• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Людмила Иванова-Швец и Ренат Каримов — об упрощении процедуры получения гражданства для квалифицированных специалистов

Людмила Иванова-Швец и Ренат Каримов — об упрощении процедуры получения гражданства для квалифицированных специалистов

Оксана Галькевич: Упростить процедуру получения гражданства поручил президент Путин, но не всем желающим, а именно квалифицированным специалистам упростить. А это кто такой, высококвалифицированный специалист? Это человек не только исключительных знаний, но и человек с высокой зарплатой.

Виталий Млечин: Естественно. Например, согласно Федеральному закону "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", сотрудники особых экономических зон должны получать не менее 58.5 тысяч рублей в месяц, а преподаватели и научные сотрудники из-за рубежа не менее 83.5 тысяч. Иностранные специалисты других профилей, которые считаются высококвалифицированными, зарабатывают более 165 тысяч рублей в месяц. Так что хорошо быть высококвалифицированным.

Оксана Галькевич: Это правда. А много ли вообще желающих? По каким, может быть, моментам мы можем об этом судить? То есть тех, кто уже оформил разрешение на работу, подпадая под вот это вот определение высококвалифицированной рабочей силы. Ну смотрите, с 2012 по 2017-е гг. число оформленных разрешений на работу для иностранных высококвалифицированных специалистов выросло на 124%. А почему на 124%? – потому что было около 12 тысяч желающих, а стало 26.5 тысяч. К этой категории относятся, как сказал уже Виталий, преподаватели, научные работники, а также управленцы, то есть менеджеры, топ-менеджеры, программисты и другие, другие, другие.

Виталий Млечин: Рост числа квалифицированных кадров, желающих работать в России, радует экспертов: по их мнению, это говорит об улучшении экономической ситуации и интересе интересного бизнеса к нашей стране.

Оксана Галькевич: Так ли это? Нужно ли упрощать этим людям получение российского паспорта? Мы спросим сейчас у нашего эксперта: в студии программы "Отражение" сегодня Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами РЭУ имени Г.В. Плеханова. Людмила Николаевна, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Людмила Иванова-Швец: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Первый вопрос, соответственно: число желающих работать, возможно, потенциально остаться здесь жить и работать, растет, – значит, и экономика у нас действительно растет? Это правда такая взаимозависимость?

Людмила Иванова-Швец: Ну экономика на самом деле растет не такими быстрыми темпами, как хотелось, но в последнее время все-таки присутствует дефицит высококвалифицированных кадров. Во-вторых, это очень такая быстрая интеграция нашего бизнеса с европейским бизнесом, с китайским бизнесом, например, и это тоже способствует…

Оксана Галькевич: Это наша открытость на самом деле, да?

Людмила Иванова-Швец: Да, это как раз тенденция к тому, что мы становимся более открытыми. Но, конечно, на наш взгляд, растет все-таки не такими быстрыми темпами, как хотелось бы.

Оксана Галькевич: А вот та задача, тот момент, который отмечают эксперты, они говорят, что это поможет решить проблему кадрового голода, если мы упростим максимально возможность получения российского паспорта, – насколько нужно упрощать, чтобы эту проблему решить?

Людмила Иванова-Швец: Упрощать, наверное, надо, потому что все-таки сложно у нас получить гражданство. Мне кажется, мы даже упустили тот момент, когда можно было бы сделать все более лояльно в послеперестроечное время, потому что было достаточно много желающих высококвалифицированных специалистов, у которых была такая тесная связь с Россией, могли бы..

Оксана Галькевич: В том числе из бывших союзных республик.

Людмила Иванова-Швец: Да, мы именно о них и говорим. Можно было бы, конечно, сюда их привлечь, за это время они бы уже остались, ассимилировались, наверное, был бы только плюс. Но мне кажется, мы это время упустили, потому что достаточно сложная все-таки процедура, длительная, с преградами. И сейчас если упростят, это, конечно, будет существенный плюс. Но мне кажется, все, кто хотел, те уже, большинство, приехали или во всяком случае уехали в другие страны, и сейчас поток все равно замедлится, все равно.

Виталий Млечин: Давайте обратимся к нашим зрителям, запустим голосование: "Упростить получение гражданства – "да" или "нет"? Пишите нам, пожалуйста, SMS-сообщения.

И вот в самом начале нашего обсуждения пришла SMS, которую я очень ждал, она следующего содержания: "Зачем нужны иностранные специалисты, если свои без работы?" Давайте ответим на этот вопрос.

