• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Марина Шутова: Медсестра может выбрать себе эту профессию на всю жизнь, а медбрат – это всегда переходный период

Марина Шутова: Медсестра может выбрать себе эту профессию на всю жизнь, а медбрат – это всегда переходный период

Марина Калинина: Ну что, прямо сейчас наша постоянная рубрика «Профессии». Сегодня поговорим о профессии медсестры. У нас в гостях Марина Викторовна Шутова, медсестра онкологического Центра имени Блохина. Старшая медсестра.

Александр Денисов: Старшая медсестра, как мы только что выяснили!

Марина Калинина: Да, это только что мы выяснили, так что Вы, повысим Вас!

Марина Шутова: Здравствуйте!

Марина Калинина: Марина, расскажите, вообще, почему Вы решили стать медсестрой? Ведь как говорится, ну, многие считают, что медсестра – это такой промежуточный вариант, потом – врач. Вы остановились на этом и…

Александр Денисов: Недооценивают вас, недооценивают!

Марина Калинина: И Вы, как Вы нам сейчас сказали до эфира, что Вы уже больше, чем 30 лет работаете медсестрой.

Марина Шутова: Да, да. Так и есть!

Марина Калинина: Почему вот такое решение было принято?

Марина Шутова: Ну, наверное, это осмысленное решение, еще со школы я хотела стать врачом, не поступила и остановилась на медицинской деятельности, все равно в медицине, все равно я медсестра, все равно я рядом с пациентами. Рядом с врачами. И, соответственно, это мое желание, мое, моя работа!

Александр Денисов: То есть, увлекло Вас это?

Марина Шутова: Да, безусловно!

Александр Денисов: А что увлекло?

Марина Шутова: Ну, все! Помощь людям, прежде всего! Потому, что, ну, мы настолько близко, к той боли, а тем более того заведения, в котором мы работаем, где страшно, больно. И хочется этим людям облегчить эту их проблемы, вот.

Александр Денисов: Работа тяжелая!

Марина Калинина: Ну, вот давайте посмотрим, где Вы работаете, и как Вы работаете. У нас есть небольшой сюжет о Вас. А потом продолжим говорить в студии.

«СЮЖЕТ»

Александр Денисов: Ну, я вот обратил внимание, когда делали, как это называется?

Марина Калинина: Гастроскопия.

Александр Денисов: Гастроскопию, то пациент, действительно мне кажется, что Вы успокоили его. Уверенно, спокойно.

Марина Шутова: Ну, потому, что это – основная наша задача. Потому, что пациенты, во-первых, очень много как бы предвзятого отношения, что мы очень часто слышим – «глотать трубку, шланг, лампочку»! И так далее. На самом деле, это очень сложная техника, и выполнение данной процедуры зависит от спокойствия пациента. Вот. Поэтому нужен, человек должен дышать нормально носом и при этом дать возможность врачу пройти безболезненно все отделы желудочно-кишечного тракта.

Александр Денисов: А Вы свою как профессию оцениваете? Сложную? Вот, трудно стать профессионалом?

Марина Калинина: У меня был вопрос такой, что самое сложное в Вашей профессии. Вот как Вы считаете? Вот то, чем Вы занимаетесь?

Марина Шутова: Самое сложное – это психологический аспект. Потому, что мы все люди разные. И специалисты и пациенты. И надо найти тот, те точки соприкосновения, которые помогут раскрепоститься и пациенту и врачу понять пациента лучше.

Марина Калинина: Ну, смотрите, вот онкологическая больница – это совсем другое. Это нечто такое, что, когда там оказывается человек, он оказывается между жизнью и смертью порой.

Марина Шутова: Да, и наша задача…

Марина Калинина: Когда человек приходит просто на обследование, ему говорят, Вы знаете, а у Вас вот онкология! И человек понимает, что он уже как-то оказался одной ногой по ту сторону, и от него, ну, мало что зависит. Вот как в этой ситуации? То есть, такая специфическая немножко сфера, специфические люди.

