• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Константин Корищенко: Климатическая уникальность Дальнего Востока – это такое же наше сокровище, как нефть, газ и уголь

Константин Корищенко: Климатическая уникальность Дальнего Востока – это такое же наше сокровище, как нефть, газ и уголь

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. В ближайшие полчаса предлагаем поговорить о том, что происходит на IV Восточном экономическом форуме. Ну вот одно из последних заявлений, последних новостей. Правительство пополнит Фонд развития Дальнего Востока еще на 8 миллиардов рублей до конца года. Об этом заявил президент Владимир Путин, выступая на пленарной сессии Восточного экономического форума, который проходит сегодня во Владивостоке.

Петр Кузнецов: Глава государства поручил властям сделать Дальний Восток «Локомотивом российской экономики». В этом регионе за 5 лет промышленное производство выросло на 22 процента. На его долю приходится больше четверти прямых иностранных инвестиций в Россию. Путин пообещал, что власти будут помогать зарубежным бизнесменам, работающим в регионе. В этом году, например, было принято несколько важных решений.

«СЮЖЕТ»

Ольга Арсланова: Ну а начался день Президента с двух встреч. С коллегой из Монголии и премьер-министром республики Корея. Лидеры говорили о развитии двусторонних отношений, а также о перспективах сотрудничества стран. Итак, ожидается, что за три дня будет заключено соглашений на рекордную сумму в три с половиной триллиона рублей. И еще несколько цифр. Форум соберет более 6000 человек из 59-ти государств, это почти втрое больше, чем три года назад, тогда мероприятие посетили свыше двух с половиной тысяч человек. Делегации прибудут из Китая, Кореи, Монголии, Японии, Великобритании, Индии, Соединенных Штатов и Франции. О самом важном, самом интересном на форуме будем говорить прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Ключевые заявления, цифры, перспективы с Константином Конрищенко, доктор экономических наук, профессор РАНХИГС, здравствуйте!

Ольга Арсланова: Добрый вечер!

Константин Корищенко: Добрый день!

Ольга Арсланова: IV Экономический, да, день! Действительно! Хотя, смотря где!

Константин Корищенко: Да!

Петр Кузнецов: Мы про Дальний Восток

Константин Корищенко: А, тогда, да, добрый вечер!

Ольга Арсланова: А кстати обращаем внимание наших зрителей, в первую очередь с Дальнего Востока, которые в основном, наверное, сейчас нас смотрят, на то, что, всегда можно позвонить в прямой эфир, задать вопрос нашему гостю, поделиться своими соображениями. Телефон, смс-потрал, сайт все для вас!

IV форум. Есть эволюция какая то этого мероприятия за четыре года?

Константин Корищенко: Ну, во-первых, мы видим, что эти форумы, ну как бы каждый последующий, проходят во все более, что называется, сложной международной обстановке. И мы видим тоже, что явно или неявно происходит смещение экономических интересов и взаимодействий, ну я не говорю уже о политических, на Восток. Ну, прежде всего Китай, наверное, Корея, там где-то тоже рядом находится Япония, не в смысле – географически, а с точки зрения так сказать, разумной сбалансированности отношений в политическом смысле. А Китай является нашим торговым партнером номер один, Корея, Япония находятся во второй пятерке. То есть, в общем-то, есть достаточно большой потенциал для развития экономических взаимоотношений. Плюс, фактически, если брать сейчас, так сказать, вес и размер заключенных контрактов и вес, так сказать, политических фигур, наверное, Дальневосточный форум начинает становиться в один ряд с, и даже, может быть в чем-то превосходить, Петербургским.

Петр Кузнецов: Потому, что он немножко в другую сторону.

Константин Корищенко: Он в другую сторону, просто если взять, скажем, Санкт-Петербургский форум середины нулевых, он был как бы таким значимым событием в наших международных политических, экономических отношениях. Вот. А после 2014-го года, наверное, надо даже больше сейчас смотреть, как развиваются дела на Дальневосточном форуме, потому, что Санкт-Петербургский носить чуть более политический характер.