Людмила Иванова-Швец: Отвечу. Свои без работы, наверное, по другим причинам. Во всяком случае есть сферы, в которых, конечно, привлечение иностранных специалистов поможет нашей экономике, но опять же на очень незначительный процент, вся надежда, конечно, на наших специалистов. Но все-таки в чем проблема? Есть дефицит, конечно, в определенных отраслях, он присутствует. Иностранные специалисты, даже если мы их очень активно будем привлекать, не спасут эту ситуацию, все-таки нужно эту ситуацию разруливать внутри страны. А кивать, что приедут иностранцы, это будет конкуренция, может быть, отчасти да, все-таки она приведет к тому, что рынок труда немножко изменится с точки зрения спроса и предложения.

Но вместе с тем все-таки очень многие наши граждане, которые говорят о том, что иностранная рабочая сила способствует тому, что свои не смогут найти работу, это только, мне кажется, разговоры. Потому что есть причины, по которым… Например, у нас очень низкая мобильность. Все те, кто приезжают, как раз люди с достаточно высокой мобильностью, они активны, они ищут, они лучше строят карьеру, больше могут зарабатывать. Наши, которые боятся сдвинуться с места, боятся выехать и поискать работу, если нет в этом регионе, в другом регионе… Понятно, что есть масса причин. Я тут смотрела даже вашу передачу, как-то просматривала вас, был эксперт, который говорил, предлагал своему коллеге поучаствовать в избирательной кампании за большую сумму, он жаловался, что у него зарплата маленькая, а тот говорит: "Нет-нет, у меня семья, дети, я никуда не поеду, я буду сидеть на эту маленькую зарплату".

Оксана Галькевич: То есть денег нет, но я не поеду.

Людмила Иванова-Швец: Да. Мне кажется, тут проблема еще вот этой мобильности, менталитета нашего, это влияет.

Оксана Галькевич: Людмила Николаевна, простите, что перебила, – а можно ли предполагать, что, допустим, вот это предложение Путина упростить процедуру получения гражданства для высококвалифицированных кадров является только первым шагом? У нас ведь постоянно говорят, что у нас не только квалифицированных кадров не хватает, у нас вообще не хватает людей в стране, у нас с демографией большие проблемы, провалы по этой части огромные, впереди нас ждут еще большие ямы. Может быть, стоит говорить о том, что нужно упрощать получение гражданства для более широких слоев? Поэтому, собственно, мы так и сформировали голосование, напомню слова Виталия. Много нормальных людей хотят к нам приехать, но пройти все эти круги ада…

Людмила Иванова-Швец: Наверное, да, начинать все-таки нужно с тех специалистов, которые востребованы в экономике, здесь нужен разумный подход, потому что у нас действительно дефицит тех же айтишников, действительно вакансий много; фармацевтика, сельское хозяйство, аграрный сектор, там вообще, мне кажется…

Оксана Галькевич: Нам нужны и руки, и головы.

Людмила Иванова-Швец: Да-да, есть категории, когда ищут на самом деле в аграрный сектор в регионах и находят, как мне вот рассказывали, где-нибудь в Африке специалиста, а там требуется, например, агроном со знанием английского языка.

Оксана Галькевич: Всего-то.

Людмила Иванова-Швец: Да, всего-то, но тем не менее у нас действительно… И привлекать, конечно, таких специалистов очень важно. Для всех остальных открывать насколько? Конечно, если мы хотим сделать рывок в нашей экономике, то тех рабочих рук, которые есть у нас сейчас, не хватает, открывать надо.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Анну из Москвы. Анна, здравствуйте, вы в эфире.

Оксана Галькевич: Зато у нас звонков хватает.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Виталий Млечин: Да, говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Зритель: Я вот как раз из более широких слоев общества. У меня муж иностранец, но не высококвалифицированный специалист. Мы пытались пройти первую ступень, то есть получение разрешения на временное проживание. Все бы ничего, но с 2015 года нужно получать сертификат о знании русского языка, истории России и основ законодательства. Это нереально, хочу я вам сказать, там было 100 вопросов из разряда "в каком году была Куликовская битва?", "когда был построен Успенский собор в Кремле?" – в общем, какие-то такие вопросы, которые, наверное, и наши соотечественники не все сразу ответят. Поэтому он может общаться… Ко мне вышел потом специалист, сказала, что он понимает, он разговаривает, он может прочитать, ответить на вопросы, но вот нам нужно подтянуть с ним… Вопрос, как?

