут ходить там, где они хотят, и видеть все, что они хотят. Это ведь в принципе еще и большой туристический такой рекламный ролик, скажем так.

Константин Калачев: Это огромный туристический рекламный ролик, тем более что цены в гостиницах будут существенно ниже, проезд, наверное, будет и дешевле, ко всему прочему рубль сейчас у нас немножко пошел вниз, так что все будет еще дешевле. Я как раз недавно читал интервью исландских болельщиков, один из них с восторгом рассказывал: "Боже мой, это же счастье, алкоголь в 6 раз дешевле, чем в Исландии! Даже ради этого стоит приехать!" На самом деле для кого-то это, для кого-то достопримечательности, кому-то что-то еще интересно, кто-то хочет посмотреть на женщин красивых, такие тоже есть, женщины хотят посмотреть на красивых латиноамериканцев, аргентинцев или бразильцев. Конечно, это толчок развитию туризма, безусловно, это толчок развитию спорта, это толчок к развитию многих вещей, это на самом деле перелом в общественном сознании, на самом деле это реальный перелом в общественном сознании. Знаете, когда сейчас включаешь какие-нибудь политические ток-шоу на федеральных каналах… Вот я люблю ваш канал, другие каналы я люблю меньше…

Юрий Коваленко: Спасибо.

Константин Калачев: Включаешь и думаешь, какой диссонанс между той атмосферой, которая есть, и этим "бубниловом" опять про Сирию, Украину и так далее: бу-бу-бу, Запад нехороший и так далее. Да, понятно, что все непросто в международных отношениях, но нужно искать взаимопонимание, нужно строить мосты, футбол – это такой мост, на самом деле это огромный мост.

Юрий Коваленко: Но опять же мы говорим сейчас не только про Москву и Петербург, про туризм – открыли остальные города, которые в принципе не то чтобы были неизвестны заграничному туристу, он бы даже не нашел их в справочниках нигде. Я сомневаюсь, что про какие-нибудь отдаленные города написано в туристических справочниках. Вот туризм провинции будет ли интересен?

Константин Калачев: Я сам не был в Саранске, то сейчас читаю такие отзывы, Саранск вообще просто конфетка. Сожалею, я много ездил по России, в Саранске не был. Среди тех городов, о которых пишут много хорошего… Понятно, например, что может иранский болельщик написать плохого о Казани, где ему все просто и понятно: вот мечеть, в конце концов. Конечно, для российской глубинки (я считаю Саранск российской глубинкой, Волгоград, конечно, миллионник, но, в общем-то, тоже глубинка) есть большой плюс напомнить о себе. Кстати, в Британии, например, вспомнили про то, что Волгоград это Сталинград, очень уважительно к нему относятся. В конце концов Волгоград является городом-побратимом с городом Ковентри британским. Много интересного люди нашли в Екатеринбурге, много интересного люди нашли в Казани, а уж Петербург просто восторг для всех.

Я внимательно мониторю все, что пишут, у меня еще много иностранных источников, каких-то иностранных друзей и так далее, читаешь, смотришь… Один мой знакомый, профессор живет в Англии, он волгоградец. Для него очень важно… Он сейчас вот ходит гордый по Англии, потому что в Англии теперь Волгоград полюбили так же, как любили когда-то другие поколения британцев Сталинград, потому что английская сборная там выиграла.

Юрий Коваленко: Ну хотя бы поэтому…

Константин Калачев: Не только поэтому, потому что оказалось, что русские фанаты готовы вместе с англичанами петь английские песни на английском языке, каждый человек может ответить на простой вопрос. Если нужно, подвезут, накормят, напоят, обогреют и не одерут.

Юрий Коваленко: Вы про тот случай, когда русский простой водитель подвез британских журналистов бесплатно, не взял с них денег?

Константин Калачев: Вы знаете, у меня в Facebook очень многие друзья гордятся и хвастаются тем, что они сделали хорошего. Вот сегодня калининградский друг как раз описывал ситуацию, когда он подвозил какого-то иностранца забесплатно.

Юрий Коваленко: Мелочь, а приятно.

Тамара Шорникова: Если говорить об экономической выгоде, понятно, что действительно имиджевая выгода бесспорна. Вот Россия и Саудовская Аравия, было время поговорить про сделку ОПЕК под шум аплодисментов.

Константин Калачев: Безусловно.

Тамара Шорникова: Если говорить о таких же вариантах с другими странами, что выгодно было бы обсудить под шум трибун?

