• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Леонид Ольшанский: Все, что касается автомобиля, является очень серьезной сферой выкачивания денег из его владельца

Леонид Ольшанский: Все, что касается автомобиля, является очень серьезной сферой выкачивания денег из его владельца

Виталий Млечин: Программа «ОТРажение» в прямом эфире Общественного Телевидения России продолжается. С вами по-прежнему Тамара Шорникова и Виталий Млечин. Ближайшие полчаса мы будем беседовать с юристом Леонидом Ольшанским о том, почему поправки об отмене требования вешать знак «Шипы» на заднее стекло автомобиля так и не вступили в силу. Также поговорим об инициативе приравнять скрывшихся с места ДТП водителей к пьяным. Тема весьма актуальная, как мне кажется, поэтому присоединяйтесь, пожалуйста.

Тамара Шорникова: И не забывайте про опрос для нашего проекта «Реальные цифры». Всю неделю мы выясняем: сколько в каком регионе платят за газ. Присылайте сообщения - ещё есть время. Указывайте только ваш регион и стоимость одного кубометра газа. Завтра подведём итоги.

«Несерьезные новости»

Виталий Млечин: Собирались, но так и не отменили поправки об отмене требования вешать знак «Шипы». Так и не вступили в силу, хотя произойти это должно было ещё 1 июля. Таким образом, инспектор ГИБДД имеет полное право выписать водителю, чей автомобиль обут в шипованную резину, но при этом не оборудован пресловутым знаком, штраф в 500 руб. Как так - будет разбираться прямо сейчас вместе с вице-президентом «Движения автомобилистов России», почетным адвокатом нашей страны Леонидом Ольшанским. Леонид Дмитриевич, здравствуйте!

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте. Но прежде, чем мы начнём говорить на эту животрепещущую тему, давайте посмотрим наш видеоматериал. Мы спросили у телезрителей в разных городах: знают ли они, что знак «Шипы» не отменён?

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Много сознательных людей у нас, особенно во второй половине как-то их разместили. Действительно, это важная информация - тормозной путь, особенно в таких непростых сибирских условиях.

Виталий Млечин: Насколько это важно информация - давайте разбираться прямо сейчас. Как Вы считаете, нужен, вообще, этот знак или нет?

Леонид Ольшанский: Если истина – шипы, истина – зима, то нужен. Но мы не должны забывать: мы говорим о нашей большой стране, которая начинается в Калининграде и заканчивается во Владивостоке, и дальше на Сахалине. И у нас есть Сочи и т.д. Поэтому то, что в северных районах сейчас снег идёт, и шипы - в южных этого нет. И как это все совместить - очень трудно. Это такая формальная придирка. Да, формально с точки зрения физики. Наличие шипов - это укороченный тормозной путь, для того они и ставятся. А чтобы водитель идущей сзади машины знал, что у тебя укороченный тормозной путь, и надо поэтому ехать ещё медленнее, иначе врежешься и будешь виноват - надо знак «Шипы».

Виталий Млечин: А если водитель, который сзади едет, и у него тоже шипы – получается, что везде укороченный путь.

Леонид Ольшанский: Ты должен знать, что у того тормозной путь меньше. Это делается для тех, кто ездит и сзади и сбоку и т.д. Но понятие «Шипы» сейчас у нас стало расплывчато. Например, у нас есть такие колёса, где из самой резины, из которой сделано колесо, торчит резиновый шип. И, якобы, такое достижение конструкторов, что когда лёд - он вылазит, а когда сухо - он внутрь уходит. Поэтому все расплывчато.

Виталий Млечин: Леонид Дмитриевич, а нет ли статистики, которая показывает наглядно: какое количество аварий произошло из-за того, что не соблюдали эту дистанцию и врезались во впередиидущую машину.

Леонид Ольшанский: Немало. А ведь бывают аварии такие: один выходит из переулка, а второй едет по основной линии. А бывает, что идеальный июльский день, солнечный, и в Останкино солнечно, и две машины на пустом месте поцеловались под углом... Поэтому аварии носят самый такой характер - труднопонимаемый. Но, в первую очередь, авария зависит от эмоции водителя: чем более он холоднокровный – тем он даже по льду лучше проедет.

Тамара Шорникова: Давайте телезрителя нашего выслушаем, узнаем, насколько он позволяет себе быть эмоциональным на дороге и что хочет узнать у юриста, непосредственно.