Если учиться в России, опять же он должен сюда приехать, в институте какие-то курсы, это все длительное время, значит, он там должен уволиться. Здесь у нас виза для иностранцев только на 3 месяца, дальше никак, и несмотря на то, что мы в браке, никаких послаблений нет. Поэтому, честно говоря, тупиково: человек хочет приехать, мы в браке, что самое интересное. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы обратили внимание на упрощение не только для высококвалифицированных специалистов, это, понятно, важно… Но честно мне кажется, что, наверное, мужу проще уже освоить какую-то профессию из этого списка, чем сдать вот этот сертификат на русский язык.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Анна.

Виталий Млечин: Спасибо, что позвонили. Интересная история.

Оксана Галькевич: Видите, сколько каких-то очень странных несоответствий. С одной стороны, от тебя требуют, чтобы ты знал русский язык, соответственно, запишись на курсы, которые 6 месяцев продолжаются, с другой стороны, закон тебе разрешает пребывать на территории Российской Федерации не больше 3-х. Как это устранить? Неужели это так сложно, разобраться, где нестыковки?

Людмила Иванова-Швец: Ну вот это как раз барьеры.

Оксана Галькевич: Не относиться к людям, как… Не буду говорить грубое слово.

Людмила Иванова-Швец: Это вот как раз и есть устранение таких барьеров, когда сделать возможно максимально комфортным вот этот вот процесс адаптации, включения в ту же культуру. Потому что на курсы… Мы возьмем любую западную страну, там ведь тоже человек, который хотел бы остаться в этой стране, должен посещать курсы, должен изучать язык, ему платят пособия, он должен отмечаться, но от него не требуют через 3 месяца выезжать и въезжать.

Оксана Галькевич: Въезжать-выезжать, въезжать-выезжать.

Людмила Иванова-Швец: Да, потому что… Тем более если семья, все-таки это существенный плюс к тому, что не надо без конца перемещаться. Можно эти барьеры убрать, наверное, по этому пути и надо идти.

Оксана Галькевич: Давайте подключим сейчас к нашей беседе еще одного собеседника – Ренат Каримов, председатель Профсоюза трудящихся мигрантов, сейчас с нами на связи. Ренат, здравствуйте.

Ренат Каримов: Добрый день.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ренат Исмагилович, здравствуйте. Скажите, мы вот заговорили о получении гражданства тех людей, которые довольно много времени здесь проводят в нашей стране, но им приходится проходить какие-то круги ада. Вот о каких-то нестыковках и несовершенствах этой системы что вы можете рассказать? Я думаю, что вы очень много знаете на собственном опыте, на опыте тех людей, с которыми вы…

Ренат Каримов: Ну в наш профсоюз обращаются люди, бывшие советские люди, которые закончили советскую школу или как минимум дети этих людей, которые много работали…

Оксана Галькевич: То есть, как говорится, культурный код у нас общий, да? Они наверняка хорошо говорят на русском языке, все прекрасно понимают?

Ренат Каримов: Да, абсолютно общий культурный код, общая история, общие радости и общее горе. Но закон таков, что, например, этнический русский откуда-нибудь из украинского города или из казахстанского города, где испокон веков жили русские люди, он не может попасть под ту или иную программу, потому что ни он, ни его родственники не родились в границах Российской империи, в границах Российской Федерации, в рамках Российской империи или в рамках Советского Союза на территории РСФСР. Это очень сужает базу тех, кто может претендовать на получение гражданства. А среди тех, кто остается за бортом, очень много людей, в которых Российская Федерация нуждается.

Оксана Галькевич: Ренат Исмагилович, ну вот по вашему опыту, допустим, из 100% тех людей, которые к вам обращаются с вопросами, за консультацией по поводу оформления гражданства, вы скольких потом видите людей, которые довели это дело до победного конца, до паспорта?

Ренат Каримов: Гражданами сколько становятся? Не так много. Но нужно иметь в виду, что в принципе не каждый из них потом и придет и скажет, что он стал гражданином, и так далее. Но они нам рассказывают в принципе о большой бюрократии, которая как минимум в Москве, в Московской области, потому что за другие районы нам сложно сказать, у нас нет оттуда информации, о большой бюрократии и волоките, которая в столичном регионе на разных этапах получения гражданства: на получении разрешения на временное проживание, вид на жительство. Когда нужно подавать заявление, заявления, вы знаете, составлены так, что невозможно не ошибиться, заполнить так, что не понравится инспектору, и он разворачивает тебя, ты снова вынужден будешь идти получать талончик пресловутый, опять очереди, опять снова идти с этим исправлением, а на второй странице выяснится еще одно исправление. То есть никто не берется просмотреть все заявление и указать все ошибки, понимаете?