Марина Шутова: Ну, понимаете, вот это то и важно, дать человеку надежду на лечение. То есть, объяснить вот эту ситуацию, что, да, сложное лечение, но дать ему понять, что мы вместе с ним, мы рядом, мы поможем всегда и во всем. То есть, вот, ну, чтобы у человека появилась надежда. Это – самое главное. Поэтому мы, когда видим, когда пациент пролечен, и приходят к нам, мы очень рады этим. Потому, что это наше, даже многим пациентам мы говорим, что Ваше здоровье – наше настроение! Поэтому мы всегда вот нашим успехам, мы, безусловно, очень радуемся. Для нас это важно, когда к нам приходят люди, там, через три месяца, через год, через три года. И мы видим, что у них все хорошо, они продолжают жить, работать и растить детей. И для нас это – ну, скажем, ну большое очень!

Александр Денисов: Обычно в профессии формирует какое-то там первое впечатление. Вот Вы пришли, начали работать, вот какая-то история у Вас случилась вот в первые этапы, когда Вы поняли, что это – Ваше? Поняли ошибки, поняли, как нужно развиваться дальше?

Марина Шутова: Ну, на самом деле это постепенно, это многогранно. Я работала не только в отделении эндоскопии, я работала и в операционном блоке, просто процедурной медицинской сестрой. И, на самом деле, все мое, мне все нравится, и все замечательно! Вот. И, ну, и соответственно, вся моя профессиональная деятельность связана вот именно с пациентами, для того, чтобы помочь.

Александр Денисов: Первые шаги помните? Как это было?

Марина Шутова: Да, безусловно! Особенно, очень ярко помню свой первый опыт, как процедурная медсестра.

Александр Денисов: Расскажите!

Марина Шутова: Ну, потому, что мы, когда нас учат в училище. Мы делаем это все на муляжах. Вот. А тут вот пришлось делать инъекцию живому человеку, ну, даже не инъекцию, а забор крови первый свой.

Марина Калинина: Руки дрожали?

Марина Шутова: Руки дрожали, мокрая была, сухой было только дно шапочки, которая была на мне надета! Соответственно, маска, халат, конечно, было страшно в первый раз! Но потом чувствуешь, что, о! Вот, получилось, ну, это – мое! Вот, и, безусловно, это очень интересно!

Александр Денисов: А в какой момент Вы это поняли? Что увидели выздоровевшего пациента опять? Он Вам попался и…

Марина Шутова: Нет. Ну, на самом деле длительный процесс, потому, что пациенты находятся достаточно длительное время в нашем заведении. Некоторые там ну, бывает, до месяца кого-то... Ну, по-разному, у всех разные ситуации. Кто-то в реанимации, потому, что у меня тоже был опыт работы в реанимации, вот за время. И ты понимаешь, что вот было все плохо, плохо, плохо и вдруг пациент пошел, пошел на выздоровление! Стали восстанавливаться там клетки после химиотерапии. И ты понимаешь, что вот, вот значит, ты не зря здесь! Значит, ты можешь это, вот помочь! Что у нас команда хорошая очень, в онкологическом научном Центре. То есть, это профессионалы, высокие профессионалы!

Александр Денисов: А Вы не устаете, нет профессионального выгорания?

Марина Шутова: Ну, безусловно, мы устаем. Но, видимо, еще до профессионального выгорания мне далеко, потому, что я до сих пор еще, наверное, с распахнутыми глазами и с открытым сердцем все воспринимаю.

Марина Калинина: Слушайте, ну Вам прям можно позавидовать! Действительно, в репортаже мы видели, что помимо того, что Вы общаетесь непосредственно с пациентами, и занимаетесь дезинфекцией различной аппараты, которая применяется при диагностике, но очень большой пласт – это, конечно, бумажная работа. Вот эти записи всевозможные. А сейчас, вот все эти электронные очереди, какие-то электронные карты, они каким-то образом помогают…

Марина Шутова: Да, безусловно!

Марина Калинина: Или все равно это волокита страшная?