Петр Кузнецов: Если точнее, вот наши приоритетные направления на Дальнем Востоке, что может в этом плане решить этот форум?

Константин Корищенко: Понимаете, вот когда мы говорим про Дальний Восток, надо мне кажется, помнить две цифры, чтобы они ярко, так сказать, подчеркивали, о чем мы говорим. Это, по-моему, тридцать семь или тридцать шесть процентов всей российской территории относится к Дальневосточному округу, и, по-моему, четыре и три десятых, если опять же не ошибаюсь, процента от всего населения. Да? То есть можете вот сопоставить. Опять же в Дальневосточный округ входят такие территории, как скажем Якутия, где есть очень мощная промышленность, там та же Камчатка, которая там активно развивается, и есть ряд других областей, которые менее экономически развиты. И самое главное, что значительная часть территории Дальнего Востока находится на таком, если так можно выразиться, географическом пути из китайцев в Европу, если так можно выразиться. Или из Азии в Европу. Дальневосточной Азии. Вот. Поэтому отсюда можно сделать вывод, что, наверное, развитие Дальнего востока с точки зрения собственной промышленности, собственных производственных мощностей, скорее всего упрется, и уже упирается, в население, которое может там работать.

Петр Кузнецов: Вот как раз вопрос – «Нам-то, что с этих форумов?!».

Константин Корищенко: А нам-то с этих форумов то, что… Есть, допустим такая маленькая страна, как Сингапур. Очень маленькая страна. И такая, в принципе там, относительно небольшая страна, даже, как Великобритания. Но они находятся не на пересечении географическом, если брать Великобританию, другая, на пересечении, в том числе и географическом и финансовом, и они достаточно большие ресурсы могут аккумулировать и зарабатывать деньги именно на том, что являются перекрестком. Являются, если хотите и, выражаясь, на жаргоне хабом. Вот поэтому Дальний Восток скорее это такой хаб, который должен, или ворота, русским языком, должен так сказать дать возможность иностранному бизнесу с Востока заходить в Россию, и в том числе и в физическом смысле, я имею в виду товарам и услугам, так и в финансовом смысле, именно как капитал. И в этом смысле создание условий и удобной логистики, та же железная дорога, о чем сегодня шла речь, тот же Северный морской путь, о чем сегодня шла речь, и различного рода льготы, связанные со свободными экономическими зонами, там, если хотите на другом жаргоне «оффшорами» и так далее, это все то, что может позволить Дальнему Востоку, во-первых, поработать на развитие всей экономики России, а с другой стороны, повысить уровень жизни в самом Дальнем Востоке. Кстати, там, в принципе, и реальные зарплаты растут и доходы населения растут, ну, по крайней мере, выше, чем в среднем по России.

Ольга Арсланова: А вот, что зрители пишут. Нижегородская область – «Когда будет доступна рыба с Дальнего Востока, когда будут строить рефрижераторы железнодорожные, когда сделают логистику в стране адекватной и снизятся цены на перелеты на Дальний Восток, тогда, возможно что-то произойдет!».

Вот давайте обратимся к заявлению Владимира Путина, который поручил властям сделать Дальний Восток «Локомотивом российской экономики». Давайте еще раз по пунктам, что для этого сейчас необходимо в первую очередь? То, что написал наш зритель, в первую очередь?

Константин Корищенко: Знаете, вот по поводу рыбы я думаю, что это наверное, при всем уважении и к рыбе и к Дальнему Востоку, это не важный пункт. Там, условно говоря, из той же Норвегии рыбу везти и легче и проще, и по вкусу не хуже.

Ольга Арсланова: Хотя конечно обидно, согласитесь.