Константин Калачев: Ну последняя встреча с президентом Сенегала, сенегальская сборная тоже участвует в чемпионате, предложение заняться разведкой природных богатств Сенегала, разведкой и добычей. Я не знаю, интересно это "Газпрому", "Роснефти" или кому-то еще, но думаю, что должно быть интересно, вполне возможно, что на самом деле те же африканские площадки для наших компаний могут оказаться весьма и весьма привлекательными. Китайцы очень много вкладывают в Африку, активно туда идут; мы не так активно, но тоже там есть свои интересы, некоторые компании наши там работают.

Вообще на самом деле атмосфера – это климат. Климат инвестиционный зависит от общей атмосферы в обществе, то есть, собственно говоря, можно в Россию вкладывать или нельзя, страшно здесь или не страшно. Выясняется, что нестрашно, а раз нестрашно, значит, можно вкладывать. Причем не только есть страны, которые, понятно, ограничены санкционным режимом, но есть те, кто не ограничены совершенно, кто в принципе… Я не знаю, если японская сборная еще раз выиграет, я думаю, что в Японии будет бум на все российское. Мы становимся для кого-то такой счастливой площадкой, где сбываются мечты, и я полагаю, что и для инвестиционной привлекательности России – не только туристической, а и инвестиционной – сделано многое, и если говорить о контактах и контрактах, приезжают же не просто болельщики, приезжают, собственно, в том числе и элиты, бизнес, политические и так далее, у которых есть прекрасная возможность совместить приятное с полезным, то есть встретиться здесь со своими деловыми партнерами, что-то решить, что-то обсудить или найти в конце концов…

Юрий Коваленко: …или просто присмотреть какие-то площадки под бизнес.

Константин Калачев: Или просто посмотреть, да, совершенно верно.

Юрий Коваленко: То есть абсолютно выгодно приглашать сюда инвесторов таким вот футбольным способом. Потому что Африка – это мы инвестируем, конечно, в африканские страны, мы с этого получаем, грубо говоря, только сливки, а здесь нам необходимо привлечь сюда инвесторов.

Константин Калачев: Да, поэтому Волгоград должен быть счастлив, это самый депрессивный миллионник, откуда люди в Москву бегут, реально бегут. И вот сейчас, когда город во многом изменился благодаря чемпионату, когда он заново открылся миру, может быть, произойдет перезагрузка отношения и внутри города в горожан к городу, и у страны, и у окружающего мира к тому же самому…

Юрий Коваленко: Тут все, наверное, будет зависеть от региональных властей, которые будут готовы сотрудничать с этими инвесторами. Подготовились ли они уже сейчас, чтобы это для них не было сюрпризом, визит какого-нибудь инвестора, который захочет что-то делать, чтобы он не погрузился в традиционную нашу пучину бюрократического водоворота?

Константин Калачев: Не везде все гладко. Вот взять тот же самый Волгоград, 60 миллионов потратили на борьбу с мошкарой. Если вы смотрели этот матч…

Тамара Шорникова: Крупные фотографии с отмахивающимися футболистами заполнили Интернет.

Константин Калачев: Да-да, притом что в принципе это можно было сделать еще весной. То есть на самом деле специалисты говорят, что проблема была решаема, решаема даже за меньшую сумму. То есть, конечно, одни региональные власти более эффективно используют открывающиеся возможности, в том числе и позиционирование себя, для других, может быть, за этим последуют какие-то оргвыводы, но во всяком случае ситуация… Хорошо, что англичане выиграла и не смогли сказать, что им помешали эти самые мошки. Если бы они проиграли, я думаю, сейчас бы вся британская пресса писала только про то, что футболистов закусали и из-за этого они не смогли играть дальше.

Юрий Коваленко: Но это традиционные какие-то нюансы, к которым невозможно было подготовить болельщиков, потому что для Волгограда это в принципе неудивительная ситуация, как, может быть, комары для Иркутска или для кого-то еще какая-то другая…

Константин Калачев: Хорошо, что саранчи не было, если бы там еще саранча была (а в Волгограде такое бывает), нашествие саранчи, англичане бы с вот такими глазами ехали.

Тамара Шорникова: Не просто спортивная жизнь, дипломатическая жизнь была бы под угрозой.

Константин Калачев: Да. Но главное богатство нашей страны, как известно, люди. Люди гостям понравились однозначно, очевидно совершенно, это понятно, об этом все пишут, об этом все говорят, в том числе и критики, которые пишут: да, там можно увидеть нищету, да, можно увидеть разруху, да, можно увидеть заброшенные заводы, можно увидеть еще что-то, но люди хорошие.