Марина Шутова: Нет, безусловно, это, это очень сильно облегчает. Это как раз сокращает некоторое количество бумажной работы. Но есть моменты, когда действительно это необходимо. Что касается электронной очереди, это всегда хорошо и качественно. Потому, что это, как бы освобождает немножечко пациента. Он может планировать какие-то свои дальнейшие, свою работу, свой досуг. И имея возможность записаться, в электронной очереди, электронная запись, либо это запись по телефону, конечно, это для пациента очень хорошо! И для нас тоже, в общем-то. Мы уже четко знаем, что мы видим, что да, есть такое-то количество пациентов, мы ожидаем на прием.

Александр Денисов: Вот зрители спрашивают...

Марина Калинина: А вот еще такой вопрос, сейчас! Я про зарплату хочу спросить. В сюжете прозвучала цифра 20 тысяч рублей. Я, ну, не знаю, корректно у Вас спрашивать или нет, какая у Вас зарплата, примерно в этих цифрах или выше?

Марина Шутова: Нет, ну сейчас, конечно, достаточно выросла зарплата, то есть, в связи с указами Президента майскими. Вот. Соответственно, стали мы получать…

Марина Калинина: Ну, вопрос мой не в том! Вот не обидно Вам, притом, что Вы такой работой занимаетесь, которая действительно помогает людям выживать, зачастую, да, она тяжелая, она и морально тяжелая и физически тяжелая, что зарплаты ну вот так вот, в среднем, очень маленькие?

Марина Шутова: Ну, может быть где-то и обидно, но с другой стороны, то дело, которое мы делаем, оно выше всяких меркантильных интересов.

Марина Калинина: Но жить-то тоже на что-то надо!

Марина Шутова: Надо!

Марина Калинина: Своих детей растить.

Марина Шутова: Ну, ничего, ничего! Нам не привыкать!

Александр Денисов: Все так считают у вас?

Марина Шутова: Да, я думаю, что большинство.

Марина Калинина: У нас есть звонок. Оксана нам дозвонилась, здравствуйте, Оксана!

Зрительница: Здравствуйте!

Марина Калинина: Да, слушаем Вас!

Зрительница: Здравствуйте! Я вот знаете, смотрела Ваш репортаж, да, вот берете у старшей, да, медсестры

Марина Калинина: Да.

Зрительница: И вот я, увидев 20 тысяч зарплату, с майскими повышениями, а я в Кемеровской области как рентген лаборант получаю 12 тысяч. И знаете, эти повышения, они не повысили заработную плату. Обидно очень! Правильно Вы сказали, что наша вот эта вот профессия, вкладывать душу, да, и столько получать мало, очень обидно! Алле?

Александр Денисов: Да, спасибо!

Марина Калинина: Да, мы Вас слышим! Я про то и говорю, что мало платят медсестрам за такую, достаточно тяжелую работу. Никогда не хотели Вы поменять род деятельности?

Марина Шутова: Нет, пожалуй, не хотела!

Александр Денисов: Пойти на подработку в частную клинику, как, бывает, совмещают?

Марина Шутова: Нет, ну всегда мы ищем какие-то пути для подработок каких-то. Но это не всегда…

Александр Денисов: Выходит?

Марина Шутова: Выходит, да. Потому, что основная работа занимает очень много времени, подработки уже, обычно бывают в выходные дни. Пока молодая, было такое, да, подрабатывала.

Александр Денисов: В этой профессии есть возрастное ограничение, когда вот уже все, тяжело?

Марина Шутова: Пожалуй, нет.

Александр Денисов: Нет?

Марина Шутова: Это одна из трех профессий, когда у нас, например, в отделении работают и люди со стажем более 40 лет, и совершенно спокойно, адекватно справляются со своей работой. И есть молоденькие девочки, которые тоже, в общем-то, очень хорошо, качественно работают. И их наставники, которые уже отработали, они очень хорошо о них отзываются, о своих наставницах. То есть, преемственность поколений тут какая-то такая прослеживается.

Марина Калинина: А скажите, Марина, а вот уровень подготовки медсестер тогда, когда Вы учились этой профессии, и сейчас, вот молодые девочки которые приходят, после того, как их обучили медсестринскому делу, они приходят что-то умеют, или приходится учить?