Оксана Галькевич: Это еще, собственно, культура, сервис, это культура взаимодействия тоже.

Ренат Каримов: Ну с культурой у нас всегда было сложно, но у нас еще складывается впечатление, что это какое-то негласное указание тормозить, не пускать, задерживать. Вот сейчас президент высказался, чтобы упростить механизм получения гражданства для такого рода людей, которые близки по духу, знают русский язык. Будем надеяться, что это, может быть, подвинет чуть-чуть дело с мертвой точки.

Оксана Галькевич: Ренат Исмагилович, последний вопрос, если можно, коротко: а по продолжительности насколько это долгий процесс в среднем? Вот взялся человек за оформление документов, сколько лет он может на это потратить?

Ренат Каримов: Это в любом случае не месяцы, а годы.

Оксана Галькевич: Годы. Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Оксана Галькевич: На связи с нами был Ренат Исмагилович Каримов, председатель Профсоюза трудящихся мигрантов.

Виталий Млечин: То есть, с одной стороны, нам нужны высококвалифицированные специалисты, с другой стороны, даже бывших сограждан не всегда мы принимаем к себе. Это вот отчего происходит? Нескоординированность, нет единой политики по отношению к бывшим согражданам? Что не так?

Людмила Иванова-Швец: Мне кажется, что когда вот хлынул вот этот вот поток граждан, нужно было тогда разрабатывать какую-то систему продумывать стратегически правильно, чтобы это было просто…

Оксана Галькевич: Но тогда этого не было сделано, мы уже сказали об этом.

Людмила Иванова-Швец: Да, тогда это было упущено, а сейчас все-таки нужно очень кардинально, мне кажется, пересматривать вот эти все барьеры. Потому что то, что сказал Каримов, это действительно годы, это 2-3 года длится.

Оксана Галькевич: Хорошо еще 2-3, по 10-15 лет.

Виталий Млечин: Вот такое отношение еще тоже к человеку.

Людмила Иванова-Швец: Да, есть и такие примеры.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем нашу телезрительницу из Орла. Ольга, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вчера только думали на эту тему об упрощении получения гражданства. Мы считаем, что в короткие сроки должны получать гражданство те, у кого папа или мама русские, они оказались за пределами России, и люди, которые родились в России, как, например, мой брат, он здесь родился, учился, так получилось, что живет сейчас на Украине. Человек русский, папа-мама русские, эти люди вообще должны просто очень быстро получать гражданство. Конечно, не годы, пусть месяц, просто по предоставлению свидетельства о рождении, к примеру, все русские.

Виталий Млечин: Логично.

Оксана Галькевич: А другие многочисленные национальности нашей страны?

Зритель: А другим многочисленным национальностям будут получать больше.

Оксана Галькевич: Тоже коренные, кстати.

Зритель: Со знанием русского языка, с экзаменами и прочими. А исконно русские люди, у которых русские родители, которые родились в России, так оказалось, все в Советском Союзе жили, должны получать просто вне конкурса, очень быстро.

Оксана Галькевич: Да, понятно, Ольга. Вот такая точка зрения нашей телезрительницы, хотя немножко спорная, у нас много других коренных народов, они тоже могут задать вопрос, почему мои родители тоже здесь родились, а я не имею права на приоритетное получение.

Вы знаете, я вот еще что хотела спросить: может быть, эта тема с упрощением получения гражданства не форсируется, скажем так, для пересмотра кардинального этой системы, устранения вот этих глупых, странных совершенно барьеров мешает еще и некий какой-то общественный, но подспудно ощущаемый настрой? Я просто смотрю за нашим голосованием, там, в общем, большая часть…

Людмила Иванова-Швец: Против?

Оксана Галькевич: …не очень была бы рада. Я не буду сейчас называть, в каком это раскладе, но большая часть. Люди против, люди не хотят, чтобы упрощали получение.

Людмила Иванова-Швец: Но почему против? Вы знаете, в свое время была очень интересная статья, это уже очень давно было, мне кажется, лет 10 назад, про миграцию китайцев в приграничные как раз территории. Изначально, может быть, кто-то слышит и сейчас проголосует, отзвонится как-то и скажет, население было категорически против. Но они очень хорошо ассимилировались, это люди спокойные, они не ведут антисоциальный образ жизни, они стараются зарабатывать, они создали там свою газету, свою общину, для того чтобы помогать друг другу. Они настолько привыкли, что относиться к ним стали совершенно по-другому, потому что это люди, которые готовы здесь жить, работать, готовы привнести что-то в эту страну.