Юрий Коваленко: С другой стороны, опять же если мы говорим про заводы и про все остальное: Екатеринбург, Казань, Петербург и Москва – им в принципе дополнительные инвестиции по созданию каких-то больших крупных предприятий или небольших совместных предприятий не стоят так остро. А вот города, в которых удивительно, что вообще количество общего населения было больше, чем количество приехавших болельщиков, в этом не просто нуждаются, они без этого не смогут выжить. Можно ли под этот шумок, скажем так, сделать какой-то привлекательный инвестиционный маневр?

Константин Калачев: Наверное, да, вы знаете, здесь один-два инвестора могут очень многое сделать для небогатого региона, если найти, чем там заниматься.

Юрий Коваленко: Ну "Красный Октябрь" они не поднимут в Волгограде.

Константин Калачев: То же самое сельское хозяйство. Ну "Красный Октябрь" в Волгограде никто не будет поднимать, потому что его проще снести, построить новое предприятие, начнем с этого. То есть, к сожалению, волгоградскую промышленность вряд ли уже можно поднять. Можно построить новые заводы, "Волгоградский тракторный" или "Красный Октябрь" уже не реанимировать, а вот построить что-то новое, создать что-то новое, безусловно, можно. И я бы не сказал, для Екатеринбурга это тоже проблема, поэтому… Там не очень любят своего губернатора, но он очень много делает для повышения инвестиционной привлекательности, для того чтобы там сильно что-то происходило, чтобы туда приезжали иностранцы, было движение, чтобы инвесторы шли туда. Естественно, есть регионы, где, знаете, 1-3 серьезных инвестора могут вообще просто поменять картинку, качество жизни сразу вырастет, социальное сочувствие возрастет.

Но пока это мечты, хотя я думаю, что некоторые из тех, кто сюда приезжал… Знаете, люди приезжают в Россию, кто-то влюбляется в Россию, потом остается и делает здесь сыр, кто-то занимается чем-то еще. Вот сколько мы знаем примеров тех, кто влюбился в Россию, остался здесь и занялся каким-то производством. Я думаю, что и в этот раз будут такие истории; или если не сами эти люди, которые приехали, то рассказы их о России могут помочь тому, что сюда приедут те, кто хочет открыть свое дело. Или крупные компании подумают, поменяют свое отношение. Пока, к сожалению, больше уходят, чем приходят, вон "MediaMarkt" закрывается, говорят, продается "М.Видео", печально.

Тамара Шорникова: Да, растворяется в крупном холдинге.

Юрий Коваленко: Это экономика, здесь сложно выжить.

Константин Калачев: Да, я понимаю. Но чем больше иностранных компаний придет к нам, тем оно лучше, а для этого важно, чтобы нас воспринимали как страну, в которой во всяком случае нестрашно.

Тамара Шорникова: Про экономику как раз. После крупных спортивных мероприятий обычно встает вопрос, как эффективно использовать построенную инфраструктуру и вложенные деньги. Вот здесь каким вы видите развитие и использование построенной инфраструктуры, построенных стадионов и так далее? Есть ли универсальный секрет, как преумножить потраченные богатства?

Константин Калачев: Вы знаете, непростой вопрос, потому что для один городов новые стадионы являются подарком и благом, потому что там есть, например, раскрученные футбольные клубы с устойчивым финансированием, а для других… Вот был волгоградский "Ротор", играл с "Манчестер Юнайтед" – где сейчас "Ротор"? Соответственно, стадион есть, команды нет. Это вызов для регионального бизнеса, региональной власти. Вызов, возрождать надо, значит, клуб "Ротор", или поднимать команду "Олимпия", там есть такая команда. Для 2-3-х городов вопросы будут, как использовать эти стадионы, кроме как концертные площадки, под что, вот, в частности, город Волгоград просто потому, что там нет серьезного футбольного клуба. Но я думаю, что нет ничего невозможного, волгоградский футбол имел славную историю, "Ротор" был серебряным призером Чемпионата России.

Юрий Коваленко: Может быть, это есть стимул использовать эти стадионы для создания как раз-таки команд? Потому что, как правило, к чемпионату команды уже, скажем так, начинают подрастать, у нас они даже не начали начинаться. То есть, может быть, действительно эти стадионы использовать исключительно как место здорового образа жизни и тренировки любого вида спорта, необязательно футбола?

Константин Калачев: Совершенно согласен. Я думаю, что нас ждет футбольный бум. То есть если сейчас еще с Уругваем сыграем вничью или выиграем, или хорошо, ладно, проиграть Уругваю ради того, чтобы выиграть у Португалии, Испании или Ирана, то, соответственно, интерес к футболу будет расти, я думаю, что спрос, наполняемость стадионов будет расти.