Марина Шутова: Нет, они, безусловно, что-то умеют, потому, что и училища и колледжи, они, есть у них программа подготовки на симуляционном оборудовании. И, соответственно, когда человек только приходит на работу, он непосредственно, он, сразу его не ставим в работу. То есть, он еще две недели…

Марина Калинина: На кошках тренируется?

Марина Шутова: Ну, не на кошках, конечно, а две недели он работает под контролем более опытного специалиста. То есть, здесь есть вот такой момент, когда должны обучить еще дополнительно. Но сейчас, кстати сказать, вот…

Марина Калинина: А уровень подготовки в колледжах отличается?

Марина Шутова: Вы знаете, я думаю, что не особо. То есть, может быть сейчас какая-то там база вот симуляционная, если раньше у нас там были просто резиновые какие-то там трубочки, там, на чем мы учились, да? А сейчас уже это более современное симуляционное оборудование, где можно, ну, как реальное выполнено, как реальное тело человека. То есть, это либо рука, либо там другие части тела, то есть, и более приближено, то есть, меньше страха, наверное, у более молодых специалистов. Вот в плане, уже, когда они приходят работать. Вот. А так, в принципе, вот сейчас у нас, благодаря нашему руководству, значит, у нас прошла первая «Школа медицинских сестер». Где были…

Марина Калинина: А что это?

Марина Шутова: Это для, как бы у нас всегда помимо училища, у нас же есть еще и дополнительное образование, где мы получаем сертификаты. Вот. Ну, сертификат операционной сестры, сестры анестезистки, вот. И для этого вот эти школы и устраиваются, чтобы мы могли продолжить свое образование. Несмотря на то, что на протяжении всей своей профессиональной деятельности мы занимаемся образованием своим, самообразованием. И врачи тоже участвуют в образовании нашем. Потому, что это вот совместное проведение конференций утренних, когда врачи обсуждают предстоящий день рабочий. Это какие-то конференции, где тоже устраиваются сестринские секции. Вот как бы вот такой вариант.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Челябинской области, Сергей, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте!

Марина Калинина: Слушаем Вас!

Зритель: Ну, я вот хотел бы сказать насчет медицинских сестер. Вот неужели Путин, президент наш, Медведев, вот вся администрация вот эта, Госдума не видит, что люди, которые работают медицинскими сестрами, им надо минимум 50 тысяч платить! Вот. Я сам больной, вот заболел в мае месяце, у меня рак легкого, левостороннего. Так они меня чуть ли не на руках носят там! И все успокаивают. Всех женщин успокаивают, мужчин успокаивают. Как можно относиться к таким медицинским сестрам? Такую зарплату им платят, это же позор для России! Вот.

Марина Калинина: Ну, мы, поэтому об этом и говорим, кричим, но, к сожалению, зависит это не от нас! Ну, вот тоже пишут нам, что, Ростовская область, зарплата 11 тысяч медсестры. Архангельская область 11 тысяч. Ну, в общем, конечно, печальная история. Потому, что это работа достаточно тяжелая!

Александр Денисов: Еще звонок есть, Новосибирск дозвонился.

Марина Калинина: Ирина?

Зрительница: Алло?

Марина Калинина: Да, слушаем Вас, говорите!

Александр Денисов: Да здравствуйте!

Зрительница: Тоже выразить свое возмущение по заработной плате, как и весь, наверное, медицинский персонал средний нашей страны. И сказать, что это действительно очень тяжелая и нужная работа, что нельзя выключать из повышения зарплаты среднюю медицинскую сестру. Я вот операционная медицинская сестра.

Александр Денисов: То есть, Вы коллеги?

Зрительница: Ну, коллеги практически, да.

Александр Денисов: А какая зарплата у Вас, кстати?

Зрительница: Ну, у меня очень много подработок. А так меньше 20 получается, если работать на одну ставку в день.

Марина Калинина: То есть, Вы спасаетесь тем, что подрабатываете еще помимо своей основной работы?