Константин Корищенко: Нет, вы знаете, когда Вы кушаете вкусную рыбу, честное слово, ну совершенно без разницы, какой она национальности. Другой вопрос, что есть, ну условно говоря, те же автомобили, та же электроника, различного рода товары народного потребления, которые производятся в этом регионе, который близок, условно говоря, к Владивостоку. И вопрос, каким образом эти товары доставлять как в саму Россию, так и в Европу, он никуда не исчезал. Самолетом это дорого. Морскими путями это длинно, если брать южный путь. Северный, да, очень выгодно. Но там требуются инвестиции. То же самое с железными дорогами, та же Байкало-Амурская магистраль, которая еще в советский период строилась. Поэтому первое – это действительно логистика, которая позволит транспортировать грузы, и мы от этого в любом случае будем, что называется, выигрывать. Второе – это выстраивание сервисов, которые будут находиться вокруг. Это, собственно, различные транспортные компании, это компании по ремонту того же самого подвижного состава, это вообще производство, на самом деле, всего того, что необходимо для этих перевозок, которое может делаться там. Дальше, это вопросы финансов, дальше, это вопросы обучения. Скажем, допустим, Дальний Восток вполне мог бы быть центром, где будут обучаться люди, которые будут свободно владеть, там, японским или там, китайским языком. Ну вспомните 90-е, когда…

Ольга Арсланова: Образовательный центр.

Константин Корищенко: Да, образовательный центр, ну тот же остров Русский, когда в иностранные компании брали людей независимо от того, обладают огни знаниями профессиональными или нет, требование было только одно – знаете английский язык, ну вначале 90-х годов. Здесь то же самое. Поэтому, можно дальше идти по пунктам, рассматривая там, более частные вещи, но мы понимаем, что есть спрос на то, чтобы этот удобный географический центр, удобный я имею ввиду по отношению с Востоком, выполнял все необходимые функции, которые требуются, вот, извините, от портового города. Та же Голландия, небольшая страна, находящаяся совсем не в центре вселенной, очень активно развивалась именно за счет того, что она была транспортным хабом.

Петр Кузнецов: Основное настроение, вот прямо сейчас, на нашем портале это как раз пишут другие регионы, это мне кажется, нормальная реакция, когда они слышат, что у нас появляется новый центр где-то, это то, что сейчас все деньги пойдут туда,

Ольга Арсланова: И ставка основная будет сделана на Дальний Восток.

Петр Кузнецов: А про нас, про всех остальных скажем так, забудут.

Константин Корищенко: Ну, во-первых, вот те суммы, которые сейчас озвучивали, дополнительные средства, при всем уважении это совсем не все деньги. А во-вторых, понимаете, у каждого региона, если вдуматься, есть какие-то свои преимущества. И понятно, что эти преимущества можно усилить за счет федеральных средств. За счет средств бюджета. Но, наверное, самое все-таки ценное, это развитие преимуществ собственного региона за счет, что называется развития рынка внутри, построения рынка внутри, да? Ну в зависимости от того где сельское хозяйство, где промышленность, где туризм, где что-то еще. поэтому нет, я не думаю, что, да и просто не то, что не думаю, я знаю, что так сказать распределение бюджетных средств, и различного рода фондов, которые у нас есть, они не концентрируются все на Дальнем Востоке. Будет там, условно говоря, Санкт-Петербургский форум, мы услышим, как активно развивается, там, не знаю там, европейские проекты. Подписание соглашения по Каспийскому морю, да, так сказать, всю прилегающую территорию вовлекает в те инвестиции, которые придут это того же Казахстана, Ирана и Турции. И так далее. Нет, это скорее просто ситуативно вокруг Дальнего Востока сейчас такая информационная активность.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об инвестиционной привлекательности Дальнего Востока. Кому он интересен и почему?

Константин Корищенко: Ну, с очевидностью, что бы мы не говорили, по поводу того, что наш мир становится виртуальным, и все живут в интернете, все-таки никто не отменял физического перемещения людей. Мне довелось быть и во Владивостоке, и посчастливилось быть на Камчатке, и я вам должен сказать, что с моей точки зрения, я вот видел несколько красивых мест, много приходилось путешествовать, но вот в первой тройке точно находится, например, Камчатка. Например, опять же, те же японцы организуют специальные туристические поездки на Камчатку, для того, чтобы фотографировать редкие цветы. Есть специальные клубы у японцев.