Юрий Коваленко: Нам во всяком случае будет за кого болеть.

Константин Калачев: Количество желающих вкладываться в футбол должно расти. Это не только чемпионат. Я недавно посмотрел прекрасный фильм "Тренер", вы смотрели? Чудесный фильм, который доказывает, что мы научились снимать кино на уровне голливудского, ничуть не хуже. То есть фильм на самом деле совершенно замечательный, Козловский просто молодец. И мне кажется, что вот вся та ситуация… Футбол – это же вид спорта №1 в мире, футбол, как религия, это даже больше, чем политика, больше, чем религия для многих, это не только средство коммуникации, для многих это смысл жизни. Представляете, перуанские болельщики, 25-30 тысяч человек, приезжают сюда, продавая движимое и недвижимое имущество? Ладно, хорошо, богатые какие-нибудь европейцы приезжают…

Тамара Шорникова: …перемещаясь на машине, работая в городах, где они останавливаются.

Константин Калачев: …но из Латинской Америки… То есть это, собственно говоря, демонстрирует, что такое футбол для людей. В нашей стране хоккей был на первом месте просто потому, что у нас там больше успехов, хотя футбол мы любим больше. Я думаю, что сейчас есть шанс на то, что изменится российский футбол благодаря в том числе этой инфраструктуре и вообще отношение к самим себе, к нашей культуре, традициям, образу жизни. То есть мы не просто, знаете… Мы совсем не такие, какими нас представляют иногда даже наша собственная пропаганда, то есть смесь архаики, советского наследия, борода, капуста в бороде…

Юрий Коваленко: Топор, медведь на привязи.

Константин Калачев: Крестное знамя, топор, медведь и так далее. На самом деле мы сами себя так иногда изображаем, чего уж там. Оказывается, что не такие.

Юрий Коваленко: Ну это все шутки ради, в любом случае туристы, которые приезжали, как раз именно вот эти символы с собой обратно и увозили.

Константин Калачев: Да, им нравится.

Юрий Коваленко: Египтяне тоже приехали в египетских шапках, архаика.

Константин Калачев: Ну классно, ушанка стала модной, причем австралийские болельщики ходят в ушанках, которые пошиты в Австралии, на которых австралийский герб или надпись "Австралия" и так далее. Ушанка стала модной. Я думаю, что возможность экспорта российской культуры, экспорта всего российского есть то, что называется мягкой силой. Собственно говоря, футбол, Чемпионат мира – это квинтэссенция этой самой мягкой силы в международных отношениях, то есть возможности мягкой силы намного больше. Не надо показывать людям, пугать людей бряцанием оружием, пугать их макетами ракет и так далее, – покажите им другую Россию.

Юрий Коваленко: А что мы можем экспортировать в культурном плане после чемпионата? Чем мы можем всех удивить, сказать: вот вы это увидели впервые, вам понравилось, – вот берите теперь, мы можем вам это поставлять?

Тамара Шорникова: Может быть, что-то вас зацепило в городах, в которых вы побывали?

Константин Калачев: Ну я могу сказать, что некоторые иностранные болельщики, приезжая в Россию, заодно потом узнают, допустим, о существовании Владимира или еще чего-то, заодно приобщаются к нашей древней архитектуре, кто-то ходит по музеям, кто-то в первый раз слышит нашу поп- и рок-музыку и так далее. То есть в принципе сделать модным можно все, главное быть в тренде. Я думаю, даже если говорить, скажем, о прет-а-порте, о модных дизайнерах и так далее, русская тема сейчас опять вернется.

Юрий Коваленко: Ну ведь люди действительно ходили по улицам российских городов, Москва, Петербург, полным-полно российских дизайнеров, российских магазинов, российских брендов.

Константин Калачев: Да-да, и иностранцы все покупают с большим удовольствием.

Юрий Коваленко: Это фактически вирусное распространение.

Тамара Шорникова: Ну один из главных брендов, я поняла, это очевидно после встречи с иностранными болельщиками в метро: двое скандинавов шли очень уверенно, спрашивая, как будто спрашивают какое-то направление или конечный пункт, какую-то станцию метро, говорили одно слово – "borschch", то есть они хотели узнать, как им доехать туда, где это дают.

Константин Калачев: Вы знаете, что поразило больше всего журналиста "The Washington Post"? – Wi-Fi в метро. Видимо, в нью-йоркском метро нет Wi-Fi.