Зрительница: Да, я беру еще ночные дежурства. И все у нас этим подрабатывают.

Марина Калинина: Слушайте, а как у Вас сил хватает? Вот, правда, это же очень тяжело!

Зрительница: Понимаете, я уже 20 лет в профессии, и, наверное, это привычка! Ну, хватает. Но хотела сказать, что я еще работаю в больнице экстренной скорой помощи, где у нас не плановые операции, а все это по скорой помощи, ну, привозят пациентов. И автодорожные травмы и всякие вот такие вот случаи.

Марина Калинина: Понятно, спасибо Вам большое за Ваш звонок! Вот видите, как коллеги Ваши отзываются!

Марина Шутова: Да, поддерживаю!

Марина Калинина: Звонят в прямой эфир, рассказывают, что, ну действительно, маленькие зарплаты.

Александр Денисов: А Вы подрабатываете? Берете ночные дежурства?

Марина Шутова: Нет, ночные дежурства уже не беру.

Александр Денисов: А раньше брали?

Марина Шутова: Раньше – да.

Александр Денисов: А сейчас почему нет?

Марина Шутова: Ну, уже в силу работы хватает, достаточно работы хватает и так.

Александр Денисов: То есть, не потянете, если еще и ночное дежурство?

Марина Шутова: Ну, ночные уже нет!

Марина Калинина: Скажите, что сейчас, как, вот Вам, как профессионалу уже, медсестре, которая уже 30 с лишним лет работает в этой области, чего не хватает в работе? Вот что бы Вам могло облегчить Вашу работу? Я не знаю, какое-то более современное оборудование, какие-то новые подходы к лечению? Как-то другое формирование подхода к обследованию, я не знаю. Я вот просто не знаю специфики.

Марина Шутова: Ну, на самом деле, на самом деле…

Марина Калинина: Чего хочется, чтобы вот работать было легче, проще и лучше?

Марина Шутова: Хочется, чтобы, как бы, относились к нашей профессии с пониманием, с должным уважением.

Александр Денисов: А вот эти все нападения, как к ним относитесь? На врачей?

Марина Шутова: Отрицательно.

Александр Денисов: А почему происходит, как Вы думаете?

Марина Шутова: Не знаю!

Александр Денисов: Народ злой ил качество обслуживания не то?

Марина Шутова: Не знаю, очень сложно, очень сложно сказать, что происходит сейчас. Вот. Но на самом деле, немножечко может быть, когда появилось вот эта терминология «медицинские услуги», вот. Потому, что, ну, вот например, в моем понимании услуга, это что-то кратковременное. Это когда ты что-то сделал, ну, донес бабушке. Там пакет с картошкой.

Александр Денисов: Сиюминутная услуга.

Марина Шутова: Да. А тут все-таки мы проводим у постели пациента длительно время. Вот, и не хотелось бы, чтобы именно вот так. А что касается как бы оснащения нашего, сейчас ни медицинская промышленность, ни наука медицинская не стоит на месте. Мы движемся и у нас совершенно замечательные результаты. У нас много всякого разного оборудования и расходных материалов, которые мы применяем в своей деятельности. И поэтому, сказать, что нам чего-то еще хотелось бы больше, больше и больше, ну, возможно да, больше. Но в принципе, нам хватает для того, чтобы осуществлять свою деятельность вот того оборудования, и тех расходных материалов, которые нам предоставляются.

Марина Калинина: Мне кажется, я знаю, чего Вам не хватает! Вам не хватает медбратьев, чтобы они тяжелую мужскую работу выполняли!

Марина Шутова: Ну, медбратьев, да, у нас, у нас медбратьев нет! Но в некоторых отделениях других есть, полно. В реанимации очень много медбратьев. Очень много по хирургическим отделениям тоже, медбратья работают. Ну, это, как правило, понимаете, медбратья не остаются медбратьями на всю жизнь. Если медсестра, это, если она выбрала профессию, она может остаться на все жизнь. Медбрат – это как раз вот тот переходный период, когда студент института, учась, работает медбратом. Вот когда я была, я тоже поступала в институт, тогда было приоритетом, пользовалось то, что вот, санитарами работали, например, молодые люди.