Петр Кузнецов: Ну, они любят цветы, да.

Константин Корищенко: Они специально ездят и устраивают такую фотоохоту. И это, во-первых, достаточно дорогостояще, ну, с точки зрения самой логистики, и достаточно интересное, для них…

Петр Кузнецов: Эко-туризм.

Константин Корищенко: Да. И это только один из примеров, который подчеркивает, что вот эта вот географическая близость с одной стороны, а с другой стороны климатическая и, в целом, географическая уникальность, которой обладает Дальний Восток, это такое же наше сокровище, как и залежи нефти, там, газа или угля.

Петр Кузнецов: Владимир Путин, вот в связи с этим, вопрос, призвал Японию сегодня заключить мирный договор до конца года без предварительных условий. Что это значит, насколько это громкое, ключевое предложение? И чего от него ждать?

Константин Корищенко: Вы знаете, это скорее из серии политических маневров, ну, в хорошем смысле этого слова. Понятно, что неопределенный статус наших взаимоотношений с Японией, я имею в виду, мы же фактически мирного договора не заключили после второй мировой войны, она препятствует, в общем-то, нормальным взаимоотношениям. То есть, понятно, что она не препятствует поездкам, ни бизнес у и так далее, но тем не менее, мировые взаимоотношения устроены так, что они все равно базируются на каких-то фундаментальных международных соглашениях. И отсутствие мирного договора это препятствие целому ряду особенно государственного бизнеса. Плюс, это постоянная, извините за такой жаргон, политическая заноза, которая используется, кстати, не столько у нас, сколько в самой Японии, в различного рода инициативах по расширению взаимоотношений с Россией. Поэтому, я думаю, что это просто предложение, которое, ну, скажем так, подчеркивает, что нам эта тема не безразлична, я имею в виду России, и что мы хотим все-таки эту тему решить, а не оставлять ее, что называется, «подвисшим» вопросом. Я бы так трактовал.

Петр Кузнецов: ну то есть за этим не ждать прорывных инвестиционных решений, проектов?

Константин Корищенко: Нет, это политические решения, на самом деле, это, если хотите, жест доброй воли.

Ольга Арсланова: Ну, это декларация о намерениях называется.

Константин Корищенко: Да, это знаете как, когда встречаетесь с незнакомым человеком, вы показываете открытые руки, и говорите…

Петр Кузнецов: Когда хозяин принимает гостей.

Константин Корищенко: Ну, хозяин, ну в данном случае хозяин – гости здесь зависит от того, о чем мы говорим, но просто вот еще с древних времен открытые ладони всегда были признаком мирных намерений. Ну в данном случае можно считать, что это очередной жест, демонстрирующий наши мирные намерения.

Ольга Арсланова: Зритель наш из Новгородской области спрашивает – «Слышали, что подписан многомиллионный торговый договор, но не отмечается импорт иди экспорт. Что это вообще за соглашение?».

Константин Корищенко: Ну, я думаю, что конкретную структуру этих соглашений вряд ли можно предположить, что она сильно отличается от наших, я вот контрактов этих не видел, поэтому не могу конкретно по ним говорить. Но зная, каким образом устроен наш торговый баланс с тем же Китаем, с той же Японией и с той же Кореей, можно предположить ,что все-таки это в основном наше сырье, в ту сторону, и в зависимости от страны это импорт оборудования технологий, продуктов химической промышленности, там, та же Япония и Корея. И вероятность того, что есть целый ряд инвестиционных соглашений. Например, есть такая сфера, как атомная энергетика, которая является сегодня активной сферой, в которой и мы и Китай, скажем так, имеем свои собственные очень далеко идущие интересы. Скажем, тот же Китай пытается построить то ли шесть то ли восемь атомных электростанций в Великобритании, финансируя их. Понятно, что без нашего ноу-хау это делать сложно, но с другой стороны, без какого-то технологического участия Китая тоже сегодня крупные проекты сложно делать.