Виталий Млечин: Евгений из Татарстана. Здравствуйте, Евгений, что вы думаете по поводу этих наклеек?

Телезритель: Я 45 лет за рулём: с 73-го года. Я хочу сказать, спросите хотя бы одного водителя, кто едет сзади, - он видит этот знак «Шипы» или не видит? Какой абсурд! Законом установлено, что должна быть установлена зимняя резина. Не зависит от того: шипованная она или не шипованная, и обязательно должен стоять знак. Кто на него смотрит? Я, например, езжу за рулём - я даже не знаю. Вот вы меня спросите: впередиидущая машина - есть у него знак шипы или нет? Просто это очередная обдираловка водителей, вот и всё.

Тамара Шорникова: Так, мнение такое. Спасибо, мнение понятно. Есть определенные правила езды на дороге.

Леонид Ольшанский: Товарищ высказал несколько точек зрения. Первая - сколь эффективен знак «Шипы»? Да, зима – это, как правило, метель, буран, его засыпает, его, ещё неизвестно, увидишь или нет, обратишь внимание, или нет. Также как есть знак «Туфелька», что это начинающий, что эта женщина начинающая. Он малоэффективен. Что это – придирка? Да. Мы ни одной фамилии не называем, поэтому мы никого не оскорбляем, но очень многие нормы носят коррупционный характер. В частности, - я думаю, мы к этому перейдём, - право инспектора ГАИ без врача предложить водителю подуть в пресловутую трубочку. Это тоже надо. У нас была точка зрения одним из руководителей нашей страны сказана. Он так сказал: «Техосмотр - это никому не нужная бумажка». Сейчас опять раздаются голоса: «Давай, вернуть техосмотр». У нас все, что касается автомобиля, является очень серьезной сферой и в хорошем смысле, и в плохом - выкачивание денег из автомобилистов.

Тамара Шорникова: Про борьбу с пьянством за рулём, настоящую и факультативную, мы поговорим чуть позже, а сейчас, все-таки, про шипы. Сейчас в каких случаях автоинспектор может остановить? Дальнейшие действия?

Леонид Ольшанский: Сначала остановить надо. Хотя, по зиме, он ещё пускай догонит. Значит, остановить. Вариант рассматриваем: остановился, пальцем потрогал - металл торчит из колеса: «О, шипы!». Обошел сзади: «О, а бумажки у тебя, трафарета нет! Ну всё, иди сюда - будем наказывать». Иди- не иди, составлять протокол. То есть, это явно вымысел и трата времени и т.д.

Виталий Млечин: Леонид Дмитриевич, вообще-то это норма существовала давно в Правилах, просто за это не штрафовали. И сознательные люди, автомобилисты, время от времени наклеивют. Например, мой брат, как всегда, наклеивал этот значок «Шипы» вне зависимости от того - был штраф или нет. Почему вдруг это все произошло, и, главное, такой спор вызвало?

Леонид Ольшанский: Отвечаю. У нас ни один кодекс не является таким лоскутном одеялом, и таким ярким и привлекательным, как Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Там есть нарушения в области строительства, экологии, таможенного дела, налоговых проблем. И ни одна глава из 35-ти не есть такое лоскутное одеяло, как 12-я Автомобильная. Если вы посмотрите - в Думу приходят инициативы отовсюду, в первую очередь. по 12-й главе. У нас по Конституции - кто может внести поправки в кодекс? Президент, парламент, правительство, а также Законодательные собрания краев и областей. Так вот, из различных краев и областей сыпятся поправки. Ни одной поправки нет, чтобы уменьшить санкции, изъять - только усилить. И только благодаря усилиям двух комитетов Госдумы: по законодательству во главе с Павлом Крашенинниковым, и по социальной политике во главе с Ярославом Ниловым, удается как-то сдерживать непрекращающийся поток, и этот поток систематизировать и ввести в нормальное русло. Это наше счастье, что у нас Комитет по госстроительству отклонил проект нового «кирпича», нового Кодекса об административных правонарушениях. Мы бы сутки сидели в студии и не успели бы рассказать нашим зрителям - какие драконовские поправки.

Виталий Млечин: Давайте узнаем, что думает Владимир из Удмуртии. Владимир, здравствуйте, вы в эфире.

Телезритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ваше мнение.

Телезритель: Я из Удмуртии, посёлок Игра у нас есть, северный район. У меня такое мнение: вот если зима, водитель должен иметь шипы. Если я водитель, еду за какой-то машиной и вижу это расстояние, соблюдаю. Я знаю, что он едет с шипами или всесезонкой. Почему обязательно нужно приобретать эти шипы?

Виталий Млечин: Так в том-то и дело, что не обязательно иметь шипы. Есть зимняя нешипованная резина.

Телезритель: Я имею ввиду - знак «Шипы».

Виталий Млечин: Ну что, вопрос понятен.

Леонид Ольшанский: Моё мнение такое. И детское кресло, и ремень, которым можно пристегнуться, и шипы, и, например, сейчас есть приборы ночного видения, приборы которые антиослепляют – антиослепители, - это все должно быть предметом убеждения водителя. У меня, например, на машине так вообще... Но это моё убеждение. Я покупаю шипованные колеса, плюс я еду в специальную мастерскую и добиваюсь, чтобы было больше шипов, чтобы ещё прочнее держался на льду. Хотя это тоже полемика: много, мало. Это должно быть темой убеждения. А многие говорят так: «Я живу в Москве, я живу в Санкт-Петербурге, хорошо чистят, поливают специальным раствором. Хороший, плохой химический состав - это отдельная тема. Лёд, снег превращаются в жидкость, в воду, в смесь воды и ещё чего-то. У меня хороший протектор, мне шипы не нужны, отдельная тема». Поэтому нам нужно Кодекс чистить, чистить и чистить.

Тамара Шорникова: Чтобы эту тему подытожить, буквально две смс. Хабаровский край: «Повесил два знака на микрогрузовик: на задний борт слева и справа. Они мне не мешают и летом». И Татарстан, неожиданный угол зрения на проблему: чем может быть опасно. «Люди, которые ходили, сдирали друзьям и знакомым отмененный знак, теперь могут быть побиты».

Леонид Ольшанский: Ну, побиты - это категория не юридическая, но...

Виталий Млечин: Давайте попробуем разобраться: почему обещали? Обещали же в ГИБДД, заявили, что не нужен этот знак, и обещали отменить к 1-му июля, и взяли и не отменили. И, самое главное, никому об этом не рассказали - это уже случайно выяснилось.

Леонид Ольшанский: ГИБДД - это одно из Управлений, или Департамент, что синонимы, Министерства внутренних дел. У нас при советской власти поправки вносились приказом министра внутренних дел. Новая Конституция сказала: «Этого быть не может!». Поправки в Кодекс - только через парламент, а поправки в Правила дорожного движения - только через Белый дом, через Правительство России. Они могут предлагать, представлять документы, ходатайствовать - но последнее слово не за ними.

Виталий Млечин: Кстати, мы попытались в ГИБДД получить комментарии - почему это всё-таки произошло, но, к сожалению, нам никто ничего на эту тему не рассказал. Во время стрит-ока я заметил, одна дама сказала: «Я прилепила этот знак «Шипы» и езжу теперь круглый год с ним». Получается - это же тоже дезинформация? Она же в какой-то момент снимет эту шипованную резину?

Леонид Ольшанский: А у нас нет наказания за наличие знака. Кстати, продолжая тему ещё хочу сказать: у нас нет наказания за наличие на лобовом стекле пропуска, чтоб все знали. Госдума, Совет Федерации, Центр дальней космической связи... Пропуск - это принадлежность к организации, он никаких прав не дает, и поэтому к нему привязываться никто не имеет права. «Это не ваш вопрос, господин, ваш вопрос – права, техпаспорт, прочее, а это - на нашу стоянку у нашего министерства, давай...».

Тамара Шорникова: Мало остается времени, пора приступать ко второму пункту.

Виталий Млечин: Вот какой вопрос мы хотели ещё один обсудить. МВД разработало законопроект, который приравнивает тех водителей, которые скрылись с места ДТП, к пьяным. Мы сейчас вам покажем, что предлагается. Если этот законопроект примут, то тем, кто покинул место ДТП, будет грозить до четырёх лет лишения свободы, если в аварии есть пострадавшие с тяжёлыми травмами; если погибшие - от четырёх до девяти лет лишения свободы. Нынешняя редакции Уголовного Кодекса предполагает до двух лет лишения свободы, и от трёх до семи лет соответственно. То есть, такие ужесточения. А почему это делается, и насколько это своевременно?