Марина Калинина: А почему ребята не остаются медбратьями? У них дорога, они себя только врачами видят?

Александр Денисов: Они все сплошь карьеристы, похоже!

Марина Шутова: Ну, получается, наверное, так!

Александр Денисов: Терпимее Вас работа заставляет становиться?

Марина Шутова: Да, да, да.

Александр Денисов: Почему?

Марина Шутова: Ну, потому, что мы имеем дело с болью, со страхом человека. Поэтому уже смотришь на все более философски. Потому, что дороже здоровья нет ничего на самом деле, для человека. И когда мы встречаемся, мы говорим – «Здравствуйте!», мы желаем друг другу здоровья, прежде всего.

Александр Денисов: А Вы философом стали?

Марина Шутова: ну, безусловно, за такое длительное время работы.

Александр Денисов: И знаете, как утешить, прям сходу человека?

Марина Шутова: Ну, не сходу, конечно, надо пообщаться…

Александр Денисов: Но знаете?

Марина Шутова: Немножечко с человеком. Ну, обычно да, это известно.

Александр Денисов: Ну и за день людей, вот, сколько приходится вот Вам успокоить, сказать.

Марина Шутова: Ну, по-разному. От 10-ти до 50-ти.

Александр Денисов: 10-50?!

Марина Шутова: Сложно сказать. Когда я работала процедурной медсестрой, от 30-ти до 70-ти пациентов было в день или больше. Причем за короткий промежуток времени с каждым надо поговорить. Но нас так учат, мы должны разговаривать с пациентами. Иначе просто, когда просто молчишь нет, не получается контакта с пациентом.

Александр Денисов: А барьер есть? Все привыкли считать, есть такой стереотип, что врач должен отстраниться, иначе не потянет он. Если все будет близко к сердцу принимать.

Марина Шутова: Ну, безусловно, безусловно! Есть такое, что немножечко, но это не для того, чтобы отстраниться от человека. А чтобы адекватно оценивать ситуацию, которая происходит. Потому, что иногда, знаете, лишняя эмоциональность со стороны медицинских работников, она может помешать потом пациенту. Если врач будет выказывать какой-то испуг, или какой-то, то есть врач должен быть спокоен, так же как медсестра должна быть спокойна. Только тогда человек успокаивается сам. Если мы спокойно говорим, не на повышенных тонах, то и, соответственно, пациент, он понимает, что, даже рассказывая о его состоянии, и врач и медсестра, то есть, делают это достаточно спокойно, ровно. Чтобы человек, во-первых, хорошо все это почувствовал, что ему предстоит. Вот чтобы ему объяснить, как правильно вот лечить его.

Александр Денисов: Объяснить диагноз – это искусство? Как думаете?

Марина Шутова: Я думаю, что да!

Александр Денисов: Почему?

Марина Шутова: Ну, представьте, ну невозможно сказать, человеку, подойти и сказать, вот у тебя так все плохо, и вот ты, там... Я думаю, что это да. Но нас специально этому тоже обучают. Этика и деонтология медицинской деятельности.

Александр Денисов: Объявляете диагноз?

Марина Шутова: Нет. Мы не объявляем диагноз, у нас это прерогатива врача.

Александр Денисов: То есть, повезло в этом плане!

Марина Шутова: Да!

Марина Калинина: Спасибо Вам большое! Ну а теперь мы Вам желаем здоровья!

Марина Шутова: Спасибо!

Марина Калинина: Здоровья Вам и Вашей семье, и спасибо Вам, действительно, за ту работу, которую Вы так самоотверженно делаете!

Марина Шутова: Спасибо Вам огромное!

Марина Калинина: В Вашем лице надо всем медсестрам…

Александр Денисов: Ну и дай бог здоровья всем пациентам Вашим!

Марина Шутова: Спасибо!

Марина Калинина: Спасибо! Марина Шутова, медсестра.

Александр Денисов: Старшая медсестра!

Марина Калинина: Да!

Список серий