Поэтому, мне кажется, очень многие так относятся, имея некое поверхностное впечатление об этом. Ведь если посмотреть… Ну да, был, конечно, негативный опыт 1990-х гг., когда количество всяких нарушений, уголовных дел, была определенная такая статистика, тенденция, где больше. Но сейчас если посмотреть, даже если считают, что преступность растет. Преступность одинакова, просто бывают критические ситуации, действительно когда человек бьется и не может получить гражданство, ему негде жить, он не может уехать…

Оксана Галькевич: И такое часто бывает.

Людмила Иванова-Швец: Да, он попадает в какую-то категорию нарушителей.

Оксана Галькевич: Людмила Николаевна, может быть, еще вопрос в том, как мы относимся к людям иностранного, так скажем, чужеземного происхождения? Может быть, с ними надо не бороться, а именно помогать ассимилироваться, все-таки разбираться с нашим языком, нашей историей?

Людмила Иванова-Швец: Конечно.

Оксана Галькевич: А не бороться? Мы же постоянно боремся с нелегальными мигрантами, под это дело попадают и легальные мигранты, и все прочие, которые приходят с документами в вот эти вот УФМС, в эти службы миграционные.

Людмила Иванова-Швец: Да, которые их в микроскоп рассматривают.

Оксана Галькевич: Да, и мы с ними боремся постоянно.

Людмила Иванова-Швец: Нет, понятно, что проверять нужно, даже когда звонили и говорили, что автоматом, – нет, естественно, нужно упростить, но все равно проверки какие-то должны быть. Но тем не менее не бороться, а помогать и относиться по-другому.

Оксана Галькевич: Надежда из Мурманска, побеседуем. Надежда, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день. Я из Мурманска. Я, например, против упрощения получения гражданства. Это сейчас что же будет за такой бум? Все в Россию поедут, кто попало.

Оксана Галькевич: Ну почему кто попало? И хорошие люди поедут, Надежда. У нас хорошая страна, мы же любим гостей – приезжайте, welcome!

Зритель: У нас страна хорошая. Пример какой сейчас в Евросоюзе? Туда едут все, кому попало. Зачем? У нас и так преступности хватает, у нас и так засилье непонятно каких национальностей. Зачем нам это нужно вообще? У нас русские…

Виталий Млечин: Скажите, пожалуйста, конкретно у вас в Мурманской области действительно очень много непонятных национальностей?

Зритель: Да, да!

Виталий Млечин: Все ясно.

Людмила Иванова-Швец: Но они чем-то же заняты.

Зритель: У нас много непонятных национальностей. И зачем им гражданство, зачем? Почему они здесь у нас, значит, располагаются в Мурманске, торгуют непонятно чем? Почему они у себя в стране не торгуют?

Оксана Галькевич: Наверное, непонятно, ведь должна полиция с этим разбираться. Спасибо, Надежда. Видите, вот такой настрой. Кстати говоря, радикально…

Людмила Иванова-Швец: У многих такой настрой, у многих.

Оксана Галькевич: Удивительное дело, но он радикально отличается, например, от того, что я слышала от американцев, которые очень часто людям, которые подают на гражданство или просто приехали в их страну поработать, они им говорят: "Слушай, классно, что ты к нам приехал, так здорово. Ты собираешься домой? Оставайся, у нас отличная страна, ты здорово здесь пригодишься, тебе будет хорошо и нам будет хорошо".

Людмила Иванова-Швец: Да, они борются с нелегальными мигрантами, с теми же мексиканцами.

Оксана Галькевич: Естественно, конечно, если нет документов, get out…

Людмила Иванова-Швец: Но тем не менее все равно они приглашают. Нет вообще понятия, ты американец, ирландец, мексиканец – американец, все американцы. У нас тоже так же, все россияне.

Оксана Галькевич: Подведем итоги.

Виталий Млечин: Когда такой настрой, конечно, если ждать, что приедут одни негодяи, тогда да, конечно, сложно с этим бороться каким-то образом.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы мы здесь все оставались хорошие люди.

Давайте подведем итоги. Мы, уважаемые телезрители, спрашивали вас, нужно ли упрощать получение гражданства в нашей стране "нормальным" людям. Так вот смотрите, какой получился расклад: за упрощение 23% людей, возможно, среди них есть те, кто уже лиха хлебнул, попытавшись это сделать, не согласны, против 77%. Вот так вот, Людмила Николаевна.

Людмила Иванова-Швец: Понятно.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. В студии программы "Отражение" была Людмила Николаевна Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Людмила Иванова-Швец: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо. Мы скоро вернемся.

Список серий