Леонид Ольшанский: Во-первых, это делается потому, что очень много случаев, что сбил кого-то, а через два-три дня пришел. Это у него такой адвокат. Я бы так не посоветовал. Термин – «произойдёт естественное вытрезвление», и тогда он уйдёт от ответственности. Фундамент надо рассказать, а то нас зрители не поймут. У нас Государственная Дума несколько лет назад в очередной раз усилила ответственность. Если раньше было пару лет затяжки последствия: руку сломал, ногу сломал кому-то... Сказали: если тяжкие последствия, но ты был пьян - то до пяти лет. Если один труп - было до пяти. Там сказано: один труп, но водитель трезвый - до пяти лет лишения свободы; если пьяный - до семи. Два и более трупов, - влетел в автобусную остановку, - раньше было до семи, теперь, пьяный - до девяти. Значит, нашли брешь. Как только это ввели - люди стали в массовом порядке покидать место ДТП, боясь, что его обвинят пьяным. По моему убеждению, такое предложение противоречит статье 19 Конституции «Все равны перед законом». Независимо от, - там длинный столбик, - социального, материального положения, мужчина, женщина, рода занятий, национальности, отношения к религии, рода занятий, подчёркиваю. Значит, получается так: воришка вскрыл дверь квартиры, офиса, что-то украл - он же не ждёт милиции. Нам же смешно сказать - почему воришка не остался ждать? Для чего тогда красть? Киллер, ещё более тяжкое деяние - сел на крышу, прицелился: бух. Мы же видели в кино: быстро собрал винтовочку, а то и винтовочку бросает. У нас нет статьи, что покидание место убийства - есть отягчающее обстоятельство. Значит, из толщенного нашего и горячо любимого Уголовного Кодекса, только одна статья ДТП - вводится отягчающее обстоятельство, усиленная ответственность: покинул. Все равно будут покидать, потому что, если вы прохожий, например, то вы можете в лучшем случае заметить, что жёлтая или красная, или чёрная машина, вот такая какая-то, с номером таким-то, ещё весь номер не запомните.

Виталий Млечин: Есть же камеры.

Леонид Ольшанский: Значит, в итоге будет первая строчка какая? Машина с таким-то номером, по всей вероятности, сбила пешехода, или в другую машину – всё. А дальше -борьба умов, борьба разведок. Да кто за рулём, туда-сюда... Короче, при опытом адвокате: «Ничего говорить не буду, где мой сын - не знаю, где мой внук - не знаю, не знаю, не знаю. Ордер на обыск есть? Нет. Иди отсюда, давай, давай». Поэтому, эта статья, которая будет мало работать, но неприятности она принесёт.

Виталий Млечин: Но бороться надо всё-таки с пьянством за рулём?

Тамара Шорникова: И опять же - почему покинул, если не было повода?

Леонид Ольшанский: Минуточку. Во-первых, это колоссальный стресс, даже когда трезвый. Во-вторых, люди очень боятся, что даже если он трезвый - сделают его пьяным. А потом, каждый человек - это сложные проблемы криминологии, науки о мозгах.

Виталий Млечин: То есть, все-равно это будет происходить?

Леонид Ольшанский: Да, когда ты покидаешь место инцидента, у тебя есть шанс. Плюс, как работают органы? Если вы заявляете, - ну, не Вы, - Иванова, Петрова заявляет: «Меня обокрали, меня изнасиловали, у меня угнали...», и есть все три слагаемые – заявитель, он же, в скобочках, потерпевший, побитая машина или сломанная дверь, или вскрытая - тогда они дело открывают, если одного из слагаемых нет – они дело закрывают.

Тамара Шорникова: Спасибо большое! О нововведениях и о том, вернее, что думали, что будет новое, на самом деле хорошо забытое старое...

Виталий Млечин: Да, хорошо забытое многими старое. Вице-президент «Движения автомобилистов России», почётный адвокат России Леонид Ольшанский.
Спасибо Вам большое!

Тамара Шорникова: Спасибо!

Леонид Ольшанский: Пожалуйста.

Об ответственности автомобилистов
Список серий