Юрий Коваленко: Ну нью-йоркское метро изначально и выглядит хуже, чем московское.

Константин Калачев: И еще те самые USB-коннекторы на остановках и в трамваях.

Юрий Коваленко: Зарядка.

Константин Калачев: "Боже мой, у них USB-зарядки, ой, у них Wi-Fi", – и это пишет газета, которая еще полгода назад всякие ужасы писала о России. Потому что я думаю, что "The Washington Post", "The Guardian" и прочие не испытывали какой-то особой симпатии, но они стремятся быть объективными, они показывают то, как оно есть. И надо сказать, что во всяком случае Москва точно будет очень притягательной и привлекательной, Питер и так был привлекательным и притягательным, а в Москву, я думаю, поток туристов возрастет.

Юрий Коваленко: Я думаю, что и в остальные города тоже.

Константин Калачев: Соответственно, потому что если ты приезжаешь в Москву, почему не съездить еще куда-то? Приезжаешь в Москву, почему бы дальше не съездить в Якутию или на Байкал, в Бурятию или в Иркутскую область, еще куда-то? То есть, собственно говоря, для… Вот сейчас мы говорим о повышении возраста для пенсионеров, возникает вопрос: боже мой, у нас в 40 лет работу найти нельзя, где людям работать? Сфера услуг. Туризм на самом деле может быть в этом смысле драйвером, могут быть созданы десятки, сотни тысяч рабочих мест, только если в конце концов туристы поедут в Россию.

Юрий Коваленко: Туристический заработок – это, конечно, хорошо, главное правильно и корректно составить туристический путеводитель, который будут с собой болельщики увозить, они будут приезжать по ним.

Константин Калачев: Вы знаете, что нужно для этого сделать прежде всего? Отменить визы. На самом деле сейчас люди могут приехать по облегченному варианту, а на самом деле если мы хотим, чтобы это все продолжалось, чтобы к нам ехали, нужно смягчать визовый режим. Например, в Грузию можно поехать без виз, а грузин сюда попасть не может, ему нужно получать визу. Ну ладно, хорошо, допустим, у нас были какие-то проблемы, связанные с событиями 2008 года, но европейские страны? Почему Белоруссия смогла? На самом деле там неделю можно находиться в Минске без виз, из-за этого, кстати, возникли проблемы в отношениях Белоруссии и Москвы, потому что наши официальные лица стали говорить, что Белоруссия может стать перевалочным пунктом для нежелательных иностранцев.

Я думаю, что надо смягчать визовый режим, надо приглашать гостей к нам. Собственно говоря, от того, что они здесь, всем только лучше: лучше таксистам, лучше официантам, лучше поварам, лучше гостиничным работникам, лучше нам, потому что мне нравится этот праздник на улицах. Вы знаете, как я страдал? Я смотрел матч марокканской сборной, а до этого у меня на Ярославской улице марокканцы отрабатывали эти самые варианты поддержки своей сборной, как мне их было жалко! То есть они за день до этого отрабатывали, они были такие яркие, такие красивые, такие нарядные, так все было здорово, потом они проигрывают, и я сам плакал.

Тамара Шорникова: Ну и коротко: зрителей волнует личное мнение болельщика Константина Калачева. Итак, ваш прогноз на ЧМ?

Константин Калачев: Вы знаете, если вы посмотрите мой Facebook, я писал, что я не понимаю тех болельщиков, которые критикуют нашу сборную за то, что они проигрывала контрольные матчи. Есть черная полоса, есть белая полоса.

Юрий Коваленко: Мы заслужили эту белую полосу.

Константин Калачев: Да, и то, что проигрывали тогда, даже хорошо, – упасть, чтобы подняться. Поэтому я уверен, что как минимум два матча наша сборная выиграет. Сейчас на кураже, я думаю, может выиграть и четыре, пять вряд ли. То есть, собственно говоря… Хотя если посмотреть, с Португалией справиться мы вполне в состоянии, с Испанией не знаю, с Германией... подумал бы. Но наша сборная до чемпионата занимала 70-е место в рейтинге FIFA, незаслуженно низкое, в двадцатку мы входим.

Тамара Шорникова: Ну в любом случае будем смотреть и болеть.

Константин Калачев: Да.

Юрий Коваленко: Будем надеяться.

Тамара Шорникова: Спасибо вам. У нас в студии был Константин Эдуардович Калачев, политолог, руководитель "Политической экспертной группы". Говорили о футболе и не только.

Константин Калачев: Спасибо вам!

Юрий Коваленко: Спасибо.

 

 

Список серий