Петр Кузнецов: Каковы перспективы острова Русский? Потому ,что судя по заявлениям, это теперь Центр технологий. Центр передовых цифровых решений.

Константин Корищенко: Ну вы знаете, я бы сегодня по поводу цифровых решений был бы крайне осторожен, потому, что цифровые решения, в силу своей природы, они по большому счету не имеют своего географического присутствия. Да сидеть и писать эти программы, там не знаю, на острове Бали. Условно. Или на Кипре или там не знаю, на Аляске. Другое дело, что любой интеллектуальный процесс он не только связан с компьютерами и Сетями, он также и связан с людьми, которые его реализуют и соответственно, которые там, если хотите, учат и делятся знаниями. И в этом смысле любые научные центры, которые мы сейчас видим, особенно, которые возникают, они, прежде всего, борются за то, чтобы собрать у себя специалистов, в той или иной сфере. Поэтому, я предполагаю, что остров Русский может оказаться точкой, которая может собрать профессуру, ту, которая будет готова жить на Дальнем Востоке. Так же , как многие иностранцы были готовы жить в Сингапуре. Ну прежде всего в финансовом бизнесе.

Ольга Арсланова: А у нас на связи Вера, из Хабаровского края,

Вера, здравствуйте, слышите ли Вы нас?

Зрительница: Здравствуйте, я вас слушаю.

Ольга Арсланова: Добрый вечер!

Петр Кузнецов: Мы Вас слушаем!

Зрительница: Вы знаете, много раз я хотела с вами соединиться, но никак не получается, сейчас, слава богу, что получилось!

Петр Кузнецов: Здорово, да.

Зрительница: Я хотела сказать, что вот мужчина говорит, что у нас на Дальнем Востоке самые большие заработные платы по России, это - вранье с головы до ног! У нас, на Дальнем Востоке, самые низкие заработные платы. Я работаю 15 лет уже после пенсии, я получаю 15 тысяч. У меня, я должна за квартиру отдать одиннадцать с половиной. И половина населения тут у нас без работы. Рыба дорогая, все дорогое, потому, что у нас все привозное. Цены сумасшедшие, работы нету, люди не знают, куда деваться отсюда! А как по телевизору, так у нас Шпорт, в Хабаровском крае заработная плата 45 тысяч, это – вранье настоящее! Если ихнюю заработную плату сложить с нашими и разделить…

Ольга Арсланова: Понятно! У нас просто не так много времени остается.

Петр Кузнецов: Мужчина, что скажете?

Константин Корищенко: Вы знаете, вот такая параллель, я не первый раз у вас в эфире и вот такого рода звонков я слышал, на своей даже памяти несколько, а вы, думаю, значительно больше. Поэтому, здесь все-таки прорывается то, что наболело, да? в любом случае статистика, к счастью или, к сожалению, оперирует средними цифрами, она усредняет и то, что получают люди, которые зарабатывают много и то, что получают люди, которые зарабатывают мало. Это я в ответ на то, что говорит статистика, или «вот этот мужчина», и, так сказать, уважаемый зритель, зрительница. Вы знаете, Хабаровск, ну я не знаю, по каким причинам, могу догадываться, все-таки в меньшей степени, в рамках Дальневосточного региона, является центром. В силу того, что он геометрически отделен и от Японии, в каком-то смысле, и от Китая, вот если брать так, линии проводить. Плюс, мы знаем, что история с рыбой, которая сейчас у всех на слуху, она тоже, с одной стороны популярна, а с другой стороны она создает серьезнейшие проблемы. Плюс завозное продовольствие. Это большая проблема и если брать Дальний Восток, то, например, один из способов решения социальных проблем, это прежде всего нормальный разумный импорт, там, продуктов питания из того же Китая или соседней Кореи.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за Ваш комментарий. Напоминаем, у нас в студии был Константин Корищенко, доктор экономических наук, профессор РАНХИГС, обсуждали IV Дальневосточный форум, который продлится еще несколько дней. Спасибо большое!

Петр Кузнецов: Спасибо большое!

Константин Корищенко: Спасибо!

Список серий